home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава четвертая

Каменный лес

Путники, задрав головы, в благоговении смотрели на Каменный лес. Как ни высоки были башни храма Семи идолов, деревья в этом невероятном лесу были еще выше. Перед Страшилой и его друзьями стояла стена из густо переплетенных граненых ветвей и могучих конических стволов. Пробраться между ними было бы нелегко. Да и куда идти, что искать?

Гуд, лучше всех разбиравшийся в деревьях, был сильно озадачен. Вряд ли даже его острый топор сможет одолеть этих исполинов. Железный Дровосек предложил друзьям пройтись вдоль опушки – посмотреть, нет ли где прохода.

Больше часа путники шли вдоль края Каменного леса. Им встречались самые разнообразные громады-деревья: из красного и черного гранита, белые мраморные, серые известковые, зеленые с желтыми прожилками из малахита, золотистые из янтаря, голубые из берилла и многие, многие другие. Алмар, как любой рудокоп, прекрасно разбирался в камнях, но и он порой не мог понять, из какого материала «выросло» то или иное дерево. Глаза мальчика сияли от восхищения. Он-то знал, каким трудом достаются рудокопам малахиты и бериллы, а здесь их было в таком количестве, что бери – не хочу! Но ни один ствол, ни одна ветка не были тронуты топором… вернее, киркой. Видимо, никто из жителей Голубой страны даже не подозревал о существовании чудесного леса.

Шедший впереди Гуд радостно вскрикнул и указал на золотистую ленту, пересекавшую вдали зеленую равнину. Это была дорога из желтого кирпича.

Путники обрадовались и прибавили шаг. Им казалось, что разгадка Каменного леса лежит совсем рядом. Но они ошибались. Дорога из желтого кирпича упиралась в непроходимую стену леса. Деревья в этом месте были чуть пониже, но зато из красного гранита, так что пройти здесь не смог бы даже гибкий Кустар.

– Славно, славно… – пробормотал Страшила, почесывая затылок. – Может, тут и был когда-то проход, да он давно зарос. Что скажешь, Гуд?

– Мигуны выковывали лезвие моего топора из самой лучшей стали, – отозвался Дровосек. – Но даже оно едва ли перерубит ветви из гранита.

– Да, здесь не пройдешь, – согласился Алмар. – Разве что Том…

Медвежонок слез с Пеняра, расправил плечи и вразвалку направился к лесу. Он легко пролез под нижними ветвями и исчез из вида.

Минут через десять он выскочил обратно с вытаращенными от ужаса глазами-пуговицами.

– О-о! – завопил он, размахивая лапками. – Та-а-ам… та-а-ам т-т-та-кое!..

Отойдя подальше от леса и немного успокоившись. Том объяснил более толково:

– Там, за тремя деревьями, я нашел большую-пребольшую поляну—шагов в сто, не меньше. И т-там… Как она гаркнула, как бросилась на меня!

– Кто гаркнул-то? – сердито спросил Страшила. – Объясни как следует.

– Птица… Только огромная, я таких никогда не видел! И словно бы не живая, а… каменная, что ли… Глаза красные, как у тех семи идолов, когти железные, клюв тоже… Жуть одна! Еле лапы унес…

– Только каменных птиц нам не хватало! – расстроился Алмар.

– Ну, птицы – это ничего, с ними мы справимся, – улыбнулся Страшила. – Меня они побаиваются, даже орлы! Гуд, помнишь, как однажды я одолел целую стаю ворон с железными клювами?

Дровосек кивнул.

– Пойдемте дальше, – предложил он. – Быть может, где-нибудь и отыщется дорога через лес.

Дороги они не нашли, но через полчаса обнаружили три тропинки. Они были настолько узкими, что ни Алмар, ни Дровосек не смогли бы протиснуться среди густого переплетения ветвей, не говоря уже о полненьком Страшиле.

После недолгого совещания на разведку в лес отправились Кустар, Пеняр и Том. Медвежонка уговаривали остаться, но он уже успел забыть о недавно пережитых страхах и рвался в бой.

– Чего мне бояться-то? – обиженно ворчал он. – Что я, каменных ворон не видал? Если заблудюсь – или заблужусь? – меня Кустар с Пеняром запросто найдут. Небось во всем этом лесу нет больше ни одного медведя.

– Но они также запросто могут и потерять тебя из виду, – возразил Гуд. – Ты же такой маленький!

– Не увидят, так услышат, – упирался Том. – Я так зареву, что все деревья затрясутся. Знаете, как ревут медведи?

Он выпятил грудь, широко раскрыл рот и тоненько завыл:

– У-у-у… у-у-у… у-у-у… Страшно, правда? И вот трое разведчиков: Кустар, Пеняр и Том, исчезли за деревьями. Оставшиеся путники расположились на пригорке, греясь на ярком солнышке. В небе плыли редкие облачка, дул легкий ветерок. Алмар растянулся на траве и закрыл глаза – он так и не свыкся с ярким солнечным светом.

– Интересно, что они найдут? – проговорил он. – Неужели опять какой-нибудь храм или гору?

– Вряд ли, – откликнулся Страшила.

– А я надеюсь, что моему топору все же найдется работа, – вздохнул Гуд. Он достал из-за пояса масленку и стал смазывать суставы рук и ног. – Обидно оказаться в лесу и не срубить ни одного дерева! Может, все-таки попробовать, а, Изумрудик?

– Нет, нет! – испуганно воскликнул Страшила. – Разве ты не видишь, что это путешествие не столько для ног и рук, сколько для головы? Подождем, что расскажут наши разведчики.

Ждать пришлось долго. Солнце уже начало склоняться за кроны каменных исполинов, когда на опушку почти одновременно вышли Том, Кустар и Пеняр. Вид у всех троих был довольно потрепанным, а Том к тому же изрядно извалялся в пыли.

Оказалось, что тропинки вели к огромным деревьям, намного более высоким, чем все остальные. Кустар обнаружил красное рубиновое дерево, Пеняр – изумрудное, а Том – желтое, из простого камня.

– Какого такого камня? – с интересом спросил Алмар. – Может быть, серы или пирита?

– Откуда я знаю? – сердито отвечал Том. – Камень как камень. Желтый такой, понятно? Листья похожи на кирпичи. Их там под стволом навалено видимо-невидимо!

Страшила задумался.

– А не похожи ли эти кирпичи на те, из которых построена старая дорога? – спросил он с надеждой. Том развел лапками.

– Может, похожи. А может, и нет. Желтые они, ясно?

Алмар переглянулся со Страшилой и сказал:

– А ну-ка, Пеняр, сажай на себя Тома и дуйте к желтой дороге. Том, погляди как следует: может быть, она вымощена такими же «листьями»?

Пеняр от удовольствия высоко подскочил в воздух и подбежал к медвежонку, дружелюбно подмигивая единственным глазом.

– Ладно уж, съезжу, – буркнул Том. Он был недоволен тем, что его не похвалили. Друзья и не подозревали, как ему было страшно там, в каменных джунглях. И на тебе – никто даже лапу не пожал!

Солнце зашло за кроны деревьев, и стало быстро темнеть. Том верхом на Пеняре запрыгал в сторону дороги. Вернулись они, когда в небе замерцали первые звезды.

– Ну что? – нетерпеливо спросил Страшила.

Том неторопливо слез с Пеняра, потянулся, зевнул и лениво произнес:

– Подождите. Подождать, что ли, не можете? Надо медведю немного отдохнуть? То им через весь лес иди, то скачи взад-вперед… А вы знаете, как в лесу было темно? Хорошо еще, что у меня три глаза. Третий мне пришила Элли, когда мы путешествовали в подземном царстве. Хотите, расскажу?

– Были мы там, были, – перебил его Алмар, невольно улыбаясь. Конечно, медвежонок был слишком болтлив, но сердиться на него было совершенно невозможно. – Память у тебя дырявая, Том.

– Ничего подобного! – обиделся Том. – Да, ты там был, согласен, и Страшила тоже… и Кустар с Пеняром… А вот Гуд не был! Ему-то я и расскажу о нашем уж-жасном путешествии, тем более что память у меня очень даже хорошая.

– Расскажи, – усмехнулся Дровосек. – Только начни с желтых кирпичей.

– Каких таких кирпичей? – искренне удивился Том. Все удивленно переглянулись.

– Мы послали тебя поглядеть, не похожа ли брусчатка дороги на те «листья», что ты видел под желтым деревом, – напомнил ему Страшила. – Неужели забыл?

Том поморщился.

– А я-то думал, зачем мы скакали к этой дурацкой дороге! – сокрушенно покачал он головой. – Оказывается, чтобы смотреть на кирпичи. Надо же! А мы-то с Пеняром попрыгали по дороге, побегали, да и вернулись. Выходит, надо было на камни смотреть…

Делать было нечего. Решили наутро вновь послать Тома на разведку. Ночью заниматься поисками было бессмысленно, потому путники расположились лагерем у подножия небольшого холма, подальше от леса. Алмар вскоре уснул, а Гуд со Страшилой тихо проговорили до самого рассвета, вспоминая былые дни. Что касается Тома, то он улегся на похрапывающем Алмаре. Заложив лапки за голову, медвежонок любовался россыпями созвездий и считал падающие звезды.

Ночь прошла спокойно, хотя из леса время от времени доносились ахающие и ухающие звуки, а порой и грохот осыпающихся камней. Возможно, это опадали листья с деревьев.

С первыми лучами солнца Том с Пеняром вновь отправились к дороге. Они вернулись с известием, которое очень обрадовало Страшилу: кирпичи были такими же, что росли на желтом исполине.

Изумрудик с довольным видом потер мягкие руки.

– Теперь все понятно, – заявил он. – Еще в бытность мою правителем Зеленой страны я не раз задумывался: откуда же Гудвин набрал столько желтого кирпича для строительства такой длинной дороги? Да и дома в Изумрудном городе построены из таких же брусков. 0-ох!

Он внезапно замолчал, раскрыв рот.

– Что случилось? – хором спросили Гуд и Алмар.

– Ах, голова я соломенная… – бормотал Изумрудик, словно не слыша их. – Видно, кое-какие булавки в моем мозгу здорово проржавели… Может быть, их тоже надо смазать маслом, как делает Гуд со своими суставами?

– Да объясни ты толком, что случилось! – сердито рявкнул Гуд, да так громко, что лес отозвался гулким эхом и каким-то жутковатым уханьем.

Страшила вздрогнул и пришел в себя.

– Глупость мы сделали, вот что случилось, – вздохнул он. – Помните, когда мы поднялись на гору возле Изумрудного города – куда мы смотрели? Только на Голубую страну, вот куда. А почему? Да потому, что в ту сторону глядел призрак Гудвина. Нам и в головы не пришло, что надо было поглядеть и на север, и на восток!

– И что бы мы там увидели? – полюбопытствовал Том.

– Продолжение дороги из желтого кирпича, вот что! – объяснил с сокрушенным видом Страшила. – Та, вторая часть, заколдована, и потому с земли ее не видно. Но она есть, я уверен, есть! А середина дороги давно разобрана – из нее-то и построены дома в Изумрудном городе! Гудвин был настоящим мудрецом, не то, что я. Когда он прилетел в Волшебную страну, то увидел, что больших городов здесь нет, а селения все больше построены из дерева. Да и откуда в Зеленой стране взять камни для строительства больших домов? Тогда Гудвин приказал разобрать часть дороги, и желтый булыжник пустил на строительство. Одним ударом он убил сразу трех ворон: построил быстро город, получил готовую дорогу к нему, и поразил жителей Волшебной страны настолько, что они назвали его Великим. Теперь понятно?

– Ты все-таки мудрец, Изумрудик, – прочувствованно сказал Алмар. – Мне такая мысль в голову никогда бы не пришла!

– А мне и подавно, – развел руками Гуд, с восхищением глядя на старого друга.

– А мне… мне, наверное, приходила, – буркнул Том, ревниво глядя на соломенного человека. – Только я ее забыл. Знаете, сколько идей мне каждый день в голову лезет? А голова у меня маленькая, не то, что у Страшилы, вот некоторые мысли из нее и выпадают.

Алмар рассмеялся, а затем задумчиво спросил:

– Куда же все-таки ведет эта дорога? В Желтую страну или в Фиолетовую? И кто и зачем ее построил?

– Вот этого я не знаю, – признался Страшила. – Ладно, придет время, и мы эту тайну разгадаем. А теперь пойдем по тропинке, по которой шел вчера Том. Есть возражения?

Возражений ни у кого не было. Медвежонок сразу же воспрянул духом и важно сказал:

– Только, чур, я пойду впереди. Я-то дорогу уж знаю, а вы там никогда не были. Только как же вы по ней пройдете? Уж больно вы толстые и неповоротливые…

Страшила подмигнул Гуду:

– Ну, Дровосек, действуй! Настал твой час.

Железный человек расцвел улыбкой. Он поплевал на руки, нахмурился и описал топором круг над головой. Раздался такой свист, что Том с испуга даже свалился с Пеняра.

Гуд направился широким шагом к еле заметной тропинке, по которой вчера шел медвежонок. Она начиналась между двух гранитных деревьев – черного и красного с белыми прожилками. Казалось, нечего было и думать повалить такие гиганты, но Дровосека это не смутило. Размахнувшись, он ударил остро отточенным лезвием по нижним ветвям. И произошло чудо: они с грохотом упали на землю и мгновенно исчезли, словно растворились.

– Вот так-то, – удовлетворенно улыбнулся Гуд и начал крушить ветви налево направо, медленно продвигаясь по тропинке в глубь леса.

Алмар с восхищением глядел на мастерскую работу Гуда.

– Интересно, – сказал он, – а что, если бы мы попытались прорваться к другим тропинкам? Хотел бы я увидеть рубиновое дерево!

– А я бы выбрал путь к изумрудному дереву, – признался Страшила. – Сам понимаешь, к этому камню я не равнодушен. К тому же, в столице Зеленой страны изумруды есть только на башнях стен и дворца. На крышах же обычных домов и на мостовой – лишь простые куски хрусталя. Гудвин, честно говоря, был великим обманщиком, и к тому же весьма тщеславным. Изумрудов на весь город ему не хватило, и тогда он заставил горожан и гостей столицы носить день и ночь очки с зелеными стеклами. У ворот даже стояла будка, где дежурил Страж. Он надевал всем входящим очки и застегивал на маленький замочек… Э-эх…

– О чем ты вздыхаешь? – спросил Алмар.

– Да так, вспомнил своего старинного друга Фараманта… Сколько приключений мы пережили вместе с ним, а еще с солдатом Дином Гиором! Однажды, когда я гостил у Дровосека, они исчезли из Изумрудного города, и больше их никто не видел. А ведь к тому времени они уже сильно постарели…

Алмар с сочувствием посмотрел на соломенного человечка.

– А как же обычай с зелеными очками? – спросил он.

– Пока я был правителем Зеленой страны, этот обычай свято соблюдался, – гордо сказал Страшила. – Из уважения к Великому и Ужасному Гудвину. Но когда колдунья Корина прогнала меня, то будку у ворот закрыли. Я слышал от знакомых ворон, что горожане были очень недовольны, когда их заставили снять очки. Люди давным-давно догадались, для чего нужны зеленые стекла, однако ни в какую не хотели расставаться с ними. И все же Корина принудила горожан отказаться от зеленых очков. Что не добавило королеве любви со стороны ее новых подданных.

Пока Страшила и Алмар беседовали, Гуд успел углубиться в лес, оставив за собой довольно широкий. проход. Том пришпорил верного Пеняра, и пень весело поскакал вслед за Дровосеком. Кустар дожидался Алмара, переминаясь с корня на корень.

– Пора и нам, – сказал Страшила, которого воспоминания только расстроили. – Вперед!

Несколько часов шли путники по тропе, ведущей в глубь чудесного леса. Дровосек без устали рубил каменные ветви. Алмар попробовал было подменить его, но одолел только шагов двадцать, после чего остановился, обливаясь потом. Топор, увы, был слишком тяжел для него.

Только к полудню друзья вышли на круглую поляну, окруженную ветвистыми гигантами из серебристого камня. Посреди поляны высилась огромная желтая гора, уходившая, казалось, под самые облака. Подойдя ближе, путники увидели, что это – исполинское дерево. Земля вокруг ствола была усыпана холмиками желтой брусчатки. Точно такие же «булыжники» росли на бесчисленных ветвях гиганта. Том оказался прав – это были листья каменного дерева.

– Придется как-то забраться на эту гору, – вздохнул Страшила. – Эх, жаль, что вершина не видна – тогда можно было бы воспользоваться волшебной трубой. А так я уж и не знаю, что делать. Высоко-то как, просто ужас!

Вместо ответа Алмар стал расстегивать боковые застежки на своих латах. Сняв их, он с облегчением улыбнулся и немного размялся.

– На дерево полезу я, – сказал он твердо.

– И я тоже! – подхватил Том. – Знаешь, как мы, медведи, умеем лазить по деревьям?

Подумав, Алмар согласился.

– Ладно, садись мне на плечо и держись покрепче за воротник. Крепче, я говорю! Изумрудик, давай трубу.

– Ты хочешь нацелиться вот на ту, самую высокую ветку? – испуганно спросил Страшила. – Но с нее же можно сорваться!

Алмар спокойно посмотрел на него.

– А ты что предлагаешь? – сказал он. – Если я начну подъем с земли, то и за неделю до вершины не доберусь. Кстати, если мы с Томом к вечеру не вернемся, не переживайте. Переночуем наверху, ничего с нами не случится.

Страшила и Гуд недовольно переглянулись. Им очень не хотелось отпускать мальчика. Кустар с Пеняром тоже страшно волновались и попытались даже преградить Алмару дорогу. Но тот лишь улыбнулся и постарался успокоить друзей.

– Не бойтесь, мы с Томом обязательно вернемся. Обязательно!

Приложив подзорную трубу к глазу, Алмар нацелился на край самой высокой видимой с земли ветви. И тут же исчез. Через мгновение друзья со страхом наблюдали, как он схватился за толстую ветвь, но не удержался на ней и соскользнул вниз. К счастью, Алмару удалось уцепиться за нижнюю, более тонкую ветку. Какое-то время он висел на руках, по инерции раскачиваясь. Если бы мальчик сейчас опять сорвался, то неминуемо бы погиб.

Страшила и Гуд в страхе на миг зажмурили глаза. Кустар и Пеняр застыли на месте, не зная, что делать.

Алмар раскачивался все сильнее и сильнее, и стало ясно, что он делает это нарочно. Наконец ему удалось закинуть ноги на ветку. А Том все продолжал висеть, держась за воротник мальчика.

К счастью, все обошлось. Алмар быстро оседлал ветвь и засунул перепуганного медвежонка за пазуху. Вытерев испарину со лба, он помахал друзьям, посмотрел в трубу и пропал из виду. На этот раз – совсем.

Медленно потянулись часы. Ждать оказалось куда труднее, чем действовать самим. Заложив руки за спину, Изумрудик ходил по поляне вокруг дерева. Дровосек делал то же самое, только в обратном направлении. Кустар с Пеняром предприняли несколько попыток взобраться на дерево, но ствол у основания был настолько гладким, что у них ничего не вышло.

Стемнело. Высоко в небе проступила полная луна. И тут лес ожил.

Путники услышали шорох чьих-то шагов, среди звезд заскользили тени. Ухание и гуканье неслось со всех сторон.

И между стволов засветились огоньки глаз неведомых животных.

– Гуд, дорогой, что это?.. – прошептал не на шутку перепуганный соломенный человек.

Дровосек нахмурился и покрепче взялся за рукоять топора.

– Не знаю, дружок, – тихо ответил он. – Может, это те самые каменные вороны, о которых говорил Том?

В воздухе послышалось хлопанье многочисленных крыльев. И на путников сверху набросилась стая каменных птиц.

Гуд бешено размахивал топором, но даже стальное лезвие не могло причинить странным созданиям большого вреда. Страшиле же поначалу пришлось совсем туго. Он прекрасно умел управляться с живыми воронами, но у каменных птиц были шеи покрепче. Сообразив, что действовать надо иначе. Страшила стал отбиваться от жутких созданий тростью. Случайно он угодил набалдашником из крупного изумруда по голове одной из летающих тварей. Кр-р-рак! Голова рассыпалась на мелкие обломки, и птица рухнула на землю.

– Ур-р-ра! – закричал Страшила. – Гуд, бей их по головам!

Увы, Дровосек не мог последовать совету друга. Его тяжелый широкий топор все время рассекал воздух, в лучшем случае задевая крылья. Зато Страшила нанес нападавшим огромный урон. Точными ударами он сокрушал одну птицу за другой. Вскоре вокруг него образовался завал камней, грозивший засыпать отважного соломенного человека с головой. И тут на помощь ему пришли Кустар с Пеняром. Они стали быстро разбирать завал, отбрасывая обломки в стороны.

Бой продолжался до самого утра. Будь Страшила с Гудом живыми существами, они давно бы устали и погибли. Но оба бывших правителя не знали, что такое усталость, и это дорого стоило обитателям волшебного леса.

С первыми лучами солнца стая каменных ворон рассеялась, скрывшись среди крон деревьев. Погасли и красные глаза, светившиеся меж стволов. Путники так и не узнали, кому они принадлежат, – никто из наземных тварей не рискнул напасть на них.

На поляне высились груды камней. Это все, что осталось от нападавших. Но и защищавшимся изрядно досталось. Гуд огорченно разглядывал многочисленные вмятины на его груди и руках. Страшила выглядел еще хуже. Каменные клювы ворон пробили в нем множество дырок, из которых клочьями торчала солома.

Изумрудик оглядел себя и вздохнул.

– Кажется, я похож на решето, забитое соломой, – недовольно пробурчал он. – Гуд, помоги мне.

Конечно же, заботливая Элли снабдила Страшилу катушкой зеленых ниток и несколькими иголками. Спустя час многие дырки на одежде Изумрудика были зашиты, хоть и неумело, но крепко. Соломенный человек сразу же повеселел.

– 0-ля-ля, вот это была славная битва! – воскликнул он. – Сколько на мне боевых шрамов! Элли придет в восхищение, когда увидит раз, два, три… целых семь швов на моей одежде. А затем я попрошу заменить камзол, штаны и шляпу на новые. Ей это нетрудно будет сделать, ведь она теперь самая настоящая волшебница!

К полудню на тропинке, ведущей к опушке леса, появились… Алмар и Том! Вид у мальчика был усталый, а медвежонок больше напоминал старую одежную щетку.

Пеняр и Кустар радостно бросились навстречу друзьям, а Страшила с Дровосеком очень удивились.

– Не понимаю… – пробормотал Изумрудик. – Вы же были на дереве! Когда же вы успели спуститься, да еще так, что мы вас не заметили?

Алмар усмехнулся и указал на подзорную трубу, которая была заткнута за его пояс.

– Вы забыли об этой волшебной штуке, – заметил он. – Если бы не она, то мы с Томом спускались бы вниз целую неделю. Но, к счастью, мы добрались до ветки, с которой была видна опушка леса. Туда мы с Томом и перенеслись. Страшила понимающе кивнул.

– Но вы сумели увидеть что-то интересное? – спросил он с надеждой. – Куда нам дальше отправляться-то?

– Куда, куда, – заворчал Том. – Алмар спрятал меня за пазуху, а оттуда разве что разглядишь…

– Погоди, Том, – остановил его мальчик, усаживаясь на груду обломков. – Разве ты не видишь, что нашим друзьям этой ночью тоже пришлось несладко? Не надо ворчать, малыш. К тому же мы с тобой так и не добрались до макушки дерева.

– Неужели? – расстроился Гуд. – Значит, ты проделал такой трудный путь напрасно?

Алмар устало улыбнулся.

– Нет, кое-что я все-таки разглядел. Наш дальнейший путь ведет к Лунной реке!


Глава третья Храм семи идолов | Меч чародея | Глава пятая Лунная река