home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцать первая

– Я уверена, все это недоразумение. Ларк сумеет отговориться и выпутаться из него, – сказала Рани дю Лонг, слегка скосив глаза. – Или, может быть, у нее завяжется новый роман с этим Камероном. В конце концов, он ведь только мужчина.

Кинсолвинг не стал бы биться об заклад по этому поводу. Он видел демонический блеск в глазах Камерона когда тот убивал. Сопровождающие его роботы тоже были убийцами. Никто не стал бы командовать такими опасными механизмами, если бы они не помогали выполнять задание.

Задание Камерона должно было быть одно – убийство. Ничто иное ему не подходит. Фатовская наружность скрывает холодную и хитрую натуру.

– Он поддерживает их План, – вслух высказался Кинсолвинг. – Он не осмелится освободить Ларк, особенно если думает, что она что-то знает о Плане.

– План? Какой еще план? – насторожилась Рани. – Ой, я знаю!

– Как? Знаете? – спросил Кинсолвинг, его размышления находились на расстоянии многих световых лет от всего, что происходило рядом.

– У меня есть потрясающий план. Сначала заставить Ларк немного пострадать, а потом освободить ее. А до тех пор – давайте потанцуем! – Рани насмешливо улыбнулась. – Если вы только сможете думать о чем-то другом, а не о том, что вы предпочли бы делать вместе.

«Освободить», – размышлял Кинсолвинг. Он должен был помочь Ларк Версаль. Ведь она теперь оказалась в серьезной опасности из-за того, что помогала ему. Он обязан ей жизнью за то, что она вызволила его с планеты-тюрьмы, если не считать всего остального. Она же не просила, чтобы ее в это втягивали.

Освободить. Но как? Не было никакого плана, который лежал бы на поверхности. Кинсолвинг позволил Рани увлечь его на танцевальную площадку. Механически передвигая ноги, едва замечая красивую женщину, которую держал в объятиях, Бартон думал. Сосредоточенно думал.

Карточки, которые он украл у директора Лью, будут аннулированы. Если ими воспользоваться, поднимется тревога. Камерон в течение нескольких минут отправит на то место, где ими пользовались, робота-охотника. Бартон даже не знал, куда увели Ларк. В ту пустую анфиладу комнат, где занимаются Планом Звездной Смерти? Возможно, хотя он в этом сомневался. Большая часть здания управления сегодня пуста, служащие веселились на вечеринках или взяли выходной. В этом отношении Межзвездные Материалы проявляли щедрость.

Какой-нибудь директорский офис? Кинсолвинг и в этом сомневался, разве что Кеннет Гумбольт лично руководит допросом женщины. Из всего, что Кинсолвинг знал о Камероне, кричаще одевающийся охотник за людьми не захотел бы делить с кем-то такое занятие. Он бы счел такой допрос удовольствием, даже бы сексуально возбудился.

Кинсолвинг содрогнулся. Мозг его отказывался осознавать то обстоятельство, что эти люди способны на зверство. Любые сообщества, способные размышлять об уничтожении целых рас и народов, не станут колебаться перед насилием или пытками одной-единственной женщины, если считают, что она обладает нужными им сведениями.

– Ты такой холодный, Бартон, или просто боишься? – спросила Рани. Он с удивлением воззрился на красивую женщину. Кажется, она уже забыла все, что он ей сказал. Она все еще не может поверить, что Ларк Версаль в опасности.

– Ты хорошо знаешь здание управления?

– Не особенно. Я была здесь всего несколько раз, на вечерах. А у Динки есть небольшая квартирка по другую сторону города, Он проводит на ГТ-4 довольно много времени. Это так. А что?

Кинсолвинг уже выводил Рани с танцплощадки. Он протолкался сквозь толпу и нашел Динки, подпирающего стену, развалившись на стуле. Он пытался не свалиться. Кинсолвинг тащил за собой Рани. К тому времени, когда они добрались до Динки, тот мешком перевалился через стул и громко захрапел.

– От него не много толку, – Рани с презрением вытаращилась на Динки. – Но это не первый раз, когда он так засыпает.

Кинсолвинг присел возле впавшего в бессознательное состояние мужчины и сильно его потряс. Динки застонал и пробормотал что-то нечленораздельное. Кинсолвинг собрался с силами. Его воспитывали в убеждении, что надо избегать причинять другим боль. Он взял Динки за мочку уха и ущипнул так сильно, что у того потекла тоненькая струйка крови. Боль проникла в мозг Динки сквозь дымку наркотиков, которые он принял.

– В ч-чем д-дело? – спросил он.

– Конференц-залы. Где? – спросил Кинсолвинг.

– Комнаты директоров, – ответил Динки, глаза его еще не могли на чем-то сфокусироваться.

– Какой этаж?

– Сто восемьдесят, сто восемьдесят один.

Кинсолвинг набрал в легкие побольше воздуха и задержал его на долгую минуту, прежде чем выпустить. Это здание слишком громадно, чтобы обыскивать его этаж за этажом. Надо надеяться, что Камерон повел Ларк на один из названных этажей.

– Хочешь поиграть в новую игру? – обратился он к Динки с вопросом таким тоном, как будто молодой человек был малым ребенком.

– Фотонный отпад, – воскликнула Рани. – К чертям! Я хочу поиграть.

– Великолепно. Вы оба можете попробовать, – Кинсолвинг ощупью вытащил украденную идентификационную карточку и карточки-пропуска. – Вот как будете играть. Отправляйтесь в вестибюль и ждите пять минут. А потом попытайтесь проследить, во сколько разных помещений пропустят вас эти карточки. Лифты, засекреченные помещения и прочее.

– И? – поторопила его Рани.

– Тот, кому удастся попасть в большее число помещений... м-м... – Здесь Кинсолвинг запнулся. Каков будет адекватный приз для этих двух пресыщенных сибаритов? – Тот, кто проникает в большее количество мест, выиграл, и второй должен выполнять все, что пожелает победитель, в течение одного часа.

– Все, что угодно?

– Все, что угодно, – торжественно подтвердил Кинсолвинг.

Бартон сложил карточки веером. Их было пять. Он поднял их к глазам Рани, чтобы она могла разглядеть.

– Выбирай карточку. И ты тоже, Динки. И отыщите еще троих, что бы они к вам присоединились.

– А ты не играешь? – спросила Рани, явно разочарованная. Ее интерес к игре заключался только в том, чтобы выиграть у Кинсолвинга обещанный час.

Инженер посмотрел на условные обозначения карточек, засунул себе в карман чистую, без надписей. Очень опасно допускать, чтобы эти одурманенные бражники колобродили на том засекреченном этаже – это может означать их немедленную смерть. Кинсолвингу нужна суматоха, а не смерть.

– Я буду играть, пользуясь пустой карточкой. Я вообще-то не уверен, годится ли она на что-нибудь, – солгал он.

– Морганна и Чакки захотят поиграть. Пошли, Динки Найдем их, – она обратила свои темные блестящие глаза на Кинсолвинга: – Так мы начинаем в вестибюле через пять минут?

Он улыбнулся и кивнул. Рани решила, что это ради нее Она не знала, что Кинсолвинг не собирается играть, и что в этой опасно безумной игре не будет победителя.

Кроме Ларк, если он найдет ее.

Кинсолвинг наблюдал, как Рани помогает Динки забраться в лифт. Двое таких же дуралеев следовали за ними, занятые оживленным разговором. Мужчина, Бартон успел забыть его имя, двигался неохотно. Его тащила Морганна, и этого было достаточно, чтобы вовлечь его в игру.

Они скрылись в лифте, а Кинсолвинг приступил к действиям. Динки назвал два этажа, где предположительно может быть Ларк. Кинсолвинг не осмеливался тратить время на обследование территории этих двух этажей. Он вошел в свободную кабину лифта и приказал доставить его на сто восьмидесятый. Когда двери бесшумно разъехались в стороны, Кинсолвинг затаил дыхание. Он ожидал увидеть улыбающегося Камерона, встречающего его, вместе с обоими роботами-охотниками.

Коридор, который тянулся к панораме хрустальных окон на дальнем конце здания, казался молчаливым и полностью безлюдным. Инженер прислушался и не услышал ничего, но он едва ли и ждал каких-то звуков. Все комнаты в здании управления ММ были звуконепроницаемыми. Ларк могла громко кричать в какой-нибудь комнате всего в нескольких шагах от Кинсолвинга, а он никогда не услышал бы ее.

Он помчался к столу в приемной и оживил контрольный пульт. Его ошеломило великое множество индикаторов. Требовался натренированный оператор, чтобы пользоваться ими всеми. Но то, в чем нуждался Кинсолвинг, это моментальная информация.

Он сел и протянул пустую карточку к идентификационному отверстию. И тут его осенила внезапная мысль. Бартон улыбнулся и снова сунул карточку в карман. Он вытащил дубликат своей настоящей идентификационной карточки, который ему дали в космопорте. У Камерона не было времени проверить данные этой карточки, да он мог и не знать, что Кинсолвинг здесь получил карточку служащего.

Бартон выдержал паузу, потом смело приступил к действию. Его личная карточка проскользнула в приемник.

– Как я могу вам помочь, старший инспектор Кинсолвинг? – спросил компьютер.

– Мне надо узнать местонахождение, по крайней мере, двух директоров. Они должны находиться в здании управления и быть вместе.

– Трое директоров присутствуют в комнате 18117. Кинсолвинг слегка пошатнулся на стуле.

– Двое из этих директоров – Гумбольт и Лью?

– Да.

Интересно, подумал Кинсолвинг, кто может быть третьим. Он поколебался, стоит ли спрашивать об этом, и побоялся, что компьютер не даст информации.

– Аннулирую свое требование.

– Благодарю, старший инспектор.

Экран снова потемнел. Старший инспектор испытал настоящий страх, когда снова засунул карточку в отверстие, и его снова приветствовал компьютер.

– Контроль за ограниченным пользованием лифтом на этаже сто восемьдесят один, – приказал он.

Кинсолвинг взволнованно ждал. К настоящей минуте Рани и остальные уже должны вовсю пользоваться украденными у Лью карточками. Это встревожит Камерона. Кинсолвинг надеялся, что тот лично займется новой проблемой и отправится на разведку по четырем различным направлениям.

Минута. Две. Бартону казалось, что он просто умрет от крушения своих надежд и ожидании. Он так и подскочил, когда компьютер сообщил:

– Директора Гумбольт и Виллалобос в сопровождении одного помощника и трех обслуживающих роботов спускаются на тридцать второй этаж.

– Это все, – выдавил из себя Кинсолвинг.

Схватил свою карточку. Она может больше никогда не пригодиться, он мог только надеяться, что она еще пригодится. Задержка в отмене его полномочий до сих пор была для него благом. Она могла продолжиться.

Бартон поднялся на лифте на этаж. Если Гумбольт и остальные пользуются личным директорским лифтом, то ему не следует бояться, что его обнаружат: тот лифт находится на дальней стороне здания. Кинсолвинг вошел в пустой коридор, точную копию помещения этажом ниже. Медленно, соблюдая крайнюю осторожность, он выглядывал из-за каждого поворота пробираясь к комнате 18117. Перед дверью он остановился.

Ларк не оставили бы без охраны. Кинсолвинг догадывался, что «помощник-человек» при Гумбольте и Виллалобос был Камерон. Если это предположение окажется неверным, он попадет в серьезную неприятность.

Если же он не начнет действовать быстро, то окажется в еще более серьезной опасности, а Ларк лишится жизни. Кинсолвинг дотронулся до дверной рамы, и панель бесшумно отошла в сторону. Ларк была привязана к дальней стене единственной лентой, обвязанной вокруг ее талии и прикрепленной к стене. Ее голубые глаза расширились, когда она увидела Бартона, но ему не пришлось убеждать ее хранить молчание. Она понимала, что единственная ее надежда на спасение зависит от него.

– Но, директор, – сказала она слишком громко, – зачем вы это делаете? Я ничего не знаю. Мой папочка будет крайне недоволен вами, Межзвездными Материалами!

– Мне очень жаль, моя дорогая, – ответил Лью. – Но даже ваш отец не сможет разрешить вашу проблему. Где ваш сообщник? Где Кинсолвинг?

Кинсолвинг не дал этому человеку честного шанса. Он сложил обе руки в двойном кулаке и ударил как можно сильнее. От удара в затылок Лью повалился вперед вниз лицом. Он простонал, дернулся, потом затих.

– Ты его убил? – спросила Ларк.

– Не думаю. Как это открывается? – Бартон поискал, как удалить ленту. Только приемник для карточки выглядел многообещающе.

– Вот это. Они использовали карточку. Тот, с директором Гумбольтом. Камерон.

Стальная лента плотно прижимала Ларк к стене. Ничего, кроме металлического резака, не могло освободить Ларк. Или карточки Камерона.

– А здесь нет ничего такого, – сказал Кинсолвинг, вытаскивая пустую карточку. Он сунул ее в щель. Послышалось легкое лязганье, и Ларк Версаль освободилась.

– Спасибо, Бартон, дорогой, Я знала, что ты придешь. Вообще-то было очень забавно. Но директор Лью действительно свел меня с ума. Как он посмел меня заковать?

– Пошли, – заторопил Кинсолвинг.

У него было дурное предчувствие из-за того, что он воспользовался этой секретной карточкой. Из-за остальных карточек наверняка поднималась тревога, которая настораживала Камерона. И из-за этой может быть то же самое. Эта карточка может привлечь даже больше внимание, чем все остальные.

– Куда мы идем?

– К личному лифту директоров, – ответил Кинсолвинг.

Что-то встревожило старшего инспектора как раз перед тем, как они свернули за угол по дороге к лифту. Он затолкал Ларк в какой-то кабинет и положил руку ей на губы. Она недолго сопротивлялась, потом успокоилась, обвив вокруг него руки и положив голову ему на плечо. Он оставил расстояние в палец шириной между дверью и косяком, чтобы наблюдать за холлом. Камерон с роботом-охотником бесшумно проскользнули мимо. Кинсолвинг сосчитал до десяти, потом просунул в щель еще два пальца и приоткрыл дверь. Камерон только что свернул за угол. Бартон сделал Ларк знак, чтобы она поторапливалась. Они пошли к директорскому лифту. И снова Кинсолвинг осмелился воспользоваться секретной карточкой – в последний раз. Если прибегнуть к ней еще раз, это может оказаться слишком большим риском. Дверь отворилась, и приятный голос спросил:

– Этаж?

– Вестибюль, – ответил Кинсолвинг.

– Благодарю вас, сэр.

Лифт плавно заскользил к вестибюлю. Когда дверцы отворялись, Кинсолвинг опасался самого худшего, но никакой взвод службы безопасности не устремился к ним, как коршуны на падаль. Если можно было заметить здесь хоть что-то примечательное, так это то, что вестибюль казался опустевшим.

– Это так захватывающе, – промурлыкала Ларк. – Такое было волнующее приключение – спасать тебя из этого идиотского инопланетного мира. – И Ларк крепко поцеловала Кинсолвинга.

– На это нет времени. Мы должны уехать, убраться с Гаммы Терциус-4. Камерон и остальные будут нас выслеживать. И на этот раз не окажутся столь деликатны, если тебя схватят.

– Я и вправду на них ужасно рассердилась, – сказала Ларк. – Директор Лью вел себя так грубо. И должна заметить, что та темноволосая женщина – она даже хорошенькая в своем роде, если быть любителем такого типа, – она меня оскорбляла. Вообрази только!

– Виллалобос? – спросил Кинсолвинг. Он видел директора только на церемонии открытия праздника.

– Да, она самая.

– Они заперли вестибюль, – неожиданно заметил Кинсолвинг. – Иначе бы стражники патрулировали повсюду.

Его страхи в точности сбылись.

– Извините, сэр, выход запрещен, – объявил механический голос– Разрешается только для класса четыре и выше.

– Я принадлежу к классу пять, – объяснил Кинсолвинг. – Старший инспектор.

Кинсолвинг вставил свою идентификационную карточку в щель приемника. Он ждал, что разразится сигнал тревоги, но дверной замок открылся.

– Пошли, – он вытащил Ларк вслед за собой, взял свою карточку, но знал, что скоро пользы от нее не будет. Камерон пока что не знает о том, что на УПК ему дали дубликат. Но скоро узнает. За каждой украденной карточкой теперь будут следить, и не важно, сколько раз Рани и все остальные увертывались и убегали, пытаясь выиграть «игру», которую устроил для них Кинсолвинг.

– Куда мы идем? – спросила Ларк.

Бартон остановился и поглядел вверх, на усыпанный звездами купол атмосферы над городом.

– Не знаю, – ответил он.

Кажется, теперь путь к отступлению отрезан. До сих пор ему все удавалось, но удача отвернулась от него.


Глава двадцатая | Хозяева космоса | Глава двадцать вторая