home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



6

Миссис Феллоуз сразу же не понравилась Эмили. Полный брезгливого недоумения взгляд, которым она одарила леди Гренвилл, относился, вероятно, к хромоте Эмили, но это недоумение троекратно усилилось после того, как она посмотрела на стоящего рядом с женой лорда Гренвилла.

«И как такой мужчина мог жениться на этой тощей хроможке?» Мысли миссис Феллоуз можно было без труда прочесть на ее лице, что говорило о ее намерении оскорбить леди Гренвилл, – эта женщина явно была не из тех, кто умеет скрывать свои чувства и помыслы.

– Кажется, миссис Феллоуз не особенно заинтересована в сближении с местным обществом, – заметила Джейн Соммерсвиль, когда с приветствиями было покончено и гости Блэквеллов группками беседовали в ожидании приглашения в столовую.

– Они приняли приглашение миссис Блэквелл и должны будут устроить какой-нибудь прием у себя, – возразила Эмили. – Хотя я допускаю, что миссис Феллоуз пригласит только Блэквеллов и два или три семейства, которых сочтет достойными своего общества.

– В жизни не видела более высокомерной женщины! – воскликнула Дафна, даже не особенно беспокоясь, что ее услышат.

– Ее высокомерие объясняется, скорее всего, лишь ее красотой, – ответила Джейн. – Мистер Феллоуз не производит впечатления выдающейся личности, да и состояние их не так велико, чтобы пренебрежительно относиться к новым соседям.

Навряд ли мисс Соммерсвиль могла ошибиться, только не она. Миссис Феллоуз была такой же высокой и светловолосой, как сама Джейн, но при этом казалась более хрупкой. Очевидно, она приложила все усилия к тому, чтобы жаркое южное солнце не сумело даже слегка затенить ее безупречно-фарфоровую кожу, а голубые глаза могли стыдливо прятаться за длинными темными ресницами или сверкать праведным гневом в зависимости от того, какое впечатление хотела произвести их обладательница.

Мистер Феллоуз, ничем не примечательный, полнеющий джентльмен с заметной одышкой, приветствовал новых знакомых с излишней суетливостью, а каждому слову жены внимал с раздражающим подобострастием.

– Скорее всего, ее семья очень бедна, – продолжила делиться своими наблюдениями Джейн. – Настолько, что даже мистер Феллоуз со своими небольшими доходами показался ей удачной партией.

– Разумеется! – фыркнула миссис Пейтон. – Что еще должно было заставить ее выйти замуж за этого неаккуратного вдовца? Посмотрите, как помята его одежда, а ведь он всего лишь недолго проехался в карете!

– Из всего этого семейства мне симпатична лишь мисс Феллоуз. – Молчавшая до того Сьюзен уже давно с интересом приглядывалась к худенькой девушке, скромно державшейся в тени отца и мачехи.

Эмили согласно кивнула. Шарлотту Феллоуз действительно нельзя было назвать красавицей, особенно в присутствии миссис Феллоуз, но веснушки на загорелом личике девушки и непослушные рыжие вьющиеся волосы выглядели более живыми и естественными, нежели красота ее мачехи, напоминающая холод мраморных статуй.

– Бедняжка, должно быть, у нее непростые отношения с миссис Феллоуз. Рано лишиться матери и получить в мачехи женщину лишь чуть старше себя и во много раз красивее… это так неприятно, – продолжала миссис Говард.

– Особенно если эта мачеха тратит твои деньги! – подхватила Дафна. – Боюсь, Джейн, мисс Феллоуз не из тех девушек, что способны завладеть сердцем твоего брата. Кстати, посмотрите на него!

Три леди дружно обернулись и увидели, как Ричард Соммерсвиль с самым восторженным видом говорит что-то миссис Феллоуз, а она благосклонно улыбается и слегка покачивает идеально причесанной головкой, словно отказываясь от незаслуженных комплиментов.

Мисс Феллоуз, все еще стоявшую рядом с мачехой, Соммерсвиль едва замечал, в то время как Шарлотта рассматривала его с нескрываемым интересом, а в ее темно-голубых глазах, Эмили могла бы поклясться, мелькала насмешка.

«Определенно, за напускной скромностью этой юной леди скрывается что-то еще, – подумала Эмили. – Как и у всякой девушки, если вспомнить мою собственную сестру и несчастную Кэтрин Рис-Джонс».

– Должно быть, он хочет заставить ревновать миссис Рэйвенси! – с досадой воскликнула Дафна, в которую, похоже, и попала острая стрела ревности, предназначенная Агнесс Рэйвенси.

Леди Гренвилл отыскала взглядом свою новую приятельницу, серьезно беседующую о чем-то с миссис Пауэлл и супругой викария. Скорее всего, речь шла о будущей школе для девочек. Насколько благородная простота манер миссис Рэйвенси отличалась от жеманной элегантности миссис Феллоуз! Из двух дам, долженствующих стать приятным прибавлением к торнвудскому обществу, миссис Рэйвенси явно выигрывала, несмотря на свой вдовий туалет.

– Как хорошо, что Дафна уезжает уже через два дня! – понизив голос, сказала Джейн, когда миссис Пейтон отвернулась, чтобы не видеть, как ее бывший любовник флиртует с другой женщиной. – Но в одном она права: моим надеждам женить Ричарда снова не суждено исполниться. Он и не смотрит на мисс Феллоуз.

– Когда-нибудь он женится, – Эмили успокаивающе пожала ладонь подруги. – А еще раньше ты выйдешь замуж. Просто не думай об этом, не позволяй этим надеждам обосноваться в твоем сердце, едва только в нашей компании появляется девушка с хорошим приданым, и ты не будешь разочарована. Позволь руке судьбы самой направлять вас с братом, не надо подталкивать ее!

– Знаю-знаю, ты тоже считаешь меня чрезмерно увлеченной матримониальными планами, но не этим ли заняты все остальные? – Мисс Соммерсвиль указала в сторону одной из соседок, чей младший сын еще не был помолвлен, – полная дама в платье устаревшего покроя ласково говорила что-то мисс Феллоуз, пока отец Шарлотты и мачеха были заняты беседой с мистером Пауэллом. Ричард отошел от Феллоузов и, поймав укоризненный взгляд сестры, задорно подмигнул ей.

– Они не так умны, как ты, дорогая. Сколько раз мы посмеивались над всеми этими мамашами, стремящимися сбыть с рук целый выводок дочерей?

– У меня, к сожалению, нет матушки, способной позаботиться обо мне.

В словах подруги Эмили послышался намек на устройство ее брака с лордом Гренвиллом, но затевать ссору с Джейн не хотелось, и она лишь коротко ответила:

– Теперь у тебя есть отец, он не позволит тебе остаться старой девой.

Джейн кивнула и заговорила о другом, а вскоре распахнулись двери столовой, гости миссис Блэквелл встрепенулись в ожидании отменного обеда, и все разговоры тотчас прервались.


Как и следовало ожидать, Феллоузы через несколько дней пригласили на обед некоторых из своих соседей. В число приглашенных не могли не попасть Гренвиллы, Блэквеллы, Пауэллы и семейство викария, а вот Соммерсвили, скорее всего, были обязаны приглашением галантности Ричарда, проявленной при знакомстве с миссис Феллоуз.

– Я ничуть не обижена из-за того, что не получила приглашения, – заявила подругам Сьюзен после того, как они распрощались с Дафной, которая отправилась к сестре в карете лорда Гренвилла. – Не могу себе представить, как вошла бы в дом лорда Мортема!

– Это больше не его дом, там теперь живут Феллоузы, и чем скорее мы к этому привыкнем, тем лучше для всех нас. – Джейн, как и Эмили, была полна любопытства – на обеде у миссис Блэквелл было слишком много гостей, и лишь некоторые успели обменяться с Феллоузами несколькими фразами, все остальные удовольствовались краткой процедурой знакомства. После обеда Феллоузы почти сразу уехали, сославшись на усталость, вызванную тяготами дороги и обустройством на новом месте, и леди в гостиной ничего не оставалось, как снова и снова обсуждать модный туалет миссис Феллоуз и невыразительную внешность ее падчерицы.

– Я хотела бы послушать, как миссис Феллоуз поет, – сказала Эмили. – Мистер Феллоуз говорил Уильяму, что его жена музицирует с большим чувством, а вот дочь обделена этим талантом, столь необходимым юной леди.

– Причем именно так он и выразился! – рассмеялась мисс Соммерсвиль. – Боже, что за напыщенность! Неужели в Италии все так разговаривают?

– Он очень давно уехал из Англии и, возможно, сохранил манеру выражаться, принятую лет пятнадцать назад. Бабушка Уильяма часто изъясняется подобным образом.

– Так или иначе, вы должны мне все рассказать! Особенно меня интересует Шарлотта! – Молодая миссис Говард все еще была готова раскрыть сестринские объятья мисс Феллоуз, особенно если выяснится, что мачеха обижает девушку. – Надеюсь, они все переделают в доме и ничего не будет напоминать о Мортемах.

– Довольно, Сьюзен! – Эмили строго посмотрела на подругу. – Лорд Мортем должен быть забыт, ничего иного нам не остается!

– Прости, я стараюсь, но лучше бы они купили какое-нибудь другое поместье!

Спустя несколько месяцев Эмили и Джейн дружно решили, что эти слова подруги как нельзя лучше выражают их собственное мнение, но пока до этого было еще далеко…


Встречая гостей, мистер Феллоуз извинялся за то, что не может принять дорогих соседей подобающим образом, поскольку часть комнат в доме заново отделывается по желанию миссис Феллоуз. Разумеется, как только все будет готово, они устроят настоящий бал для своих новых друзей.

Стоявшая рядом с ним миссис Феллоуз, одетая в голубое платье с кремовыми кружевами, улыбалась и кивала в такт словам мужа. Она со всей возможной любезностью обратилась к лорду и леди Гренвилл, из чего Эмили сделала верный вывод: миссис Феллоуз навела подробные справки о том, что собой представляет каждая семья в округе. И просветила ее, скорее всего, миссис Блэквелл.

– Мне так жаль, что я не смогла пригласить вашу кузину, миссис Говард, но сейчас большая столовая не в том состоянии, чтобы принимать гостей, – прощебетала миссис Феллоуз.

Эмили улыбнулась, но ее улыбка скорее напоминала усмешку – похоже, Сьюзен оказалась достойной общества Феллоузов, раз уж ее супруг – кузен лорда Гренвилла. К счастью, миссис Феллоуз уже обратилась к мистеру Пауэллу, возглавлявшему свое большое семейство, и не заметила выражения лица леди Гренвилл.

А вот Шарлотта Феллоуз, выглядывавшая из-за плеча мачехи, не сводила с Эмили глаз, и вместо ожидаемой застенчивости ее взгляд выражал лукавство и… понимание.

– Рада видеть вас снова, леди Гренвилл, позвольте проводить вас к самому удобному креслу в этой комнате. – Похоже, мисс Феллоуз было поручено позаботиться об удобстве гостьи.

– Мне подойдет любое кресло, – Эмили напомнила себе, что девушка лишь старается быть гостеприимной, – я повредила ногу в двенадцать лет, и мои друзья привыкли не обращать внимания на мою болезнь. Я даже могу немного танцевать, а вот поездки верхом для меня, увы, невозможны.

Мисс Феллоуз удивленно приподняла брови, она явно не ожидала такой откровенности от леди Гренвилл. Судя по всему, миссис Блэквелл в своем рассказе о ближайших соседях не смогла подобрать нужных слов, чтобы верно описать характер Эмили.

Замешательство Шарлотты заставило ее собеседницу пожалеть о своих словах. Может быть, стоило просто обменяться банальными любезностями, но два взгляда мисс Феллоуз, замеченные Эмили, подсказывали, что эта девушка таит в душе загадку, и, может быть, даже не одну. Поэтому леди Гренвилл медленно направилась к креслу, на которое указывала Шарлотта, и мисс Феллоуз ничего не оставалось, как последовать за ней. Через несколько минут к ним наверняка присоединится кто-то из гостей, а Эмили хотелось еще немного поговорить с юной леди.

– Я заметила, вы поменяли всю мебель в этой комнате. – Новая обстановка, по мнению Эмили, выглядела более современной и делала гостиную уютнее, нежели тяжеловесная мебель леди Мортем, купленная, вероятно, в годы ее молодости.

Шарлотта должна была что-то ответить, и, пока леди Гренвилл устраивалась поудобнее, она вполне собралась с мыслями.

– Здесь почти ничего не было, владелец дома сказал отцу, что прежняя хозяйка увезла с собой большинство своих любимых вещей.

– Надо же, я и не предполагала, что массивный диван цвета прошлогодней листвы мог быть для кого-то любимой вещью.

Шарлотта замерла, недоверчиво глядя на эту странную леди. Эмили говорила серьезным тоном, но при этом слегка прищурила глаза и словно бы едва сдерживала улыбку. После крошечной паузы и мисс Феллоуз улыбнулась.

– По вашим словам можно подумать, что он выглядел ужасно.

– Уверяю вас, мисс Феллоуз, так оно и было. Из всех комнат, что я видела в этом доме, мне больше всего нравился кабинет. В его обстановке не было видно проявлений дурного вкуса.

Девушка не успела ответить, ее опередил Ричард Соммерсвиль, вместе с сестрой появившийся в гостиной.

– Мисс Феллоуз! Скажите мне, призрак нашего покойного друга лорда Мортема еще не являлся вам?

– Ричард! – Джейн явно не находила шутку смешной. – Простите моего брата, мисс Феллоуз, он решил воспользоваться тем, что вам еще неизвестно о его привычке нести всякий вздор, и напугать вас.

– Отчего же напугать, Джейн, дорогая! – Соммерсвиль обернулся к улыбающейся Эмили, ища поддержки. – Лорд Мортем был очень умным молодым джентльменом, он ни за что не стал бы пугать леди, скорее он спросил бы, кто прошел в парламент от нашего графства.

– О, в таком случае я бы уж точно не испугалась! – неожиданно для всех весело ответила Шарлотта Феллоуз. – Моя гувернантка говорила, что в теперешней Англии почти не осталось умных молодых джентльменов и знакомство с таким человеком – такая же редкость, как и встреча с призраком. Впрочем, она уехала на континент много лет назад, как и вся наша семья, возможно, за это время что-нибудь изменилось к лучшему.

Соммерсвиль, казалось, оторопел и не находил слов для ответа. Джейн лучше брата удалось скрыть изумление, но и она смотрела на мисс Феллоуз с любопытством, явно пытаясь угадать, имела ли в виду эта маленькая леди, говоря о глупости джентльменов, Ричарда. И лишь леди Гренвилл явно получала удовольствие от происходящего. Пока что Шарлотта Феллоуз не разочаровала ее, и Эмили могла надеяться, что и в дальнейшем девушка проявит себя – мало кому удавалось заставить Ричарда Соммерсвиля потерять дар речи.

– В самом деле… – начал было немного пришедший в себя Соммерсвиль, но тут миссис Феллоуз подозвала Шарлотту к себе, чтобы дать ей какое-то поручение. Девушка извинилась перед гостями и умчалась, легко прокладывая себе путь в заполненной людьми гостиной.

Ричард с интересом посмотрел ей вслед, но тут его взгляд нашел миссис Рэйвенси, приехавшую вместе с Пауэллами, и Соммерсвиль тотчас забыл о мисс Феллоуз и устремился к своему нынешнему кумиру, оставив Джейн и Эмили одних.

– Это было… забавно. – Леди Гренвилл рассмеялась.

– Кажется, нашей Сьюзен не стоит опасаться, что мачеха не дает мисс Феллоуз и слова сказать. Юная леди определенно имеет собственное мнение по любому вопросу.

– Она тебе не нравится? – Эмили заметила возле миссис Рэйвенси свою добрую приятельницу миссис Логан и приветствовала старушку ласковой улыбкой. – По-моему, твоему брату как раз и нужна такая жена, ему не будет с ней скучно.

– Ричард не любит, когда его ставят на место, а именно это она и сделала. – Джейн подвинула к креслу Эмили стул, чтобы приближающаяся к ним миссис Логан могла присесть. – И потом, он без ума от твоей новой подруги миссис Рэйвенси, и я представить не могу, как отвлечь его от нее. Будь Шарлотта не только остроумна, но и красива, у нее был бы шанс, а так…

Джейн не закончила, ее подруге и без того было понятно, что Агнесс Рэйвенси занимает все помыслы Соммерсвиля, если не его сердце.

Миссис Логан, едва только уселась, заговорила о том, что ее дорогая Агнесс выглядит намного более оживленной, чем в начале своего визита, и это объясняется тем, что ее мечта может исполниться. Если в Торнвуде все же появится школа для девочек, это пойдет на пользу не только городку, но и самой миссис Рэйвенси, так как лишь такое серьезное дело способно отвлечь ее от горестных раздумий о потерянной семье.

Леди Гренвилл и мисс Соммерсвиль выразили искреннюю радость, услышав, что викарий поддержал идею попечительского комитета, несмотря на противодействие мистера Бринкса, и слышать не желавшего еще об одной школе. Впрочем, мнение учителя ничуть не волновало дам из комитета. Мистер Бринкс достаточно пренебрегал их мнением, и теперь для них наступил час отмщения.

А миссис Рэйвенси вскоре присоединилась к тетушке и ее молодым подругам, следом подошла и супруга викария, решительно прервавшая радостные излияния мистера Феллоуза по поводу возвращения его семейства на родину и обретения нового дома и чудесных друзей.

Когда Шарлотта Феллоуз вернулась, выполнив поручение мачехи, леди Гренвилл, миссис Логан и мисс Соммерсвиль беседовали с миссис Рэйвенси и миссис Кастлтон о торнвудской школе. Викарий Кастлтон был тут же, как и Ричард Соммерсвиль, не скрывавший своих симпатий к красивой вдове.

Эмили считала, что пока репутации миссис Рэйвенси ничего не грозит – соседи достаточно хорошо знали Соммерсвиля, чтобы не сомневаться в том, что он будет проявлять настойчивость, даже если его не поощряют. А вот миссис Феллоуз, лишившаяся внимания Ричарда, поглядывала на вдову с плохо скрытой неприязнью. «Неужели она всерьез полагала, что, стоит ей появиться здесь, она превратится в опору местного общества?» Леди Гренвилл с сожалением должна была признать, что миссис Феллоуз столь же красива, сколь и глупа, и не стоит надеяться заполучить в ее лице разумную и интересную собеседницу.

За обедом Ричард Соммерсвиль оказался намного ближе к хозяйке дома, нежели к миссис Рэйвенси, а мисс Феллоуз сидела между викарием и лордом Гренвиллом и, как показалось леди Гренвилл, ничуть не смущалась этим соседством.

Вечером Эмили записала в своем дневнике: «Многие наши соседи ждали появления Феллоузов с тем нетерпением, с каким дети ждут Рождества, и были столь же разочарованы. Как день Рождества кажется всего лишь еще одним днем, редко приносящим чудеса, так и супруги Феллоуз оказались похожи на многие другие супружеские пары. Феллоуз знает толк в сигарах, так сказал Ричард, а его жена готова погрузиться в местные сплетни, и вскоре дела торнвудского прихода будут касаться ее так же, как касаются всех нас.

Одна лишь Шарлотта Феллоуз выглядит блестящей золотой монетой, неизвестно как оказавшейся в горсти тусклого серебра. Сама не знаю, почему я так решила, мы еще очень мало знакомы, но, как и Агнесс Рэйвенси, она кажется мне дополнением к нашей компании, способным внести в нее свежие мысли.

Миссис Рэйвенси привезла с собой идею школы, которая так нас захватила, чем же нас удивит Шарлотта?»

Мисс Феллоуз удивила леди Гренвилл всего лишь через неделю после этого обеда, но это касалось лишь Эмили и ее семьи, а вовсе не торнвудского общества.


предыдущая глава | Змея в гостиной | cледующая глава