home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава семнадцатая

Кощунство.

Бет Энн скривила рот, мрачно повернулась спиной к кучке бандитов и села на то место, которое когда-то было скамьей для коленопреклонения, рядом с алтарным парапетом. Позади нее Том Чепмэн и его пьяная компания сыпали проклятиями и похвалялись друг перед другом, расположившись перед костром, разведенным прямо на почерневших камнях их временного убежища. Когда-то здесь была церковь. Она была построена около сотни лет назад испанскими проповедниками, и с тех пор оставлена на попечение недружелюбных окрестностей и еще менее дружелюбных апачей. Возле церковных врат с ноги на ногу, переминались лошади, жевали корм и гадили на пол импровизированной конюшни. И хотя сквозь крышу этого маленького строения можно было видеть ночное небо, Бет Энн понимала, насколько ужасным было пренебрежение к этому священному месту.

Но более этого ее расстраивало хамелеонское поведение Зака Медисона. Она различила его раскатистый смех в какофонии общего гогота и поежилась. С тех пор, как Зак отдал этой компании алмазы и намекнул, что можно достать еще, между ним и Томом возникла мгновенная дружба. Глядя на них, можно было подумать, что это два давних и преданных друга, которые после долгой разлуки неожиданно встретились.

Словно ничего и не было. По углам заброшенной церквушки плясали отблески костра, отбрасывая зловещие тени. По телу Бет Энн пробежали мурашки.

Подумать только, ей было приказано ехать позади нестерпимо благоухающего Доджера, совершенно не считаясь с ее чувствительностью, так, словно она действительно была членом их шайки. Том распорядился, чтобы один из его людей отдал свою лошадь Заку. Медленным шагом они протряслись несколько миль по непроходимой глуши, и заехали в это забытое Богом место для какого-то «разговорчика» с Томом.

— Хочешь выпить, миссис?

Разбойник с небритой физиономией вынырнул перед ней из темноты с бутылкой в руке. Бет Энн откинула с плеч волосы и одарила зарвавшегося бандита таким холодным взглядом, что он мгновенно ретировался.

Бет Энн вернулась к прерванному изучению алтарного парапета с безмолвным вздохом облегчения. Пока что она была в состоянии пресечь любые заигрывания, но Бет снова и. снова проклинала Тома Чепмэна за то, что тот в живейших подробностях разболтал об их отношениях, и дал повод буквально каждому члену своей банды считать необходимым испробовать свою мужскую силу на несчастной женщине, волей случая оказавшейся в их компании.

А вдруг Зак намеренно приехал в «Отдых путника»? Сомнения овладели ее мыслями. Может быть, Зак все спланировал вместе с Томом. Вдруг все это было всего лишь конспирацией для того, чтобы добраться до богатств Вольфа Линдера, а она стала чем-то вроде бесплатного приложения. Лицо Бет Энн исказили страдания. Тяжело дыша, она прислонилась к дубовому парапету, стараясь побороть чувство, что ее предали, и не впадать в панику. Ее мысли беспокойно блуждали в поисках ответа. Молча она оглядывалась вокруг. Статуи давным-давно покинули свои ниши, свечи отгорели, и благочестивые верующие много лет не появлялись перед деревянным алтарем. Ничего не осталось, только лишь призрачное эхо прочитанных когда-то здесь молитв, но даже оно заглушалось шумными выкриками пирующей банды, оскверняющей священный храм. Продолжительная епитимья, наложенная на Бет Энн ее неискренним отцом вызвала в ней отвращение ко всему религиозному, и, казалось, царившее вокруг запустение должно было бы быть ей даже приятно, но вместо этого она ощущала неудобство и беспокойство. Ее взгляд остановился на светлом пятне на стене позади алтаря. Там когда-то висел крест, предмет благоговейного почитания верующих.

Вера.

А верила ли она или нет? Все, в конечном итоге, свелось к этому единственному вопросу. Была ли ее вера подобна этому бледному пятну на облупленный стене? Впервые в жизни Бет заглянула внутрь себя, чтобы понять во что она верит — не в то, что вдолбил ей в голову двуличный Вольф Линдер, и даже не в то, что она слышала в церкви на протяжении всех этих долгих лет, но скорее в то, что было в ее собственной душе. И в этот момент чувство умиротворенности наполнило ее сердце и отогнало ее страхи.

Конечно же, она верила. Она верила в милосердного Бога, который любит свои создания и всегда желает дать бедным грешникам еще один шанс. Бет почувствовала, что больше ни в чем не обвиняет Бога. Она глубоко вздохнула. Ее мысли возвратились к Заку.

«Сохраняй хоть немного веры.» Разве не так говорил ей Зак?

Если она любит его, то должна верить, что ее сомнения в его искренности беспочвенны, и что когда придет время, всплывут истинные мотивы его поступков. Взглянув на все происшедшее, как на дар Провидения, Бет почувствовала, что глаза наполнились слезами.

— Будь спокоен, Том. Я ее развеселю — услышала Бет и резко обернулась. Развязной, самодовольной походкой к ней приближался Зак. В руках у него был сверток с одеждой. Ленивая, вкрадчивая улыбка, игравшая у него на губах заставила Бет вспыхнуть. Подумать только, она с трудом узнавала его, так легко он приспособился к грубому языку и манерам этих негодяев.

Бет снова отвернулась, чтобы пьяная шайка не видела ее страдальческого лица. Она пыталась дышать глубже, чтобы успокоить бешено стучавшее сердце. «Терпение», — подумала она про себя. Зак великий притворщик, и изворотливость его не знает границ. Подобное поведение, вероятно, является частью его игры, и демонстрирует многочисленные таланты, которые так хорошо помогали ему в бродяжнической жизни.

— Следи за тем, что я делаю, и повторяй за мной. — Но это было единственным, что ей оставалось. Бет почувствовала, что Зак стоит позади нее. Она подняла голову и сконцентрировала взгляд на бледном отпечатке креста, не поворачиваясь к нему.

— Эй, дорогуша, не будь такой упрямой, — тихо проговорил Зак, убирая пальцем волосы с ее шеи.

Бет дернулась.

— Прекрати!

— Глупая женщина! — провозгласил Зак настолько громко, чтобы могли услышать все остальные.

Он покачал взъерошенной головой иронично, но с сожалением.

— Жить с ними невозможно; но, черт побери, без них жить тоже нельзя.

В ответ последовало несколько согласных кивков и смешков и пыхтение Тома, который только что откупорил новую бутылку и сделал долгий глоток. Зак усмехнулся и подмигнул банде так, словно поделился с ней важным мужским секретом. Затем он плюхнулся на скамейку рядом с Бет Энн и кинул сверток ей на колени.

— Кажется, тебе это подойдет.

Вздрогнув, Бет удивленно посмотрела на платье невообразимого малинового оттенка, и широкополую женскую шляпу, с огромными розами, похожими на капусту, и вуалью. Она вернула сверток Заку.

— И как тебе взбрело в голову, что мне нужен этот хлам?

— Оттого, что я знаю, как мило ты будешь в нем выглядеть, — промурлыкал Зак. В его глазах играли блики от костра. Опять разложив шелковое платье на коленях Бет, он придвинулся к ней поближе и заговорил тихо ей на ухо.

— Не осложняй дело, мой ангел. Мы оба с ними повязаны, ты же знаешь.

— Нет, я и представить не могу, что у тебя на уме, — процедила Бет сквозь зубы. — А что касается этого… — она с отвращением приподняла ткань двумя пальцами, — это похоже на, на…

Зак, не переставая игриво улыбаться, расположился возле нее поудобнее, так чтобы всем было их видно.

— Том грабил в Прескотте. Последний дилижанс, на который он напал, был битком набит шлюхами — пардон, согрешившими голубками, — представь себе, сколько у них всего было.

— К несчастью, я догадываюсь. Но какое это, — Бет потрясла перед ним платьем, — имеет отношение к нам?

— Ну, — засмеялся Зак, — я думаю, что в этом наряде ты произведешь должное впечатление, когда мы пойдем грабить банк «Дестини Сэйвингс».

— Что?

Зак стиснул ей запястье, предостерегая против неосторожных выкриков.

— Спокойно! Вовсе не обязательно, чтобы все видели тебя расстроенной. Помни, что ты здесь затем, чтобы получить свою долю нечестно нажитых капиталов Вольфа.

Бет Энн старалась взять себя в руки.

— Но ограбить банк?! Ты что с ума сошел?

— Я должен был придумать что-то такое, что привлекло бы внимание Тома.

— О, Господи! — Бет закрыла лицо дрожащими руками. — Это ужасно! Ты хочешь, чтобы мы стали соучастниками дел этих воров и убийц? Если мы вернемся в Дестини, окруженные преступниками, нас без разговоров причислят к ним! И мы действительно пойдем на ограбление… — она внезапно перестала дрожать. — А что же случилось со всеми твоими разговорами о «моральной основе» и «новой жизни», Зак?

— Черт возьми, женщина! Я делаю все возможное, — пробормотал он. Чувствовалось, что он раздосадован ее словами. — Я должен все это делать, чтобы мы смогли остаться в живых. Или ты не замечаешь, что старина Том с удовольствием продырявил бы меня своим кольтом?

— Разумеется замечаю. Я была так напугана!

— Если Том убьет меня, то что ты думаешь, банда будет делать с тобой?

— Ох!

— Вот именно, «ох». Я убедил Тома, что ты — это единственный способ добраться до Барлингса и загрести еще алмазов. Но поскольку ты все еще не слишком хорошо настроена по отношению к нему, то понадобился я для того, чтобы поговорить с тобой по душам.

Бет Энн невольно улыбнулась.

— Значит это он купил все это?

Зак тоже позволил себе засмеяться и похлопал ее по руке.

— Скажем просто, что на этот раз его жадность перевесила вожделение.

Бет Энн почувствовала, что ей стало немного лучше и спокойнее. Она посмотрела на Зака смягчившимся взглядом.

— Том — свинья, и, как тебе известно, не совсем мужчина, для того, чтобы представлять угрозу такого рода.

— Не напоминай ему об этом, дорогая, — предупредил ее Зак. — Он не стерпит подобного оскорбления. Один неверный шаг с нашей стороны, один намек на надувательство, и он убьет нас.

— Так значит это всего лишь надувательство, Зак?

Зак нахмурился.

— Неужели ты думаешь, что у меня действительно есть что-то общее с этими ублюдками?

— Был момент… — Бет вздохнула. — Но ты сейчас настолько убедительно все объяснил мне. Прости, что я сомневалась в тебе.

— Это комплимент от человека, который меня действительно знает. — Зак криво усмехнулся. — Черт возьми, а я ведь хорошо все придумал, а?

— Да, это у тебя получается, — сказала Бет, тихо засмеявшись. — Может быть, тебе стоит подумать о карьере политика, или что-нибудь в этом роде?

Зак презрительно фыркнул.

— Давай лучше подумаем о том, как нам прожить следующие два дня, хорошо?

Лицо Бет снова помрачнело.

— А что если у мистера Барлингса нет больше алмазов?

— У него есть целый банк, не так ли? Я уверен, что и половина хранящихся там наличных вполне удовлетворит Тома.

— Но ведь если Том получит то, чего хочет, ему ничто не помешает после убрать нас. И, с другой стороны, если мы впутаемся в ограбление, ни один законник не поверит нам после этого, и мы никогда не сможем доказать свою правоту! — она перевела дыхание. — Тогда что, Зак?

Он бросил быстрый взгляд через плечо на веселившуюся банду и усмехнулся.

— Черт побери, не знаю. Но все как-нибудь устроится.

— Ха, хорошенькое дело! — выдохнула Бет, впившись ногтями в малиновый шелк. Зак накрыл ее руку своей ладонью.

— Не отчаивайся и не сдавайся так рано, мой ангел, — сказал он. — Я что-нибудь придумаю.

Бет Энн любила его, и единственное, что она могла сейчас сделать, это поверить, что Зак еще не окончательно выжил из ума.

Наиболее разумным было сохранять спокойствие. Но, по мере того, как Бет Энн и Доджер, управлявший краденной двуколкой, приближались двумя днями позже к Дестини, ее сердце стучало все сильнее. Последние остатки того, что можно было назвать самообладанием, оставляли ее. И тот факт, что она была насквозь пропитана дешевыми духами и одета в ярко малиновое платье с таким низким декольте, что оно едва прикрывало ее соски, не прибавлял Бет Энн мужества. К счастью, кусок вуали, свисавший с ее невероятной шляпы, закрывал ей лицо до подбородка, делая ее черты неузнаваемыми и таинственными — по крайней мере, она изо всех сил на это надеялась. В конце концов, успех всего плана и ее с Заком будущее зависели от ее актерских способностей.

Без сомнения, их экипаж привлек к себе внимание жителей пыльной центральной улицы Дестини. Все головы поворачивались и им вслед летели обрывки разговоров. Наконец, двуколка остановилась перед внушительным кирпичным фасадом банка «Дестини Сэйвингс» Доджер, слегка вычищенный для роли кучера, натянул поводья, соскочил вниз, и протянул свою кривую, узловатую руку, чтобы помочь Бет сойти. Она ступила на землю, стараясь выглядеть как можно более высокомерной.

Доджер поспешил открыть перед ней высокую стеклянную дверь банка. С трудом переводя дыхание и моля о мужестве, Бет Энн прошла в помещение.

Два кассира сидели за стеклянными окошечками, путь к которым преграждал дубовый, обитый медью барьер. Дверь в кабинет мистера Барлингса была полуоткрыта. В воздухе носился запах лимонного масла, денег и чернил. Пара посетителей стояла у высокой стойки и быстро скрипела перьями по бумаге. Бет Энн узнала обоих.

Мэми Каннингхэм. Надо же было такому случиться, что здесь оказалась именно она. И Гарольд, слабохарактерный муж той женщины, которую Бет как-то оскорбила! Судьбе было угодно выбрать наиболее неподходящих свидетелей. Но делать было нечего.

— Вы можете подождать в двуколке, мистер Доджер произнесла Бет Энн, стараясь, чтобы ее голос звучал как можно более низко и хрипло, так, как учил ее Зак.

«Играй роль, — говорил Зак. — Создай иллюзию.»

— Да, мэм.

Доджер дотронулся до своей шляпы. Его глаза алчно шарили по тихому офису. Затем он повернулся и вышел. Его возвращение к двуколке должно было быть сигналом Тому Чепмэну, что все идет в соответствии с намеченным планом.

Их диалог привлек внимание посетителей. Мэми Каннингхэм с любопытством подняла голову. При виде разряженной проститутки на пороге уважаемого финансового учреждения у нее отвисла челюсть. На мгновение Бет Энн испугалась, что не сможет сдержать внезапно подступившего смеха. В этой одежде, она стала очень похожа на женщину легкого поведения. Но ведь именно такой ее все время здесь считали. И вот ей удалось лишить дара речи самоуверенную миссис Каннигхэм! Ради этого момента стоило потрудиться.

Подозревая, что ее веселость возникла на нервной почве, а следовательно была не безопасна, Бет Энн подавила ее усилием воли. Проследовав к ближайшему кассиру, она поставила на конторку свою сумочку и вытащила оттуда наживку, приготовленную Заком, — аккуратно упакованные образцы руды.

— Вашего управляющего, пожалуйста, и поскорее, молодой человек, — распорядилась она приказным тоном. — Я проделала долгий путь, и мне нужно, чтобы эти образцы были немедленно исследованы. Розовощекий молодой человек поперхнулся при виде ее открытой груди, и покраснел до корней волос.

— Вам нужен мистер Барлингс? Д-да, сию минуту, м-мэм.

Он убежал и через пару секунд вернулся обратно.

— Мистер Барлингс, он, э-э, занят сейчас, мэм. Но он сказал, что если вы оставите ваши образцы, то он посмотрит сегодня во второй половине дня.

— Что! — гнев Бет Энн был притворным только на половину. Что если Барлингс не станет действовать в соответствии с их планом? Нет, это невозможно! Он должен! Слишком много от этого зависит. Бет сделала отчаянную попытку исправить положение.

— Эти образцы слишком ценные, чтобы я могла их просто так оставить, молодой человек! — отрезала она. Ее грудь вздымалась чуть ли не до уровня ее подбородка. — Я буду ждать мистера Барлингса здесь.

Она забрала свой сверток и расположилась на стуле около барьера на обозрение всех посетителей. При этом Бет не забыла выставить вперед грудь и скрестить ноги, демонстрируя всем желающим гофрированную нижнюю юбку и стройные ноги.

Глаза Гарольда, казалось, готовы были выпрыгнуть из орбит.

Заметив это, Мэми Каннингхэм сморщила свою кислую физиономию в знак неодобрения, и громко ударила его по спине своим ридикюлем. Расторопный кассир, увидев это, снова исчез. Когда он вернулся, за ним следовал мистер Барлингс собственной персоной. Он поморщился при виде создания в шляпе с розами, но поправил очки и принял безукоризненно вежливую позу.

— Благодарю вас за ожидание, мадам, — мягко произнес Барлингс. — Я закончил свои дела. Не угодно ли вам теперь пройти в мой кабинет?

Встретившись лицом к лицу с убийцей своего отца, Бет Энн почти струсила. Роберт Барлингс казался абсолютно нормальным. Обыкновенный человек средних лет, с обыкновенными заботами о своей семье и о том, что у него сегодня будет на ужин. До сих пор это оставалось выше ее понимания, как такой степенный, уважаемый бизнесмен мог совершить хладнокровное убийство. Но что ж из этого? Даже дьявол может улыбаться.

Заставляя себе сконцентрироваться на задании, Бет Энн вскочила на ноги.

— Разумеется, угодно, сэр! Даже более того.

Испытывая явное облегчение от того, что он так просто избавил приемное помещение своего офиса от незванной и шокирующей посетительницы, Барлингс повел Бет в кабинет. В то время, как они шли в кабинет, он морщился от запаха ее дешевых духов, и это идеально соответствовало намерениям Бет Энн. Когда же он впустил ее внутрь, он также позаботился о том, чтобы дверь осталась приоткрытой.

Бет Энн удовлетворенно улыбнулась под вуалью. Убийца, который заботится о своей репутации — это забавно! Как приятно будет увидеть его на скамье подсудимых.

— Что ж, мадам, чем может быть вам полезен банк «Дестини Сэйвингс»? — спросил Роберт Барлингс, усаживаясь за свой стол, сложив руки на животе.

— Я осведомлена, что это единственное место в окрестностях, где могут квалифицированно проверить руду, сэр, — сказала Бет гортанным голосом, садясь напротив него.

Она выложила образцы на блестящую поверхность стола рядом с дорогим прибором для увлажнения воздуха.

— Я вас попрошу сделать это срочно. Цена для меня менее важна, нежели время.

— Можно поинтересоваться, почему именно так? — спросил Барлингс.

— Я получила предложение продать не приносящую прибыли жилу моего… моего последнего мужа.

Бет Энн поджала губы, чувствуя на себе проницательный взгляд из-за поблескивающих очков. Роберт Барлингс решил, что «муж» был выдумкой этой женщины легкого поведения. Он не знал, насколько он был прав.

Бет Энн продолжала.

— Предложенная мне сумма подозрительно мала. Мне необходимо знать истинную цену моей собственности, чтобы случайно не продешевить. Но в то же время я не хочу упускать эту сделку, а ответ свой я должна дать не позже шести часов сегодня вечером. Теперь вы понимаете, что решение этого вопроса не терпит отлагательств?

— Прекрасно понимаю, мадам. Это не займет много времени. — Он взял образцы. — Подождите, пожалуйста, здесь, мадам.

— Хорошо, спасибо.

Барлингс вышел из кабинета, и Бет Энн услышала, как он переговаривается с одним из своих служащих. Дрожа от волнения, она выглянула за дверь и увидела, как Барлингс поворачивает тяжелую ручку подвальной двери, и входит внутрь. Она знала, что там он хранит приборы. Миссия выполнена! Она быстро вернулась обратно и плюхнулась в кресло, стараясь подавить внезапный приступ тошноты. Рукой, затянутой в перчатку, она откинула вуаль и отерла пот, выступивший на лбу. Теперь только бы Зак не подкачал!

— Папа? Подожди, я расскажу тебе, что сделала лошадь! Я…

Бобби Барлингс заглянул в кабинет своего отца и остановился на пороге. Его светло-каштановые волосы были по мальчишески взъерошены, хлопчатая рубашка складками собралась вокруг подтяжек, и полы ее свисали наружу. Когда Бобби увидел странную даму, сидящую прямо перед ним, его улыбка исчезла. Он нахмурился.

— Где мой папа?

Бет Энн быстро отняла руку от лица снова натягивая вуаль. «О, нет! — подумала она в смятении. Бобби, что же ты здесь делаешь?! С тобой может случиться беда!» Не произнося ни слова, она указала в направлении ушедшего Барлингса.

— О! — Взгляд карих глаз Бобби выражал откровенное любопытство. — А вы кто?

— Никто, — быстро ответила Бет Энн. Слишком быстро для того, чтобы успеть изменить свой голос.

Поняв свою ошибку, она приказала ему громким, утробным голосом:

— Отправляйтесь домой, молодой человек! Вы мешаете вашему папе заниматься делами! Идите же!

— Я вовсе ему не мешаю! — возразил Бобби, глубоко оскорбленный. — Я его помощник, он сам мне об этом говорит. Я забочусь о своем папе!

— Я… я не сомневаюсь, что это так и есть, — в ужасе пробормотала Бет Энн. Ей было необходимо выдворить отсюда Бобби, прежде чем…

По какому-то вдохновению она запустила руку на дно своей сумочки и почти что вскрикнула от радости, когда обнаружила там пару завалявшихся пенни. Она сунула их Бобби.

— Вот, такой хороший помощник заслужил награду. Почему бы тебе ни пойти и ни купить себе леденцов? Ведь ты их очень любишь, не так ли?

— Ух ты, спасибо! — Бобби засветился от счастья и зажал пенни в кулаке. Потом он нахмурился и попытался проникнуть взглядом за вуаль. Бет Энн поспешно отвернулась.

— Ну, иди же, — сказала она ласково. — Купи скорей себе конфет.

Предвкушая удовольствие, Бобби с готовностью кивнул.

— Сейчас прямо и куплю!

Он выбежал из кабинета также быстро, как и появился. Ни прошло и минуты, как он, приветливо попрощавшись на бегу, хлопнул за собой стеклянной дверью. Бет снова села в кресло, дрожа всем телом.

Она никогда не сможет этого сделать! Ограбление банка — слишком сложное для нее занятие. Невзирая на дрожь в коленях, она снова заставила себя подняться и поспешили к двери кабинета. Мэми Каннингхэм была занята наставлением на путь истинный одного из кассиров, Гарольд, казалось, навечно обосновался за одним из столов для посетителей, и вовсе не собирался отправляться по своим делам.

Бет Энн кусала губы. Почему бы им всем не разойтись по хорошему? И где же, интересно, застряли Том и Зак? Сейчас бы им самое время появиться, потому что если мистер Барлингс закроет подвальную дверь прежде чем они будут готовы действовать, они проиграли.

План Зака был прост. Том решил, что двое его друзей не прочь поучаствовать в ограблении банка, и быстро смыться. Зак и Бет Энн решили, что будут действовать в соответствии с планом Тома, но только до тех пор, пока не представится для них обоих возможность нырнуть в подвал и захлопнуть за собой дверь. Том будет иметь возможность взять все, что ему понадобится, и убежать. А когда шериф арестует их после того, как они выйдут из подвала, у них появится возможность объяснить все достойным образом и бросить в лицо Барлингсу обвинение в убийстве Вольфа. Зак счел, что несколько минут в душном подземелье стоят бродячего, воровского существования вместе с Томом Чепмэном и его головорезами.

Тут Бет увидела, что Барлингс вышел из подвала. Его лысеющая голова была склонена над бумагой, которую он держал в руке. Внезапная паника охватила Бет Энн. Где же Зак? Дверь подвала должна оставаться открытой до тех пор, пока он не появится! Она бросилась вон из кабинета и уцепилась за отворенную металлическую дверь.

— Мистер Барлингс, сэр! Никогда бы не подумала, что вы закончите так быстро! — воскликнула она с преувеличенным восхищением в голосе.

Банкир удивленно посмотрел на нее.

— Ах, это простая процедура, мадам.

— Нет, у вас просто первоклассное заведение, сэр. Такое обслуживание!

Не обращая внимания на его инстинктивное желание отстраниться от такой сомнительной личности, как она, Бет Энн энергично схватила его за руку, препятствуя ему запереть дверь в подвал. При этом она старалась сдержать невольную дрожь от прикосновения к убийце.

— Скорее скажите мне, каковы результаты?

— Мадам, четыре из пяти представленных вами образцов не представляют никакой ценности.

— Ах, так я и думала.

— Но пятый… — у мистера Барлингса на лице появилось необычно возбужденное выражение. — Вот, посмотрите сами.

Принужденная отпустить его руку, чтобы взять бумагу, Бет кокетливо засмеялась на очень высоких нотах, вызвав порицающий взгляд миссис Каннингхэм.

— Ради Бога, сэр, неужели вы думаете, что женщине под силу разобраться во всех этих закорючках? Просто скажите мне, нашли вы в них золото, или нет?

— Нет, мадам, но если жила, из которой взят этот образец, подтвердит мои догадки, то вы окажитесь владелицей одного из богатейших медных рудников Аризоны.

Бет Энн уставилась на него из-под вуали.

— Да вы, наверное, шутите.

— Нет, уверяю вас! — горячо уверил ее Барлингс. — И если у вас еще есть желание продать ее — ведь леди с такой, э… чувствительностью, как ваша, не захочет пачкать свои руки подобной грубой работой — тогда я готов от лица своих инвесторов предложить вам цену гораздо более высокую, чем ваш нынешний покупатель.

— О, Бог мой, — Бет поднесла руку к виску, пораженная только что открывшимся ей парадоксом.

Жила ее отца не была бесполезной. Оказывается, он обладал невероятной ценностью! Бет не понимала, почему отец не занимался ею. Ненависть и ярость ударили ей в голову. Она покачнулась, словно пьяная, и почувствовала, что прикоснулась к стальной обшивке двери.

— Мадам! — голос Барлингса донесся до нее издалека. — Мадам, вам плохо?

— Просто… просто голова закружилась, — проговорила Бет сквозь сжатые зубы, — от такой хорошей новости.

Барлингс поддерживал ее под локоть.

— Вот так, пойдемте, вам надо сесть. Здесь где-нибудь должна быть нюхательная соль. Может быть вам принести стакан воды?

— Нет, нет, оставьте, дайте мне просто немного спокойно постоять, я только переведу дух.

Мистер Барлингс заботливо склонился над ней, вовсе не желая никаких женских обмороков в своих владениях. В какой-то момент Бет Энн скорее почувствовала, чем увидела в нем странную перемену и почти тотчас же поняла, что ее маскарад обнаружен. Игра закончена.

— Да, д-да, конечно, — заикаясь, проговорил Барлингс, отпуская ее локоть так, будто это был горячий уголь, и отступил назад.

Бет Энн по его глазам видела, как он что-то просчитывает в уме.

— Попить, вам надо попить. Я пойду, принесу…

Ага, и поднимешь заодно тревогу. Да никогда в жизни!

Отчаяние дало Бет Энн силы действовать. Как змея кинулась она вперед, повисла на его руке и всем своим весом потянула его вниз. У Барлингса не осталось выбора, и он должен был поддерживать ее или же повалиться с ней на пол.

— О, не оставляйте меня, — взмолилась она. — Я… мне плохо.

— Тогда разрешите мне послать за доктором, — предложил Барлингс, стараясь стряхнуть ее со своей руки.

Не зная, что делать, он с надеждой поглядывал на входную дверь.

— Нет, не уходите. Я боюсь, что мне станет хуже!

Бет Энн наклонилась еще ниже, и ее массивная шляпа, несколько сместив центр тяжести, заставила старика чуть покачнуться.

— Ну, хватит этого с меня! — его пальцы больно впились ей в плечи, его терпение кончалось, голос зазвучал как тихое рычание. — Кончайте ваш спектакль! Я знаю, кто вы такая. Вы, должно быть, с ума сошли? Зачем вы вернулись?

Зашипев от ярости, Бет Энн сдернула свою вуаль, и ненавистная шляпа шлепнулась на пол.

— Я вернулась для того, чтобы увидеть, как свершится правосудие, убийца!

Барлингс съежился, на его лице появилось жестокое выражение.

— Это ошибка, мисс Бет Энн…

Мэми Каннигхэм, стоявшая у барьера, выставив вперед свой любопытный нос, была немедленно привлечена возней возникшей между банкиром и его сомнительной посетительницей.

— Что-нибудь случилось, мистер Барлингс? — позвала она, и вдруг поперхнулась от внезапного открытия.

— Боже правый! Это же Бет Энн Линдер, убийца! О, Господи, помоги мне! Держите ее, сэр!

— Ну, видите, что вы наделали, — проскрипел Барлингс. — Я… ай! Черт бы вас побрал с вашими выкрутасами! Прекратите!

Бет Энн ногой ударила мистера Барлингса по голени, да так сильно, что у нее самой заболел большой палец. Пытаясь вырваться из его объятий, она стукнула его еще раз. Его крик и завывания Мэми привлекли всеобщее внимание. Все, кто находился в офисе столпились вокруг виновников суматохи, и поэтому только Гарольд заметил двоих мужчин, ворвавшихся через парадную дверь с пистолетами наготове. Предусмотрительный Гарольд немедленно поднял руки вверх.

— Эй вы все, заткнитесь, черт возьми! — взревел Том Чепмэн, размахивая своим кольтом.

Тут же воцарилась мертвенная тишина. Все глаза обернулись на вновь прибывших, и к потолку вознесся дружный испуганный крик. Бет Энн выскользнула из неожиданно ослабевших объятий мистера Барлингса, и встретила взгляд Зака. К собственному огорчению, она едва держалась на ногах.

— Так-то лучше, — удовлетворенно проговорил Том.

— Пресвятые угодники! Это же преподобный Темпл! — голос Мэми Каннигхэм на этот раз был похож на писк новорожденного котенка, а глаза сделались похожими на колеса. — Но… как?

— Мое имя Медисон, мэм. — Зак дотронулся до своей шляпы. — Зак Медисон, и самое мое близкое знакомство с семинарией произошло тогда, когда я обчистил карманы некой сестры Сэди.

Миссис Каннингхэм схватилась рукой за горло, словно ей не хватало воздуха.

— О, великий Боже!

— Правильно, помолись, Мэми, сейчас это в самый раз, — засмеялся Том. Затем он сдвинул брови, и его лицо приняло устрашающее выражение. — Теперь опусти свою жирную тушу на пол! К остальным это тоже относится.

Гарольд, миссис Каннингхэм и оба кассира бросились на пол с такой поспешностью, что снова заставили Тома улыбнуться.

Затем он взял на прицел банкира, остановив тем самым его медленное оседание.

— А ты подожди, Барлингс. У нас к тебе дело.

— Что за дело? — зло спросил тот.

— Как будто ты не знаешь! — Зак медленно прошел мимо поверженных заложников в направлении Бет Энн. Забавно и неестественно было видеть в его руке пистолет.

Бросив взгляд на открытый подвал, Зак ободряюще подмигнул Бет. Осторожно, чтобы не вызвать подозрений у Тома, Бет Энн начала медленно продвигаться назад к стальной двери, кровь стучала у нее в висках.

— Мы все знаем, Барлингс, — сказал Зак, — о руднике Вольфа Линдера, и о том, как ты надувал своих клиентов с брильянтами, все знаем.

— Это точно, банкир, так что давай сюда остатки! — распорядился Том.

— Это… это просто смешно! — выкрикнул Барлингс. — Не знаю я никаких брильянтов.

— Не надо со мной так, — предупредил Том и взвел курок своего кольта. При этом Мэми Каннингхэм тихо взвизгнула у его ног и закрыла голову руками. — У меня нет времени препираться с тобой.

— Лучше послушайся его, Барлингс, — посоветовал Зак.

Добравшись, наконец, до Бет Энн, Зак слегка подтолкнул ее к двери подвала.

— Ты ведь слишком благоразумен для того, чтобы все камешки запрятать в рудник. Ты должен был оставить кое-что здесь, чтобы показывать этим сосункам, разве я не прав? Так где ты их прячешь, банкир? В подвале с остальными ценностями? Или же ты устроил тайник где-нибудь под полом?

Лицо Роберта Барлингса стало красным.

— Это абсурд! Я имею дело с деньгами, а не с камнями!

— Черт возьми, а он упрям, — заметил Зак. — Но тебе это не поможет, Барлингс. Мы нашли твои заначки на руднике Вольфа.

Краска быстро сошла с лица Барлингса, и вид у него стал жалкий и виноватый.

— Мы теряем время! — прорычал Том, глядя исподлобья. — Ребята не могут сторожить вечно.

— Я проверю подвал, — предложил Зак, убирая револьвер в кобуру. — Можно будет хотя бы деньгами взять, раз уж мы тут, а, Том? Пойдем, Бет Энн. Ты мне поможешь.

Дрожа всем телом, Бет осторожно двинулась вперед, чувствуя, что у нее кружится голова. Открытый проход в подвал маячил впереди, как спасательный круг. Кажется, они сделали это!

— Принеси все, что там есть, Медисон! — распорядился Том.

Его глаза засветились алчностью.

— Ты… ты губишь меня! — закричал Барлингс.

Том злорадно усмехнулся.

— Я всегда утверждал, что банкиры, вещь столь же бесполезная, как и бородавка на заднице у хорошенькой девушки, готов поспорить…

Дверь банка распахнулась и Бобби Барлингс влетел внутрь. Его глаза были широко раскрыты, в руке он сжимал горсть леденцов. Он бросился к отцу, словно не замечая ни вооруженных пистолетами мужчин, ни людей распростертых на полу.

— Папа! Это она! Мисс Бет Энн вернулась! Я видел ее!

— Бобби, нет!

Предупредительный выкрик Бет Энн прозвучал слишком поздно.

Том прыгнул к парню, схватил его за загривок и молниеносно захлопнул дверь.

— Теперь ты останешься здесь, недоумок, — усмехнулся Том, сжав горло Бобби своими железными пальцами. Бобби закашлялся, уронив леденцы, тщетно пытаясь вырваться. Его карие глаза стали огромными и испуганными. Старший Барлингс бросился вперед, сжав кулаки, протестующий возглас застыл у него на губах.

— Скорее внутрь, мой ангел, — повелительно сказал Зак, подталкивая Бет Энн к подвалу.

— Нет.

Она остановилась у двери и покачала головой, напуганная, но решительная.

Она не могла оставить невинного Бобби на произвол судьбы в руках безжалостного Тома Чепмэна. Бет встретила расстроенный взгляд Зака. На ее лице он прочел молчаливый призыв: Сделай что-нибудь!

— Смотри, Банкир! — рявкнул Том, вставляя ствол кольта в рот Бобби.

Барлингс застыл на месте, дыхание замерло у него в груди.

— Не смей!..

— Ну, я бы с удовольствием, но… А как там твоя память, не прояснилась еще? Может быть теперь ты вспомнишь, где лежат брильянты?


Глава шестнадцатая | Взгляд Ангела | Глава восемнадцатая