home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава вторая

Камерон терпеливо ждал в прихожей, критически изучая себя в сверкающих окнах, выходящих на Гамму Терциус-4. Он слегка подвинулся, чтобы свет падал под должным углом образуя настоящее серебристое зеркало. Похлопал пальцами, возвращая на место локон своих песочного цвета волос, и подумал, не изменить ли цвет, но немедленно отверг эту идею. Он поворачивался то в одну сторону, то в другую, чтобы продемонстрировать дорогие одежды, сознавая, что сзади на него смотрят секретари.

Завидуют ли они ему, его положению и власти? Камерон в этом сомневался. Их собственная власть была велика и простиралась по всей корпорации Межзвездные Материалы. Они могли позавидовать его вкусу в одежде. Королевский шелковый камзол пурпурного цвета с ослепительными зауженными рукавами был украшен пуговицами из настоящего жемчуга на запястьях и горле. На Камероне был черный бархатный плащ, уравновешенный снизу маленькими свинцовыми шариками, отчего он ровно свисал с широких плеч Камерона. Облегающего фасона брюки, по которым шли желтые и желтовато-зеленоватые узоры, пожалуй, выглядели чересчур кричаще, он это знал, но какого дьявола? Если уж он не сможет утвердить свою персональную моду, кто еще в этой скучной сонной компании это сумеет?

Пускай же эти наблюдатели завидуют его прекрасному вкусу в одежде. Или пусть они его боятся.

Камерон улыбнулся своему отражению. Да, пусть боятся. Это ему больше всего нравилось.

Он чуть отклонился от первоначальной позиции, и в его поле зрения попали огни города. Двухсотэтажная башня поднималась над городом. Над городом лежал купол атмосферы, но она не простиралась до такой высоты. По другую сторону от холодного стекла лежал вакуум пространства.

Камерон дотронулся до маленького серебряного цилиндра, висящего у него на поясе. Стоит отдать простую команду, и робот прорежется прямо сквозь стекло. Взрывная декомпрессия убьет всех, кто находится в комнате. Знает ли кто-нибудь о могуществе, которое сосредоточено в его руках? Камерон считал, что все знают. Они знают и боятся его. Как может человек найти лучшее место работы, чем у него в ММ?

– Мистер Камерон, председатель сейчас вас примет, – объявил тот секретарь, которого Камерон определил как обладающего самой большой властью в маленькой тесной группе – Приготовьтесь оставить мне свое оружие.

Камерон слегка усмехнулся. Не слишком-то сильно, как раз настолько, чтобы проявить презрение и все же остаться вежливым.

Секретарь, пришедший в замешательство, захлопал глазами. Он сказал Камерону:

– Вы не можете войти, пока не сдадите оружие.

– Это какое же оружие? – спросил Камерон с неожиданной тревогой в голосе.

Он заметил сканнер, когда входил в приемную офиса, но оставался вопрос – насколько точен этот аппарат. Хотя ММ располагали самой тонкой аппаратурой для того, чтобы защищать Гамильтона Фремонта, ответственные за это люди редко утруждали себя. Совсем не так, как бы повел себя Камерон, если бы достиг такого значительного положения.

– Председатель Фремонт ждет, сэр, – напомнил секретарь. – Разве вы хотите рассердить его, отказываясь выпот нить самое обычное и разумное требование?

– Разумеется, нет, – заверил Камерон.

Он вытащил с полдюжины образцов роботов, самых разумных, самых способных к самостоятельным действиям, если их однажды запрограммируют для определенной миссии. Камерон утаил еще с десяток приспособлений и инструментов разной степени изощренности.

– Это все, сэр? – спросил секретарь.

Другие обменялись взглядами, скрывающими враждебную настроенность.

– Еще один есть, – Камерон широко улыбнулся.

– Если вы войдете в помещение еще с одним, сэр, результат вам не понравится, – предупредил секретарь.

– Не стоит беспокоиться, не стоит беспокоиться, – беззаботно произнес Камерон.

Он повернулся, бархатный плащ театрально развевался. Пошел к двери широким и четким шагом. Камерон никогда не колебался, когда проходил в дверь, ведущую в зал заседаний, где его ждал Фремонт и остальные. Утаенные приспособления прошли вместе с ним, какие бы сканнеры не настраивали против него. Он мог бы уничтожить всех в этой комнате меньше чем за секунду.

Ощущение власти кружило ему голову. Какая эфемерная штука жизнь, и он держит в своих руках жизни всех директоров собравшегося совета. Просто дотронуться до пульта, и ты посылаешь ослепительный отряд смертоносных роботов, которых никто не в силах остановить.

Камерон изящно поклонился в сторону Марии Виллалобос. Женщина сидела на дальнем конце овального стола заседаний, ее смуглый цвет лица сегодня еще темнее от плохо сдерживаемого гнева. Камерон восхищался ею больше, чем кем бы то ни было в этой комнате. Она никогда не допускала, чтобы такие пустяки, как совесть, становились у нее на дороге.

Что касается остальных, то Камерон испытывал к каждому из них разную степень презрения. Мечникофф когда-то претендовал на полную власть в корпорации Межзвездные Материалы. И больше не претендует. Его заменил денежный человек, аккуратный бухгалтер Лью. Что до Кеннета Гумбольта, то Камерон даже и не пытался скрыть свое насмешливое отношение к нему.

Быстрым взглядом он оценил ситуацию. Эмоции директоров варьировались от гнева Виллалобос до ужаса Гумбольта. Камерон повернулся к Гамильтону Фремонту, председателю и главному исполнительному директору ММ.

Прозрачные руки Фремонта вытянулись вперед и дотронулись до стола перед ним. Водянистые глаза попытались сосредоточиться, но ничего не вышло. Сбоку от Фремонта стояла медсестра, подобная статуе. Интерес к ней Камерона не был сексуальным, хотя она и обладала физической красотой. Она управляла теми средствами, которые продлевали жизнь Фремонта, – и приготовляла лекарства, которые возвращали этого трясущегося дурачка к миру реальной жизни.

Она наклонилась и прижала шприц к горлу Фремонта. Вены запульсировали, неповторимая прозрачность кожи исчезала по мере того, как улучшался приток крови. В манере держаться этого человека проявлялась стальная несгибаемость. Он не пошевелился и не заговорил, но стал центром внимания, точно превосходный актер, вышедший на сцену.

– Ее невозможно купить ничем, что вы можете предложить, – произнес Фремонт.

– Сэр? – Камерон вздрогнул.

– Отравить меня, склонив Меллу к предательству, невозможно.

– Убежден, что вы соответствующим образом защищены, сэр, – Камерону не понравился тот поворот, который приобретал разговор.

– Далее. Те восемь предметов, которые вы пронесли в эту комнату, нарушив мой указ, обращены в бесполезные пустячки. Я разрешаю вам сохранить остальные четыре, как память о восхищении вашей дерзостью.

Фремонт закашлялся. Сестра сделала ему еще один укол. Она подняла взгляд, ее жгучие темные глаза сверкнули... чем? Камерон не мог определить. Ему придется поспрашивать об этой Мелле и найти ее слабую сторону, определить, какие уроки заставили бы женщину беспрекословно подчиниться его воле. Если он сможет управлять Фремонтом, это поставит его над другими директорами, в особенности над Виллалобос.

– Дерзость меня восхищает, – продолжал Фремонт. – Один раз. Снова не подчинитесь моему прямому приказу, и с вами будет покончено. Ясно, Камерон?

– Сэр, я ничего такого не хотел...

– Заткнитесь. Я знаю, что вы хотели сделать. Вы что, воображаете – вы первый, или самый умный, или самый талантливый из тех, кто входит в эту комнату? Едва ли, – Фремонт выплюнул густой зеленый комок. Мелла немедленно стерла его со стола и просунула салфетку в отверстие медицинского аппарата.

– Сэр, время имеет чрезвычайную важность. Можем мы продолжать? – Виллалобос выглядела так, как будто проглотила нечто очень противное.

– Прекрасно, Мария. Я вполне схожусь с вами в оценке этой печальной ситуации. Мистер Гумбольт по своей небрежности нанес делу ужасный урон, и порядок должен быть восстановлен. Секретность необходимо защитить. План должен развиваться.

Камерон отметил разницу, с какой Фремонт обращался к этим двум директорам. Быстрый взгляд, брошенный через стол на Гумбольта, подтвердил догадку. Директор уставился прямо перед собой, нервный тик деформировал его щеку.

– Докладывайте, Камерон. Расскажите нам, как вы допустили, чтобы до такой степени нарушилась наша секретность, – приказал Фремонт.

Что бы ни было лекарством, которое Мелла отправила курсировать по его венам, оно сотворило чудеса. В председателе не осталось ничего от прозрачного слабого человека.

– Я не отвечаю за секретность, председатель Фремонт, – возразил Камерон. – Я придерживаюсь тех пунктов, которые поручила мне Виллалобос.

– Этот старший инспектор, Бартон Кинсолвинг, является на Гамму Терциус-4 с горнодобывающей планеты и влезает в наши самые секретные файлы. Он раскрывает самую суть Плана, если не его частности. Это произошло по вашему недосмотру, разве не так?

Камерон бросил на Гумбольта взгляд, полный ненависти. Значит, Гумбольт пытался перевалить вину на плечи Камерона за то, как сам обошелся с Кинсолвингом на Глубокой.

– Я со своей стороны немного помог директору Гумбольту, – объяснил Камерон. – Я устроил так, что Кинсолвинга сослали на планету-тюрьму чудиков. Он оказался хитрее, чем его считали, и сделался первым сосланным, который когда-либо бежал оттуда.

– Кинсолвинг же человек, черт вас побери. Почему же вы доверили чудикам в этом отношении? Кинсолвинга надо было устранить навсегда, а не посылать в полет на такую планету, откуда он мог спокойно уйти.

– Мы все еще изучаем способ его освобождения, – заявил Камерон. – Ему помогли, мы в этом убеждены. Он прилетел на ГТ-4 в обществе Ларк Версаль.

– Вы позволили им бежать, – интонация Гумбольта была обвиняющей. – Неважно, что произошло на Глубокой, вы, Камерон, именно вы допустили их бегство с Гамма Терциус-4.

– Неправда, – огрызнулся Камерон.

Его разозлило, как Гумбольт борется за сохранение своего положения. Директор должен бы посильнее поволноваться.

– Мне же ничего не объясняли. Я даже не знал, почему Кинсолвинга надо было остановить.

– Так вам только после бегства дали краткие инструкции по Плану Звездной Смерти? – спросил Фремонт.

– Это так, сэр. И то до той степени, до какой узнал о Плане Кинсолвинг. Специфику мне не сообщали, но все, что известно Кинсолвингу, теперь известно и мне.

На это Фремонт не сказал ничего. Его глаза превратились в куски кремния. Предать корпорацию Межзвездные Материалы, Фремонта, или План было бы весьма неумно – это равносильно самоубийству.

– Этот Кинсолвинг удрал с планеты. Объяснитесь, Камерон.

– Я убежден, что он уничтожен, сэр. Я тайно поместил маленьких роботов на каждый корабль, находящийся на орбите. Любой корабль, который поднимался бы с планеты без сигнала отключающего кода, обнаружил бы, что мои роботы... смертоносны.

– "Фон Нейманн" взлетел без официального разрешения. Так вы утверждаете, что он определенно уничтожен? – спросил Фремонт.

– На каждом корабле находились два моих робота, запрограммированных на то, чтобы разрушить двигатели. Кто бы ни был на борту, «Фон Нейманн» не выйдет в нормальное пространство.

– Сэр, – вмешался Лью. – Я проверил регистрацию этого корабля. Он принадлежит Арону дю Лонгу, главе исполнительной власти Терра-Комп.

– Проклятие! – пробормотал Фремонт. – Вместо того, чтобы убивать чудиков, мы уничтожаем людей нашего собственного ранга!

– Это может оказаться проблемой. Как объяснить дю Лонгу, каким образом его сестру постигла смерть после того, как она вылетела с ГТ-4? – вставил Гумбольт.

– Да какого же черта – проблемой? – выругался Фремонт. – В гиперпространстве бывают несчастные случаи Даже с семьями высокопоставленных землян. А каким образом Терра-Комп задействован в Плане?

– Очень мало, сэр, – взялся объяснять Лью. – Некоторые из их нижнего эшелона исполнителей сослужили нам службу, главным образом, обеспечивая компьютерные коды для наших компаний, но мы сконцентрировали главные усилия на крупные фирмы, изготовляющие компьютеры.

– В этом есть некоторое утешение, – согласился Фремонт. – Но мы должны убедиться, что этот чертов корабль уничтожен, и что все, кто у него на борту, никогда не доложат ни дю Лонгу, ни кому-нибудь другому, кто может задавать неловкие вопросы. Мистер Камерон?

Фатовски разодетый мужчина вздрогнул:

– Уж мои роботы не промахнутся. Они просто не могут. «Фон Нейманн» не выйдет из гиперпространства. Кинсолвинг тоже был на борту?

– Можем допустить, что он там был, – ответил Лью, – Гумбольт приказал начальству космопорта обстрелять лазером челнок. Мы нашли некоторое количество обломков, но не можем наверняка утверждать, сколько человек находилось на борту, а еще меньше способны их идентифицировать.

– Жаль, – лицемерно буркнул Камерон.

– Ваша роль не забыта, Камерон, – напомнила Виллалобос. – Вам не удалось помешать тому, чтобы он покинул планету. Он и эта легкомысленная любительница вечеринок, у которой все помыслы – в космосе, слишком легко ускользнули прямо у вас из-под носа.

Камерон промолчал. Он промахнулся и теперь ему придется дорого поплатиться.

– Она дочь нашего коллеги, – напомнил Фремонт.-Я встречался с ней всего несколько раз, но ее отец некогда был моим хорошим другом. Каким образом Кинсолвинг мог вовлечь ее?

– Неизвестно, – сказала Виллалобос.

– Слишком многие обстоятельства, связанные с освобождением Кинсолвинга, остаются неизвестными. Мне нужны подробности, Камерон. Вы будете работать непосредственно под моим началом, пока с этим делом не будет покончено.

– Чего еще вы требуете, председатель?

– Всего. Вся подноготная Кинсолвинга – в банке данных компании, но она закодирована тайным кодом, чтобы предотвратить вторжение любопытных. Гумбольт сообщит вам код. Определите местоположение чудиковской планеты-тюрьмы и разузнайте, каким образом Кинсолвинг стал первым узником, который освободился. И хорошенько проверьте. Сомневаюсь, что чудики до такой степени знают свое дело.

– Что еще, сэр?

– Да все остальное, будьте вы прокляты! Убедитесь, что Кинсолвинг не добрался до информации об аппаратах, выжигающих мозги. Если будет необходимость, обратитесь к Интернету... – внезапно голос Фремонта почти пропал, руки затряслись, он зашатался и стал слабеть. Мелла поспешно приблизилась к нему и сделала еще один укол.

– Плану необходимо служить. Следите за этим, – приказал Фремонт.

– Как пожелаете, сэр, – Камерон слегка поклонился в сторону председателя, затем поглубже, туда, где сидела Виллалобос. Остальных, собравшихся за большим столом для заседаний, он попросту проигнорировал. Мария наградила его свирепым взглядом, достаточно воспламеняющим, чтобы заменить уголь.

Но Камерон оставался твердым. Он слегка улыбнулся, довольный, что привел ее в беспокойство, но не разгневал. Камерон поспешно вышел, в уме у него крутились сотни новых фактов, и он размышлял, как обратить их в свою пользу.

– Мистер Камерон, – прервал его мысли секретарь Фремонта. – Директор Гумбольт примет вас через час.

– Прекрасно, – кивнул Камерон. – Скажите ему, что я буду в своем офисе.

Прежде чем секретарь успел запротестовать, Камерон вышел. Пусть цепочка субординации пока еще располагается по-старому, но пора Гумбольту знать свое место.

Кеннет мог бы и сам прийти к нему. Нет необходимости являться к Гумбольту. Дни Кеннета Гумбольта в совете директоров корпорации Межзвездные Материалы, очевидно, подходят к концу.

Камерон направился к анфиладе комнат, где устроил свою резиденцию на тридцатом подэтаже. Большинство тех, кто продвигался на высокие посты в компании, боролись за то, чтобы пробивать в этой башне для своей работы комнаты все выше. Такое очевидное повышение статуса – не для Камерона. Он настаивал на офисах в самом нижнем этаже, даже подвале, и получил их.

Даже комнаты в пещерах не подошли бы ему лучше. Два помещения он превратил в лаборатории, где разрабатывал роботов. Третью комнату он приспособил для изготовления уникальных микроэлектронных устройств для них, и при помощи старинных шумных обжигающих печей производил то грубые системы, подходящие к разным уровням и к разной частоте радиации, то употреблял более изысканные современные методы.

Камерон прошел в лабораторию, которую он устроил для испытаний взрывчатых материалов. Он начал рыться в складках своей одежды, доставая оттуда припрятанные автоматические устройства. Осматривал их, одного робота за другим и откладывал в сторону. По мере работы Камерон все больше хмурился. У тех восьми, о которых Фремонт сказал, что они бесполезны, проводка расплавилась.

– Как он это сделал? Мои детекторы не показали никакой активности.

Камерон встал в тупик. Когда он перешел к тем четырем роботам, которых Фремонт «разрешил» ему сохранить, гнев Камерона вырвался наружу.

Он дотронулся до крошечной трубочки. Вспышка реактивного пламени вырвалась из кончика и обожгла ему руку. Камерон отдернул ладонь и поднял руку, чтобы защитить лицо. Ожидаемый взрыв так и не произошел, и он осторожно посмотрел на мишень-манекен.

Крохотное устройство расположилось в центре лица манекена, как и запрограммировано. Но взрыва не последовало. Остальные три аппаратика тоже оказались сломаны.

– Я мог бы его убить, – пробормотал Камерон. – Но тогда поднялась бы суматоха.

Он пошевелился, его рука сделала широкий круговой жест. Два крошечных робота, каждый едва ли крупнее макового зернышка, выскочили и столкнулись с мишенью на уровне груди.

Манекен расплавился и развалился пополам.

– У старикашки есть кое-какие запасы, но он все-таки не смог остановить меня.

Камерон улыбнулся и начал обдумывать приспособления, какими старик обезвредил роботов, и пути создания лучшей защиты для своих роботов. Когда он закончил, то отправился к себе в кабинет. Устроился в кресле, способном принимать форму тела и откинулся назад. Едва заметное движение пальца заставило робота уменьшить уровень освещения. Заиграла тихая музыка, и мягкий бриз начал ласкать лицо Камерона. Ветерок принес с собой запахи, одновременно экзотические и обычные, могучие и тонкие.

Офисный робот был запрограммирован так, чтобы создать симфонию запахов. Он производил шедевры.

Погрузившись в мир ароматов, Камерон позволил своему сознанию плыть по течению. То, что он недооценил своих противников, обернулось для него опасностью, но та информация, которую он получил, возбуждала его.

До того, как Камерону дали задание относительно Кинсолвинга, он был не более чем убийца и любимчик Марии Виллалобос. Хотя Бартон Кинсолвинг оказался истинной и, к счастью, редкой загадкой, благодаря ему Камерон узнал о Плане Звездной Смерти.

Какая дерзость! Отодвинуть зоны влияния жителей чужих планет не на миллиметры, но на целые световые годы!

Камерон погрузился в сонное состояние, размышляя о том, как легионы его роботов смогут маршировать по чудиковским мирам и миллионами уничтожать инопланетян. Биллионами! Командовать компьютерными армиями!

Или занять главенствующее место в проекте, вроде того, по которому будут уничтожать всех чудиков на Зета Орго-4.

– Они называют это – паутина, – произнес он тихо. Смертельная Паутина, наполненная биллионами чудиков, которые подрыгивают и лепечут что-то нечленораздельное, а мозги у них полностью выжжены!

Камерону по душе была такая перспектива. Единственный недостаток, что он сам не из числа тех, кто задумал эти смертоносные планы.

И он еще глубже окунулся в сон среди тихого мирка ароматного воздуха, и ему снились победы и его личная слава.


Глава первая | Хозяева космоса | Глава третья