home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



6

Капитан фон Гросс был очень недоволен своим командованием. Он, и никто другой, должен был водрузить флаг на Эльбрусе. Он к этому готовился задолго до прибытия на Кавказ. Готовились и его альпийские стрелки, обученные самым трудным горным переходам. И когда немецкие полчища осадили горные перевалы, он с нетерпением ждал, что его вот-вот вызовут в штаб дивизии и вручат знамена. И тогда он совершит героический подъем, водрузив священный символ рейха на самой высокой вершине оккупированного Кавказа.

Но вот уже немецкие войска захватили перевалы Клухорский, Марухский, Чипер, Чипер-Азау и вышли на перевал Басса, а в штаб его все не вызывали. Позже он узнал от своего покровителя из штаба, что водружение флага на Эльбрусе поручено 49-му горнострелковому корпусу и, в частности, альпинисту капитану Гротту. По иронии судьбы фамилия «счастливчика» очень походила на его фамилию. И это было так обидно.

Вскоре он прочел кричащие заголовки статей в журналах и газетах и увидел красочный снимок улыбающегося этого самого Гротта на снежной вершине Эльбруса. Тот стоял среди группы альпийцев у развевающегося знамени со свастикой, а под снимком была сделана надпись: «Свастика над высшей точкой Европы!»

Альфред фон Гросс с негодованием и злобой швырнул от себя ненавистный журнал и тут же, вопреки своим правилам, выпил одну за другой две стопки коньяка. Ярость распирала его за то, что его, капитана фон Гросса, здорово обошли, поручив гоняться в горах за партизанами.

Он приблизил к глазам бинокль и взглянул на горы. Лучи солнца, накатившегося из-за вершин, ослепительно вспыхнули на линзах.

Этот яркий солнечный блик, отраженный от стекол, уловил Гришка и с испугом указал на него Юсту. Тот, удрученный и злой, что они, обшарив все вокруг, не обнаружили беглецов, взглянул в сторону, куда указывал его подручный, и тут же бросился вниз по ущелью, увлекая за собой всю группу.

Но Гросс был опытным охотником в горах. У него была богатая практика в борьбе с партизанами в Югославии, Албании, Греции, в Крыму. Ущелье, по которому устремилась группа Юста, уже было обложено его стрелками, и они ждали сигнала. Как только была отдана команда стрелять, со всех сторон раздались короткие очереди вражеских пулеметов и автоматов. Немецкие егеря, укрывшись за камнями, стреляли со всех сторон прицельным огнем. Гросс, наблюдая за побоищем, злорадно улыбался.

Кричали, падали, сраженные пулями, бандиты. Гришка, не выдержав, что есть мочи заорал:

– Немцы! Немцы! Будет! Будет стрелять! Мы ваши! С нами русский немец – Юст!

Юст тоже вынул платок из кармана, замахал им и стал кричать по-немецки:

– Не стреляйте! Я – русский немец! Я – русский немец! Не стреляйте!

Но фашисты, приняв бандитов за партизан, продолжали расстреливать их, словно охотники дичь.

Юст полез вверх и вдруг увидел в стороне карабкающихся тоже вверх Ольгу и моряка. Лицо его в миг исказилось от ярости и, забыв об опасности, он бросился в погоню.

Гросс, наблюдая за ними в бинокль, дал команду прекратить стрельбу. Альпийцы покинули свои укрытия и стали цепочкой обходить беглецов с двух сторон.

Юст, запыхавшись, продолжал преследование. К нему присоединились Гришка, Степан и Люська. У каждого из них было оружие.

Неожиданно раздался взрыв мины, и Паркету взрывной волной отбросило в сторону. Ольга бросилась к нему. Вот тут-то и подоспел Юст. Он остервенело схватил девушку за руку и швырнул наземь.

– Хотела смыться со своим моряком? Не выйдет, пока я жив… – Он рывком поднял девушку с земли.

Паркета зашевелился, попытался встать, но Гришка ткнул его автоматом, он повалился на бок. На пригорок взобрался запыхавшийся Степан и срывающимся голосом прохрипел:

– Немцы нас обходят… Окружают!

И тут немцы снова открыли яростную стрельбу. По тропам пологого склона бежали люди отряда Чугуенко. Немецкие егери методично и хладнокровно расстреливали их.

Потеряв кепку, метался, не зная куда податься, где спрятаться, агроном. Бросился бежать учитель, и автоматная очередь скосила его.

Женщина-акушерка, расстреляв все патроны из винтовки, что-то гневно кричала. Фашистская очередь сразила и ее.

– Что же мы?! – не находил себе места Паркета. Он лежал у скалы над обрывом и все видел сверху.

– Дай автомат, Юст! – потянула к себе оружие Ольга.

– Я здесь не для того, чтобы ввязываться в драку с немцами. – Юст пригнулся и сделал знак остальным отползать от края обрыва.

Все, кто уцелел, пристали к группе Юста, укрывшейся на ночь в небольшой седловине, окаймленной густыми зарослями терновника по краям крутых обрывов.

Где-то внизу мигнул фонарик, прозвучали короткая очередь из автомата и громкая немецкая речь.

– Это, как я понимаю, егеря, – прислушался Юст. – Вниз соваться – ни-ни, – предупредил он. – Выждем до утра…

Коща все уснули, Симка приподнялась, прислушалась и тихо передвинулась к Юсту, обняла его спящего. Он испуганно вскочил и с силой швырнул Симку в кусты. Послышался треск веток, затем вопль падающей с кручи женщины.

Все вскочили, вслушиваясь в частые очереди немецких автоматов. Но вскоре все стихло, и главарь со злорадством прошипел:

– Очень сожалею, но эта стерва вот где у меня сидит! – чиркнул он по горлу и сплюнул.


… Два немца-егеря вытащили из зарослей Симку и осветили ее фонариком.

– Что здесь случилось? – появился из темноты капитан Гросс.

– Да вот свалилась к нам сверху, – уставился на оголенные колени женщины солдат.

– Отнесите ее в мою палатку и позовите врача, – распорядился капитан.

В просторной палатке капитана фон Гросса лейте– нант-врач оказал Симке необходимую помощь.

Капитан, наблюдал за действиями врача, допрашивал пострадавшую:

– Если все скажешь честно, будешь жить. Я даже не отдам тебя солдатам. Если же будешь врать, тебе будет плохо.

– Я же и говорю, господин офицер… – всхлипнула Симка. – Мы из заключения бежали. Не партизаны мы, нет, А наш главный – Юст. Он немец, русский немец, торопливо говорила она. – Но он злой*, очень злой, господин офицер…

– Злой? Интересно, почему же он бежал из заключения и не пришел к нам, немцам?

Симка оглянулась и тихо произнесла:

– У него тайна, господин офицер…

– Тайна? – удивился капитан. – Что за тайна? Говори, не бойся.

– Нет, господин офицер, я не могу вам сказать, Юст убьет меня!

Гросс добродушно рассмеялся, отвинтил флягу, налил в металлический стаканчик спирт и протянул его Симке. – На, согрейся…

Симка залпом осушила стакан и приложила тыльной стороной руку ко рту.

– Ешь, – подал ей капитан кусочек хлеба с беконом. – Как же твой Юст убьет тебя, если ты у нас? И потом – он же сбросил тебя с горы вниз… Ну, что за тайна, рассказывай.

– Юст держит двух пленников: девушку и моряка, – таинственно сообщила Симка, дожевывая бутерброд.

– Пленников? – переспросил Гросс. – И кто же они?

– Девушка – из банка, а моряк – не знаю откуда, но крепкий мужик.

– Девушка из банка и моряк? – вопросительно посмотрел капитан на врача, который с интересом слушал допрос. – И для чего же он держит их в плену, красавица?

– Они знают, где спрятан чемодан.

– Чемодан? Какой чемодан?

– Нет, нет, господин офицер, он убьет меня, живьем в землю загонит! Я не скажу больше ничего, господин офицер!.. – сжалась Симка в комок и отодвинулась в глубь палатки.

– Хорошо, – успокоил ее Гросс. – я догадываюсь, что это за чемодан, девушка…

– Откуда? – уставилась на немца Симка.

– Раненый казак нам об этом тоже рассказывал… – Капитан высунул голову из палатки и позвал: – Вальтер!

В тот же миг перед ним появился ефрейтор. Гросс посмотрел на Симку и спокойным голосом произнес:

– Раз ты не захотела говорить мне всю правду, то сейчас отправишься с ним к солдатам…

Вальтер широко раскрытыми глазами уставился на Симку. Та съежилась еще больше и еще дальше забилась в угол палатки. И вдруг испуганно закричала:

– Нет! Нет! Я скажу, господин офицер! Я все скажу!.. Это чемодан с музейными экспонатами. В нем – золото!..

Гросс удивленно уставился на Симку, сделав знак Вальтеру, чтобы тот убирался из палатки. Он был поражен услышанным и тут же отдал приказ, чтобы завтра всех партизан и подозрительных не убивали, а брали в плен.

На рассвете группа Юста бесшумно и осторожно двинулась в путь, подальше от того места, где ночью свалилась Симка. В стороне и впереди тотчас затрещали автоматные очереди, бухнул взрыв гранаты. Все опять устремились наверх, чтобы спуститься по другому склону, с Ольги и Паркеты не спускали глаз Гришка и Степан.

Но капитан фон Гросс был опытным альпинистом. Уйти от его стрелков было почти невозможно. Узнав о чемодане с ценностями, он решил окружить группу Юста, взяв всех в плен.

Спустившись вниз, бандиты снова попали под очереди автоматчиков и тут же рассеялись. Впереди бежал Гришка, за ним – Ольга и Паркета. Замыкающим был Юст. Степан и Люська отстали.

Преследуемые бежали между деревьев и вскоре оказались на проселке, который полого спускался к горной реке. Все были мокрые, выдохшиеся, но неутихающие выстрелы сзади гнали их вперед и вперед.

Приблизившись к реке, вначале Андрей, а за ним Ольга, Юст и Гришка прыгнули с обрыва в воду и тут же стремительное течение понесло их за поворот русла.

– Помогите! – вдруг заорал Гришка.

Бурный поток нес всех вниз по течению. Немцы бежали по берегу, стреляя на ходу, но путь им преграждали скалы, непроходимые колючие кустарники, и, спустя некоторое время, они отстали.

Когда Андрей прыгнул ногами вперед, не зная глубины, могучий поток тут же перевернул его и он больно ударился головой о камень. Но изо всех сил работал руками и ногами, чтобы справиться с водоворотами, а когда оказался на поверхности, то увидел Ольгу, голова которой то появлялась, то исчезала среди бурунов. Моряк, собрав все силы, бросился на помощь девушке.

Юст, потеряв автомат и пистолет, усиленно греб к противоположному берегу Заметив впереди вынырнувшую Ольгу, он устремился к ней.

Ольга добралась наконец до галечного берега. Некоторое время она лежала неподвижно, затем отползла от воды в заросли лозняка.

Неподалеку от нее выбрался из воды и Паркета. Он позвал:

– Ольга! Ольга-а!

– Тише! – отозвалась девушка из зарослей, – Я здесь…

Усталые, мокрые, они отошли от реки подальше в заросли и свалились на землю.

Захлебывавшегося Юста река вынесла на отмель. Он приподнял голову, осмотрелся, сплевывая воду. Затем выбрался на берег и скрылся в чаще лозняка…

Ольга смотрела на Андрея, с тревогой указав ему на раненую щеку.

Андрей рукавом тельняшки вытер кровь с лица и сказал:

– Нужно идти на юг, пробираться к фронту.

Но Ольга возразила, она стояла на своем: вначале нужно отыскать винтовку с планом места расположения тайника, потому что если с ней что-то случится, о месте нахождения чемодана так никто и не узнает. Подумав немного, Паркета согласился. Однако добавил при этом:

– Мое место на фронте…

– А здесь разве не фронт? – удивленно спросила девушка.

– Здесь я один… – смутился моряк.

– Неправда, ты со мной, – неожиданно обняла его Ольга и поцеловала.

Юст срывал с веток яблоки-дички и, морщась, грыз их одно за другим. Вдруг, почувствовав за спиной опасность, он обернулся и увидел стоящего неподалеку Гришку.

– Живой! – сделал к нему несколько шагов Юст. Но затем остановился, увидев окаменевшее лицо казака.

– Юст, – спокойно молвил тот. – Ты – нехороший человек. Не помог, когда я тонул, – наставил он винтовку на главаря бандитов.

– Ты что?! – в ужасе закричал немец, отступая. – Рехнулся?

Гришка клацнул затвором, но выстрела не последовало. Он быстро клацнул вторично. И опять – осечка. Юст воспользовался этим и бросился на своего противника. Сцепившись, они упали на траву и покатились в едином клубке. Вот Юст оказался под казаком, и тот начал душить его. Но неожиданно немец извлек из-за пояса маленькую финку. Лезвие ее тут же вошло в бок, а затем в грудь Гришки. Тот захрипел и откатился в сторону…


Когда Паркета и Ольга взбирались по крутому горному подъему, их увидел Юст. Он схватил винтовку, прицелился в моряка и спустил курок, но выстрела опять не последовало. Юст перезарядил оружие, но выстрела не было и на этот раз. Со злостью швырнул он винтовку в кусты и бросился в погоню за беглецами.

Когда выбившиеся из сил Ольга и Андрей достигли вершины, на Паркету тут же набросился Юст, взобравшийся следом.

Завязалась смертельная схватка. В руках Юста была финка, у Паркеты – флотский ремень с тяжелой медной пряжкой.

Ольга с испугом наблюдала за поединком. Когда бандит приготовился нанести удар Андрею, она вскочила и вцепилась в него сзади. Юст резко отшвырнул девушку, и в этот момент Андрей набросился на него с ремнем и стал отчаянно хлестать. Бандит отступил. Но лишь на мгновение. И снова, сцепившись, покатились они по земле.

– Не-ет, я тебя прикончу, – шипел Юст.

Поднявшись на ноги, он устремился с финкой на Андрея. Тот стеганул ремнем, и оружие бандита покатилось в траву. Но ремень моряк тоже уронил. Ольга подняла его и хотела отдать Паркете, однако не успела. Юст, сбив ударом ноги девушку, вырвал из ее рук ремень и стал защищаться, постепенно тесня Андрея к обрыву.

Ольга отчаянно закричала. Затем схватила крупный камень и что было силы швырнула его в спину Юста. Тот со стоном повалился на камни. Моряк вырвал из его рук ремень, приподнял бандита за ворот рубашки и ударил по лицу. Затем еще и еще…

Андрей уже привел себя в порядок-, когда Юст зашевелился, приподнял голову. Паркета посмотрел на него и с омерзением в голосе произнес:

– Убирайся вон!

– Ладно, – встал, пошатываясь, Юст. – Мы еще встретимся…

Паркета взял девушку за руку и они пошли вниз по склону.

Юст, одолеваемый злобой, некоторое время стоял и смотрел им вслед. Вдруг он увидел сумочку Ольги. С оборванным шнурком она лежала под скалой. Он подхватил ее и, оглядываясь по сторонам, зашагал прочь.


предыдущая глава | Тайны Гестапо | cледующая глава