home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава вторая

Голая скалистая планета вращалась вокруг солнца, излучающего слишком много ультрафиолета, чтобы жизнь на ней была комфортабельной, но люди все равно населяли Гамму Терциус-4. Посреди потрескавшейся из-за звездной радиации равнины поднималась великолепная башня со шпилем, ее многочисленные грани сверкали чистым нефритовым огнем. Внутри этого сияющего строения собрался совет директоров корпорации Межзвездные Материалы.

Во главе отполированного стола, инкрустированного земной слоновой костью, сидел высохший морщинистый человечек, едва способный высоко держать свою собственную голову. Всякий раз, когда Гамильтон X. Фремонт устало заваливался, внимательная медсестра тихонько трясла его плечо. Человечек отмахивался слабым движением такой бледной и полупрозрачной руки, что казалось, будто она сделана из бежевого полиэтилена. Только когда остальные семеро вошли в комнату и заняли места за спинками пневматических кресел, председатель корпорации слегка кивнул. Сестра вытащила небольшую упаковку из кармашка своего форменного платья и высыпала содержимое в стакан с водой. Смесь зашипела и запузырилась, превращая дистиллированную воду в бледно-голубую жидкость. Женщина помогла Фремонту выпить стимулятор. Семеро ждали с плохо скрытым нетерпением. Наконец лекарство подействовало и превратило их председателя в более живую персону.

– Садитесь, – приказал Фремонт голосом удивительно сильным и глубоким для человека в таком ослабленном состоянии. Дрожащие руки лежали перед ним на столе черного дерева. Фремонт слегка наклонился вперед.

– На Глубокой появилась проблема. Докладывайте, мистер Гумбольт.

Кеннет Гумбольт прочистил горло, пытаясь скрыть свою нервозность. Ничто не ускользало от проницательного взгляда Фремонта. Уже не в первый раз Гумбольт пожалел, что не знает секрета лекарства, которое сестра давала Фремонту. Если эта смесь превращала дряхлого трясущегося старика в администратора, способного управлять финансовой звездной империей, что же она смогла бы сотворить с человеком в четыре раза моложе него и в два раза более амбициозного?

– Господин председатель, члены совета, – начал Гумбольт.

– Можете опустить преамбулу. Я стар, и у меня не осталось времени на такие отнимающие время процедуры. Приступайте прямо к докладу. Глубокая. Редкоземельные шахты. Неприятности, которые у нас там начались. Вы же это помните, так, Гумбольт?

– Да, сэр, – произнес Гумбольт, проклиная старика и пытаясь овладеть собой. Он был членом совета одного из самых могущественных конгломератов в контролируемом человеком космосе. Он завоевал себе это положение. Он заработал его! Не допустит он, чтобы Фремонт его запугивал.

Но в присутствии старика Гумбольт испытывал настоящий дискомфорт.

– Агент-представитель ллоров выразил крайнее неудовольствие нашими операциями на Глубокой номер два, – объявил Гумбольт. Он не заглядывал в свои заметки. Доклад словно кто-то выжег в его мозгу. Гумбольт отвечал за десять действующих шахт на четырех планетах, поэтому мог разбираться только в самых общих деталях дела, но Глубокая обнаружила проблемы куда более важные, чем просто потеря прибылей для ММ.

– Принудят ли нас снова вести переговоры? – поинтересовался Владимир Мечникофф, сидящий слева от Гумбольта.

– Нет. Ллоры воспринимают нас только как неуклюжую помеху. Нет ни намека на то, что они знают о Плане или о том, как добыча Глубокой номер два с ним соотносится.

– Это вы будете отвечать, если они хотя бы о чем-то догадаются, – буркнул Фремонт. – А что насчет продукции? Насчет наводнения?

– Старший инспектор шахты Кинсолвинг овладел ситуацией гораздо быстрее, чем можно было ожидать, и начал выкачивать воду из трех затопленных уровней, только три самых нижних остались закрытыми. Территория склада редкоземельных пород расчищена.

– Он знает? – спросил Мечникофф.

– Нет, невозможно, чтобы он сумел раскрыть саботаж и хищение окислов! – Гумбольта разозлило, что Мечникофф вынудил его чуть ли не оправдываться. Кеннет Гумбольт ощутил, как власть ускользает от него, а звезда Мечникоффа поднимается. Изменение влияния на совет всегда происходит примерно так. Гумбольту придется сохранить то, что еще осталось, и продолжать, подрывая, быть может, каким-то способом возвышение Мечникоффа.

Краткая пауза в речи вызвала недовольство Фремонта.

– Извините, сэр, – Гумбольт почувствовал себя маленьким ребенком, застигнутым на воровстве кредитной карточки родителей. – Кинсолвинг слишком занят на своих очистительных работах. Мой офис считает, что потребуется, по крайней мере, месяцев шесть, чтобы добраться до территории складов, и к этому времени мы сможем полностью оценить потерю пород.

– Ллоры сделали запрос?

– Нет, сэр. Пока нет, но я убежден, что они его сделают. Мы добывали и поднимали на поверхность шесть тысяч килограммов высококачественной руды в неделю. Примерно половина не учитывалась и не облагалась налогом ллоровским чиновником. Интенсивное затопление шахты могло бы скрыть от ллоров еще двадцать тысяч килограммов продукции.

– Но не теперь, – уколол его Фремонт.

– Нет, сэр, не теперь, – эти слова, точно кислота, жгли Гумбольту язык. – Мы уже сделали все, что можно, чтобы исправить положение.

– Так этот Кинсолвинг настолько активно действует, что мы должны его повысить? – спросил Фремонт. Глаза старика, точно острия кинжала, устремились на Гумбольта.

– Я счел бы необходимым пожертвовать им в другом «несчастном случае», – объяснил Гумбольт.

– В другом несчастном случае? – Фремонт кашлянул. Медсестра подала ему маленький носовой платок, чтобы он вытер губы. – Вот несчастье. Этот Кинсолвинг, кажется, был из таких, в ком мы нуждаемся, чтобы осуществить План.

– Его биография на это не указывает, сэр, – сказал Гумбольт. – Он был упрямым и...

– То качество, которое нам нужно. Каково было ему, когда эти распроклятые чудики носились по всей вселенной и удерживали нас?

– Есть доказательства, что Кинсолвинг считал, будто чудики, такие как ллоры, действовали в пределах допустимых границ, – осторожно сказал Гумбольт.

– Вы хотите сказать, что он действовал, как чертов изменник, что он сочувствовал инопланетянам больше, чем своему собственному племени? – от гнева на бледном морщинистом лице Фремонта вспыхнул румянец.

– Да, сэр, это, вероятно, правда.

– Ну, так и к лучшему, что он мертв. Как вы это устроили? Неважно. Это ведь только детали.

– Наш агент очень деятелен, сэр. Рекомендую главному управлению его продвижение по службе, – Кеннет сам себе казался щедрым, поскольку поверил донесению, что старший инспектор мертв.

– Нужно устроить продвижение прежде главного инспектора шахты. Нам, черт побери, нужны эти редкоземельные элементы. Без них мы не можем построить сжигатели мозгов чудиков. А новые звездные корабли нельзя построить без самария. Вам это известно, Гумбольт. После того, как мы выдоим все, что сможем, из чудиков на Глубокой, вы получите продвижение по службе. Поняли, мистер Гумбольт?

– Как скажете, сэр.

Гумбольт сел, чувствуя дрожь в ногах. Ничего не вышло из его затеи, а он так надеялся уйти от шахт Глубокой. Тщательно срежиссированный несчастный случай привлек внимание ллоров. Если они проконтролируют отчеты со своей обычной дедукцией, то в точности обнаружат, сколько килограммов драгоценных редкоземельных пород было украдено. А, имея эту информацию, при условии, что они поделятся ею с другими чудиками, эти нелюди смогут проникнуть в небольшую часть Плана.

Гумбольт вздрогнул, затем попытался скрыть невольную реакцию тем, что начал приводить в порядок лежащие перед ним бумаги. Жизнь его погибла, если Фремонт понял, что какая-то часть Плана раскрыта, даже такая незначительная, как то, что звездный флот Земли в пять раз больше, чем объявлено. Чудики допускали только ограниченное количество торговли со своими мирами; они слишком многое контролировали. Гнев Гумбольта начал подниматься против несправедливых строгостей инопланетян. В один прекрасный день все переменится. И он доживет до того, чтобы это увидеть. Он доживет до того, чтобы возглавить претворение Плана. И будет наслаждаться разрушительной работой сжигателей мозгов. Это будет совсем небольшая компенсация за то, что чудики не давали человечеству развиваться!

Гумбольт вздрогнул и вышел из мечтательного состояния, чтобы вслушаться в обстоятельный доклад Владимира Мечникоффа о росте флота ММ – и явного, и скрытого. Встала женщина, сидевшая справа от Мечникоффа. Гумбольт наблюдал за ней с некоторой похотью и довольно сильным страхом. Мария Виллалобос быстро продвигалась вверх в ММ и была самой молодой за этим столом. Гумбольт считал ее также самой демонической женщиной, и, судя по ее донесениям, самой обездоленной. Мечникофф раздражал Гумбольта. Виллалобос могла бы стать главным препятствием, если только он не найдет способ использовать ее против Фремонта, понемногу уничтожая влияние и власть и председателя ММ, и деятельного оппонента.

– Господин председатель, – начала энергичная темноволосая женщина небольшого роста. – Как директор Отдела Безопасности, я сформулировала несколько проблем, связанных с главной резиденцией корпорации. Двое служащих... их прикончили.

Неистовый блеск в ее глазах дал Гумбольту понять, что хорошенькая женщина просто наслаждается этим «прикончили». Интересно, подумал он, где спрятали эти тела, оставила ли Виллалобос свидетельство о своей грубой работе.

– Они что, были агентами чудиков?

– План и наше участие в нем не поставлены под угрозу, – заверила Фремонта Виллалобос. – Я предприняла шаги к тому, чтобы сделать более строгими процедуры безопасности, и наняла офицера правоохранительных органов, репутация которого не имеет себе равных, чтобы ускорить операции за пределами планеты.

– Кто же это? – спросил Мечникофф.

– Убеждена, вы слышали о Камероне, – ответила Виллалобос с явным удовольствием.

Владимир Мечникофф побледнел. Гумбольт обвел взглядом других директоров, сидящих за столом. Никто не заговорил, чтобы выразить протест по адресу этого убийцы, руки которого по локоть в крови.

– Камерон? – переспросил Фремонт. – Это тот самый, который выполнил для нас работу в прошлом году на Локи-2?

– Да, сэр. Этот человек – известный специалист по управлению роботами, он славится своим упорством и... отсутствием угрызений совести.

– То самое слово, – вставил Гумбольт. Темные глаза Виллалобос сверкнули, точно огни ракеты в черноте ночи. Он поспешно добавил: – Вношу совету предложение не только одобрить назначение Камерона, но и вынести поощрение директору Виллалобос за проявленную находчивость в подборе персонала.

Это предложение успокоило Виллалобос и вынудило остальных членов совета одобрить кандидатуру Камерона. Теперь чтобы открыто сделать вызов Виллалобос, им придется также принять во внимание Гумбольта. Хотя теперь он и упал в глазах председателя Фремонта после затопления шахты на Глубокой, Кеннет все же продемонстрировал свое определенное влияние на корпорацию Межзвездные Материалы.

Гумбольт слегка улыбнулся и кивнул Виллалобос. Эта женщина определенно была ему союзницей против остальных – особенно Мечникоффа, судя по холодному взгляду, которым наградил его этот человек. Гумбольт улыбнулся чуть шире. Не признак ли враждебности промелькнул в лице Мечникоффа? Верны ли сплетни о том, что он и Виллалобос – любовники? На что может быть похожа страсть Виллалобос? Гумбольту следует узнать об этом побольше, чтобы понять: а нельзя ли вбить могучий клин между этой парочкой?

– Финансы. Сделайте отчет о финансах, мистер Лью.

Гумбольт откинулся назад и почти не слышал победоносного марша цифр, называемых финансовым гением ММ. Корпорация находилась в хорошем состоянии, но если какой-то инспектор из чужаков потребует их бухгалтерские книги, чтобы проверить торговые сделки в мире инопланетян, чудики обнаружат только нетвердо держащегося на ногах бумажного великана, горячий воздух и взятые в долг фонды.

В один прекрасный день все это переменится. Роль в осуществлении Плана, принадлежащая Гумбольту и другим, может казаться маленькой по сравнению с остальными, но все гуманоиды и их таланты еще понадобятся. Даже такие люди, как Виллалобос и ее любимчик, убийца Камерон.


Глава первая | Хозяева космоса | Глава третья