home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Бортовой журнал капитана.

Звездная дата 4801,4:

«До сих пор полет проходил без особых происшествий, за исключением спасения Лорелеи, оратора планеты Хайла. Спок тщательно исследовал банк нашего компьютера, но не обнаружил информации о существовании такой планеты. Маккой, однако, утверждает, что биомодели организма Лорелеи приблизительно соответствуют земным нормам. Имеющиеся отличия не мешают ей дышать атмосферной смесью на борту „Энтерпрайза“ или питаться нашей пищей. Она поразительная женщина – умная, хороша собой и обладает каким-то не поддающимся определению качеством, которое я нахожу неотразимым».

Дуга огромных голубых искр с громким треском метнулась от панели управления к терминалам двигателей искривления. На ее пути оказался один из техников. Не успели его истошные вопли смениться тихим постаныванием, как по машинному отделению распространился запах горелой плоти.

– Позовите Маккоя, быстро! – проорал Скотт. – О Боже, двигатели! Макконел, нужно понизить их мощность. Но полностью не отключай! Прежде надо узнать показания компьютера.

Рыжеволосая Макконел бросилась выполнять указания шефа, а Скотт тем временем осторожно потащил по полу обмякшее тело раненого техника подальше от зоны короткого замыкания, не обращая внимания на искры, угрожающие вспыхнуть в каком-нибудь дюйме над его головой. Удалив парня на безопасное расстояние от панели, Скотт сел рядом с ним на пол и прерывисто вздохнул.

– Мои двигатели. Драгоценные мои малыши, – пробормотал он в отчаянии, качая головой. Дуга, интенсивность которой заметно повысилась, пролегала теперь смертоносным радужным мостом между панелью управления и обшивкой одного из двигателей. Почерневший металл обшивки, превратившись в шлак, уже начал отслаиваться и осыпаться на пол. Сложнейшие печатные платы, интегральные схемы и проводка, подверженные сильному нагреванию, расплавились и тоже начали обугливаться. «Еще несколько секунд, и схемы-возбудители материи-антиматерии будут разрушены», – с ужасом подумал Монтгомери Скотт.

– Готово, Скотт, – крикнула рыжеволосая с другого конца машинного отделения. – Я убрала энергию с двадцать третьей.

– Дорогуша, но ведь это отключит системы жизнеобеспечения корабля!.. Впрочем, пусть лучше несколько минут не будет света и вентиляции, чем взорвется двигатель.

– Что происходит, проклятие? – ворвался в машинное отделение доктор Маккой. – Ты вырубил всю энергию в коридорах. Даже двери не открываются.

– Прошу прощения, доктор, но сначала окажите помощь моему парню, а потом я вам все объясню.

– Что с ним? – Маккой присел на корточки рядом с пострадавшим, бегло оглядел, и лицо его скривилось в гримасе. – Ого! Ожоги третьей степени на плечах и спине. Электричество?

– Так точно. Короткое замыкание, – Скотт махнул в сторону панели. Искрящейся дуги уже не было.

Она исчезла, как только Макконел убрала энергию с шины управления номер двадцать три.

– Здесь я ему мало чем смогу помочь. Необходимо доставить его в лазарет. Нужен противоожоговый гель. Плазма. Поврежденным венам и артериям потребуется микрохирургия, – говоря это, Маккой уже приступил к работе. Взглянув на показания медицинского трикодера, он ввел технику обезболивающий бета-эндорфиновый стимулятор.

– Транспорт подан, доктор, – сообщила Макконел, указывая на появившегося в дверях парня с носилками-антигравами. Маккой кивнул санитару, и тот опустил антигравитационную платформу на пол рядом с раненым. Техника осторожно положили на платформу, и она поплыла в сопровождении медика из машинного отделения.

– Через минуту он будет в лазарете, – сказал Маккой, – еще кто-нибудь пострадал. Скотт?

– Больше никто, доктор, слава Богу. Только Андре.

Леонард Маккой огляделся и пожал плечами.

– Сделаю все, что в моих силах, чтобы поскорее поставить парня на ноги, но пока придется обойтись без него.

– Ясно, доктор, – кивнул Скотт. – Ну, Хезер, что там стряслось?

– Все не так плохо, как на первый взгляд, – ответила рыжеволосая. – Схему возбудителя можно восстановить. Думаю, мы вполне справимся.

Скотт благодарно улыбнулся помощнице. Приятно, черт побери, когда в трудную минуту рядом с тобой верная соратница, влюбленная в двигатели, как и ты сам. Для Скотта это означало даже больше, чем то, что Макконел, как и он, была шотландкой по происхождению.

– Доложите обстановку, мистер Скотт, – раздался требовательный голос. Скотт обернулся к только что вошедшему в машинное отделение Кирку. На лице капитана застыло тревожное выражение. – Мне необходима энергия на палубах с четвертой по восьмую.

– Капитан, это будет возможно только после устранения неисправности.

Кирк окинул цепким взглядом оборудование, мгновенно зафиксировал место повреждения и попытался на глаз определить его степень.

– Пока ничего страшного, сэр, – ответила Макконел на безмолвный вопрос капитана. – Однако магнитные емкости двигателя правого борта опасно истончились. Они на грани разрыва.

– И в этом причина аварии? Истончение магнитного поля обусловило утечку радиации?

– Схемы перегрузились, пытаясь стабилизировать поле, сэр, – грустно объяснил Скотт. – В наших условиях невозможно отладить двигатели должным образом.

– А если я понижу скорость до фактора – 1, ты сможешь произвести ремонт на ходу?

– Было бы лучше, сэр, если бы мы нашли что-то вроде дока, где можно причалить. Для приличной работы над двигателями мне требуется защитное экранирование, – проговорил Скотт почти умоляюще.

– До Аммдона еще суток пятнадцать лету, а на пониженной скорости даже больше. Ты ведь знаешь, почему нам нужно доставить туда дипломатов, Скотт. Делай что хочешь, только не отключай двигатели.

– Есть, сэр. Они будут работать, но это небезопасно.

– Все обойдется, Скотт. Я в тебя верю, – Кирк ободряюще улыбнулся и направился к выходу, торопясь в лазарет.


* * * | Мятеж На Энтерпрайзе | * * *