home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



3

На следующий день, утром, провожали Ферро Джульяни. Он возвращался в Мариуполь поездом, а оттуда должен был катером отплыть в Крым к Клаве.

Весна была в разгаре. Деревья и земля уже покрылись молодой сочной зеленью. Щебетали птицы, в чистом небе светило ласковое солнце. Трудно было даже представить, что где-то гибнут люди, грохочут взрывы, идет война…

Ферро Джульяни попрощался со своими друзьями, крепко пожал всем руки, вскочил на – ступеньку вагона тронувшегося с места поезда. Он долго еще стоял в двери вагона и махал рукой.

Разведчики вернулись к «опелю» и увидели, что рядом с ним стоит знакомая уже им «омара» гауптштурмфюрера СС Краузе.

После взаимных приветствий Андрей и Краузе удалились в привокзальный скверик. Гестаповец спросил:

– Так что, Ганс, будем делиться?

– Видишь ли, Гельмут, – медленно начал Андрей, – добрую половину Кранбюлеровского награбленного добра я уже отдал Францу…

– Бригадефюреру? В Киев? – остановился и выпучил свои хмельные глаза Краузе.

– А ты как думал, – с сожалением произнес Паркета, – поэтому я могу с тобой поделиться лишь половиной того, что у нас есть… Но с условием…

Гестаповец помолчал какое-то время, сорвал с дерева зеленый листок, потер его между пальцами и с иронией спросил:

– Какие еще условия? Условия ставлю я, а не ты, Ганс.

– Напрасно, Гельмут. Интерес у нас должен быть общим. Ведь все то, что я взял у Кранбюлера – пустяки по сравнению с другим.

Краузе остановился как вкопанный.

– По сравнению с чем – другим? – пристально посмотрел он на Андрея.

Паркета вместо ответа спросил:

– Как ты думаешь, Гельмут, зачем я торчу в этой дыре?

– Действительно, зачем?

– Да потому, что здесь есть объект, к которому попали такие ценности, что генеральские на их фоне выглядят сущей ерундой, – он махнул рукой и продолжал: – Вот в это дело, если ты поможешь, я беру тебя в долю на равных, Гельмут.

– Интересно, – учащенно задышал гестаповец. – Что за объект такой?

– Не спеши, Гельмут, – спокойно ответил «гауптштурмфюрер СД». – Всему свое время. Сначала о моих условиях…

– Что за условия? Излагай.

– Во-первых, сними своих ищеек, чтобы они не ходили за мной по пятам. Освободи Корна, обеспечь его документами и пусть он спокойно поживет пока в своем доме. Он будет нужен нам для другого дела. Это – во-вторых. И еще кое-какие мелкие услуги потребуются от тебя, Гельмут, о которых не стоит сейчас и говорить. И вот тогда… – Паркета замолчал, как бы обдумывая, что будет потом.

– И тогда? – нетерпеливо переспросил Краузе.

– Тогда ты получишь четвертую часть из чемодана генерала Кранбюлера.

– И как долго мне ждать? – встал впереди Андрея Краузе, глядя на него прищуренными глазами.

– Несколько дней, Гельмут. Наша встреча состоится в условленном месте без моих и твоих людей. И, разумеется, ты напишешь мне расписку, текст которой я тебе продиктую.

– Ну и ну, – покрутил головой Краузе. – Не такой уж ты простачок, как я вижу…

Обсудив детали предстоящего делового свидания, они расстались.

Сев в машину, Паркета приказал Гейнцу ехать к связнику, Николаю Мажарову. Но не сразу, а попетляв по городу, чтобы удостовериться, что нет хвоста.

Паркета вручил связнику очередную шифровку и сказал, что срочно нужны деньги. Как можно больше денег. Поэтому шифровку надо передать немедленно. Но Николай сообщил Андрею, что сейчас у них односторонняя связь, поскольку сели батареи. Нужно срочно решать вопрос о питании рации.

Андрей, видя что его замысел рушится, еще раз повторил, что нужны деньги, хотя бы оккупационные марки.

Николай задумался и молчал. Но, неожиданно усмехнувшись, сказал:

– Я знаю, где взять марки. Мы просто их экспроприируем.

– Экспроприируем? У кого? – удивился Паркета.

– Да у моего соседа, Крыги. Я никогда не зарился на чужое, но как-то усмотрел, что он прячет что-то в подполье…

Под половицей в комнате Крыги были найдены пачки советских денег и оккупационных марок, а отдельно – две стопки рейхсмарок. На рейхсмарки у немцев можно было купить различные дефицитные товары и вещи.

Паркета вместе со своими друзьям развил энергичную деятельность по сбору ценностей для Краузе. Задача была проста, но в то же время и необычна.

Андрей поручил Николаю Мажарову отправиться к ювелиру и сделать у него заказ: по прилагаемым образцам колец, серьг, ожерелий, цепочек, брошек, подвесок, браслетов изготовить фальшивые дубли, чтобы подменить ювелирный ассортимент кранбюлеровского чемодана. Этот необычный заказ необходимо выполнить в течение одной недели.

«Гауптштурмфюрер» поручил это дело связнику, чтобы исключить возможность слежки гестапо. Если он или кто-либо из его друзей отправится к ювелиру, Краузе, несомненно, покажется это подозрительным.

С таким же заданием к другому ювелиру пошел и Александр Мажа ров – брат Николая. Связник нарушил закон конспирации, сказав, что их радист – его родной брат Александр. Паркета решил подключить и его к операции.

Сам Паркета с Павлом и Гейнцем выехал на «опеле» в Макеевку. Здесь они отыскали двух ювелиров и дали каждому по крупному задатку для изготовления бутафорных изделий по образцам.

Иванцова занялась новыми знакомыми – немками– железнодорожницами. Они могли оказать группе Паркеты неоценимую услугу. Миловидная Рут работала сортировщицей вагонов. Пронумеровав и заполнив бланки с указанием маршрута, она закладывала табель под тугую сетку на борту каждого вагона согласно данной ей раскладки отправления. Хильда служила в комендатуре телефонисткой. Марта вела в диспетчерской железнодорожного узла графики движения поездов, проходящих не только через Юзовку, но и через Ясиноватую, а также Авдеевку и Волноваху.

Часами просиживала Ольга у своих новых подруг. Она изучала графики движения поездов от станции к станции в разных направлениях. А в станционном узле связи комендатуры, у Хильды, она слушала телефонные разговоры, касающиеся железнодорожных дел.

Все, что Иванцовой удавалось запомнить, увидеть и услышать, она потом записывала, систематизировала данные и передавала их Андрею.

Но этих сведений было мало. Нужно было искать более надежный источник информации о работе железной дороги в Донбассе.

Кроме всего прочего, Паркету не оставляла мысль об обеспечении рации питанием. Он лихорадочно искал возможность приобрести батареи. И вот однажды, проезжая по Седьмой линии, Андрей, Павел и Гейнц увидели у высокого углового дома немецкую радиомашину. Промчавшись мимо, они развернулись и покатили обратно. К подъезду дома подошел автобус, из которого стали выходить расфуфыренные девицы. Коща женщины вошли в здание своей постоянной службы, из радиомашины выскочил лейтенант и фельдфебель и последовали за ними.

Паркета, вышел из машины, приняв суровый вид подошел к фургону и потребовал у солдата, сидящего за рулем, документы. Затем приказал немцу пере сесть в «опель». Как только солдат сел в машину, ефрейтор Крамер рванул с места, на предельной скорости помчался по улице и свернул в ближайший, переулок.

Коща «опель» скрылся, Павел сразу же сел за руль радиофургона и поехал в сторону Девятнадцатой линии к реке Кальмиус, разделявшей город.

А Паркета с Гейнцем отвезли солдата-радиста на глухую улицу, и «гауптштурмфюрер СД» сказал ему, что он ошибся, приняв его за того, кого они разыскивают. Андрей возвратил перепуганному немцу его документы и отпустил на все четыре стороны. Обрадованный солдат стремглав пустился к тому месту, где осталась машина.

Вечером Андрей получил шифровку от командования. В ней указывалось по какому адресу будут доставлены деньги. «Сообщество в целях обогащения» с Краузе одобрялось. И еще раз подчеркнули важность информации о работе доктора Плоцке над новым видом взрывчатки.

Задание, касающееся работ химика Плоцке, было сложным. Его тщательно охраняли днем и ночью, как и места, где проводились опыты. Паркета уже выяснил, где все это происходит, где живет изобретатель. Но как подступиться к нему?

Почти каждый вечер Паркета встречался с Краузе и каждый раз заверял своего «друга», что все идет по плану и ждать осталось недолго.

Все эти дни группа Паркеты активно собирала, покупала, обменивала на базарах ценности для вручения гестаповцу доли из сокровищ генерала Кранбюлера.

Получив в очередной раз запрос о ходе подготовки к выполнению задания по делу Плоцке, Андрею пришла в голову заманчивая идея. Он обсудил детали со своими друзьями и приступил к немедленной реализации ее.

На следующий день, вечером, Паркета пригласил Краузе в дом лейтенанта Корна, как он выразился, покоротать вечер за бутылкой коньяка.

Андрей приехал к Корну раньше Краузе. Это была его первая встреча с лейтенантом после всех неприятностей для последнего. Вильгельм Корн был чрезвычайно удивлен появлению «гауптштурмфюрера СД», которого он после всего, что с ним произошло, не ожидал больше встретить. Увидев Андрея, Корн побледнел и отступил в глубь комнаты. Но Паркета поздоровался с ним за руку и сказал, что сейчас приедет Краузе. А до появления гестаповца им нужно поговорить.

Корн заверял, что никаких сведений он не сообщил Краузе, так как ничего и не знает о господине «гаупт– штурмфюрере СД Гансе Ауге». Единственное, что ему пришлось сказать, так это то, что господин гауптштурмфюрер действительно интересовался сейфом генерала Кранбюлера. И только.

– Абсолютно ничего! Клянусь своими родными!

Паркета предупредил лейтенанта:

– Вильгельм, если вы расскажете Краузе еще что– либо, то вам, заверяю, не миновать виселицы!

Когда приехал Краузе, стол был уже накрыт. Украшала его бутылка французского коньяка.

Вечер прошел в дружной и веселой обстановке.


предыдущая глава | Тайны Гестапо | cледующая глава