home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава шестнадцатая

— Вернуться в Дестини? Зачем?

Бет Энн испугано и расстроено уставилась в бирюзовые глаза Зака.

— Понимаешь, это единственный шанс, — пояснил он.

Выбитая из колеи молниеносными переходами от объяснений в любви к разговорам о новых маршрутах, когда все, чего ей хотелось, это чтобы он поцеловал ее еще раз, Бет смахнула остатки слез и замотала головой.

— Шанс на что?

— Обелить твое имя и добиться, чтобы Барлингс получил по заслугам.

— Это немыслимо, — нахмурилась Бет, схватившись за запястья Зака.

— Кто же поверит мне, а не правоверному бизнесмену Барлингсу?

— Для начала шериф Николс, — проговорил Зак. — Особенно теперь, когда мы заполучили эти алмазы. Вольф и Роберт должны были продать эти неотработанные камни. Уверен, прояви Николс немного настойчивости, он обнаружит в этом связь с убийством Вольфа.

— Нет! — испуганно отшатнулась Бет.

— Послушай, душечка, я понимаю, что ты не можешь жить под угрозой виселицы, и мы должны все исправить, чтобы у тебя было будущее, которого ты заслуживаешь.

— Но, Зак, если даже шериф и выслушает нас по этому делу, тебе предъявят обвинение за прошлые грехи. Да и побег из тюрьмы. Ты же говорил, что Николс уже почти разоблачил тебя!

— Я как-нибудь выкручусь.

— Ну, а я нет! Не хочу, чтобы ты попал в тюрьму! Все равно, что посадить орла в клетку. Мне этого не надо. Мне…

— Я на все готов, ради тебя. На все… — повторил Зак. — Отсижу и выйду чистым, если только буду уверен, что ты станешь ждать, готовая надеть кольцо и вести меня всю жизнь праведным путем.

У Бет Энн захватило дыхание, а сердце забилось так, что когда она заговорила, это был почти шепот.

— Ты… ты просишь меня выйти за тебя… замуж?

Зак провел пальцами по ее густым темным волосам на висках.

— Думаю, что так оно и есть.

Почти оробев, словно боясь того, что она узнала, Бет Энн повернулась к Заку.

— Ты все это сделаешь для меня?

— Да.

Его искренность озарила ей сердце таким сиянием, что все сомнения рассеялись.

— Ты меня любишь?

Зак грубовато ухмыльнулся и погладил ее по щекам.

— А разве я этого не говорил?

— Но я боялась поверить.

— Чему? Что грешник может начать жить по-новому, если праведная женщина затронет в нем его лучшие струны. Я смогу это с твоей помощью, Бет Энн. И если ты поверишь мне, клянусь перед Богом и людьми, у тебя никогда не возникнет сомнения в моих чувствах к тебе.

У Бет дрогнули губы.

— Правда, Зак?

Зак торжественно кивнул.

— Правда, ангел мой, правда.

— О, Зак! — Она бросилась ему на шею, крепко обняла и страстно прижалась. — Я так тебя люблю!

— Тогда скажи «да».

— Нет, я не могу связать тебя против твоей воли тюрьмой или брачным контрактом. Я не позволю тебе пожертвовать ради меня свободой!

Зак покачал головой.

— Свободой? Дрейфуя по течению, я никогда не был свободен. Когда я гляжу в твои ангельские глаза, я, наконец, вижу цель своей жизни. И если мне суждено заплатить долги обществу, чтобы помочь тебе вернуть свое доброе имя, то я это охотно выполню. Мы оба можем начать все заново, и это означает, что ты станешь моей невестой. — Выражение лица Зака изменилось, став почти застенчивым. — Если мы будем вместе, и ты будешь моей.

— Но я и так твоя, что бы там ни было, — прокричала Бет в муках счастья и ужаса. — Нам не надо возвращаться в Дестини, чтобы восстановить мою бесценную репутацию! Она теперь не имеет никакого значения.

Бет тянула Зака за рубашку, пытаясь заставить его понять.

— Ты прав — то, что ты сам о себе думаешь, гораздо важнее того, что думают другие. Я считаю, что тебя послал в Дестини Бог, чтобы освободить меня от этого бремени. Я не собираюсь склонять от стыда голову и выбирать лучшую долю, я уже выбрала тебя Зак Медисон.

Он не выпускал Бет из объятий.

— Душечка.

Бет коснулась его лица.

— Как ты не понимаешь? Я пойду за тобой куда угодно — в Калифорнию, в Мексику, какая разница. Ничего не имеет значения, лишь бы ты любил меня, и мы были бы вместе. Я поняла это.

— Ну, в том, что я тебя люблю, я абсолютно уверен, — сказал Зак, и мы теперь вместе, но пусть будет по-моему.

— Зак, ради Бога.

— Всю жизнь нравственности во мне было не больше, чем в вареной лапше, — твердо проговорил он. — Первый раз я поступаю правильно. И мне хочется чтобы мы так и продолжали бы. Ты согласна? Ты дождешься меня?

Бет Энн ясно видела его искренность и понимала его жертву, его гордость и решительность. Как она могла ему противиться?

— Да, — задыхаясь проговорила она. — Я буду ждать, хоть вечность.

— Не плачь, — пробормотал он, целуя ее глаза, нос, шею. — Я не могу видеть твоих слез.

— Неужели женщина не может уж и поплакать от счастья что она помолвлена с тем, кого любит?

Бет ласкала его щеки, завитки на затылке…

— Просто я счастлива.

— Не могла бы ты проявлять свои чувства как-нибудь иначе? — пробормотал Зак.

— И напугана, — мягко добавила Бет.

— Ты понимаешь, почему так надо? Не только для тебя, но и для меня тоже. Своего рода искупление, чтобы заплатить мои долги Богу и людям.

— Понимаю.

Бет поднялась на цыпочки и поцеловала его в губы.

— Я сделаю все, что ты хочешь. Но все это завтра, а сегодня — наш день.

— Видит Бог и я хочу того же.

Бет хитро улыбнулась ему.

— Тогда докажи, как сильно ты этого хочешь.

Зака не нужно было долго уговаривать. Бет Энн поняла: они будут вечно познавать друг друга, и ей не нужно опасаться никаких Хуанит. Но тревога все же не оставляла ее.

— Мы можем двинуться на север или на запад… — проговорила Бет.

— Хотя все еще не могу поверить, что не сказал к югу — твердо проговорил Зак, — чтобы встретить свою судьбу.

Бет нахмурилась.

— Это даже не смешно.

— Я не могу противиться, когда ты дуешься.

Утро они посвятили поиску пути к серебристому ручью, видимому сверху, и в дневную жару, проказничали в мелководье, как дети. Более прохладные часы Бет и Зак отдавали дороге. Им приходилось ехать вдвоем на единственной, да к тому же еще и наполовину хромой лошади. И вот настал момент, когда они подошли к развилке, где надо было делать выбор. Бет не была уверена, что им нужно возвращаться в Дестини.

— Я не дуюсь, но все-таки… — недовольно начала она.

— Эй, мы ведь будем вместе. Ты помнишь об этом? Возможно все будет не так плохо, как ты думаешь.

— Нет, возможно все будет хуже! О, Зак, мне кажется не перенесу разлуки с тобой. Особенно теперь, после того…

Бет покраснела.

— Я знаю, ангел мой. Мне тоже тяжело об этом думать. Но ты знаешь, что надо делать и почему.

Бет попыталась улыбнуться.

— Проповедник не может поддаваться искушению?

— Хотя ты способна совратить самого апостола Петра, но не на этот раз. Наше будущее должно быть свободно от старых призраков.

— Идет. — Пригнувшись в седле, Бет нежно поцеловала Зака и выпрямилась с решительным блеском в серых глазах.

— Что ж, сэр, в Дестини, так в Дестини, я готова покончить с этим делом.

Продвижение было медленным, но Бет Энн не пыталась больше уклониться от неизбежного, так как Зак в это время был особенно ласков. Они вновь обрели взаимопонимание. Сначала они следовали по течению ручейка, затем напали на тропу. Не забывая об опасности, которую представляли индейцы, они осторожно двигались на юг, к Дестини.

Бет Энн понимала, что достижение их цели — вопрос времени, и тревога ее возрастала с каждым шагом.

— Как ты думаешь, сколько все это займет времени? — Они шли вдвоем с Заком, а лошадь плелась за ними сама по себе.

Зак пожал плечами.

— Пару дней при таком темпе. Нам надо поискать место для привала. Мы не можем слишком переутомлять лошадь, иначе нам придется обходиться совсем без нее.

Со вздохом Бет Энн завязала волосы сзади небрежным узлом и подобрала его под шляпу. Ей удалось заколоть разрез на неприлично выглядевшей юбке двумя колючками, и она вожделенно думала о свежем белье.

— Может быть, было бы лучше утопить все эти образцы, которыми ты загрузил седельные мешки. На кой черт они тебе вообще сдались?

Зак поднял свои светлые брови.

— Любопытство. Может, ты найдешь химика, который проведет анализ найденных мной образцов минералов. Ты ведь понимаешь, что теперь владеешь жилой. Ты сможешь объявить об этих минералах. Это облегчило бы тебе жизнь, так как позволило бы работать поменьше, пока я… буду отсутствовать.

— Как ты можешь так спокойно возвращаться в тюрьму? — прокричала Бет. — И ты уверен, что я буду освобождена от обвинения в убийстве? А если нет? В лучшем случае я тоже залечу в тюрьму. Это безумие, Зак! Давай вернемся. Я скорее попробовала бы счастья с апачами. Нам не надо этого делать…

— Ангел мой, мне кажется, не следует менять своих решений.

— Нет, вовсе нет! Мы можем…

— Взгляни.

Зак мотнул головой, указывая на облако пыли, катящееся к ним по долине.

Всадники!

Охваченная внезапной тревогой, заставившей участиться ее пульс, Бет схватила его за руку.

— Боже, Зак! Это полицейский отряд? Что нам делать?

— Найти тень и посидеть, пока они не будут здесь. У меня дьявольски гудят ноги. А у тебя?

Спокойствие Зака разозлило Бет.

— К черту твои ноги! Что теперь будет?

— Как что? Конечно же мы им сдадимся.

Бирюзовые глаза Зака сузились, он отстегнул свою винтовку.

— Пристегни ее к седлу, ангел мой. Не надо провоцировать их на стрельбу, но держи ее наготове, так, на случай…

— На какой случай? — поинтересовалась Бет Энн.

— Самый глупый полицейский отряд, который я когда-либо видел, — пробормотал Зак, напрягшись. — Они нас заметили.

Она вцепилась в его рукав.

— Я люблю тебя, Зак.

— Не трусь, ангел.

Зак успокаивающе пожал ей руку и сделал шаг вперед, словно желая заслонить ее.

— Что бы ни случилось, слушайся меня.

Первый всадник, окруженный столбом пыли, был уже рядом с ними. Из-за пыльной завесы Бет Энн моргала и чихала, стараясь разглядеть подъехавшего, но он не был похож ни на кого из Дестини. Всадник был основательно вооружен, одет в грязные штаны и пропотевшую рубаху. Он остановился.

— Здорово!

Зак шагнул вперед и дружелюбно улыбнулся, хотя бородатая физиономия с зубастым оскалом, не предвещала ничего хорошего.

— Привет, друг. Не правда ли приятно встретить дружелюбную морду в подобном месте?

Всадник сплюнул на дорогу, а тем временем подъехали его спутники.

— Куда намылились? — спросил он, обращаясь к Заку.

— На юг, а вы?

— На север.

— Твои парни здешние?

— Что, вляпались в неприятности? — спросил в ответ всадник.

Зак поднял шляпу и задумчиво почесал в затылке.

— Вроде бы да. Апачи несколько дней назад сожрали кобылу моей жены, а теперь и эта лошадь охромела.

При слове «жена» Бет Энн вздрогнула и начала успокаиваться: широкоплечей фигуры шерифа не было видно. Слава Богу, все еще можно поправить! Если только ей удастся переубедить Зака, все будет в порядке.

Зак продолжал спокойно разговаривать.

— Вы бы оказали мне большую услугу, если бы я смог купить у вас лошадь. Это возможно?

— Возможно. — Глаза подъехавшего первым всадника сузились. — А мы, часом, не знакомы?

Зак заколебался.

— Не могу вспомнить, друг, встречались ли мы раньше.

— Что… что за черт, это же Зак!

Всадник подбросил сомбреро и просиял.

— Не узнаешь меня, Зак? Я старый Доджер!

Бет Энн воспрянула. Оказывается, это друг Зака. Такое малообещающее начало может обернуться спасением.

— Доджер, — задумчиво проговорил Зак, словно пытаясь что-то припомнить.

— Ты что, не помнишь? И обзавелся женой, говоришь? Здрасте, мэм.

Бет Энн неуверенно улыбнулась, нервно сняла шляпу и поправила волосы, пытаясь привести себя в порядок.

Доджер разразился многословными приветствиями и уставился на нее с открытым ртом.

— Ах я, старый осел!

— Что там, черт побери, происходит, Доджер? — спросил один из всадников. Плотно сложенный мужчина с черными, как смоль, обвислыми усами и небритой несколько дней щетиной пробился на своем жеребце через группу.

Бет Энн замерла, у нее перехватило дыхание. Дородная фигура, волосатая внешность, ледяные синие глаза. Она сразу же его узнала. Словно откуда-то издалека до нее донеслось грязное ругательство Зака.

Бет Энн и самой хотелось чертыхаться. Голова у нее закружилась. У нее сперло дыхание: вероломный возлюбленный, грабитель, преступник, убийца, Том.

— Глянь-ка, кого я здесь нашел, Том. Это же, как пить дать, он подцепил твою бабу.

— Вот черт!

Том Чепмэн соскочил со своего гнедого.

Одетый в клетчатую ковбойскую рубаху и цветной платок, с кожаным ремнем для револьвера, он внешне ничем не отличался от тысячи других пастухов. Но лишь пока не вглядишься в его бесчувственные синие глаза. И тогда сразу станет ясно, что этот человек может руководствоваться только чисто животными страстями, безжалостный, как хищный зверь, берущий то, что он хочет, невзирая на мораль или последствия.

Бет Энн смотрела на его приближение с каким-то подобием былого обожания. Но теперь черты, которые она когда-то находила мальчишески привлекательными, казалось выцвели, а животное начало его мужественности было отталкивающим и грубо вульгарным.

— Ну, Том! — шагнул вперед, протягивая руку, Зак. — Не очень-то завидное зрелище ты представляешь! Видно, не в чести в здешних местах?!

— Отстань, Медисон.

Пройдя мимо Зака, Том остановился перед ней и смерил ее взглядом с ног до головы.

— Привет, Бет Энн.

Чувствуя на себе наглый, раздевающий ее взгляд Тома, Бет покраснела от унижения. Расправив плечи она обдала его ледяным взглядом.

— Том.

— Черт, а она красоточка, Том, как ты и говорил, — заявил Доджер. — Не мог уж поздороваться поласковее.

— Да, Том! — подуськивал его другой всадник. — Чего ждать-то?

— Давай, мирись с красоткой! — поддакнул третий. Другие присоединились с непристойными подбадриваниями. Одни все еще на лошадях, другие, пешие, подошли поближе, чтобы посмотреть на бесчестную мисс Бет Энн Линдер.

Боже, что он наврал? Бет Энн припомнила, что Том рассказывал про нее Заку. Что все эти люди знают о ней и Томе Чепмэне? О чем они догадывались? Бет была готова провалиться сквозь землю.

— Ну что ж, неплохая мыслишка. Ухмыляясь, как похотливый шакал, сказал Том, он вытер рот рукавом и поманил Бет Энн пальцем.

— Подь-ка сюда, сладкая ты моя. Не хочешь показать, как ты по мне соскучилась?

— Нет, благодарю, Том, — холодно огрызнулась Бет. — Встреча с тобой освежает, как поджаривание на вертеле.

Ее враждебность удивила Тома, и совершенно неожиданно Бет заметила, что он колеблется и чего-то испугался. На мгновение это поразило ее, но затем она поняла полную несостоятельность Тома. Оказывается, этот большой, бравый Том, бич и гроза преступных банд не мог даже переспать с женщиной! Губы Бет скривились в понимающей усмешке.

Темные щеки Тома покраснели.

— Ты всегда была сучкой, Бет Энн. Это и делает тебя столь сладкой.

Он притянул ее к своей груди и впился в ее губы.

Бет Энн чуть не стало дурно от его отталкивающего зловония. Да неужто было время, когда она с удовольствием принимала его ласки? Немыслимо. Все это было тысячи лет назад. Бет взбесилась от отчаяния, что когда-то любила его. С неистовым гневным воплем она укусила Тома и закатила ему оплеуху. Том, взвыв, отпрянул назад, затем на него навалился Зак, оттаскивая его с такой силой, что Том повалился в грязь.

— Убери от нее свои лапы! — прорычал Зак.

— Говоришь, что она твоя жена, — вмешался Доджер с лукавой усмешкой. — Что-то я не вижу обручальных колец.

— Ах ты, сукин сын!

Том вскочил на ноги и закатил Заку такой удар в челюсть, что у того пошла кровь носом. И тотчас Том навалился на него всем своим весом.

— Как правило, я убиваю тех, кто вторгается на мою территорию!

— Ты оставил ее на два года в руках Вольфа Линдера! — Зак вытер нос рукавом и сплюнул. — У тебя больше нет никаких прав на эту территорию, так что оставь ее, ты чудо-импотент!

Как можно было снести такое перед лицом своих товарищей. С разъяренным рыком Том схватился за пистолет.

— Нет! — провизжала Бет Энн и подалась вперед, но тут же была остановлена твердой рукой Доджера.

Не обращая внимания на ее выкрики, Том взвел курок. С мерзким смешком он угрожающе целился Заку в пах.

— Когда я что-то хочу, я беру это. Что мешает всадить в тебя пулю и восстановить мои права?

Наклонившись, Зак окинул Тома презрительным взглядом и разразился руганью:

— Ты, мерзкий ублюдок! Я-то считал тебя крутым парнем, а ты всего лишь комок грязи. Черт, я не хочу тратить на тебя время, когда есть шанс получить большие бабки!

— Бабки? — Синие глаза Тома сузились. — Какие бабки?

— Женщины приходят и уходят, Том, но такая возможность бывает раз в жизни, ну, может быть, два. — Зак покачал головой. — Я-то думал, что ты человек с головой, но ты не отличаешь дерьмо от дикого меда. Какого же я свалял дурака, что верил тебе!

Бет Энн задохнулась, тряся в замешательстве головой. Что хочет сказать Зак? Том, казалось, тоже был в недоумении.

— Да о чем ты толкуешь? — потребовал разъяснения Том.

Зак стер подтек крови на губе и удостоил противника саркастической улыбкой.

— Богатства, Том, какие тебе и не снились. Хотел бы ты богатств Вольфа Линдера?

— Да что за сучью чушь ты несешь, — хмыкнул Том, у него никогда ничего кроме лачуги, не было.

— Опять ошибаешься, Том. Вольф мертв, и у меня здесь его права. — Он вынул из кармана пакет и протянул Тому.

Грузный уголовник поймал взглядом пакет и с недоверием уставился на Зака.

— Что это, черт возьми?

— Алмазы, — усмехнулся Зак. — И я знаю, где набитый ими банк!


Глава пятнадцатая | Взгляд Ангела | Глава семнадцатая