home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



3. Тайцзи и тайцзи-цюань

Для всех школ тайцзи-цюань весьма характерны круговые или спиралеобразные формы различных графических представлений. Все учителя этого искусства не устают повторять, что в основе любого движения лежит круг и что оно осуществляется благодаря двоице Инь-Ян. Иными словами, будучи обусловлено попеременным чередованием Инь и Ян, любые движения в этом искусстве должны быть равно лишены «разрывов», «вогнутостей» и «выпуклостей» и развиваться кругообразно. При этом совершенно не важно, какие именно части тела при этом движутся – руки, ноги, поясница и т. п. – ибо, представляя собой не что иное, как тайцзи, они неизменно движутся по круговым траекториям. Разумеется, речь здесь идет не столько об автоматическом выписывании в пространстве идеально правильных кругов, сколько о постоянном присутствии в уме мыслеобраза (и) круга (61).

В этом смысле полезно привести весьма интересное высказывание Чжэнь Пиньсаня (62): «Постепенно становясь все меньше и меньше, круги сходят в конечном счете на нет, благодаря чему мы возвращаемся наконец к таинственной истине чуда тайцзи».

Из всех других частей тела круговые или спиралевидные движения наиболее отчетливо проявлены в руках. Причем максимально резко эта тенденция проявлена в школе Чэнь, где круговые движения буквально «иллюстрируют» линии наиболее распространенного графического представления тайцзи в виде разделенного извилистой «распоркой» круга (63) (см. рис. 11).

Искусство тайцзи-цюань как метод самообороны, укрепления здоровья и продления жизни

Рис. 11


Однако идея круга и тайцзи содержится ничуть не в меньшей мере и в движениях ног. В самом деле, заключительная поза «Одиночной последовательности» тайцзицюань завершается в ее исходной точке.

Иными словами, в конце последовательности мы имеем дело с замыканием круговой траектории. Более того, как известно, исходная поза носит название «размыкания тайцзи», тогда как последняя – «замыкания».

Учителя тайцзи-цюань дают вполне разумное объяснение необходимости использования именно круговых движений. Согласно их словам, круговой характер движений в бою с противником сводит его шансы на победу к минимуму, поскольку, сталкиваясь с вращением «точильного круга» вашего тела, энергия его атаки неизбежно будет «скользить по касательной» и отбрасываться. Шансы на победу у противника могут появиться лишь в случае несовершенства круговых движений или наличия «разрывов». Опять же, при вашем непрерывном круговом движении противник не имеет возможности ни засечь его исходную точку, ни уловить точное его направление, в связи с чем ему бывает гораздо труднее уклониться от вашей контратаки или противостоять ей каким-то иным образом.

Как мы уже говорили, идеи круга и непрерывности движения неразрывно связаны друг с другом. В полном соответствии с чередованием Инь и Ян, движения бойца плавно перетекают одно в другое без малейших «разрывов». По сути, вся «Одиночная последовательность» тай-цзи-цюань состоит из движений, разделить которые представляется невозможным, ибо конец одного является началом следующего, а начало следующего – концом предыдущего. При ее исполнении адепт полностью подчиняется ритму кругового движения, превратившись в своего рода ось и бесстрастно отмечая смену Инь и Ян, подобно созерцающему коловращение жизненных событий древнему мудрецу.

Интересно отметить, что под непрерывностью движений имеется в виду не столько их абсолютная слитность, сколько ни на секунду не останавливающееся движение мысли. Или, как сказано в тексте (64): «Если даже ток энергии на секунду прерывается, то мысль о нем все равно сохраняется».

Учителя описывают в характерной для них образной манере особенность выполнения движений тайцзи-цюань как «вытягивание шелковой нити из кокона»: непрерывно, но плавно и ровно, чтобы нить не прерывалась. В школе Чэнь для описания «Одиночной последовательности» движений используется выражение «выполнить цельное дыхание хэ» (65).

Непрерывность и связанность представляют собой характеристики не только последовательности в целом, но и отдельных движений тела, которое, в то же время, должно двигаться как единый монолит. Иными словами, они должны быть увязаны в одно целое, «не имеющее ни разрывов, ни дыр».

Символ тайцзи, или Великого Предела, одинаково применим как ко всей вселенной в целом, так и к каждой из составляющих ее сущностей (включая такие огромные, как звезды, и столь малые, как атом), представляя собой естественный принцип цикла постоянного изменения: рождения, роста, старения и смерти и смены Инь и Ян. Точно также следует этой закономерности и человек, исполняющий тайцзи-цюань. Отсюда следует, что это искусство представляет собой нечто большее, нежели простую систему физического развития. В ходе выполнения последовательности обязательно должна иметь место гармонизация Великой триады (Небеса, Человек, Земля) в полном соответствии с выраженным в «Книге Пермен» идеалом мудреца: «Совершенномудрый объединяет свою действенную сущность с сущностью Небес и Земли, объединяя свой свет со светом луны и солнца и приноравливая свою жизнь к ритму смены времен года» (66).

Таким образом, следование принципам тайцзи-цюань есть, прежде всего, возврат к первозданной естественности и спонтанности, а присущие этому искусству движения отражают покой холмов и гор и нескончаемое движение ручьев и рек. Один из знаменитейших учителей тайцзи-цюань У Юй-жан сказал об этом так: «Долгий бокс (т. е. тайцзи-цюань) похож на чередование волн большой реки или моря, непрерывно следующих одна задругою без начала и без конца».

Все связанные с тайцзи-цюань понятия, независимо от того, о чем идет речь (о самих движениях или основополагающих принципах), описываются либо непосредственно в рамках иньско-янских взаимоотношений, либо в рамках связанных с ними систем. Вот почему все части тела, и в первую очередь руки и ноги, характеризуются при исполнении последовательности «полнотою» (или) и «пустотою» (сюй), причем умение отличать «пустое от полного» является одним из основных требований к адепту тайцзицюань (67). (При этом «полное» соответствует Ян, а «пустое» – Инь.)

«Полной» называется нога, несущая в данный момент большую часть веса тела. Таким образом, выражение «левая нога наполнена, а правая опустошена» означает, что, в зависимости от конкретной формы, на левой ноге покоятся все сто или, по крайней мере, около семидесяти процентов веса тела, тогда как правая либо полностью разгружена, либо несет на себе не более тридцати процентов веса. Равномерное распределение веса тела между двумя ногами считается серьезной ошибкой, ибо это связано с неразличением Инь и Ян и остановкой движения, что исключает необходимую непрерывность изменений. Техническое обозначение этого недостатка «раздвоение тяжести» (шуан чжен) достаточно красноречиво.

Характеристика «пустоты» и «полноты» вполне применима (хотя и в меньшей степени) и к рукам. Считается, что при «пустой» левой ноге «пустой» является и левая рука. Однако чаще принято говорить о «янской» и «иньской» руках. Выдвинутая вперед рука считается янской, а отставленная назад – иньской, точно так же как к Ян относится рука, расположенная вверху, а к Инь – рука, расположенная внизу. Наконец, левая рука преимущественно рассматривается как янская, а правая – как иньская.

Среди характеризующих движения тайцзи-цюань взаимодополняющих характеристик приняты также парные сочетания «движение—покой», «мягкость—жесткость» и «закрытие—открытие», с тем добавлением, что, подобно тому как «в самом сердце Инь всегда присутствует Ян», движение столь же неразрывно связано с покоем.

Понятие «закрытия» соответствует Инь, а понятие «открытия» – Ян. Однако эти взаимодополняющие понятия применимы не только к «открытым» и «закрытым» движениям, но и используются для описания двух форм энергии: «энергии открытия» (кай цзин) и «энергии закрытия» (хэ цзин). Причем если понятие «кай цзин» основано на идее сосредоточения энергии внутри, то понятие «хэ цзин» — на распространении ее вовне.

Несмотря на взаимодополняющий характер понятий «мягкое» и «жесткое», предпочтение всегда отдается мягкости как рук, так и тела в целом. Причем нет никакого сомнения в том, что это напрямую связано с известным афоризмом из «Дао дэ цзин»: «Мягкость цельного превыше жесткости цельного» (68). Движения тайцзи-цюань в целом сводятся к тринадцати основным формам, соответствующим восьми триграммам и пяти стихиям (69). При этом если формы «отражения», «оттягивания назад», «надавливания вперед», «толчка», «срывания» и «раскалывания», «толчка плечом» и «удара локтем» соответствуют восьми триграммам, то «продвижение вперед», «отступление назад», «перемещение влево», «перемещение вправо» и «центральное равновесие» – пяти стихиям. При этом первые четыре формы («отразить», «потянуть назад», «надавить вперед» и «толкнуть») соответствуют триграммам Цянь, Кунь, Кань и Ли и четырем основным сторонам света. Четыре следующие формы («сорвать», «расколоть», «ударить локтем» и «толкнуть плечом») соответствуют триграммам Сюнь, Чжэнь, Дуй и Гэнь и четырем промежуточным сторонам света. В свою очередь формы «продвинуться», «отступить», «сместиться вправо», «сместиться влево» и «центральное равновесие» соответствуют Металлу, Дереву, Воде, Огню и Земле.


2.  Тайцзи и человеческое тело | Искусство тайцзи-цюань как метод самообороны, укрепления здоровья и продления жизни | Глава III Тайцзи-цюань как средство продления жизни