home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Бортовой журнал капитана.

Звездная дата 4908,0:

«Как ни труден был побег с планеты-организма, мне кажется, что вернуть под свое командование „Энтерпрайз“ будет еще сложнее. Лорелея полностью контролирует экипаж; она опутала моих людей сладкой паутиной своих изречений о мире и недопустимости насилия, лишила их воли. Чтобы поправить это, потребуются большие усилия и много времени. А времени у нас не осталось».

– Осторожнее, Спок. Вы подошли слишком близко.

– Доктор, я – квалифицированный пилот. Я не нуждаюсь в ваших указаниях. Занимайтесь лучше своими пациентами. Надеюсь, ваши медицинские навыки превосходят ваши навигационные способности.

Кирк, издав стон, открыл глаза. Он вспомнил, что потерял сознание, упав на стальной пол шаттла. Теперь же он лежал на одной из противоперегрузочных мягких кушеток. Капитан с трудом принял сидячее положение и, разлепив губы, хрипло приказал:

– Докладывайте, Спок.

– Сэр, мы находимся менее чем в тысяче метров от «Энтерпрайза». Мистер Скотт связался с бригадой, обслуживающей посадочный отсек. Они уже открывают двери. Скоро пришвартуемся.

– Посмотрите, капитан. Ремонт идет согласно плану, – сказал Скотт, глядящий наружу через крошечные иллюминаторы. – Молодцы, ребята.

Он сиял от удовольствия при виде столь искусно реконструируемых модулей материи-антиматерии. Корпус одного из ВОРП-двигателей был раскрыт. Экранировка парила всего в нескольких миллиметрах от смертоносной антиматерии, удерживаемая на месте невидимыми силовыми полями. Приближалась последняя стадия ремонта, когда следовало переформировать магнитные емкости, чтобы активировать мощный источник питания корабля.

– У нас семь человек, способных выдержать воздействие голоса Лорелеи. Как полагаете, такого количества достаточно? – спросил Кирк.

– Я думаю об этом, капитан. Если нам удастся оглушить членов команды посадочного отсека, тогда мы сможем сразу же пробраться в машинное отделение. А оттуда нам будет достаточно просто задействовать баллоны с усыпляющим газом. Конечно, таким образом мы временно выведем из строя сразу четыреста двадцать членов экипажа, но ничего не поделаешь – постепенно, по частям, нам не справиться с такой массой народа.

– Как обычно, Спок, ваш анализ проведен мастерски, – вздохнул Кирк. – Я вот только боюсь, что Лорелея отсоединила баллоны с усыпляющим газом от системы циркуляции воздуха. Она ведь имеет свободный доступ в любой отсек корабля.

– Применение усыпляющего газа не является насильственным методом, капитан. Это не должно противоречить философии хайланки.

– Она понимает, что это может быть использовано против нее. Захват корабля не был спонтанным, она все спланировала заранее. Меня не удивит, если мы обнаружим, что повреждено большинство средств внутренней обороны.

– Даже если они и не повреждены, – сказал Скотт, – многие члены экипажа находятся снаружи, занятые ремонтом двигателей. По первому зову Лорелеи они набросятся на нас.

– Если, как вы утверждаете, они прониклись идеями пацифизма, тогда они не в состоянии оказывать нам физического сопротивления, – встрял в разговор Нил. – В этом наше преимущество. Мы можем драться, они – нет.

– Они по-прежнему члены нашего экипажа и наши друзья, мистер, – резко заявил Кирк. – А их пацифистские настроения не помешают им засадить нас в кутузку. Количественное соотношение не в нашу пользу – по шестьдесят человек на каждого из нас. Единственное наше преимущество – внезапность.

– И скорость. Нужно действовать очень быстро.

– Да-да, скорость и внезапность, – согласился Скотт. – Но если, как вы предполагаете, усыпляющий газ не сработает, тогда что нам делать?

– Мы возьмем в плен Лорелею. Запрем ее в тюремной камере, чтобы у нее не было возможности общаться с кем-либо. Сработает усыпляющий газ – хорошо. Нет, значит, попробуем обойтись без него. Без непосредственного контакта с людьми гипнотические влияния Лорелеи значительно понизятся.

– Конечно, – сказал Спок, – однако на протяжении нескольких суток люди будут испытывать те чувства, которые уже успела внушить им хайланка. А для их полного излечения потребуется еще больше времени. Думаю, когда мы вернемся на Звездную Базу I, всех членов экипажа необходимо подвергнуть полной психологической обработке.

– Всех, кроме вас, конечно, – язвительно заметил Маккой. – Насколько я понимаю, вы, вулканцы, совсем не воспринимаете подобные чары, которыми околдовала нас Лорелея?

– Нет, не совсем. Я обнаруживаю в своем поведении некоторое – незначительное, правда, – влияние ее личности. Но в отличие от вас, людей, мы способны логически контролировать свои действия… А теперь, доктор, извините, но я попросил бы вас не отвлекать меня несколько минут. Мы входим в корабельный док.

Перед приближающимся к кораблю шаттлом немедленно распахнулись двери посадочного отсека – «Энтерпрайз» будто широко зевнул. Спок искусно провел «Галилея – 7» через раскрытые ворота, мягко, почти без толчка, пришвартовался к причалу, потом взглянул на поднявшегося на ноги Кирка. Капитана слегка пошатывало – он еще не вполне оправился от удара головой о металлический пол при старте.

– Ну, с Богом. Лорелея, наверное, на мостике. Оглушаем всех, кто попадется у нас на пути. Нельзя допустить, чтобы кто-нибудь сбежал и поднял тревогу.

– Есть, капитан, – кивнул Спок.

Джеймс Т. Кирк повернулся и подал сигнал Нилу, чтобы тот открыл люк. Кирк не стал дожидаться, пока крышка люка поднимется полностью, она отошла лишь наполовину, а капитан уже послал в проем красный луч фазерного огня. Двое техников, встречавших шаттл, почти одновременно свалились на палубу, оглушенные. Кирк рванулся наружу; следом за ним высыпала вся группа захвата, обрушив на противника огонь фазеров и поражая оцепеневшие от неожиданности живые мишени.

Спустя несколько секунд все было кончено – десять человек персонала, обслуживающего посадочный отсек, лежали на полу без сознания.

– Готово, капитан, – сказал Скотт, – теперь я доложу обстановку этой девушке на мостике. Он включил коммуникатор.

– Лорелея, здесь Скотт. Докладываю о благополучном возвращении. Идет разгрузка последней партии экранировки.

– Отлично, мистер Скотт. Вы прекрасно справились с заданием. – Кирк заметил, что выражение лица Скотта чуть изменилось. Даже с запечатанными ушами он слышал проникновенный голос инопланетянки, который мог снова вернуть его в рабство. Кирк взял инженера за плечи и сильно встряхнул. Скотт заморгал и, мотнув пару раз головой, сдержанно кивнул капитану, как бы говоря: ну уж нет, больше я ей не поддамся.

Добежав до турболифта, они вшестером – Скотт отправился в машинное отделение – втиснулись в кабину и поехали на мостик. Восковые затычки в ушах лишали их возможности слышать знакомые звуки: шуршание кабины, несущейся сквозь этажи, электронное жужжание оборудования, тихое скрежетание металла о металл, когда двери лифта раскрылись. Мостик. Кирк сделал два быстрых шага вперед.

Лорелея сидела в командирском кресле, созерцая изображение на видеоэкране. Взгляд Кирка метнулся на картинку – его, Кирка, экипаж усердно трудился на ремонте двигателей – и тотчас же вернулся к Лорелее. В эту долю секунды хайланка и почувствовала неладное. Она ударила по кнопке тревоги. На пульте вспыхнули красные огни, где-то в отдалении взвыла сирена.

Спок и Кирк открыли огонь из фазеров. Чехов и Зулу, даже не успев обернуться, обмякли в своих креслах. Вскочившая на ноги Ухура попыталась заслонить своим телом хрупкую инопланетянку. Ей это удалось, и она, получив сдвоенный лучевой удар, откинулась на пульт, широко раскинув руки, после чего сползла на пол, уже без сознания.

А Лорелея тем временем кинулась к винтовой аварийной лестнице, ведущей на палубу нижнего уровня.

Кирк не услышал, а ощутил, как в спину ему дунуло воздухом. Обернувшись, он увидел, что двери турболифта закрылись и кабина двинулась вниз. Ясно – Маккой и Нил хотят перехватить там Лорелею. Остальные офицеры, несущие вахту на мостике, ринулись было на атакующих, но точный огонь Спока не оставил им шанса. Секунд через пятнадцать все уже мирно лежали на полу, погрузившись в сон без сновидений.

– Проклятие, Спок, она улизнула от нас!

– Корабль под нашим контролем, капитан. Без мостика она не сможет вернуть себе полную власть.

Кирк уселся в кресло командира и набрал на клавиатуре код. На панели Чехова не загорелось ни одной красной лампочки.

– Она нейтрализовала газовые баллоны, как я и предполагал. Мостик-то наш, но большинство систем корабля по-прежнему в ее руках. Как только она доберется до вспомогательного пульта управления, у нас появятся проблемы.

– Турболифт мы вывели из строя. Теперь на мостик можно проникнуть только по лестнице.

– Или через купол, – Кирк воздел глаза к прозрачной стеклостальной крыше мостика. – Несколько минут работы атомным резаком и внезапная декомпрессия убьет всех присутствующих в командной рубке.

Но Кирк не хотел и думать о том, что техники, ремонтирующие двигатели, решатся на такой шаг.

Лобовая атака капитана почти увенчалась успехом. Почти! Да она с треском провалилась, атака эта! Лорелея сбежала, целая и невредимая, по-прежнему контролирующая умы людей и имеющая в своем распоряжении уйму времени для тщательного планирования контратаки. Время работало на нее, а не на Кирка и его группу.

– Сэр, мистер Скотт на связи.

– Докладывай, Скотта.

– Я в машинном отделении. Хезер Макконел придет в норму достаточно скоро. К счастью, хайланка не очень часто полоскала ей мозги, – он хохотнул. – Остальных я запер в инструментальном бункере.

– Завари фазером все двери, которые только можно, чтобы никто не смог быстро проникнуть в зону машинного отделения. Мы упустили Лорелею… В любую минуту она может бросить на вас все силы.

– Понятно, сэр.

Скотт отключил связь, а Кирк, нахмурив лоб, стал размышлять, как же им изловить Лорелею. Жужжание фазера Спока отвлекло его от мрачных мыслей. Кирк повернулся в кресле и увидел троих оглушенных вулканцем человек, упавших у входа на лестницу. И тут вдруг раскрылись двери турболифта. Кирк мгновенно вскинул фазер и уложил разом еще шестерых. Двери лифта закрылись, и кабина поехала вниз.

– Спок, вы же сказали, что турболифт выведен из строя!

– Неувязочка, капитан. Лорелея опередила нас. Добралась-таки до вспомогательного командного пункта.

– Значит, мы не можем контролировать ни одну из секций корабля.

– Боюсь, что да, сэр. Поскольку ВОРП-двигатели еще не функционируют, а большая часть внутренней энергии поступает от батарей аварийного источника, мы практически ничего не можем сделать. Мне даже не удается отключить систему циркуляции воздуха.

Вулканец еще не закончил говорить, когда видеоэкран покрылся рябью, и вместо изображения ВОРП-двигателя и ремонтной бригады на нем появилось печальное лицо Лорелеи.

– Джеймс, вы удивительный человек. Не ожидала, что вы вернетесь из ссылки, – инопланетянка горестно вздохнула. – Жаль, что вы упорно не желаете отказаться от насильственных методов.

Кирк сглотнул комок в горле. Один лишь вид этой женщины бередил ему душу, не говоря уж о всяких там феромонах и гармонических колебаниях. Несмотря на воск в ушах, убедительные интонации ее голоса прорывались в сознание Кирка.

– Спок, а нельзя ли как-нибудь приглушить ее?

– Секундочку, капитан.

Изображение осталось, но ангельский лик хайланки покрылся узором «в елочку». Слова стали сливаться друг с другом и звучали теперь непонятно, но Кирк по-прежнему хорошо понимал ее. Слишком хорошо.

– Вы не можете ни сбежать, ни одержать надо мною победу. Смиритесь, Джеймс. Я не желаю вам зла, – не дождавшись от него ответа, Лорелея грустно улыбнулась и добавила:

– Мы схватили вашего доктора Маккоя.

– Боунза?! – воскликнул Кирк, приподнимаясь с кресла.

– Он будет транспортирован обратно на планету-организм. Я попытаюсь объяснить ему ситуацию. Доктору не причинят вреда. Он лишь должен жить в гармонии с экосистемой.

– Вы убьете его. Ни один человек не сможет там жить. Мы для планеты инородные тела.

– Я подал на экран помехи второй степени, капитан. Она почти не видит и не слышит вас.

Она схомутала Маккоя, – Кирк безвольно откинулся на спинку кресла, внезапно ощутив безмерную усталость.


* * * | Мятеж На Энтерпрайзе | * * *