home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава восьмая

Железный замок

Дональд проснулся с первыми лучами солнца. Потянувшись, он зевнул и сразу же поморщился: спать в доспехах оказалось совсем не сладко. И как это он вечером забыл их снять? И что за оглушительный шум?

Повернув голову, Дональд увидел рядом громадного толстого человека с по-детски розовым и пухлым лицом. Громила лежал на боку, подложив под щеку сложенные ладони, и храпел так, что стены тряслись. Возле него расположился верный Полкан. Пес во сне перебирал лапами, и время от времени тонко повизгивал, словно щенок.

Дональд некоторое время озадаченно смотрел на эту странную пару и только потом вспомнил удивительные события вчерашнего вечера. Голубое пламя, шелестящий голос, идущий словно бы ниоткуда, могучую силу, сминающую его волю, точно мягкую глину…

Но его удивление быстро рассеялось. Все шло так, как и должно идти.

Юный рыцарь вышел на улицу через пролом в стене, потянулся и устроил подъем своему маленькому отряду. Первым отозвался тихим ржанием Джердан, который проспал всю ночь во дворе, чуть позже к хозяину подбежал Полкан. Пса было трудно узнать – от его обычной ворчливости и упрямства не осталось и следа. ЭТОТ Полкан был предан хозяину от ушей до кончика хвоста и был готов мгновенно выполнить любое его приказание. Дональду это понравилось, и он ласково потрепал мохнатого пса по загривку.

Последним из дома на четвереньках выполз Людушка. Прищурившись от розоватых утренних лучей солнца, он облизнулся и сказал:

– Ах, как аппетитно пахнет со всех сторон! Сколько вокруг вкусной и полезной еды! Я чую свежие листья клена – это же лучше телятины в винном соусе! А ясень – какая прелесть! Господин, вы разрешите мне слегка перекусить? Я обдеру всего с десяток деревьев, а затем буду всецело к вашим услугам.

– Хватит с тебя вон того тополя, что растет у дома. По пути позавтракаешь.

Дональд умылся студеной водой из колодца, наскоро перекусил, покормил Полкана, и немедля двинулся в путь. Он ехал верхом на Джердане, а рядом широко вышагивал людоед, держа на плече солидных размеров дубинку (главный «гостинец», которым людоед потчевал своих бедных соседей). Полкан бежал чуть позади, не сводя с хозяина преданных глаз.

Людушка буквально цвел от улыбок. За вчерашний вечер его массивное, рыхлое тело приобрело чудесную легкость, столбообразные ноги сами несли вперед, так что толстяку приходилось даже сдерживать их прыть. И вечные проблемы с ненасытным аппетитом были отныне решены. Людушка по пути обрывал ветки с ближайших деревьев и с чавканьем объедал с них листья. При этом он ухитрялся непрестанно болтать.

– Какой чудесный сегодня день, чав-чав! – восхищался он. – Мне кажется, будто я заново родился, чав-чав-чав! Увидели бы мои дорогие папашка с мамашкой, каким молодцом стал их недотепа Людушка! Чав-чав-чав…

– Прекрати чавкать, – пригрозил Дональд, едва сдерживая улыбку.

– Рад бы, мой дорогой избавитель, спаситель и благодетель! Но откуда мне было, чав-чав-чав, набраться изящных и приятных манер? С младенчества привык, чав-чав, все тащить в рот. Однажды с голодухи чуть свою собственную руку не съел, честное-пречестное слово! А эти листья такие вкусненькие и аппетитненькие… Никак не могу ими наесться, чав-чав-чав… Кстати, а куда мы направляемся, мой отважный и доблестный рыцарь? Милях в трех отсюда находится славная деревенька с отборными, упитанными Жевунами.

Дональд покачал головой.

– Нет, пожалуй, больше в селения без крайней нужды мы заезжать не будем. А направляемся мы на север, к Желтой стране.

– Это очень плохо… то есть, тьфу, просто замечательно! – отозвался Людушка, вытирая ладонью позеленевший от листвы рот. – Всегда мечтал попробовать на вкус иностранцев. А то все Жевуны и Жевуны…

– Людушка! – строго прикрикнул Дональд.

– Прошу прощения, мой господин, я все время забываюсь. Да я теперь мяса и в рот не возьму! Фу, какая это гадость… То ли дело молоденькие листочки липы или, скажем, клена… А что мы будем делать в Желтой стране?

– Мы пересечем ее и дойдем до Фиолетовой страны.

– Что? Фиолетовой? – вытаращился от удивления людоед, – Но это же та-а-ак далеко! И там правит ужасный Железный Дровосек. Не поверите, мой рыцарь, но именно этот неотесанный грубиян зарубил топором моего папашку. И за что? Только за то, что тот хотел съесть какую-то девчонку… Просто обидно, честное-пречестное слово!

Вспомнив об Элли, Дональд нахмурился, но лишь на мгновение. Кто-то словно мокрой тряпкой стер образ девочки у него из памяти.

– Девчонка? – недоуменно переспросил юный рыцарь. – Не знаю, о ком ты говоришь… Не бойся, с Дровосеком я встречаться не собираюсь. У нас совсем другая цель…

– Какая, если не секрет? – полюбопытствовал Людушка.

Дональд опустил голову, безуспешно пытаясь собраться с мыслями.

– Не знаю, – после долгой паузы ответил он.

– Замечательно, превосходно! – воскликнул людоед. – Я так и думал. Это так захватывающе интересно: идти неизвестно куда и непонятно зачем! Если позволите, я сейчас сочиню стишок об этом…

Два дня маленький отряд двигался по Голубой стране, уходя все дальше и дальше на север. Дональд избегал всех встречных селений, и сделать это при остром нюхе Полкана и Людушки было совсем не сложно. Несколько раз на пути им встречались большие сады, полные спелых фруктов. Дональд с удовольствием угощался свежими яблоками и грушами, а Людушка так просто закатывал настоящие пиры.

Несмотря на всю осторожность Дональда, несколько фермеров-Жевунов все же заметили необычный отряд. Завидев огромного людоеда с дубиной на плече, они с воплями бросились бежать. Но, странное дело, не добежав до деревни, они почему-то забыли о только что пережитом страхе. Недоуменно пожав плечами, крестьяне вернулись на свои поля.

На третий день путникам открылась холмистая равнина. Дональд выбрал холм повыше и взобрался по его крутым склонам. Полкан с Джерданом предпочли остаться внизу в теньке, так что юного рыцаря сопровождал один неутомимый Людушка. Добравшись до плоской вершины, оба посмотрели прежде всего назад и увидели то, что давно ожидали: синюю ленту Большой реки.

– Как много воды! – восхитился Людушка, переложив тяжелую дубинку с плеча на плечо. – Никогда не видел настоящей реки, мой бесценный рыцарь. Наверное, в ней растет множество очень вкусных растений?

– Не думаю, что водоросли придутся тебе по вкусу, – уклончиво ответил Дональд. – Посмотри-ка вон туда.

Юноша указал на север. В нескольких милях от холма, из густого леса, в небо поднимался столб грязно-серого дыма.

Людоед втянул воздух широкими ноздрями и поморщился.

– Фу, как дурно пахнет! Не знаю уж, что готовят на этом далеком костре, но я это есть не стану. По-моему, это вообще не еда.

– Надо поехать, посмотреть, – после некоторого раздумья сказал Дональд. – Тем более что нам по дороге.

Людушка не посмел возражать, а только со вздохом подтянул штаны. Несмотря на то что он ежедневно поглощал огромное количество листьев, живот толстяка стал постепенно уменьшаться. Это очень огорчало людоеда, хотя вслух говорить о своих переживаниях он не решался.

Спустившись с подножия холма, они увидели Джердана. Конь был явно чем-то встревожен и нервно бил копытом по земле. Из-за холмов доносился заливистый лай.

Спустя несколько минут прибежал Полкан.

– Что случилось? – недовольно спросил Дональд. – Гонялся за зайцем? Подходящее занятие для бойца моего отряда, нечего сказать!

Пес виновато завилял хвостом, но все же осмелился возразить:

– Прости, хозяин, но это был не заяц.

– Выходит, ты опустился до охоты за мышами? – презрительно усмехнулся Дональд.

– Не похожа эта штука на мышь!

– Какая штука? – насторожился юный рыцарь.

– Сам не знаю! Я давно хотел сказать, хозяин, да чего-то не решался. Только мне кажется, что от самой заброшенной деревни Жевунов за нами кто-то крадется!

– А как же твое собачье чутье? – удивился юноша.

– В том-то и дело, хозяин, эта штука никак не пахнет! Но я слышу иногда тихие шаги. А недавно я эту самую штуку увидел среди камней. Но она куда-то скрылась, как сквозь землю провалилась…

– Помолчи, – недовольным тоном прервал его Дональд. – Что-то ты в последнее время совсем поглупел, Полкан. Надо было сразу же мне рассказать о своих подозрениях, ясно? И если уж за кем-то гонишься, то надо ловить и тащить ко мне за шиворот. А ты только ворон пугать горазд!

Полкан виновато заскулил и низко опустил мохнатую голову.

– Я обязательно поймаю эту штуку, хозяин!

Дональд молча вскочил в седло и поскакал по звериной тропе в глубь леса. Его спутники торопливо проследовали за своим командиром.

Часа через два ветер донес до путников едкий густой запах. Дональд стал кашлять, а острые на нюх Полкан и Людушка совсем извелись. Наконец людоед не выдержал. Вынув из кармана пару носовых платков, он свернул их в трубочки и засунул себе в ноздри.

Перебравшись через глубокий овраг, путники вышли на огромную поляну. На ней, словно грибы, торчали сотни пней. Посреди поляны возвышалось странное темно-серое сооружение, похожее на недостроенный замок. Рядом стояло приземистое кирпичное здание с высокой трубой. Из трубы клубами валил черный едкий дым. Все звуки леса заглушал мерный звон. Людушка насторожился.

– Не нравятся мне эти звуки, – заявил он, – По-моему, здесь кто-то кует металл. А раз кто-то что-то кует, то это кузнец. Кузнец! Нет у нас, людоедов, больших врагов, чем кузнецы. Мне об этом папашка рассказывал, а он-то был людоед известный и авторитетный!

Дональд даже бровью не повел и направил коня прямиком к низкому зданию.

– Вот и хорошо, – бросил он через плечо, – пусть кузнец подкует Джердана. А вот и он сам!

Звон стих, дверь здания распахнулась, и из нее вышел могучий человек в черных кожаных штанах, такой же рубашке и длинном фартуке. Кузнец выволок наружу небольшую металлическую плиту и, переведя дух, потащил ее к своему недостроенному замку.

Джердан всхрапнул, и только тогда кузнец заметил нежданных гостей. Он выпрямился и с удивлением посмотрел на странную компанию. Положив на землю плиту, силач с усмешкой сложил на груди мускулистые волосатые руки и стал ждать.

Дональд неспешно приблизился, с любопытством разглядывая кузнеца. Это был, без сомнения Мигун, но ростом и мощным телосложением он не уступал любому взрослому человеку из Большого мира. У него было широкое, кирпично-красное лицо, окладистая борода и засаленные, неопрятные волосы, стянутые тонким кожаным ремешком.

– Здравствуйте, – вежливо поклонился Дональд, когда конь стал в нескольких шагах от могучего незнакомца.

– Привет, парень, – басисто прогудел Мигун, исподлобья разглядывая юного рыцаря. – А хороши на тебе доспехи, ничего не скажешь! Небось, мастер Гонт постарался? Хотя нет, у него другая манера клепать швы…

– Если не ошибаюсь, вы Мигун? – спросил Дональд, пропуская мимо ушей слова кузнеца.

– А кто же еще? – ухмыльнулся кузнец. – А вот ты, парень, что-то на Жевуна не походишь. Рудокоп, что ли? А этот толстяк, провалиться мне на месте, сам людоед! Славная же компания ко мне наведалась… Один мохнатый зверь чего стоит – в жизни не видал такого!

– Если ты обзовешь меня сурком, то береги свои штаны! – предупредил его Полкан. Кузнец хохотнул.

– Сам вижу, что ты не барсук. А скакун какой у тебя, парень, красивый да сильный скакун! Никогда не думал, что в наших краях есть такие. Велика же и удивительна страна Торна!

Дональд спешился и, подойдя к Мигуну, протянул ему руку. Силач хмыкнул и сжал юноше кисть словно тисками. По телу юного рыцаря точно пробежала легкая судорога, и его мускулы налились железом. Он ответил кузнецу таким мощным рукопожатием, что улыбка сразу же сползла с прокопченного дымом лица.

– О-о, да у тебя, гляжу, силенка есть, парень! – воскликнул Мигун. – Это хорошо, это я уважаю. Ну что ж, заходите в мой замок, гостями будете.

– Только не я! – поспешно сказал Людушка. – Господин, если не возражаете, я пойду в лес и перекушу там. Здесь, тьфу, такая вонь!

Полкану тоже явно не нравилось, и Дональд отпустил его поохотиться в лесу.

Юноша представился и в ответ узнал, что Мигуна зовут Аргут. Кузнец провел гостя в зал, занимавший весь первый этаж недостроенного железного замка. К огромному своему изумлению, Дональд увидел почти точную копию пиршественного зала Фиолетового дворца! Правда, мебель здесь была совсем другой – грубо срубленной и неумело, хоть и прочно, сколоченной. Зато медные светильники, стоявшие вдоль стен длинного зала, поражали своим изяществом.

Аргут с гордостью обвел взглядом полутемное помещение.

– Что скажешь, Дональд? – пробасил он. Юноша едва сдержал снисходительную улыбку.

– Просто замечательно, мастер Аргут! Вот уж не думал, что в такой глуши увижу самый настоящий дворец, под стать королю.

– Ну, дворец – это, пожалуй, сказано слишком громко… – с деланной скромностью ответил Аргут. – Но замок со временем может получиться недурным. А материал, ты видишь, какой материал? Я кую стены из нержавеющего железа, понял? Куда там до моего замка паршивенькому Фиолетовому дворцу!

Дональд насторожился. Последние слова кузнец произнес с неподдельной ненавистью. Что-то за этим крылось…

Аргут распахнул створки кованого железного шкафа, и вскоре на краю длинного, рассчитанного на добрую сотню гостей стола появилась изумительная железная посуда. На обед Аргут предложил Дональду грибной суп и кусок тушеного мяса.

За обедом юноша без труда вытянул из Аргута его нехитрую историю.

– Понимаешь, парень, всю жизнь мне перекорежил металлический чурбан по имени Железный Дровосек. Слыхал небось о таком? Прожил я в Фиолетовой стране до двадцати с лишним годков и только и слышал каждый день: «Повелитель такой, повелитель сякой, повелитель разэтакий». Чтобы эта ржавая железка ни сделала, все Мигуны кричат «ура!» Он и самый сильный, и самый умный, и самый добрый – слушать тошно. А я что, рыжий? Да среди Мигунов никто мне даже до плеча не доставал, а уж сил у меня всегда на троих хватало. А кузнец какой я был! Во всем краю Торна такого не сыщешь! День и ночь проводил я в своей кузнице, ковал ограды, ворота, кирки да лопаты – словом, никакой работой не гнушался. Почитай, в каждой деревне фермеры моими косами пшеницу косили. И все равно эти болваны только и знали, что своего железного идола прославлять. А на меня, мастера Аргута, ноль внимания. Рассердился я однажды да и поехал в Басту на этого самого Дровосека поглядеть. Мой родич работал садовником у правителя, он меня однажды вечером и провел тайком во дворец. Как я увидел залы, да комнаты, и мебель дорогую да люстры хрустальные, так и совсем покой потерял. Думаю:

«За что же все эти богатства несметные одному куску железа достались?» Такая злость меня взяла, что на следующий день я ушел, куда глаза глядят, подальше от родных мест. С тех пор и живу один в этой глуши, да замок себе строю. И будет он не хуже Фиолетового дворца, это я точно говорю!

Дональд доел мясо, запил его терпким квасом и пристально посмотрел в глаза могучему кузнецу.

– Зачем же так надрываться, дорогой Аргут? Всем ваш железный замок хорош, слов нет, но кто про него знает? Никто. Несправедливо, что такой искусный кузнец пропадает в безвестности в этом медвежьем углу. А что, если вы будете жить в самом Фиолетовом дворце, всем Мигунам на зависть?

Аргут удивился.

– Да кто же меня туда пустит?

– А зачем вам ждать, когда вас пустят? – вкрадчиво спросил Дональд. – Надо пойти и силой занять дворец! Аргут вытаращил глаза.

– Это как – силой? То есть поднять бунт против Дровосека?

Юный рыцарь откинулся на спинку стула и спокойно кивнул.

– Именно так, любезный Аргут. И дело не в том. Дровосек живет в Фиолетовом дворце или какой-нибудь другой правитель. За время, пока вы жили отшельником, в краю Торна многое изменилось. Одно осталось по-прежнему: такие, как вы, простые кузнецы, пахари и плотники, ютятся в деревянных домишках, а во дворцах в роскоши живут короли да феи. Этих бездельников по пальцам одной руки можно посчитать, а обиженных и обездоленных тысячи и тысячи!

Аргут осушил кружку кваса и, сошурясь, процедил:

– Выходит, ты бунтарь, рыцарь?

Дональд кивнул. До сих пор он и сам толком не понимал, зачем начал собирать свой отряд. Теперь же все стало просто и ясно: конечно же, он должен поднять восстание в краю Торна! Мерзкие Мигуны и жители Зеленой страны прогнали его дорогую Корину – пускай же они понесут за это заслуженное наказание! Неплохо было бы также настроить простодушных Болтунов против Стеллы. С воинственными Марранами проблем не будет: этих глупцов не трудно будет заставить воевать против всех сразу! А ведь есть еще и подземные рудокопы, обиженные на весь белый свет… Да, так и надо сделать! Тогда Властелин будет доволен.

– Нет, – неожиданно покачал головой Ар гут.

– Почему нет? – опешил Дональд.

– Все ты правильно говоришь, рыцарь, да на что мне сдался чужой дворец? – резонно возразил ему кузнец. – Я не какой-нибудь бездельник, чтобы распускать губы на чужое! Слава Торну, у меня руки и голова есть, так что я сам себе замок выстрою. Дровосека не люблю, это верно, но в воры и разбойники записываться не собираюсь!

– Вот как ты заговорил, кузнец… – холодно процедил Дональд.

Он достал из кармана маленький хрустальный шарик и поднял его над головой. Тотчас все свечи в большом зале разом вспыхнули тревожным голубым пламенем. Аргут с проклятием вскочил на ноги, потянулся волосатой рукой к кочерге, стоявшей у железного камина, – и замер. Некоторое время он оцепенело глядел на Дональда, а затем в его карих глазах появилось выражение покорности. Кузнец тяжело опустился на стул и еле слышно произнес:

– Я готов следовать за тобой. Черный рыцарь.

– Так-то лучше! – усмехнулся юноша. – Увидишь, Аргут, мы с тобой устроим веселую жизнь для всех королей и фей Волшебной страны! А тебе я подарю после победы Фиолетовый дворец. Пусть Дровосек отправляется в лес и живет там в хижине.

Аргут подобострастно захихикал.

– А мы тем временем тот лес подожжем, верно? Вот бы поглядеть, как эта железяка расплавится, словно медная монета, ха-ха! Ох и повеселимся мы с тобой, Черный рыцарь, ох и потешимся! Война королям и феям, война!

Кузнец так ударил по столу кулаком, что дубовые доски не выдержали и треснули.

Так отряд Дональда приобрел еще одного, могучего и беспощадного бойца.


Глава седьмая Заброшенная деревня | Меч чародея | Глава девятая Карряга