home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



4

– Дедушка говорит, что собирается огородить его, – сказал Роджер. – Это надо было сделать много лет назад. Поставить хорошую ограду – и никогда ничего не случится. Но сначала надо засыпать туда несколько тачек гальки. И это будет просто росяной пруд[32]. Росяные пруды не опасны.

Он смотрел на нее поверх спинки кровати. Статус его повысился: из них двоих теперь только он мог спускаться вниз, служить посредником, носителем добрых или дурных вестей. Деборе было предписано два дня оставаться в постели.

– Я думаю, к среде, – продолжал он, – ты уже сможешь играть в крикет. У тебя ведь ничего не болит. Люди, которые ходят во сне, просто немного не в своем уме.

– Я не ходила во сне, – возразила Дебора.

– Дедушка говорит – похоже, что ходила. Хорошо еще, что Заплатка его разбудил и он увидел, как ты идешь через лужайку…

И чтобы показать, что самое страшное уже позади, он сделал стойку на руках.

Со своей кровати Дебора видела небо. Оно выглядело тусклым и унылым. Это был летний день, переживший грозу. В комнату вошла Агнес с подносом, на котором стоял сладкий творог со сливками и орехами. Вид у нее был очень значительный.

– Ступай себе, – сказала она Роджеру. – Деборе не хочется с тобой разговаривать. Ей нужен покой.

Как ни странно, Роджер повиновался, и Агнес поставила тарелку на столик у кровати.

– Тебе, наверно, есть не хочется, – сказала она. – Неважно, можешь съесть попозже, когда захочешь. Болит? Это бывает по первому разу.

– Нет, – сказала Дебора.

То, что с ней произошло, было делом личным. Ее к этому подготовили в школе, и тем не менее потрясение оказалось сильно, такое не обсуждают с Агнес. Та немного помедлила на случай, если девочка захочет о чем-то спросить, но, видя, что вопросов не последует, повернулась и вышла из комнаты.

Дебора, опершись щекой на руку, смотрела в пустое небо. Тяжесть знания легла на нее – странная, глубокая печаль.

«Я туда больше не попаду, – думала она. – Я потеряла ключ».

Скрытый мир, как рябь на поверхности пруда, который скоро заполнят галькой и оградят, стал недосягаем вовеки.


предыдущая глава | Синие линзы и другие рассказы (сборник) | cледующая глава