home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава тринадцатая

Озеро снов

Путешествие через Голубую и Розовую страны не заняло у Алмара и его друзей много времени. Взявшись за руки (а Пеняра с Кустаром – за корни), они с помощью волшебной трубы Торна огромными «прыжками» двигались вдоль правого берега Большой реки. Мимо проносились заливные луга, поля ржи и пшеницы, селения Жевунов и Болтунов, горы Марранов, старые дубовые и ясеневые леса. В первой же встретившейся по пути деревне Аларм раздобыл немного машинного масла, и они с Изумрудиком тщательно смазали все суставы Железного Дровосека.

Во время небольших остановок Страшила разворачивал карту и с сожалением разглядывал многочисленные «белые» пятна, оставшиеся позади на просторах Голубой и Розовой стран. Увы, тайны, скрытые облаками, так и остались пока неразгаданными. Гуд утешающе поглаживал старого друга по плечу.

– Не переживай, Изумрудик, – говорил он, – мы сюда еще вернемся. Теперь мы оба свободные птицы – куда хотим, туда и полетим. Но надо помочь Алмару, это сейчас самое главное.

Страшила только вздыхал в ответ. К чести соломенного человека, он даже не заикнулся о том, чтобы свернуть на юг, к Розовому дворцу. Возможно, они застали бы там не только Стеллу, но и Виллину с Элли и Кориной. Но разве это выход из положения – перекладывать мужские заботы на плечи женщин?

К вечеру следующего дня друзья миновали Солнечный лес – самый большой в Розовой стране – и оказались в краю Мигунов. Климат здесь был чуть прохладней, почва – скуднее и каменистей, а из деревьев преобладали хвойные породы.

Гуд буквально расцвел улыбкой, ступив на землю своего бывшего королевства. Да, отныне здесь правил не он, а Корина, но у Гуда сохранились самые приятные воспоминания о долгих годах, проведенных в Басте. Он искренне любил работящих и мастеровитых Мигунов, и те платили своему железному правителю взаимностью. Многие еще помнили о мрачных временах царствования колдуньи Бастинды и потому желали королю Гуду вечного здоровья. Увы, их железный любимец недавно сам отрекся от престола, передав бразды правления коварной волшебнице. Что-то ждет Мигунов теперь?

Путники решили заночевать возле старой каменоломни, в небольшом деревянном домике на крутом берегу реки. Кустар с Пеняром немедленно отправились на разведку. Алмар разжег костер на поляне, а Гуд со Страшилой расположились рядом на крупных валунах. Смеркалось, на западе зажглись первые звезды. Со стороны соседнего болотца потянулись языки белесого тумана.

Пошел час, другой, а живрасты не возвращались. Алмар встревожился и только было собрался отправиться на поиски, как вдруг из леса выскочил мокрый, обвешанный речными водорослями Пеняр. Он подпрыгивал от возбуждения и размахивал в воздухе коротенькими корнями. Алмар закричал:

– С Кустаром случилась беда! Он упал в реку и его унесло течением!

Все немедленно вскочили на ноги и помчались к реке. Увы, поиски ни к чему не привели. Течение реки оказалось очень быстрым, и кроме того путникам очень мешала ночная мгла. В конце концов дело закончилось тем, что Гуд поскользнулся и упал с берега в воду. Его еле удалось вытащить общими усилиями. Пришлось поспешно возвращаться к костру и смазывать суставы железного человека, пока они не заржавели.

На Алмара было жалко смотреть, так он был расстроен.

– Как ты думаешь, Изумрудик, бедняга Кустар выплыл из реки? – спросил Гуд, смазывая локоть на левой руке – он пострадал от воды больше всего.

– Конечно же, выплыл! – без тени сомнения ответил соломенный человек. – Кустар очень силен и ловок, и к тому же дерево легче воды. Потом могло прибить его к берегу на каком-нибудь крутом повороте. А куда вот он направится дальше – это вопрос. Вряд ли он сумеет нас разыскать.

Алмар мрачно сказал:

– Кустар мало что видел в краю Торна – так же как и я, кстати. На его месте я направился бы в Изумрудный город. Элли рано или поздно вернется туда и поможет нашему другу. Лишь бы его не затянуло в водоворот…

Некоторое время все трое молчали, прислушиваясь к треску пылающих дров.

– Ладно, не будем об этом, – наконец сказал Алмар. – Чего зря травить себе душу! Кустар спасется – я в этом уверен. Давайте лучше подумаем, куда дальше держать путь. Насколько я понял витязя Фараха, нам надо спешить к урочищу Меча. Туда идет сейчас какой-то другой отряд. Наверняка это слуги Пакира. Мастер Гуд, вы много лет прожили в Фиолетовой стране. Что вы можете нам посоветовать?

Гуд недоуменно пожал могучими плечами.

– Даже не знаю, что вам сказать, друзья, – смущенно ответил он. – Раньше мне казалось, что я исходил этот край вдоль и поперек. Одних дорог сколько я вымостил здесь камнем! Но про урочище Меча я ничего не слышал. Изумрудик, достань-ка еще карту.

Страшила развернул пергаментный свиток, и трое друзей склонились над ним. При колеблющемся свете костра они внимательно осмотрели восточную часть края Торна. В основном ее покрывали леса. Белых облаков тоже было не мало. Возможно, под одним из них скрывался тайник Торна – но под каким?

Поразмыслив, Гуд предложил:

– Мне кажется, надо идти вдоль горного хребта. Посмотрите, вблизи Басты и на запад от нее нет ни одного белого облака.

– Но нам тогда придется пробираться через сплошные леса! – возразил Страшила. – Волшебная труба здесь бесполезна. Путешествие пешком может занять недели две, а то и три. А из меня ходок, сами знаете, какой! К тому же, в этакой чаще мы можем пройти в ста шагах от урочища и не заметить его.

– Будем по пути расспрашивать всех встречных Мигунов, а также птиц и зверей, – возразил ему Алмар. – Не может быть, чтобы никто ничего не видел!

Гуд поддержал мальчика.

– Алмар прав, – бодро сказал он. – Не забывай, Изумрудик, я много лет прожил в лесу. Здесь я не заблужусь, будьте уверены! Осмотрим одно заколдованное место за другим. Вот посмотрите – ближайшее белое облако висит посреди леса милях в двадцати отсюда на северо-восток. Почему бы нам не направиться завтра поутру туда?

На том и порешили.

Только к утру Алмар немного успокоился. Он ушел в домик и улегся спать на узкой койке, закрывшись плащом.

Страшила же с помощью Гуда соорудил небольшую удочку, накопал червей и стал ловить рыбу прямо с обрыва. Клев был отчаянный, и нитяная леса несколько раз рвалась, не выдерживая напора крупных рыбин. И все же к рассвету соломенный человек наловил несколько десятков окуней. Гуд почистил их и сварил в котелке вкусную уху. Это очень обрадовало проснувшегося мальчика – за ночь он сильно продрог, и горячая уха помогла ему согреться.

Наутро друзья вновь отправились на поиски бедного Кустара. Они прошли несколько километров вдоль берега бурной реки, но живраста так и не нашли. Наверное, за ночь течение унесло Кустара очень далеко от лагеря.

Делать было нечего, и отряд вновь отправился в путь. Алмар с немалым сожалением спрятал подзорную трубу в рюкзак – сейчас она ничем не могла помочь. Том, напротив, повеселел. Путешествовать верхом на добродушном Пеняре для него было куда интереснее, чем нестись словно молния над землей, не успевая ничего вокруг рассмотреть. Медвежонок сразу же затянул одну из своих самодельных песенок, за ней вторую, третью… Припевы он повторял раз по пять, чтобы друзья успели их запомнить и подпевали, кто как умеет. Особенно всем понравилась простенькая песенка на немудреный мотив, сочиненная Томом вчера вечером:

Вокруг луга, вокруг леса,

И филин ухает на елке,

И на траве блестит роса,

Будто алмазные заколки.

Зовет в дорогу нас мечта,

Ну а куда, не знаем толком:

Найти урочище Меча

Не легче, чем в стогу иголку!

Эй-эй, не легче, чем в стогу иголку!

Ой-ой, не легче, чем в стогу иголку!

И Гуд со Страшилой и Алмаром с готовностью подпевали:

Эй-эй, не легче, чем в стогу иголку!

Ой-ой, не легче, чем в стогу иголку!

Деревья в лесу росли сравнительно редко, но идти было нелегко – длинные толстые корни торчали из земли, так что приходилось все время смотреть под ноги. Изредка среди раскидистых крон пролетали, беспокойно стрекоча, сороки, но ни одна из них и не подумала спуститься ниже – нежданные гости всех отпугивали. Грибы так и лезли на глаза: пятнистые, полосатые, фиолетовые и зеленые. Некоторые сухие стволы до самой верхушки были облеплены бледно-желтыми шляпками, издававшими приятный сладковатый аромат. Алмар набил ими на всякий случай целую сумку, но затем выбросил. До привала было еще далеко, и набрать свежих грибов можно было в любой момент.

Постепенно местность стала снижаться, траву сменили высокие белые и розовые мхи. То там, то здесь среди камней зажурчали родники. А затем впереди появилось белесое пятно.

Том первым заметил его и испуганно закричал:

– Смотрите! Там облако, самое настоящее облако! Да мы вовсе не спускались, а поднимались на какую-то здоровенную гору!

И в самом деле, было похоже, будто деревья едва ли не по самые макушки утонули в белом тумане. Тумане?!

Да, перед путниками встала стена колышущегося тумана. До них донеслись резкие запахи водорослей и приглушенный плеск волн. Под ногами захлюпало, и Гуд немедленно остановился – ему вполне хватило недавнего купания в реке. Страшила тоже не рвался вперед. Волшебный факел утонул в бурном потоке, и высохнуть соломенному человеку было бы теперь очень не просто. Алмар сделал еще несколько шагов и чуть не провалился по пояс.

Пришлось Тому верхом на Пеняре вновь отправиться в разведку. Минут через пять они вынырнули из тумана, и медвежонок доложил – впереди много воды, больше, чем даже в Большой реке!

– Это, несомненно, лесное озеро, – кивнул Гуд. Он достал из-за пояса масленку и на всякий случай смазал суставы ног. – Хочешь не хочешь, придется его обходить.

Алмар согласился, но все же попросил:

– Изумрудик, достань-ка карту. Все-таки интересно, куда мы пришли. Таких озер я прежде не встречал.

Страшила взобрался на небольшой холмик, где было посуше, и развернул карту Виллины. Как он и ожидал, белое облако над лесом растаяло, а на его месте появилось большое голубое пятно. Над ним виднелась красная надпись:

«Озеро Снов».

– Здесь какая-то ошибка, – озадаченно сказал Страшила и даже слегка потряс пергамент. – По-моему, это место должно было бы называться «Озеро Туманов». Э-э, а что это?

Изумрудик ткнул своим толстым пальцем в карту. На противоположном берегу в зеленую пелену леса уходила какая-то широкая дорога. Почему-то она начиналась от самой воды и быстро терялась среди леса.

– О-о, дорога! – обрадовался Алмар. – И, судя по всему, древняя и давно нехоженая. К тому же до ближайшего селения Мигунов отсюда миль тридцать, не меньше. По-моему, эта дорога нам и нужна.

Никто мальчику не возразил. Зато бурный спор возник о том, как быстрее и лучше добраться до противоположного берега.

– Здесь и говорить не о чем – пойдем пешком! – заявил Страшила. – Я готов хоть сто миль идти в обход, только бы больше не лезть в воду. Фу, да меня уже сейчас хоть выжимай! Солома, к вашему сведению, впитывает влагу даже из тумана.

Алмар упрямо покачал головой и в который раз указал на карту.

– Посмотри, Изумрудик, – разве ты не видишь на нашем берегу причал, а рядом с ним крошечную лодку? Это нарисовано не случайно, карта-то волшебная!

Гуд колебался.

– С одной стороны, Алмар прав, – вздохнул он. – Клянусь Торном, когда на карте появилось озеро, причала на нем не было.

– Нет, был! – возразил Страшила.

– Не было! – сердился Гуд.

– Был, был, был! У тебя просто глаза от сырости заржавели!

– А я говорю, не было! – громогласно воскликнул Гуд и в сердцах так ударил кулаком по соседнему пню, что тот разлетелся в щепки.

Алмар успокоил друзей:

– Вот видишь, Изумрудик, Гуд на моей стороне. А это значит…

– Кто сказал, что я на твоей стороне? – немедленно возразил Дровосек.

– Но ты же только что сказал…

– Я говорил только про причал. Но плыть через озеро я отказываюсь. Сам посуди: если дорога в лесу древняя, то какой же должна быть лодка, что стоит у причала? Да она рассыплется в прах, когда я заберусь на ее борт!

– Не рассыплется, – не очень уверенно возразил Алмар. – И озеро и дорога заколдованные – значит, и лодка тоже. Разве заколдованные лодки могут сгнить? Вспомни Летающий мост, ведь он тоже был деревянный!

Друзья проспорили чуть не полчаса, однако так ни до чего и не договорились. Алмар по-прежнему считал, что обходить озеро бессмысленно – далеко, да и дорогу они наверняка не найдут. Наконец решили обратиться за помощью к Тому. Медвежонок уже один раз выбрал верный путь к серебряному шлему, случайно ткнув в карту лапой. Может, ему и на этот раз повезет?

Но ни Тома, ни Пеняра рядом не было. Воспользовавшись удобным моментом, неугомонный медвежонок улизнул на свою любимую разведку.

Встревожившись не на шутку, трое друзей начали кричать: «Том! Том!» – и вскоре услышали справа еле слышный писк: «Я здесь, здесь! Идите сюда!»

Пришлось идти. Под ногами хлюпало так, что Гуд взял Страшилу на руки. Алмар шел впереди, выбирая путь посуше. Мальчику казалось, что они идут в глубь самого настоящего болота, как вдруг впереди он увидел длинный холм. Но нет, это был не холм, а высокая насыпь, по которой шла дорога, вымощенная гранитной брусчаткой. Выбравшись на нее, друзья приободрились и направились в сторону озера уже в более приятном расположении духа.

Оказалось, что Том с Пеняром нашли старый причал. Возле него на волнах качалась большая лодка с белым парусом и двумя парами весел. Даже в тумане было заметно, с каким поразительным искусством было сделано это небольшое судно. Конечно же, оно легко могло выдержать вес Дровосека.

– Посмотрите, что я нашел! Я нашел этот корабль! – кричал Том, носясь верхом на Пеняре взад-вперед по причалу. – Чур, я буду его капитаном. Помните, как я здорово управлял лодкой на подземной реке и на море Пакира?

При упоминании о трудном путешествии в Подземном царстве все опять помрачнели.

– Типун тебе на язык! – сердито сдвинул брови Страшила. – Еще накличешь какое-нибудь лихо…

Соломенный человек осекся, услышав протяжный вой, несущийся с противоположного берега. Том сразу же притих.

– Ничего, это только волк, – с усмешкой успокоил его Гуд и взмахнул над головой топором. – Давненько мне не приходилось драться с волками! Так и совсем поржаветь можно. Но Изумрудик прав – имя Владыки Тьмы попусту упоминать не стоит.

Рассевшись в лодке на трех широких скамьях, путники отошли от причала. Алмар поставил парус против ветра, и плавание в тумане началось. Гуд со Страшилой затеяли очередной спор, а Том с Пеняром возились между скамьями, мешаясь у всех под ногами.

Однако довольно скоро все пассажиры лодки почувствовали что-то неладное. Ветер то и дело менял направление, и Алмар не успевал отслеживать его парусом. Наконец он огорченно сказал:

– Кажется, я потерял направление… Страшила пренебрежительно махнул рукой.

– Не волнуйся, куда-нибудь да приплывем, – заявил он. – Слава Торну, мы не на море. А озеро не больше трех миль в ширину. Подумаешь, три мили!

Гуд покачал головой.

– А по-моему, мы кружим на одном месте, – с тревогой сказал он. – И плеска волн у берега не слышно. Э-эх, если бы не туман, мы могли бы воспользоваться волшебной трубой!

Алмар стиснул зубы и сосредоточился на управлении парусом. Но как им управлять, если ветер словно в хороводе ходит кругами? Наконец юноша оставил парус в покое.

– Дальше пойдем на веслах, – сказал он. – Этому ветру я больше не доверяю. Гуд, помогай.

Мальчик и железный человек взялись за весла и стали дружно грести. Страшила перебрался на корму – к рулю. Волны усилились, но лодка явно прибавила ходу, и, казалось, теперь ее ничто не могло остановить.

Прошел час, другой… Алмар устал, но Гуд неутомимо работал веслами, что-то негромко напевая себе под нос. Вот-вот из тумана должен был выплыть лесистый берег… вот-вот…

Алмар вдруг перегнулся через борт и вытащил из воды большую ветку.

– Я уже видел ее в самом начале пути, – сказал он взволнованно. – Точно, это была она! Но тогда выходит, что мы продолжаем кружить на месте! Чудеса, да и только…

Страшиле очень хотелось сказать, что он, мол, предупреждал, что он предостерегал, – но соломенный человек сдержался. Алмару и без того было не весело.

Гуд опустил весла.

– Раз мы все время делаем что-то не то, лучше вообще ничего не делать, – предложил он. – Может быть, нас прибьет к берегу течением, если ветер сжалится…

Он замолчал, почувствовав, что ветер внезапно стих. Волны быстро улеглись, и наступил полный штиль.

Алмар ощутил сильную усталость. Он зевнул раз, другой и стал усиленно тереть глаза.

– 0-ох, как хочется спать… – пробормотал он. – Друзья, я чуть-чуть вздремну…

– Конечно! – воскликнул Страшила, улыбнувшись, – Мы с Гудом будем о-о… начеку-у-у…

Изумрудик встрепенулся. Он не понимал, что с ним происходит. В его нарисованных глазах как-то странно темнело, голова кружилась… он словно проваливался в какую-то бездонную яму…

– Эй, что со мной… – забормотал Страшила. – Я словно куда-то уплываю… Гуд, дорогой, помоги!

Изумрудик с большим трудом различил, что Гуд сидит на соседней скамье, бессильно свесив голову и издавая какие-то странные хрипящие звуки. Изумленный Страшила понял, что Гуд спит! Железный Дровосек спал, словно обычный Жевун или Марран! Но тогда выходит, что и он, Страшила… ну конечно же, он засыпает… засыпает… впервые в жизни…

Если бы Изумрудик был в состоянии заглянуть под скамью, то он обнаружил бы, что Том с Пеняром тоже дружно сопят, привалившись к бортам лодки.

И все они видели сны – странные, завораживающие…

Алмар увидел себя стоящим на хрустальных ступенях чудесного дворца, переливающегося сиянием алмазов и рубинов. Двери дворца распахнулись, и к нему навстречу стала спускаться ослепительной красоты девушка, одетая в черное, расшитое жемчугом платье. Голову красавицы венчала высокая, ослепительно сияющая корона. А вокруг царила глубокая тьма, и даже сияние дворца не могло рассеять ее… Девушка улыбнулась, протянула к нему руки, но вдруг отшатнулась с испуганным криком. Откуда-то с темного неба на ступени опустился странный крылатый человек, похожий на большую ящерицу. Выхватив из-за пояса меч, человек-ящер преградил ему путь…

Гуду приснилась его родная деревня Сосенки. Но какой же запущенной и мрачной она теперь стала! Вокруг опустевших, заколоченных домов теснились огромные ели, улочки заросли странной колючей травой… Несколько низкорослых существ в черных плащах теснились на крыльце одного из домов, взламывая железными палками дверь. Вот они с пронзительными воплями ворвались внутрь и выволокли оттуда пожилую седую женщину. Чем-то она была ему знакома… очень знакома… А над крышей, хохоча, летала на метле сама Бастинда, грозя кому-то кулаком.

Страшила видел свой первый сон, и он оказался светлым и в то же время грустным. Изумрудик шел по золотистому пшеничному полю и вел за руку двух детей – светловолосую девочку и темноволосого мальчика. Ребятишки весело смеялись, пытаясь дотронуться ручонками до бабочек, круживших в воздухе. А он, Страшила, почему-то плакал – первый раз в жизни. С неба навстречу им спустилось белое облачко, и на нем стояла… нет, это была не Элли, а волшебница Стелла…

Сон Тома оказался очень забавным. Медвежонок увидел себя – ха-ха, самым настоящим живым существом, из мяса, костей и крови. Но почему-то, хи-хи, он превратился не в могучего медведя, а принял облик стройного, некрасивого юноши с застенчивой улыбкой и неуверенным взглядом… И этот юноша, закованный в серебристые доспехи, ехал по полю, окутанному мглой, держа тяжелое копье наперевес… И конь был не просто конь, а Джердан, старина Джердан!.. Медвежонок заходился от хихиканья, видя во сне эту ну просто невероятную сцену.

А Пеняру привиделось, что он стал царем леса. Могучие дубы склонились до земли, приветствуя его, простого пня без роду и племени. А затем он врос своими коротенькими корнями в землю, и из его плоской, изрубленной мечами макушки внезапно появился зеленый росток…

Сильный порыв ветра разом разбудил всех. Лодка резко качнулась, и нос ее с глухим звуком ударился обо что-то твердое.

Сидящий впереди Алмар первым открыл глаза и увидел, что они причалили к берегу. Широкие гранитные ступени вели к куполообразной беседке, а чуть поодаль от нее начинался древний лес.

– Что это было?.. – прошептал Страшила, ошалело оглядываясь по сторонам, – Неужели я спал?.. Гуд выглядел не менее ошарашенным.

– Похоже, это озеро не зря называется озером Снов, – хрипло сказал он. – Только вот что нам снилось – будущее или… Как думаешь, Алмар?

– Посмотрим, – задумчиво ответил мальчик и выбрался на ступени причала. За ним последовали все остальные. Поднявшись по лестнице к беседке, они оглянулись и увидели, как лодка медленно отплывает от берега, растворяясь в густом тумане.

Некоторое время друзья с любопытством осматривали беседку. Она казалась очень древней, но ни одно вьющееся растение не обвило ее колонны, ни одна пылинка не лежала на ее зеркальном полу. С внутренней стороны купол беседки был расписан картиной какой-то битвы. На большом поле сошлись два войска. Слева стояли витязи с длинными копьями наперевес. Их остроконечные шлемы венчали белые плюмажи. Справа, на пологом склоне холма, теснились ужасного вида чудовища, воины в звериных шкурах и великаны со стволами дубов вместо дубинок. На открытом пространстве между двумя армиями схватились два могучих витязя верхом на драконоподобных конях. В одном из них Алмар с удивлением узнал Фараха. Ему противостоял звероподобный гигант с двумя парами рук и тигриной головой с изогнутыми рогами.

Взглянув на зеркальный пол, путники, увидели отражение этой же картины. И вдруг она ожила. Поспешно отступив в сторону, друзья стали свидетелями битвы двух единоборцев. Человек-тигр был яростным и умелым бойцом. Он обрушивал на противника удары сразу четырех мечей, не заботясь об обороне. Фарах едва успевал отражать стальной град щитом, делая лишь редкие, но очень опасные выпады. Вскоре черные доспехи человека-тигра превратились в решето, обагренное синей кровью. Фарах тоже получил несколько серьезных ранений. Его серый конь с длинной гривой едва держался на ногах и постепенно отступал, теснимый драконоподобным существом, на котором восседал витязь колдуна Пакира. Черное войско бурно приветствовало успех своего единоборца. Но вскоре оно притихло, увидев, как человек-тигр лишился сначала одной руки, затем второй… Потом Фарах пошел в наступление и, наконец, одним могучим ударом рассек тело звероподобного гиганта пополам.

Началась битва, которая всех ужаснула. Том с Пеняром не выдержали и выскочили из беседки, словно за ними гнались чудовища. Алмар стоял, сжав рукоять своего меча, и широко раскрытыми глазами наблюдал за фантастическим сражением, по сравнению с которым бой у стен Желтого дворца казался детской забавой. Войско Торна несло большие потери. Подземные монстры изрыгали струи синего пламени, давили противников своими мощными лапами, рвали их на части острыми клыками. Неизвестно, чем бы все кончилось, если бы на помощь армии Торна не пришли летающие Черные драконы. Предки Варага обрушились с неба на темное воинство, разделываясь с порождениями мрака, словно с цыплятами. И тогда Фарах, высоко подняв меч, повел своих воинов в наступление…

Живая картина погасла, и в зеркальном полу отражалось лишь поле, усеянное телами сотен погибших.

Потрясенные до глубины души, путники вышли из беседки. Они не могли вымолвить ни слова – да и казалось кощунственным нарушать тишину пустой болтовней.

Перед ними расстилалась прямая, как стрела, дорога, уходившая в глубь древнего елового леса. В отличие от беседки, время не пощадило ее; Красная брусчатка из гранита была вздыблена корнями деревьев, между плит пророс кустарник и жесткая трава, похожая на осоку. То там, то здесь лежали полусгнившие стволы, местами образовывая настоящие завалы. По обе стороны от дороги стояли полуразрушенные мраморные статуи витязей. Многие были настолько оплетены вьющимся хмелем, что лица древних героев было почти невозможно разглядеть.

Гуд горестно покачал головой.

– Да-а, я и не знал, что в моей стране есть такое место, – сказал он. – Его бы я расчистил в первую очередь! Сюда можно приводить Мигунов, особенно малышню. Жители нашего края даже не подозревают, каких усилий стоило Торну и его соратникам их счастливая, безмятежная жизнь! Но Виллина, Виллина могла бы мне хоть намекнуть про эту дорогу древних героев…

К вечеру отряд одолел всего несколько миль, с трудом преодолевая завалы из деревьев. Статуи остались позади, лес стал ниже, и среди елей то там, то здесь замелькали тополя и осины. Вскоре завалы исчезли и идти стало легко и приятно. Путники повеселели. Кое-где им попадались следы свежих вырубок – казалось, за этой частью древней дороги кто-то ухаживает.

И вдруг Гуд, шедший впереди, неожиданно провалился сквозь землю.


Глава двенадцатая Король теней | Меч чародея | Глава четырнадцатая Тени оживают в полночь