home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава шестнадцатая

Гамма Терциус-4 так и пульсировала от активности. Даже с орбиты, находясь над малонаселенным миром, Бартон Кинсолвинг видел оживление и подъем энергии в воинственном большом городе, растянувшемся больше чем на десять тысяч гектаров по внутренности гигантского метеоритного кратера. Планета была лишена воздуха и не представляла ценности для других летающих в космос существ.

Когда-то сюда прилетел Тадеуш Макинтайр и увидел здесь не только мир обнаженных скал, как до него другие. Первым делом он дал названия высоким горам. Они возвышались по одной с каждой стороны громадной котловины, имеющей форму блюда. Гора Крутая в восточном конце высотой превышала гору Новая Маргаритка – на западе. Затем Макинтайр принялся работать преобразующими почву инструментами Через двести лет Межзвездные Материалы взяли на себя расходы, чтобы продолжить его труд, добавив сюда всякие сложные приспособления и изобретения. Они воздействовали не только на атмосферу, но и на жару, и превратили скалистую чашу в миниатюрный рай.

Кинсолвинг побывал на ГТ-4 дважды. Оба раза при виде зеленой чаши, установленной среди бурой и серой пустоты остального мира, пораженного радиацией, он вспоминал Землю и лионские карликовые деревья. Миниатюрный мир рос и процветал в цветочном горшке, устроенном из метеоритного кратера.

– Славно, – констатировал он, не в силах оторвать глаза от катерного видеоэкрана.

– Ты только погляди, Бартон, милый. Вот здание управления корпорации. Разве оно не космически грандиозно? – Ларк поработала клавишами и вызвала крупный план высокого двухсотэтажного здания из изумрудных и золотых панелей. Каждый сегмент казался выше предыдущего, пока все не заканчивалось верхними этажами, расположенными под атмосферным куполом. – И на всем верхнем этаже – конторы руководства.

Кинсолвинг попытался вообразить, какой оттуда должен быть вид, и ему это не удалось. Здание стоит в самом центре громадного кратера, и с любого этажа на сотни километров открывается роскошный вид на содержащийся в идеальном порядке город внизу.

– А вон на том этаже, на сто первом, помещения для вечеров. Целый этаж для развлечений! – Ларк не пыталась скрыть свой энтузиазм по поводу того, что она снова находится в самом центре грандиозных развлечений.

Кинсолвинг заметил единственный мигающий огонек на контрольной панели. Управление Посадками Кораблей требовало сведений, прежде чем разрешить им покинуть «Соловей», а Кинсолвинг не мог их предоставить.

Он молча сделал указание, что Ларк должна позаботиться о транспорте и о безопасности катера, пока они будут внизу. Бартон сглотнул тяжелый комок и оглядел маленький кокпит. Он привык к «Соловью». Горестно улыбнулся, но и немудрено. Со всем вообразимым комфортом да еще имея на борту Ларк Версаль!

Кинсолвинг понимал, что все хлопоты могут оказаться пустым номером, если ему не удастся связаться с людьми, которые охотно попросят за него председателя Фремонта. И даже если ему удастся рассказать свою историю председателю, он вовсе не воображал, что Фремонт выдаст Гумбольта и Камерона ллорам для наказания. Любой директор обладал громадной властью в ММ, как и в любой земной корпорации, по размеру сравнимой с этой. Если возвести на Гумбольта обвинение в хищении руды, убийстве и во всех других преступлениях, начнутся неприятности, которые могут сотрясти Межзвездные Материалы до основания, вплоть до их громадного и прекрасного центра.

Чтобы пойти на такой риск, Кинсолвингу придется положиться на прямоту и честность председателя Фремонта. Он просто не хотел допустить мысль, что редкоземельные металлы похищались по приказу председателя.

– Привет, – ответила Ларк на требование со стороны УПК идентификационных данных. – Вот вам карточка корабля. Там есть все эти дурацкие номера и прочие штуки. – Она протянула регистрационную карточку.

– Приветствуем на Гамме Терциус-4 «Соловей», – поступил немедленный отклик. – Сколько человек из вашей команды спустится в город?

– Двое, – ответила Ларк, даже не поглядев в сторону Кинсолвинга. Он хотел, чтобы она назвала только одного, он рискнул бы выбраться из корабля тайком, чтобы избежать процедуры регистрации. Теперь он потерял шанс нелегальной высадки. – И на этот раз дайте мне хорошего пилота, – продолжала Ларк. – Полгода тому назад я здесь была, так посадка была просто ужасна. У меня даже зубы заболели, так грубо он сажал.

– Вы, должно быть, имели дело с Костоломом Бенитесом, – последовал жизнерадостный ответ. – Поглядим, что мы можем сделать для вас на этот раз. Так, так. А как вы насчет личного пилота председателя Фремонта? Он сажает и приезжающих на юбилейное празднество.

– О, это фотонно! Мы как раз прибыли вовремя! – обрадовалась Ларк. – Не хочу пропустить ни минутки из этого праздника!

– Вы как раз вовремя, Ларк. Треанна уже в пути. У нее на посадке никаких проблем не бывает. Мягко, как прикосновение любовника.

– Спасибо, УПК, – Ларк озорно улыбнулась и снова тронула рычажок вызова. – Есть ли и для вас какие-то шансы оказаться на вечере?

Из микрофона послышался смех:

– Извините, Ларк. Никаких шансов. В УПК свой праздник. Не такой, конечно же, роскошный, как на этаже сто один.

– Может, я к вам и приду, если на сто первом окажется скучно.

– Жаль, что мы вас не увидим, – вздохнул контролер Управления Посадками. – Там никогда не бывает скучно. Даже если праздник будет продолжаться до начала трехсотой годовщины.

Ларк сказала Кинсолвингу:

– Ох, будет так весело! Как я рада, что твоя орбита пересеклась с моей!

– Они будут меня искать, – Кинсолвинг обращался больше к саму себе, чем к Ларк. Затем он начал по-настоящему думать. Праздничная атмосфера, возможно, будет спасением для него, если он проявит достаточно смелости, чтобы ею воспользоваться.

– Ты же будешь со мной, дурачок, – напомнила Ларк с таким видом, как будто бы это все решало. Видя его выражение лица, она добавила: – До тех пор, пока ты со мной, кто захочет тебя замечать? Все будут смотреть только на меня!

Кинсолвингу пришлось рассмеяться:

– Уверен, что так, – согласился он. – Любая красавица вроде тебя должна быть в центре внимания.

– Мне нужно собрать вещи для вечера и уложить их. Эта Треанна не появится раньше, чем через час. Но ты все-таки смотри, чтобы не прозевать. Никогда хорошо не кончается, если заставляешь эту челядь ждать слишком долго. Наверное, потому мне и устроили такую жуткую посадку в прошлый раз.

С этими словами Ларк Версаль исчезла, чтобы упаковать вещи для юбилейного праздника.

Кинсолвингу оставалось только сидеть и волноваться. К тому времени, как подошел челнок, и Кинсолвинг помог Ларк нести чемоданы с косметикой и драгоценностями, он завелся почти до состояния взрыва.

Ракета-челнок пошла вниз быстро и гладко. Кинсолвинг понял, почему Фремонт выбрал эту женщину своим личным пилотом. Каждое ее движение над приборной панелью было точным и экономным, и посадка на поле на краю города закончилась, прежде чем он успел заметить, что они вообще начали спускаться.

– Все выходят, – обернулась к ним Треанна. – Не волнуйтесь за свои чемоданы, Ларк. Манипуляторы доставят их в ваши обычные комнаты. Мы все рады, что вы смогли прибыть на праздник.

Кинсолвинг наградил Ларк удивленным взглядом. Слова пилота звучали так, как будто бы Ларк была больше, чем просто гость.

– А ваш отец собирается прибыть? – спросила Треанна.

– Не думаю. Папочка всегда так усердно работает. Я его не видела уже больше года. И он терпеть не может путешествовать.

– Мы все счастливы, что его дочь в этом на него непохожа, – заверила Треанна. – Вы всегда оживляете любое общество. Увидимся, когда вы поедете обратно!

– Спасибо, – поблагодарила Ларк рассеянно. Она вышла из ракеты, не обращая внимания на то, что происходило вокруг.

Кинсолвинг следовал за ней, благоразумно соблюдая дистанцию в три шага, так он мог все видеть и не быть навязчивым. Выходя из пассажирского туннеля, у главного выхода он весь напрягся, ожидая, что его схватят вооруженные стражники.

Его приветствовала только обычная пышная фраза УПК. Ларк, не замедляя шага, прошла через таможенный зал. Кинсолвинг попытался последовать ее примеру, но его остановил дежурный чиновник.

– Въездная виза и паспорт, – потребовал он.

Ларк уже исчезла, ища новых приключений, ей уже надоели бюрократические требования.

Кинсолвинг огляделся вокруг и принял решение не пользоваться парализующим прутом, привязанным у него под левой подмышкой и спрятанным в рукаве рубашки. Слишком много стражников наводняли коридоры. Пока еще никто из них не сосредоточился на нем. Любая придирка клерка привлечет их к нему, точно железные опилки к магниту.

– Мои документы и виза потеряны, – отвечал он. Кислое выражение лица чиновника предвещало долгое и неприятное ожидание. Кинсолвинг решил бесстрашно приблизиться. Он не мог сильно ухудшить свое положение, сделав попытку объясниться, а путаница множества въездных документов может сработать в его пользу.

– Мое имя Бартон Кинсолвинг, старший инспектор шахт на Глубокой, я прибыл в качестве личного гостя председателя Фремонта на празднование юбилея.

– Старший инспектор? – у чиновника слегка приподнялась одна бровь. – Что же случилось с вашими документами?

– Долгая история. Я подал рапорт директору Гумбольту, Кеннету Гумбольту, – добавил он, четко произнося каждый звук для разумения чиновника. – Он мое непосредственное начальство.

Кинсолвинг так ловко и быстро манипулировал именами, что это произвело впечатление на клерка. Кинсолвингу казалось, что у него разорвется сердце из-за попытки оставаться внешне спокойным, пока клерк изучал предоставленные ему данные.

– Мы не имеем вашей визы или приказа о полете сюда, старший инспектор, но компьютер на ближайшую неделю перегружен. На юбилейное празднество прибывают люди с Земли и отовсюду.

Кинсолвингу вовсе не хотелось подчеркивать, что сведения о нем более ранние, что они предшествовали тому времени, когда ллоры отправили его в ссылку. Ему могло помочь то, что Гумбольт сам не обслуживал персональные файлы. Если полагаться на чиновников Глубокой, то последние сведения о нем задержатся еще на много месяцев. Ведь очень много времени потребуется, чтобы высушить шахту. Если принять во внимание те неприятности, которые пережили Ала Марккен и остальные, вряд ли корректировка данных стоит на высоте. А коли Алу перевели на Гамму Терциус-4, то этим наверняка занимались более низкие по рангу чиновники.

– Вот дубликаты ваших документов и идентификационной карты, старший инспектор. Сначала вам придется их заверить. Приложите ладони сюда. Хорошо. И на дубликатах мне тоже нужны ваши отпечатки. – Кинсолвинг приблизил лицо к окулярам и мигнул, когда лазер сканировал его левый глаз и сравнил изображение с записью, скрытой глубоко в компьютере. Он испустил вздох облегчения, когда не прозвенел звонок тревоги и никакие стражники не побежали его хватать.

– Желаю хорошо провести время, старший инспектор.

– Благодарю, – Кинсолвинг повернулся, чтобы пойти в том же направлении, где исчезла Ларк.

– Старший инспектор!

У Кинсолвинга все похолодело внутри. Он медленно повернулся лицом к чиновнику.

– Эта блондинка, которая прошла с Абсолютно Чистым Допуском. Она что, с вами?

– Да, – осторожно согласился Кинсолвинг.

– Нет, нет, ничего, – поспешно сказал клерк. Выражение похоти и зависти у него на лице объяснило все.

Кинсолвингу не надо было быть телепатом, чтобы понять мысли этого чиновника: «Счастливый же ты, негодник!» – должно быть, именно эти слова пробежали у того в голове.

Бартон действовал смело и победил. Компьютер компании оказался еще не настроен на новые сведения о его имени и идентификации. А до тех пор он сможет прекрасно жить-поживать и уделять внимание тому, чтобы добраться до председателя Фремонта.

Кинсолвинг почувствовал дуновение холодного ветра по позвоночнику, когда ему пришла в голову мысль, что сведения компьютера в любой момент могут быть скорректированы. Когда так случится, стоит ему только воспользоваться идентификационной карточкой, это вызовет погоню стражников компании.

Кинсолвинг отогнал от себя тревогу. Если он на ней сосредоточится, то ничего не достигнет. Смелость пока что помогла ему продержаться. Смелость приведет его к Фремонту и к полному торжеству.

Выйдя из коридора УПК, Кинсолвинг просто стоял и вдыхал чистый прохладный воздух. С севера дул мягкий ветерок. Это означало, что наступил ранний вечер. Каждые пять часов направление ветра менялось на девяносто градусов, каждое направление повторялось день ГТ-4 спустя. Кинсолвинг медленно прошел несколько шагов и остановился. За спиной у него возвышалась гора Крутая. На далеком расстоянии, прикрытая сиянием, идущим от здания главного управления, должна стоять гора Маргаритка. Кинсолвинг остановил проходящую мимо машину, воспользовался своей идентификационной картой и велел роботу:

– Обеспечение!

Он опрокинулся назад, когда быстрое ускорение направило машину навстречу движению по направлению к универмагу компании. Ему нужна не одна смена одежды, если он хочет предстать в достойном виде на празднике Межзвездных Материалов.

Снарядившись, Кинсолвинг сравнил полученный счет с размерами своего накопившегося жалованья. Каждый раз, когда он пользовался идентификационной карточкой, он напрягался, но каждый раз получал то, что надо.

Он знал, что так не будет продолжаться вечно. Ему придется добраться до Фремонта поскорее.

Пройдя прямо в здание главного управления с чемоданами, содержащими все его новые приобретения, Кинсолвинг попал в вестибюль и огляделся. Раньше он побывал тут только однажды. Тогда его проводили в соответствующий офис корпорации. Теперь, без такого проводника, он не имел представления, как действовать. Он подошел к отделу информации и нажал кнопку обслуживания.

– Как сможет ММ помочь вам? – спросил компьютер невыразительным голосом. Кинсолвинг когда-то спросил на лекции в колледже, почему роботов-информаторов никогда не наделяют голосами, звучащими по-человечески. Профессор только крякнул в ответ.

– Гуманоиды любят, когда их обслуживают, – ответил профессор немного спустя. – Вы можете унизить робота, оскорбить, обидеть его, потом выйти – и почувствовать себя лучше. Если таким же образом обращаться с человеком, он, безусловно, не выполнит вашу просьбу или ее выполнение займет очень долгое время.

– У меня срочное дело, – сказал Кинсолвинг.

– Все служащие ММ требуют срочности, – заметил голос робота.

– Я ищу Ларк Версаль. У нее здесь квартира.

Эта информация засекречена.

– У меня несколько ее чемоданов. Они не все еще доставлены, – изменил свою тактику Кинсолвинг.

Человек озаботился бы таким заявлением, робот не стал волноваться. Еще одно отличие машины от человека, когда рассчитываешь уклоняться от принятых правил.

– Оставьте их у служебного входа, северо-западная сторона, пятый подъезд.

– Их необходимо принести лично. Я это сделаю. – Кинсолвинг подождал, пока компьютер примет надлежащее решение.

– Минутку, пожалуйста, я соединю вас с этой квартирой.

– Бартон? – раздался немедленный вскрик Ларк в микрофоне. – Это ты? Куда ты пропал?

– Скажи мне код входа. Я в главном вестибюле. Кинсолвинг все осматривался вокруг, убежденный, что в любой момент его могут выследить. Параноидальное ощущение в нем росло, но пока он мог еще сдерживать крики. Он чувствовал себя выставленным на всеобщее обозрение, был уверен, что каждый проходящий мимо человек повернется и укажет на него пальцем, а потом начнет криком вызывать стражников.

– Я на сорок седьмом этаже. Подойди к лифту на дальнем конце вестибюля и просто скажи мое имя.

– Ты что – используешь свое имя как код?

– Ой, да не будь ты таким занудой, милый. Папочка всегда меня ругает за такие вещи. Я и сама знаю, но ведь так трудно запоминать все эти дурацкие коды и прочее. Так я никогда не забуду и не окажусь в затруднительном положении, когда не смогу войти. Давай, поторопись. Мне так одиноко в этой большой квартире.

– Сейчас поднимусь, – успокоил он ее.

Прежде чем он оставил сервис-робота, Кинсолвинг сказал:

– Отправьте мои чемоданы по коду в квартиру Ларк Версаль.

– Будет исполнено, сэр.

Краткий хлопок означал, что приказ передан в ту же минуту, как был сделан. Кинсолвинг вздохнул с облегчением и поспешил по мраморному полу вестибюля. Его страхи оказались неразумными. До сих пор все шло хорошо.

Он добрался до лифтов, нажал кнопку вызова, слегка отступил назад и ждал.

Дверь отворилась – из лифта вышел Камерон, а рядом с ним, угрожающе жужжа, робот – охотник и убийца.


* * * | Хозяева космоса | Глава семнадцатая