home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



5

Паркета медленно поднимался в горы, неся укутанную в китель Ольгу. Неожиданно перед ним, словно из-под земли, вырос с автоматом в руках Юст.

– Не надрывайся, моряк! – громко, иронически улыбаясь, произнес он. – Немцы прошли стороной.

Паркета сделал шаг назад, направив одной рукой свой автомат на Юста. Но тут он заметил вооруженных людей. Ольга узнала Юста и тихо шепнула на ухо Андрею: «Бандиты». Моряк бережно опустил девушку на землю, вытер рукавом тельняшки пот с лица и вопросительно уставился на окружившую их банду.

– Мы позаботимся о больной, – подошел ближе Юст. – Она станет не только здоровой, но и разговорчивой. Как видишь, фройляйн, я цел и невредим, – наклонился он над девушкой. – Я ведь говорил тебе, что мы еще встретимся… Дай я тебя поцелую, – и хотел было приподнять девушку.

Но сильный удар в подбородок отбросил Юста в сторону. Тут же предупреждающая автоматная очередь вздыбила пыль вокруг Паркеты.

Юст с трудом поднялся и злобно прошипел:

– Не смей, матрос, если хочешь жить! Брось оружие и отойди в сторону.

Андрей, видя, что сопротивляться бесполезно, снял с груди «шмайссер» и бросил его к ногам бандита. Винтовку Ольги, неожиданно для всех, забросил далеко в кусты. Степан и Гришка связали ему руки сыромятным ремнем.

– Я гоняюсь за ней от самого Армавира. Где музейные ценности? – встал перед моряком Юст.

– Ценности? Какие? – удивился Паркета.

– Ты не прикидывайся. Наверняка знаешь, где чемодан, одной ей было бы трудно управиться… Поведешь нас к нему, если жить хочешь, – угрожающе придвинулся он к Паркете и приставил дуло нагана, конфискованного у Ольги, к его груди.

Бандиты тронулись в путь по горным тропам. Ольгу несли на носилках, за которыми шел со связанными руками Паркета. Прошло около часа. Остановились у стремительного горного потока, бурлящего в глубокой расщелине. Через нее был перекинут ствол сосны, по которому и начали переходить на противоположную сторону. Часть людей перешла благополучно, дошла очередь и до носилок с Ольгой. Паркета обратился к Юсту:

– Пусть развяжут мне руки, я сам перенесу девушку.

– Давай, – согласился Юст.

Паркета, держа Ольгу на руках, осторожно ступил на гибкий ствол дерева. Под ним несся горный поток, наполняя расщелину глухим бурлящим ревом. Все с напряжением смотрели на моряка.

Паркета дошел уже до середины, когда Ольга зашептала:

– На обороте описи, которую ты видел, начерчен план, где я спрятала чемодан с ценностями… Бумага осталась в винтовке… Ее надо найти во чтобы то ни стало…

Андрей остановился, забалансировал на месте и ободряюще ответил:

– Я понял… береги силы… Мы уйдем от этих бандитов, обязательно…

На ночь группа Юста решила расположиться среди брошенных горных кошар. Люди занимались устройством, готовили еду, отдыхали.

Ольга и Андрей сидели под деревом, им была видна долина, освещенная лучами вечернего солнца, а дальше – большая станица со множеством разрушенных домов. На пожарной каланче треплет флаг со свастикой.

– И все-таки ты непонятный, Юст, – взглянула на главаря банды Ольга. – Все или уходят от немцев, или сражаются с ними. А ты, как я вижу, и не воюешь, и не бежишь…

– Это не твое дело, – грубо оборвал ее Юст. – Лучше скажи, где чемодан?

– Нет никакого чемодана!

Бандит ухмыльнулся, щелкнул пальцами, и тотчас появился старик-конюх, который ухаживал в партизанском отряде за лошадьми. Старик взглянул на девушку и еле заметно кивнул Юсту.

– Вот этот человек узнал тебя и подтверждает, что ты унесла чемодан.

– А я его впервые вижу, – равнодушно ответила Ольга.

– Ну ты, меня не обдуришь. Если скажешь, где чемодан, я отпущу тебя и твоего моряка.

– Хорошо, – неожиданно согласилась Ольга. – Я укажу место, где бросила его, спасаясь. Но там сейчас фашисты.

– Я так и думал, что ты не смогла унести его далеко! – радостно воскликнул Юст.

– Развяжи ему руки, – кивнула Ольга на Паркету.

Юст подал знак Степану, и тот финкой разрезал ремень на руках матроса. Андрей с облегчением стал их растирать и тихо сказал:

– Благодарю. Но насчет драгоценностей не обольщайтесь.

– Не вздумай помешать, я не терплю фортелей! – пригрозил Юст и, повернувшись к Ольге, испытывающе посмотрел на нее. – Так ты не передумала?

Ольга спокойно ответила:

– Утро вечера мудренее.


Бандиты располагались на ночлег. Юст объявил всем, что утром они спустятся к станице. Гришка удивился такому решению и поинтересовался:

– А чего бы не подождать, пока немцы уйдут?

– Пока мы спустимся, они удалятся к фронту. Чего им здесь, на пепелищах, сидеть?

В это время из-за кустов вынырнул дозорный и, жестом указав на тропу, с тревогой в голосе сообщил:

– Сюда идут люди!

По команде вожака вся группа с оружием в руках выстроилась на поляне. На узкой тропе меж каменистых обрывов с кустами терновника появился человек в гражданской одежде, с винтовкой в руке.

– Гришка, – распорядился Юст, – уведи пленников в дальнюю кошару. Если будут шуметь, заткни им глотки.

Все настороженно смотрели на приближающегося человека. Увидев вооруженных людей, тот остановился.

– Партизаны? – спросил он.

– А ты, дядя? – в свою очередь поинтересовался Юст. – Не приближайся, так будет лучше, – предупредил.

Из-за кустов вышло несколько вооруженных людей…

– Так кто же вы? – сделал шаг по тропе человек. – Никак беженцы? Или вояки? Это вы вели утром бой там, – показал рукой в горы, – с эдельвейсовцами? Если вы воюете с немцами, будем сражаться вместе.

– Только не под вашим командованием, – выдвинул ультиматум Юст. Лицо его сделалось серьезным, и он, с подозрением глядя на незнакомца, спросил:

– А как вы нашли нас? Как узнали, что мы здесь?

Гость присвистнул, оперся на винтовку и ответил:

– Земля слухом полнится, и костер мы ночью заприметили…

– А ты, наверное, военный? – поинтересовался Юст.

– Нет, я бывший бригадир трактористов, кличут меня Чугуенко Федором Степановичем, – и сделал знак своим людям, чтобы те подходили.

Отряд Чугуенко был небольшим. Одеты все по-разному: кто в военную форму, кто в гражданскую. Оружие было тоже разным. У одного казака даже шашка висела на поясе, а в руке он держал плеть. Были в отряде и женщины.

Вскоре все собрались на поляне, и Юст предложил:

– Располагайтесь, перекусим и обсудим, как быть дальше.

Всего этого Ольга и Андрей не видели, но, судя по оживлению в лагере, поняли, что в банду Юста прибыло пополнение. Покоя не давала одна мысль: как уйти, как вырваться из этого плена?

На поляне расположились обе группы. Люди пили кипяток с сухарями, устало переговаривались.

Юст, усевшись под деревом, брился. Чугуенко рассудительно говорил ему:

– Тут другого ничего и не придумаешь, друг. Известно же, что все тропы закрыты альпийскими стрелками. Они нас обложат, как волков. А боеприпасов и у вас, и у нас – самая малость. Нам трудно будет отбиваться от них. – Чугуенко замолчал, разминая папиросу, а затем спросил: – Так что скажешь?

Юст поднялся и как бы нехотя произнес:

– Знаешь, тракторист, наши группы объединились в отряд и я бы хотел познакомиться со всеми прибывшими с тобой.

– К чему это ты? – спросил с некоторым удивлением Чугуенко.

Юст остановился за спинами двух мужчин, одетых в одинаковую пропотевшую красноармейскую одежду.

– Ну… вот эти, скажем. Они из военных, а оказались с вами…

Пожилой солдат повернулся к Юсту и немного смущенно стал объяснять:

– Мы везли боеприпасы. Началась бомбежка. Только двое из десяти и уцелело. Потом немецкие танки. Мы – в горы, вот встретили их. Товарищ Чугуенко принял нас. Будем вместе пробиваться к своим.

Юст присел перед ними и хлопнул руками по коленям.

– К своим. А где они, свои? – Он переводил взгляд то на одного, то на другого. Встал и пошел дальше Остановился возле пожилого человека в очках.

– А вы, наверное, профессор? Угадал?

– Нет, я учитель из станичной школы, уважаемый, – блеснул на Юста очками тот.

– А этот богатырь? И ты хочешь воевать, счетовод? – остановился главарь банды рядом с щуплым мужчиной.

– Нет, – ответил за того Чугуенко. – Он агроном. И вообще, мне не совсем ясно, приятель…

Но Юст, не слушая его, уже стоял возле пожилой женщины в черной запыленной одежде. В руке она держала санитарную сумку.

– А это, кажется, доктор?

– Акушерка, – кивнул головой Чугуенко.

– А где же твой родильный дом? – не унимался Юст.

– Сгорел дом, – стиснув зубы, ответила женщина, глядя прямо перед собой.

Чугуенко переглянулся с остальными, он никак не мог взять в толк, кто же эти люди?

А Юст уже ухмылялся около молодой девушки с роскошными длинными волосами.

– Ну вот мы добрались и до красавицы. А поцеловать тебя можно? – положил руки ей на плечи.

Реакция у девушки была мгновенной – бандит отскочил, держась за щеку.

– Да кто ты такой на самом деле?! – встал Чугуенко перед свирепым Юстом, в руке которого сверкнуло лезвие ножа. – Э-э, парень, нам с тобой не по пути, – повертел головой. Чугуенко, и вокруг него тут же стали собираться люди из его отряда.

Лагерь разделился надвое.

Юст, оценив обстановку, спрятал нож и миролюбиво произнес:

– Ладно, погорячились и хватит, мы здесь, у кошар, а вы можете там располагаться, – указал на край поляны. – Или же вовсе убирайтесь…

Чугуенко посоветовался со своими людьми, и его отряд вскоре ушел. Они спустились вниз по той же тропе, которой пришли сюда, затем свернули с нее в сторону, подыскивая подходящее место для ночлега.


Бандитский лагерь погрузился в сон. Юст собственноручно запер в каменном отсеке кошары Иванцову и Паркету, приказав чубатому казаку и парню в красноармейской форме смотреть в оба.

Караульные сидели под скалой, курили и вели тихую беседу.

– Ты откуда прибился? – интересовался казак.

– Из-под Ставрополя, – нехотя ответил красноармеец и потер свою стриженную голову. – Через горы бы перемахнуть, к своим…

– К своим… – как бы передразнивая его, повторил чубатый. – Где они теперь «свои»?

– За фронтом, где же еще, – уверенно ответил красноармеец.

– За фронтом? Хе-хе… Где же этот фронт теперь? Ты что, с неба свалился? Фронт уже, хлопче, за Кавказом…

Некоторое время оба молчали, думая каждый о своем. Первым заговорил опять казак.

– Я вот что… – тихо молвил чубатый и придвинулся к красноармейцу. – К немцам нам надо пробиваться, к немцам, понял? Видал, какая у них силища? Танки, орудия, самолеты… Я вот о чем: украдем эту девку, значит, и к ним, так, мол, и так, она владелица чемодана с сокровищами, Они отблагодарят нас, вот увидишь.

– Нет, дядя, – не раздумывая, ответил красноармеец. – Это не по мне, я – через фронт… Не хочу я ни с этими, – кивнул он в сторону лагеря, – ни с немцами. Я к своим подамся, только к своим.

– Ну и дурак, – сплюнул чубатый и, придвинувшись совсем близко к красноармейцу, зашептал:

– Ты только того… Я тебе ничего не говорил, а ты ничего не слыхал, ясно?

– Да уж яснее и быть не может, – ответил красноармеец, отодвигаясь.

… Иванцова и Паркета не спали. Ольга, едва различая в темноте матроса, тихо сказала:

– Я ожидала все, что угодно, только не этой встречи. Он – русский немец, Юст, Эрих Юст… В Армавире он пытался ухаживать за мной. А позже я узнала, что он вор, бандит.

– Что он уголовник, я понял сразу, – продолжил разговор Андрей, – жаль только, что не встретился он мне раньше!

– Не говори, что ты ничего не знаешь о чемодане. У нас пока нет другого выхода, – посоветовала Ольга. – Если Юст узнает, что ты к этому не причастен, он уничтожит тебя…

Андрей молчал. Сквозь щель в каменной кладке стены он увидел, как Юст прикурил папиросу у лежащего на боку Гришки, присел рядом с ним на траву. Они поговорили между собой, затем главарь растянулся на спине и уставился в звездное небо.


Чьи-то руки осторожно разбирали камни в стене кошары. Вскоре свет луны упал на лицо моряка и он приоткрыл глаза. В тот же миг Андрей увидел в проеме чубатую голову казака. Тот какое-то время вглядывался в спящего моряка, затем влез в кошару, держа в руках женскую шаль. Замер, а потом быстро закрыл шалью рот перепуганной Ольге и потащил ее наружу.

Паркета бросился на похитителя и одним ударом оглушил его. Освободил девушку, вытащил из-за пояса бандита наган. Андрей выбрался наружу первым, и тут же на его руку наступила чья-то нога. Это был Юст. Он, как всегда, ухмылялся:

– Моряк, завтра у нас напряженный день, так что возвращайся отдыхать.

Забрав у Паркеты наган, он приставил к его затылку пистолет. Нехотя Андрей влез обратно.

Юст нагнулся к дыре и добавил:

– Запомни, уйти от меня – невозможно. А ну-ка, вытолкни сюда этот мусор, – потянулся он рукой к бесчувственному казаку. – Мне надо знать, что он замыслил.

Паркета наклонился, неожиданно оглушил Юста и бросил рядом с чубатым.

Они бежали по гористой местности. Камни осыпались из-под ног. Ветви деревьев и кустов хлестали по лицам, царапали, рвали одежду. Луна ярко освещала им путь. Вот они вышли к ручью. Жадно припали к воде. Но Паркета тут же отстранил девушку, дав понять, что ей много пить холодной воды нельзя.

– Как ты думаешь, мы далеко ушли? – тихо спросила Ольга.

Андрей неопределенно пожал плечами, достал наган, перекрутил барабан, считая патроны.

– Нам нужно отыскать винтовку, изъять план размещения тайника, а затем пробираться к своим, – сказала Ольга. Она чуть приподнялась и вскрикнула: – Смотри, огонь! – указала девушка на далекий, еле ш заметный огонек в черном провале между гор. Не сговариваясь, они направились туда.

К костру добрались, когда уже светало, из-за гор поднималось солнце. Костер был почти угасшим. И ни души вокруг. Только грязные бинты валялись повсюду, окурки самокруток и винтовка без затвора. Ольга предположила, что здесь могли быть люди Юста, потому что у одного из них была такая же винтовка без затвора. В это время Андрей сделал ей знак молчать и прислушался. Откуда-то сверху донеслось шуршание осыпающихся камней. Схватив девушку за руку, моряк увлек ее под скалу у края обрыва. Но нище никого не было, Выждав еще какое-то время и не заметив ничего подозрительного, они решили идти к тому месту, где Андрей бросил в кусты винтовку.

Преодолев некоторое расстояние, Ольга вдруг остановилась и заявила, что лучше пройти сначала к тайнику, проверить, все ли там на месте, а затем сделать новый план-чертеж захоронения или вообще забрать из тайника чемодан и вместе с ним пробираться через горы к своим.

Паркета согласился, но с условием, что для охраны такого ценного груза сперва не мешало бы раздобыть еще автомат или винтовку, а то и пару гранат. Так рассуждая, они продвигались вперед.

А в это время отряд Юста поднялся по склону к расщелине, в которой среди валунов сбегал ручей. Решили немного отдохнуть после безуспешных поисков сбежавших пленников. Расположились у ручья, не заметив, как из-за скал бесшумно высунулось дуло ручного пулемета, затем – второе, третье, четвертое…


предыдущая глава | Тайны Гестапо | cледующая глава