home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава пятнадцатая

Повелитель мглы

Когда Дровосек с воплем провалился под землю, его спутники опешили. Первым опомнился Том. Он осторожно подполз к краю дыры и шепотом спросил:

– Эй, Гуд, ты где? Вылезай, нечего нас пугать.

Ответом ему было молчание.

Алмар подбежал к ближайшей ели, обрубил мечом несколько засохших веток, сделал из них факел и зажег его огнивом. Затем он встал на колени на самом краю ямы и нагнулся, пытаясь что-нибудь разглядеть в темноте. Пеняр держал его сзади, уцепившись корнями за перевязь меча.

Однако мальчик ничего не смог рассмотреть в царящей на глубине тьме. А на призывы Гуд не отвечал. Тогда Алмар сбросил вниз небольшой камешек и прислушался. Вскоре он услышал внизу тихий стук.

– Я попытаюсь спуститься, – сказал Алмар. – Жаль только трос коротковат… Пеняр, сможешь меня удержать?

В ответ пень мелко затрясся – его коротенькие корни сразу же ушли вниз под брусчатку.

Страшила помог мальчику обвязать конец троса вокруг Пеняра. Соломенный человек был настолько потрясен случившимся, что впервые потерял дар речи. От мысли, что его старый друг мог разбиться или провалиться в бездонную трещину, у Страшилы подгибались ноги. Погибнуть так нелепо в этой крысиной норе… нет, это невозможно!

Держа в руке горящий факел, Алмар стал осторожно спускаться. Страшила бегал вокруг ямы, нелепо взмахивая руками и что-то бормоча. Том, напротив, вел себя молодцом. Он ухватился за трос и покрикивал: «Не бойся, Алмар, я тебя держу! Держу!»

Спустя несколько минут мальчик выбрался на поверхность. Отшвырнув в сторону догоревшие ветки, он сиплым от волнения голосом сказал:

– До дна я и наполовину не добрался… уж очень здесь глубоко. Но Гуда внизу нет, могу ручаться. Мне показалось, что там, на дне, находится вход в боковой туннель. Похоже, нашего друга уволокла какая-то подземная тварь.

Страшила трагически всплеснул руками.

– Наверное, Гуд сильно покалечился от удара! Иначе он задушил бы эту тварь или зарубил топором… – Страшила осекся.

При свете звезд соломенный человек разглядел лежавший возле ямы продолговатый предмет. Это был топор Дровосека.

Алмар сразу же приободрился.

– Отлично, теперь я смогу срубить шесты и сколотить лестницу! Подождите, я мигом.

Мальчик схватил топор и бросился к лесу. Нарубив с десяток длинных шестов, он вернулся на дорогу. Страшила с Томом сразу же принялись за работу. Они разрезали ножом трос на множество небольших кусков и стали привязывать перекладины к боковым жердям. Через час три длинные лестницы были готовы. Алмар тщательно связал их друг с другом, а затем осторожно спустил в земляной колодец. Работа была нелегкой, но серебряные доспехи придали мальчику невероятную силу, и он справился с этим делом в считанные минуты. Наконец нижний край лестницы уперся в дно ямы. Не мешкая, Алмар подхватил на руки Пеняра и Тома и начал спуск. Страшила последовал за ним, прихватив несколько еловых веток.

Но они не понадобились. Едва Алмар ступил на дно, как его доспехи засветились мягким светом. Друзья приободрились. Похоже, доспехи были сделаны из того же металла, что и утерянный «вечный факел»! И ничего удивительного в этом не было, ведь витязь Фарах наверняка не раз спускался в подземное царство.

Нагнувшись, мальчик на четвереньках полез в большую нору. Она оказалась входом в широкий туннель, ведущий под легким уклоном в глубь земли. Дно туннеля было сильно взрыхлено. Было похоже, что здесь произошла отчаянная схватка. Алмар заметил, что дальше по дну туннеля идет широкая полоса.

– Все ясно, – заявил взволнованным голосом Страшила. – Какое-то чудовище захватило бедного Гуда в плен и уволокло в свою нору. Смотрите!

Соломенный человек поднял с земли масленку. Она была помята, но масло в ней еще осталось.

Друзья пошли вдоль туннеля. Потолок скоро поднялся настолько, что они смогли выпрямиться в полный рост. Сияние доспехов освещало туннель на много десятков футов вперед, но подземный ход то и дело круто поворачивал, и это создавало преследователям дополнительные трудности. В любую минуту можно было ожидать нападения, и Алмар не опускал топора. Впереди бежал Пеняр, готовый принять удар на себя. Том конечно же сидел на своем приятеле, воинственно размахивая веткой словно дубиной. Напрасно Алмар и Страшила уговаривали его перейти в арьергард. «Я лучше всех вижу, – отвечал на это медвежонок. – У Пеняра всего один глаз, у вас только по два, а у меня их целых три!»

Именно Том первым и увидел обитателей подземелья.

– Крысы! – завопил он. – Здоровенные, как лошади! Бей их, Пеняр!

Пень отважно ринулся в бой. Но прежде он стряхнул со лба медвежонка, и того сразу же подхватил на руки Страшила.

Из-за поворота на путников бросились сразу три огромных зверя. Том был прав – это оказались крысы, но каждая размером с годовалого теленка. Сверкая острыми как нож зубами, одна из них вцепилась в Пеняра, другая же попыталась разодрать живраста длинными когтями. Третья крыса с оглушительным воем накинулась на Алмара. Мальчик усмехнулся и бросил топор на землю – ему не хотелось обагрять славное оружие Гуда кровью отвратительной твари. Юный рудокоп встретил крысу мощным ударом в голову. Животное взвизгнуло и зашаталось, оглушенное, но не побежденное. Второй удар поверг крысу на землю. Изумрудик с восхищением смотрел на своего юного друга. Даже Гуд не смог бы с такой легкостью разделаться с огромной тварью!

Пеняр тоже не терял времени даром. Вырвавшись из «дружеских» объятий двух крыс, он нанес обеим свои коронные удары под нижнюю челюсть, затем еще и еще… Перепуганные твари попытались спастись бегством, но не успели – живраст уложил их на месте.

Ободренные легким успехом, друзья побежали по туннелю. Свернув направо, они оказались в большой пещере и застыли, пораженные увиденным.

Пещера буквально кишела сотнями подземных чудовищ: крыс, ящеров, пауков, змей, улиткообразных созданий и тварей, напоминавших черепах, но с шипастыми гребнями на панцирях. Посреди этого жуткого месива возвышался каменный трон. На нем восседал высокий седой человек – нет, не человек, а человекоподобное создание с лапами как у крота и крысиным хвостом. В когтях он держал… голову Дровосека! У подножия трона лежало тело механического человека, опутанное крепкой сетью.

Сидевшее на троне существо с кривой усмешкой посмотрело на Алмара и его спутников. Друзья услышали позади шум и обернулись. Путь к отступлению им преградили черепахи, чьим оскаленным пастям могли бы позавидовать и саблезубые тигры.

– Здравствуй, серебряный рыцарь, – дребезжащим голосом промолвил седой предводитель. – Долго я ждал тебя. За мной должок, помнишь?

Старик приподнял левую лапу – ее пересекал черный рубец. Алмар судорожно сглотнул, но все же нашел в себе силы ответить:

– Ты ошибаешься, крысиный главарь, эту рану нанес не я, а мастер Фарах. Но я тоже могу за себя постоять.

Он занес топор над головой. Подземные чудища ответили таким дружным ревом, что Том со страху забрался за шиворот Изумрудика – да так, что снаружи остались торчать одни ноги.

Вождь ответил на дерзкие слова мальчика хохотом.

– Сосунок, неужто я не знаю, кто ты такой? – отсмеявшись, продолжал старик. – Мои ищейки давно сопровождают твой отряд. Я мог бы десять раз уничтожить тебя и твоих нелепых спутников, но мне хотелось позабавиться.

Алмар насторожился.

– А разве ты не слуга Владыки Тьмы? – спросил он. Старик нахмурился.

– Запомни, щенок: я, Тарган, никогда никому не служил! – резко ответил он. – Пакир велик, не спорю, но он чужак здесь. Мои предки жили в недрах этих земель за тысячи лет до того, как сюда явился Владыка Тьмы, и мои потомки еще погрызут его кости.

Алмар озадаченно переглянулся со Страшилой.

– Зачем же ты тогда напал на нас? – удивленно спросил Изумрудик.

Тарган невесело усмехнулся.

– А кто тебе сказал, чучело соломенное, что я на вас нападал? Ваш железный чурбан сам провалился в мою ловушку да еще ухитрился при этом потерять свою дурацкую башку. Теперь вот приходится думать, как оживить этого механического болвана.

Алмар не верил своим ушам. Его окружали ужасного вида подземные твари, но, похоже, эта стая не была настроена враждебно!

– Я рад, мастер Тарган, что не убил твоих слуг, – сказал мальчик.

Старик кивнул.

– И я рад, что ты, мальчишка, оказался поумней славного витязя Фараха. Он едва не зарубил меня при битве у Одинокой горы, спутав с маршалами Пакира. И все только потому, что я выгляжу иначе, чем люди, и предпочитаю мглу солнечному свету! Запомни, Алмар: мгла и тьма – разные вещи. Первая царит в подземелье, но вторая может гнездиться только в душах живых существ.

Алмар кивнул.

– Я догадывался об этом, мастер Тарган. Ведь я рудокоп и вырос во мгле пещеры.

Тарган ухмыльнулся.

– Потому-то старуха Виллина и выбрала тебя в преемники Фараха. Неужели ты, глупец, до сих пор этого не понял? Рыцарь Света, кто бы он ни был, всегда будет в плену нелепых предрассудков. Именно поэтому войску Торна так и не удалось сокрушить до конца армию Тьмы. А вот рудокопы сделаны из другого теста. У вас нет прирожденного страха перед мглой, вы не боитесь подземных пещер и знаете цену даже крошечному лучу света. Пакир знает это и ненавидит рудокопов лютой ненавистью. Тысячи твоих соплеменников не случайно стали рабами Владыки, и он не успокоится, пока не изведет ваше племя полностью.

– Мой отец Олдар тоже находится в плену, – тихо сказал Алмар. – Я даже не знаю, жив ли он… Но скоро узнаю! – Мальчик упрямо поднял голову.

Тарган с сочувствием посмотрел на Алмара.

– Брось и думать об этом, пока не добыл Меч! Пакир проглотит тебя и не подавится.

Алмар с надеждой посмотрел на Таргана, но тот не дал мальчику открыть рта.

– Знаю, знаю, о чем ты хочешь меня спросить, – ворчливо проговорил он. – Тебя интересует, где Торн спрятал свой меч. Отвечу сразу: не знаю! Во всяком случае, в глубинах земли его нет, за это я могу поручиться.

Мальчик даже застонал от разочарования.

– Но как же… – вымолвил он. – Раз меч не зарыт в земле, то он лежит где-то на поверхности. Но тогда матушка Виллина нашла бы его, обязательно нашла! Где же он спрятан?!

Тарган пожал худыми плечами.

– Эту загадку тебе с друзьями и предстоит разгадать, – ответил он. – Одно могу сказать: ты на верном пути. В конце дороги Героев ты найдешь древний парк, озеро и возле него статую самого Торна. Спроси у нее – как знать, быть может, волшебник и откроет тебе тайну! Страшила даже разинул рот от удивления.

– Статуя – ответит? – охнул он. – Не может быть! Старик расхохотался и весело подбросил голову Гуда, словно мячик.

– «Не может быть», – передразнил он, – И такую глупость я слышу из уст Страшилы Мудрого! Пора бы понять – в Волшебной стране может произойти решительно все. Но кое-чего допускать нельзя – например, ее гибели. Тьма надвигается, и мы здесь, в подземельях, чувствуем это сильнее других. Юргод!

Из толпы чудовищ вышло странное создание, с телом льва и головой орла. Несмотря на странный вид, оно выглядело по-своему красиво.

– Это грифон, – сказал Тарган. – Предки его когда-то жили на поверхности, хотя и вели ночной образ жизни. В армии Торна был целый полк грифонов, они вместе с Черными драконами сумели уничтожить крылатую армию Властелина Тьмы. Э-эх, давненько же это было…

Опустив седую голову, старик надолго задумался, вспоминая былые дни. В пещере воцарилась полная тишина. Алмар со Страшилой тоже молчали. Они во все глаза смотрели на Таргана. Трудно было поверить, что он когда-то воочию видел самого Торна! Наверное, ему тысячи, многие тысячи лет…

Наконец Тарган поднял голову. Некоторое время он недоуменно смотрел на гостей, словно не понимая, откуда они взялись, а затем рассмеялся дребезжащим смехом:

– Да, то была славная битва! Мы разбили порождения Тьмы на поле у Одинокой горы и гнали их до самого Черного ущелья, где и сбросили в пропасть. Торн взлетел в небо на драконе Ольгоне и с помощью магического заклинания закрыл расщелину. Но силы его почти иссякли, и полностью сомкнуть края пролома он не смог. Ни тогда, ни позднее. А жаль, жаль… Трудно будет теперь сдержать колдуна Пакира, да и кто сможет ему противостоять? От армии атлантов Торна не осталось и праха, Фарах стал призраком, а я стар и немощен. Даже грифоны и те вымерли. Юргод – последний из этого славного племени… Ну что ж, идите! И помните – я, Повелитель Мглы, еще приду к вам на помощь в последней, решающей битве. Но ее час еще не настал.

Старик опять опустил голову и замолчал. Алмар поклонился Повелителю Мглы и осторожно взял из его мохнатых рук голову Гуда. Затем он взвалил на спину грифона туловище железного человека и зашагал вместе с друзьями к выходу из пещеры.


Глава четырнадцатая Тени оживают в полночь | Меч чародея | Глава шестнадцатая Два меча