home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



XIII. СУМЕРЕЧНАЯ ЗОНА

– Отсутствие результата тоже результат, – очень деловым тоном сообщил мне в обед Лоскут по телефону. – Хотя твой результат нельзя назвать уж совсем отсутствующим. Все-таки ты сумел вызвать контролируемое сновидение и, возможно, упал с волны как раз потому, что пытался управлять доской. А ты ведь совершенно не умеешь кататься на серфинге. Вот и ковырнулся… Только ты поаккуратнее в следующий раз. Бытует мнение, что если умереть во сне, то можно умереть и взаправду. Поэтому-то человек и просыпается всегда за доли мгновения до снящейся смерти. Но если по каким-то причинам не успеет проснуться, то всяко бывает… В общем, будь начеку.

Я повесил трубку. На дворе было второе марта. Приближался день «Икс». Вильяма Херста должны отключить от приборов через тринадцать дней. Вечером я обязательно должен все рассказать тебе, поскольку без тебя я в Сад Сирен не отправлюсь. Это наш совместный проект, наша общая навязчивая идея. За последние дни я столько узнал про сновидения, что мне эта идея уже не казалась столь абсурдной, как когдато. Спасибо Лоскуту. Несмотря на свой вид откровенного лузера, он производил впечатление человека весьма осведомленного. Поэтому я верил, что все у нас получится. Разве что немного беспокоила фраза Лоскута про «умереть взаправду», но не настолько сильно, чтобы останавливаться на полпути.

В тот день я постарался свалить с работы пораньше. Решил приготовить нам вкусный ужин и за едой в подробностях рассказать тебе про Лоскута и грядущее путешествие. По пути из офиса я заглянул в «Азбуку вкуса». Купил ребрышек новозеландского ягненка, помидоров и бутылку кьянти. На мой взгляд, это лучший вариант для подобного ужина. Когда вроде бы все на скорую руку, но в то же время красиво и вкусно. Жаренные на быстром огне отбивные на ребрышках со свежими помидорами и красным вином. Хорошее начало вечера, особенно если хочется загладить небольшую вину. Я был уверен, что ты поймешь меня и не станешь сердиться на мою скрытность касательно знакомства с хакерами.

Ты выслушала меня молча. Посмотрела мне в глаза и задумчиво произнесла:

– Интересно, как далеко могут зайти люди, пытаясь сделать фантазию реальностью… – Потом отпила глоток вина и улыбнулась. – Все будет хорошо. Я чувствую. Возможно, нам сейчас нужно все это безумие, чтобы мы как-то встрепенулись. Я уверена в одном – все будет хорошо. – Ты потянулась ко мне и поцеловала. Я ответил поцелуем, и на твоих губах остались следы влаги. Я облизнул губы и глотнул вина.

– А иначе и быть не может. У нас просто ДОЛЖНО быть все хорошо.

Весь вечер мы провели, мурлыча словно кошки, нежась в лучиках любви и комфортной безмятежности. Мы листали журналы, прижавшись друг к другу, пили чай, улыбаясь друг другу, целовались, смеялись, дурачились, держались за руки. Наше маленькое приключение дало новое дыхание нашим отношениям. Мы чувствовали себя декабристами-заговорщиками. Мы знали, что скоро восстание, а там никогда нельзя быть уверенным, как оно повернется. И поэтому были еще ближе, еще нежнее. Это так важно, когда есть кто-то, кому можно рассказать свои сны. И кого можно увлечь в них вслед за собой. У Вильяма Херста тоже был такой человек, но он отвернулся в самый важный момент, а потом было уже поздно.

Мы не такие. МЫ будем вместе. И СОН не разлучит нас.

В десять вечера я позвонил Лоскуту и сказал, что теперь все время буду не один. Что ТЫ пойдешь со мной до конца. Лоскут недовольно хмыкнул, но признал, что это справедливо. Он также сказал, что тогда пришлет на «мыло» инструкцию на эту ночь. И в конце добавил: «Увидимся».

Инструкция от Лоскута гласила:


Если вы уже научились вызывать осознанные сновидения (вы же научились и помните технику дыхания), то следующим шагом должно стать попадание в «сумеречную зону». Некое предсонное пространство, где сон еще не начался, а реальность кончилась давным-давно. Нужно просто сосредоточиться на полусне. Прийти в состояние гиперрасслабленности, но сохранить способность слышать и осязать реальность. Здесь «нитью Ариадны» может стать музыка, играющая в реальности. Проверка ее слышимости и будет контрольной точкой при попадании в «сумеречную зону». Вы должны научиться не проваливаться в сон раньше времени. Это первый шаг к возможностям делать контролируемые выходы из сна. В путешествии, которое мы с вами собираемся совершить, важно не столько контролировать свои действия во сне, сколько уметь вовремя выйти из сна. Это действительно важно. Конечно, за несколько занятий вы не освоите и доли того, что нужно знать для подобного путешествия, но это лучше, чем ничего. И возможно, именно эти базовые знания помогут вам. До встречи.


Мы прочитали письмо Лоскута и переглянулись.

– Я думала, это похоже на магию, а это дыхательная йога какая-то.

– Так и есть. Принцип один и тот же. «Полная сосредоточенность при полной релаксации». Я думаю, у нас получится. Ничего сложного.

– И что, мы сейчас тупо ляжем спать и будем считать дыхание под музыку?

– Типа того. Я ж говорю: ничего сложного.

– Мне кажется, все это слишком просто. И поэтому ничего не получится. – Ты дернула плечами, показывая свое разочарование.

– Странно. А мне кажется, что самые простые методы – самые действенные. Потому что главное всегда лежит внутри нас. Нужно всего лишь найти способ извлечь это главное. По большому счету, нужно просто сосредоточиться. Плюс элементарные техники вроде «нити Ариадны»…

– Все равно. Нельзя важные вещи делать так по-бытовому. Мы же не хакеры… Для них это побег от действительности, а для нас это ПУТЕШЕСТВИЕ. Вроде каникул. Мини-отпуск. Что-то новое и интересное. А потому нужен ритуал. Какой-нибудь особый порядок, который избавит нас от ощущения обыденности. Ведь мы пытаемся путешествовать по снам, а не посуду моем. Нельзя так спокойно к этому относиться!

Пожалуй, я был с тобой согласен. Действительно, если подумать, то ничего более мистического я пока в жизни и не встречал. Ничего более таинственного. А мы как-то уж совсем все упростили. Ритуал или не ритуал, но специфическую атмосферу создать необходимо.

– О'кей. С меня музыка, а ритуалы, выходит, что с тебя, – сказал я и пошел в комнату за подходящим CD.

Пока я искал сборник AfterHours, ты колдовала над спальней. Зажгла длинные церковные свечи и ароматические палочки. Оборвала лепестки у стоявших в зале альстромерий и разбросала по простыне. Принесла из кухни висевшую на нитке гигантскую черную бабочку – сувенир, привезенный друзьями с Мадагаскара, – и повесила ее на шарик икеевской лампы. На стене тут же появилась тень гигантского махаона. Атмосферу создать получилось. Даже очень. Когда я зашел в спальню, то почувствовал нечто возвышенное и немного пугающее. Если добавить к этому музыку в стиле down tempo и idm, то обстановка получалась самая что ни на есть подходящая.

Я поставил диск в центр, включил кнопку repeat. Звук отрегулировал так, чтобы музыку было отчетливо слышно, но не давило и не мешало.

Ты прыгнула на постель в спортивной майке и моих трусах-шортах.

– Что это за маскарад? – засмеялся я.

– Ритуалы – это моя часть дела. В плане одежды тоже есть свои правила, которые устанавливаю я. Нужно быть максимально спортивными. Одежда должна быть очень удобной. Потому что мы отправляемся в путешествие в «сумеречную зону», а там бог весть что может с нами произойти.

Твои глаза горели, и мне стало понятно, что тебя все больше прет от этого процесса. И это здорово. Я опять почувствовал, что мы по-настоящему вместе. Как тем самым утром, когда я рассказал сон про Вильяма Херста. И это чувство стоило всего-всего и что с нами уже случилось и чему только предстояло случиться.

– Знаешь, если бы я писал роман или снимал кино, то эта сцена была бы в самом начале. Потому что круто начинать роман или фильм со скачущих по кровати, среди лепестков и цветов людей под психоделическую электронную музыку. Отличная завязка для сюжета. Сразу хочется узнать, что было до этого и чем все это закончится. – Я с разбега плюхнулся на кровать, подняв в воздух рой светло-голубых лепестков. – Давай руку. Мисс, у вас билет первого класса!

Я взял твою ладонь, мы закрыли глаза и стали считать дыхание. А секунд через тридцать, совершенно не сговариваясь, вдруг начали смеяться. Сначала смех был приглушенным и сдержанным, но потом, когда каждый из нас услышал, что другой тоже смеется, мы стали хохотать во всю силу. До слез. Мне представилось, что мы и в самом деле летим на самолете первого класса через какую-то фантастическую страну. А может, в далеком будущем. Что-то вроде «Пятого элемента» Люка Бессона или «2046» Вонга Кар-Вая. Дико крутое ощущение. Торжественно очень. И от этой торжественности очень смешно.

– Перемудрила ты с ритуалами, – выдавил из себя я.

– Да… может… чуть-чуть… Ха-ххха-ха-хха-хха-а-а-а…

Наш смех прервал звонок моего мобильника. Очень настойчивый. Сначала я хотел переждать, пока он сам не заткнется и кто-то на том конце не повесит трубку. Но этот кто-то был упорен. Минуты через три, окончательно совладав с приступом хохота, я подошел к телефону.

– Чуть было не забыл! Сверим часы! – буквально прокричал в ухо Лоскут.

– Ну ты жжешь! Какие еще, на фиг, часы? – ответил я, чуть было опять не сорвавшись на истеричный хохот.

– Это не смешно. Это РЕАЛЬНО очень важно. Проверь время на вашем будильнике и заведи его ровно на два ночи. Сколько на нем у вас?

– Подожди… не так быстро… Одиннадцать двадцать пять.

– Он электронный? Секундный отсчет есть?

– Нет. Стрелка бегает.

– Ну тогда эту самую стрелку поставь на двенадцать. Чтоб было ровно одиннадцать двадцать шесть, и отпусти ее по моей команде. Остановил?

– Ну… да…

– Раз, два, три… Пускай! – заорал Лоскут мне в ухо, и я отпустил стрелку. – Теперь все нормально. Ровно на два заведи. Запомните, как услышите звонок будильника, в полудреме нужно подумать обо мне. Подумайте что угодно, главное, чтоб подумали.

Это важно. Очень. Все. Пока. – И Лоскут повесил трубку.

Я вернулся в постель с будильником в руках. Это был здоровый, красный, совершенно классический будильник. Кто-то подарил его нам на один из дежурных праздников. Выглядел он внушительно и звонил будь здоров.

– На фига он нам? – удивилась ты. – И кто звонил?

– Мне кажется, что Лоскут сходит с ума. Он попросил завести будильник на два ночи и по этому сигналу подумать о нем.

– Что я о нем подумаю? Я его совершенно не знаю. Я даже не знаю, как он выглядит.

– Ну… представить себе его очень просто. Можешь просто вообразить прыщавого юнца без возраста, с засаленными волосами и беспокойными глазками. Это и будет Лоскут. Или просто подумай: «Лоскут, Лоскут…» По-моему, он один такой. И будет достаточно.

– Ладно… давай спать, что ли… а то мы к двум и не уснем. Только ты больше не смейся.

– Сама не смейся. Я засмеялся, потому что ты смеялась.

– Угу… как же…

Я закрыл глаза и попробовал сосредоточиться на дыхании и музыке. Второй раз было уже чуть проще. Я дышал спокойно и старался попадать в такт музыке. Так вышло намного быстрее. Не успел проиграть и один трек, как я почувствовал, что сознание мое мутнеет. Мысли затягивает сонной дымкой. Я понял, что проваливаюсь в сон, но заставил себя сосредоточиться на музыке и вынырнул. Через какое-то время я почувствовал, что опять проваливаюсь, дернул «ниточку Ариадны» и снова оказался на поверхности. Так продолжалось не раз и не два. Я почти засыпал, а потом почти просыпался. Не знаю, сколько раз это случилось, прежде чем я вдруг почувствовал себя в сером густом дыму. Это было начало сна, я решил опять проснуться, но музыка играла четко и ясно. Я даже слышал, как тикают часы в комнате. Дышал ровно и мог ускорить или замедлить дыхание, а значит, я не спал.

Я попал в сумеречную зону.

Я постарался разобраться, что это такое, и огляделся. Такое ощущение, что я смотрю на окружающее через забрало мотоциклетного шлема. Толком ничего не видно. Все вокруг серого густого оттенка. И какие-то проблески, будто электрические разряды на периферии зрения.

Я попробовал двинуться вперед. И почувствовал, что куда-то лечу по этому серому пространству. Скорость набиралась мгновенно. Будто я стартовал на болиде «Формулы-1». Я даже ощутил небольшие перегрузки и решил, что могу запросто заблудиться и не найти дорогу обратно (а куда это – обратно?).

Тогда я остановился и попытался разглядеть, что это за крошечные огоньки, зажигающиеся тут и там и мгновенно ускользающие от моего взгляда. Бесполезно. Они исчезали слишком быстро. Я прищурился и попробовал угадать то место, где они вспыхнут в следующий раз. Но и это не удалось. И тут грянул будильник.


XII. ПОЙМАТЬ ВОЛНУ | Сны сирен | XIV. СТЕКЛЯННЫЕ ВОРОТА И СТАРЫЙ ТЕЛЕФОН