home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Бортовой журнал капитана.

Звездная дата 4905,8:

«Высаженный – нет, скорее, выброшенный – на планету, я не имею свободы выбора. Экипаж „Энтерпрайза“ взбунтовался, пав жертвой пацифистской философии инопланетянки Лорелеи. Я должен добраться до Спока и остальных, освободить их и, опираясь на эту маленькую группу, вернуть себе командование кораблем. Перспективы успешного выполнения моего плана не очень радужные, надо признать».

Джим Кирк крайне осторожно, хотя и довольно быстрым шагом, продвигался по черной ленте дороги, ведущей в город. Он опасался, что может ненароком нарушить идеальный природный баланс, за проявлениями которого он наблюдал в лесу и на равнине. Мягко ступая по глянцевитому дорожному покрытию, Кирк вскоре достиг города и, включив трикодер, чтобы фиксировать всю информацию об окружающем, пошел по улице. По мере продвижения в глубь города он чувствовал, как с каждой секундой нарастает в нем изумление от удивительной биологии этой планеты. Поначалу Кирку показалось, что барахлит трикодер, но нет, прибор функционировал безукоризненно, капитана смутило то, что, судя по показаниям трикодера, даже здания представляли из себя живые организмы. Кирк нерешительно приложил ладонь к стене одного из зданий, кирпичного на вид. Рука ощутила теплую пульсирующую поверхность, а ровная стена легонько прогнулась вовнутрь, как бы давая ему понять, что все строение является живым, дышащим существом.

Кирк отпрянул и, отступив на несколько шагов назад, оглядел биологически активное четырехэтажное здание. В десятке метров от того места, где стоял капитан, гуманоиды входили в это сооружение и выходили из него, как обычные жители любой планеты, где дома строят из стали и гранита.

– Непостижимо! Они выращивают свои здания! Что это? Животные? Растения?

Трикодер не дал ему ответа на этот вопрос, а лишь добросовестно сообщал, что здесь «слишком много жизни», как выразился Боунз. «Ладно, – подумал Кирк, – тщательно анализировать этот феномен будут эксперты».

Он вернулся на середину улицы и пошел дальше по центральной части города, разглядывая возвышающиеся по обеим сторонам живые дома. Кирк понимал, что нужно как можно скорее найти Спока и остальных, но, завидев, как возводят новое здание местные «строители», остановился, заинтересованный процессом, в котором участвовали гуманоиды и крошечные черные стремительные существа, похожие на альтаирских птицепауков. «Птички» носились над уже выросшим фундаментом, формируя в воздухе нечто вроде каркаса какими-то почти невидимыми нитями-паутинками, а здание легко и непринужденно следовало их планированию. Оно росло буквально на глазах – сначала на несколько сантиметров в минуту, но вскоре счет пошел на метры. Сооружение нетерпеливо рвалось ввысь, к лазурному небу. Гуманоидные аборигены вели себя не как рабы, не как хозяева, руководящие строительством. Они работали с таким же усердием, как и птицеобразные существа. А внутри растущего здания орудовали какие-то червеподобные твари, выгрызающие в мясистой пульсирующей массе коридоры и комнаты.

– Симбиоз. Все работают вместе, все нуждаются друг в друге. Настоящий коммунизм. Один за всех и все за одного; все знают, что делать и как. Очаровательно…

Кирк умолк, задумался над тем, что только что сказал… и рассмеялся:

– Начинаю говорить как Спок. Но это и в самом деле очаровательно.

Удостоверившись, что трикодер просканировал и записал весь строительный процесс, он двинулся дальше, ориентируясь на силовой сигнал прибора, который указывал местонахождение плененных членов экипажа «Энтерпрайза».

Спустя несколько минут Кирк увидел, что дорога стала неровной… и вдруг огромные черные куски мостовой перед ним вздыбились, как бы намереваясь сделать ему подножку. Он отскочил назад, чертыхаясь, и мостовая осела, возвращаясь в неподвижное состояние. Менее чем в десяти метрах от Кирка высился шипованный забор.

– Спок! – крикнул он. – Вы там?

– Так точно, капитан, – донесся ровный голос вулканца. – Насколько я понимаю, вы на свободе. Честно говоря, я несколько удивлен, что вы не попытались нас спасти, воспользовавшись транспортатором.

– Дальномер вышел из строя при скачке напряжения во время коммутации…

… А у нас нет коммуникаторов, по которым вы смогли бы определить наше местонахождение. Как я и предполагал.

– Джим, ты можешь вытащить меня отсюда? – послышался раздраженный голос Маккоя. Раздраженный, но не испуганный. – Спок меня уже достал. Ведет себя как командир.

– Я и рад бы, но… на «Энтерпрайзе» случились кое-какие неприятности.

– Мятеж? – спросил Маккой сдавленным голосом после довольно продолжительной паузы.

– Да, – с горечью ответил Кирк, – никто из офицеров не поддержал меня. Все встали на сторону Лорелеи. Даже Скотти, Ухура, Чехов и Зулу. Все внезапно превратились в пацифистов, когда я попытался воспользоваться фазерами, чтобы вызволить вас из кораля.

– Спок говорил, что такое может случиться… Проклятие, и опять он был прав.

– Давайте думать, как я смогу вас вытащить, – сказал Кирк. – А потом обсудим, как нам вернуть корабль и как туда попасть. Я не могу подойти к вам ближе, чем на десять метров. Дальше меня не пускает мостовая… бред какой-то.

– Доктор Маккой, надо отдать ему должное, додумался до единственно возможного способа побега, капитан, – сообщил Спок. – Его аптечка у вас?

– Нет. Если она и не у вас, значит, осталась там, где коммуникаторы. Аборигены свалили все в кучу на окраине города. У меня только трикодер, который обронил Лорритсон.

Кирк, помедлив, спросил:

– Кстати, как там дипломаты?

– Погиб Мек Джоккор.

Кирк поежился, несмотря на теплый ветерок, овевающий город.

– Я наблюдал, как он пытался пустить корни… наверное, нарушил симбиоз.

– Не совсем точный термин, капитан. Симбиоз – это длительное сожительство организмов разных видов, приносящее им взаимную пользу. А здесь нечто другое. Думаю, вся эта планета представляет собой единый гигантский живой организм.

– Вы хотите сказать, что отдельным его частям нет необходимости каким-то образом общаться между собой? По крайней мере так, как организм одного вида общается с организмом другого вида?

– Это единственно возможное объяснение, капитан. Гуманоидные аборигены – не телепаты, они часть единого целого, часть своеобразной жизненной формы, которая отнеслась к Меку Джоккору, как к чему-то вроде раковой опухоли. Вот гуманоиды и удалили эту опухоль… В их действиях не больше осмысления, чем в работе антител в вашем организме.

– А что с Зарвом? И с Лорритсоном?

– С ними все в порядке, но после гибели этого парня они с нами почти не разговаривают. Шепчутся о чем-то друг с другом… я полагаю, обсуждают возможность дипломатического» контакта, но вряд ли им удастся осуществить свои планы.

– А для чего вам аптечка Маккоя, Спок?

– Там у меня есть анестетик, Джим, – ответил за вулканца Боунз. – Я обследовал кораль – он имеет один единый стержневой корень. Кораль на некоторое время выйдет из строя, если мы введем в корень приличную дозу метаморфина, и пока он будет «без сознания», так сказать, мы попробуем выбраться отсюда. Но когда он придет в себя – или если планета почувствует, что он «спит», – тогда… тогда всем чертям станет тошно.

– Да, рискованно, – согласился Спок, – но выбирать нам не приходится.

– Я принесу аптечку. А вы ждите здесь, никуда не уходите.

– Капитан Кирк, – я ценю ваше чувство юмора, но, боюсь, что данная ситуация не располагает к шуткам.


* * * | Мятеж На Энтерпрайзе | * * *