home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



2

Пока она размышляла о том, сколько усилий потратила прошлым летом на поиски пропавшего ожерелья, наступила пора пить чай. Хетти уже накрывала на стол, когда другая горничная доложила о появлении мисс Соммерсвиль.

С первого взгляда на подругу Эмили поняла – Джейн расстроена. Обычно безмятежные, серые глаза потемнели, а на гладком лбу проступила небольшая морщинка – намек на то, что мисс Соммерсвиль вступает в пору увядания юной красоты. Джейн уже исполнилось двадцать три года, а она до сих пор не нашла себе мужа. Подругам было известно, как сильно Джейн огорчает это обстоятельство, но тем временем рассудительная и благоразумная молодая леди вовсе не была настроена выходить замуж за первого встречного. Нет, Джейн нужен был только состоятельный джентльмен, которым она смогла бы исподволь управлять, как она пыталась управлять своим легкомысленным братом.

Увы, приданое мисс Соммерсвиль фактически было ничтожным, а ее приятное лицо и безупречные манеры пока не смогли покорить сердце мужчины, который мог бы ей подойти. Джейн считала себя слишком рассудительной и практичной для того, чтобы влюбиться самой, и долгие годы терпеливо ждала, когда же ее мечта о богатстве осуществится. Постепенно ждать становилось все труднее, с каждым шиллингом, проигранным братом, толика ее терпения исчезала, и неизвестно, к чему бы привели Джейн ссоры с братом, если бы год назад ей случайно не открылась одна семейная тайна.

Как оказалось, отцом Джейн был вовсе не мистер Соммерсвиль, а некий джентльмен по имени Руперт Несбитт. Младший сын в семье, он не должен был унаследовать семейное состояние, а потому не представлял интереса для разборчивых юных леди, к которым относилась и матушка Джейн. Что не помешало ей вступить с ним в любовную связь, за которой последовало рождение дочери. Миссис Соммерсвиль, отсутствием благоразумия напоминавшая дочери Дафну Пейтон, сумела все же сохранить секрет, и мистер Несбитт ничего не знал о своем отцовстве до того самого дня, когда Джейн сама осмелилась сообщить ему эту радостную новость.

За эту тайну мисс Соммерсвиль пришлось заплатить неизвестной особе огромную сумму – пятьсот фунтов, но Джейн не жалела о деньгах. Чтобы обрести такого отца, как мистер Несбитт, стоило уплатить и больше. Успешный торговец, мистер Несбитт разбогател и выкупил отцовское поместье у старшего брата, чья спесь не позволяла ему признать необходимость разумного подхода к управлению своими средствами. Мистер Несбитт, будучи вдовцом, воспитывал дочь, прелестную Флоренс, но его отцовской любви хватило и на Джейн, похожую на него как внешне, так и здравомыслием. Увы, сестры не успели полюбить друг друга как подобает, Флоренс даже не узнала о своем родстве с мисс Соммерсвиль. В минувшем январе бедная девушка погибла, повергнув своего отца в безутешное отчаяние. Не сразу мистер Несбитт понял, что провидение послало ему вторую дочь в тот самый момент, когда он более всего нуждался в такой опоре. Мисс Соммерсвиль утешала и поддерживала отца, насколько это позволяли приличия, – она не могла разрушить свою репутацию, зародив в умах соседей подозрения относительно причин ее сближения с еще довольно моложавым вдовцом. В свою очередь, мистер Несбитт постепенно принимал на себя заботы о денежных делах Соммерсвилей: Джейн теперь единственная его дочь, она не должна ни в чем нуждаться!

Хетти налила мисс Соммерсвиль чай и тихо вышла из комнаты, плотно притворив за собой дверь – леди Гренвилл была добра к слугам, но не потерпела бы шпионов и сплетников в Гренвилл-парке.

– Что случилось, Джейн? – обеспокоенно спросила Эмили, едва подруги остались одни. – Ты выглядишь… подавленной.

– Ты тоже, – невесело улыбнулась мисс Соммерсвиль, успевшая заметить бледность подруги и темные полукружья под глазами.

– Мне вновь приснился этот сон о бриллиантах и змеях, только и всего, – отмахнулась Эмили, не пытаясь, впрочем, притворяться беззаботной – Джейн ей незачем было обманывать.

– Я начинаю думать, что эти твои кошмары являются дурным предзнаменованием. – Джейн посмотрела на свою чашку с таким выражением, как будто на дне ее пряталось какое-то чудовище.

– Ты пугаешь меня! – Леди Гренвилл всегда считала подругу лишенной каких бы то ни было суеверий, свойственных многим женщинам, и, если уж Джейн заговорила об этом, что-то и впрямь было не в порядке.

– Сегодня утром я получила два до крайности неприятных письма, – мисс Соммерсвиль не стала долго томить Эмили неведением. – Ты ведь помнишь, каким образом я узнала о том, что мистер Несбитт – мой отец…

Подруга кивнула:

– Конечно же, я помню! Кто-то известил тебя о существовании письма твоей матери, в котором та прямо говорит об этом. И ты заплатила этому человеку, чтобы получить письмо. Мы тогда еще гадали, кто бы это мог быть, но так и не пришли ни к какому выводу, за исключением того, что это, скорее всего, женщина, судя по манере выражать свои мысли.

– Все правильно, – вздохнула Джейн. – И еще эта особа в конце своего последнего письма намекала на возможность продления нашего так называемого знакомства!

– Так вот в чем дело! – В отличие от Дафны и Сьюзен Эмили не надо было долго объяснять очевидное. – Этот человек написал тебе и снова требует денег?

– Именно так! – Джейн уже не выглядела расстроенной, скорее ею овладел гнев. – Она, если это и вправду женщина, осмелилась прислать мне письмо, в котором ясно выражено желание получить тысячу фунтов!

– Тысячу фунтов! – повторила Эмили. – Воистину наглость некоторых людей порой бывает беспредельна!

– Ну, я же теперь стала единственной дочерью моего отца! – сердито усмехнулась мисс Соммерсвиль. – А значит, могу располагать любыми средствами!

– Понимаю, – снова кивнула леди Гренвилл. – И как ты намерена поступить? Эта особа угрожает раскрыть твою тайну, если ты откажешься платить?

– Вовсе нет, и это больше всего меня злит! Негодяй предлагает мне лишь выразить таким образом благодарность за возможность обрести отца! Если бы в письме была хоть одна угроза, я могла бы обвинить его в шантаже, но придраться совершенно не к чему! Не говоря уж о том, что я все еще не представляю, как найти этого человека!

– Тогда что же должно произойти, если ты не заплатишь? – Эмили была озадачена.

– Я не знаю. – Джейн устало потерла пальцем переносицу. – Скорее всего, в скором времени я получу послание совсем другого тона. Или же мои знакомые найдут в своей почте какие-нибудь обличительные письма, способные погубить мою репутацию… Может случиться все, что угодно, и я не смогу это предотвратить!

– И все же что ты будешь делать? – Леди Гренвилл, как и всегда, была готова прийти на помощь друзьям, но она должна была понять, что от нее требуется.

– А что бы сделала ты? – вопросом на вопрос ответила Джейн.

– Рассказала бы отцу! – ни секунды не колебалась Эмили. – Он наверняка найдет способ разрешить эту проблему. Его возможности позволят нанять людей для поисков шантажиста. В крайнем случае он даст тебе денег, но, честно говоря, я думаю, вам пора покончить с этой угрозой раз и навсегда. За первой тысячей фунтов может последовать вторая, а потом третья… Корыстолюбие этой низкой натуры будет толкать ее на новые вымогательства!

– И как ты предлагаешь избавиться от угрозы? – Казалось, Джейн готова к любому ответу.

– Твой отец должен признать тебя своей дочерью, – совершенно спокойно ответила леди Гренвилл.

Джейн не смогла сдержать удивленный возглас:

– Ты говоришь серьезно, Эмили?

– Разумеется, дорогая моя, могу ли я шутить на такую тему! Конечно, начнутся пересуды, но они прекратятся, как только появится новый повод, а мы с тобой обе прекрасно знаем, как быстро это может случиться! – Теперь Эмили говорила с пылом, способным убедить даже ее практичную подругу. – Учитывая твою близость с мистером Несбиттом, о вас вот-вот могут пойти разговоры другого рода, и тогда твоя репутация неминуемо погибнет. Открыв же правду, ты одновременно достигнешь нескольких целей! Твое благонравие давно всем известно, и мало кто станет обвинять тебя в проступках твоих родителей, навряд ли отношение к тебе твоих знакомых ухудшится. Разве что ты почувствуешь холодность со стороны тех, о ком и жалеть не стоит… Вместе с тем в глазах многих джентльменов ты будешь выглядеть более привлекательно благодаря ожидаемому наследству. И вам с мистером Несбиттом больше не нужно будет обманывать Ричарда и вести дела за его спиной. Наконец, шантажист поймет, что его угрозы бесполезны, и оставит тебя в покое!

– Я вижу, ты много думала об этом, – заметила Джейн, когда леди Гренвилл закончила свою вдохновенную речь.

– На самом деле так и есть, – созналась Эмили. – Я только не принимала во внимание возможность возвращения этого вымогателя, а в остальном я с каждым днем нахожу этот путь наиболее правильным, пусть и небезболезненным.

– Хотелось бы знать, что об этом подумает мистер Несбитт!

– Так скажи ему, или ты боишься? Если он откажется, тут и говорить не о чем. Если же сочтет мои доводы достойными внимания, он сумеет придумать, как сделать все без особого ущерба для него и для вас с Ричардом. А друзья поддержат вас, надеюсь, ты в этом не сомневаешься!

– О, конечно нет! – Джейн обиженно поджала губы – как может Эмили думать, будто она совсем не ценит все то, что подруга уже сделала для нее! – Отец обещал заехать послезавтра, когда Ричарда не должно быть дома. Я поговорю с ним.

– Вот и прекрасно! А на следующий день мы увидимся на балу у Кастлтонов, и ты расскажешь мне, как мистер Несбитт относится к этой идее.

– Ох, со всеми этими переживаниями я едва не забыла о помолвке Джемаймы! – встрепенулась Джейн. – Бедняжка, этот мистер Миллстоун кажется таким скучным!

– Не думаю, что он более скучен, чем викарий Кастлтон. – Эмили была рада поболтать о чем-то, что не было важным для них обеих. – Так что она быстро привыкнет к его манере говорить о любом предмете долго и обстоятельно. К тому же мистер Миллстоун – не духовная особа и довольно хорошо обеспечен. Мы же всегда думали, что Джемайме выберут в мужья какого-нибудь скромного помощника викария. Полагаю, ей повезло.

– Не могу с тобой не согласиться, – слегка улыбнулась Джейн, которой мистер Миллстоун не показался бы занудой, будь он в десять раз богаче. – В четверг в приходской зале мы увидим довольную Джемайму и счастливого викария. Надеюсь, полы в зале позволят нам танцевать без опаски подвернуть ногу.

– Уильям на прошлой неделе пожертвовал некоторую сумму на ремонт, и викарий обещал, что к балу, который устраивает миссис Кастлтон, зала будет выглядеть достойно.

– Что ж, я рада это слышать… – Мисс Соммерсвиль рассеянно оглядела стол, и Эмили вспомнила, что подруга рассказала не все, что собиралась.

– А что со вторым письмом? Ты говорила, что получила два огорчительных письма, – напомнила она Джейн. – Одно было от вымогателя, а от кого второе?

– От мистера Итана Несбитта. – Джейн скривилась, словно увидела червяка в самой сердцевине сочного персика.

– От твоего… дяди? – Леди Гренвилл видела Итана Несбитта всего лишь раз, на похоронах его племянницы Флоренс, и предпочла бы не встречаться с этим джентльменом вновь. Такого же мнения придерживались многие ее знакомые, до того неприятным человеком показался им старший брат мистера Руперта Несбитта с его высокомерием и презрительными взглядами, расточаемыми каждому, кто обращался к нему с выражением сочувствия.

– Вот именно! Дяди! – зло усмехнулась Джейн. – Только вот его послание далеко от проявления родственных чувств.

– Что же ему нужно?

– До него дошли слухи, что его брат уделяет мне слишком много внимания, и он решил предостеречь меня от намерения стать новой миссис Руперт Несбитт!

– Это то, о чем я тебе и говорила. – Эмили поглядела на подругу с сочувствием. – Как бы вы с отцом ни были осторожны, всегда найдется кто-то способный углядеть интригу там, где ее вовсе не было, и пустить сплетню.

– Брат моего отца не уступает наглостью вымогателю, тон его письма просто отвратителен, он даже не стесняется угрожать мне!

– Он считает, что после смерти Флоренс единственным наследником мистера Руперта Несбитта станет он сам и его семья. Новый брак твоего отца разрушит его надежды, а он, судя по всему, слишком жаден, чтобы так просто отказаться от возможности заполучить намного больше того, чем располагает.

– Так оно и есть. И что ты посоветуешь мне на этот раз?

– То же самое, Джейн. Немедленно рассказать все отцу и попросить его поговорить с братом. Хотя бы мистер Итан Несбитт должен узнать правду, прежде чем он начнет поливать тебя грязью на каждом углу!

Жесткий тон леди Гренвилл не удивил ее подругу. Временами хрупкая, бледная Эмили превращалась в расчетливую, безжалостную фурию, готовую использовать едва ли не любые средства, чтобы защитить своих близких.

– Уверяю тебя, так я и поступлю. По дороге к тебе я не придумала еще, что делать с письмом вымогателя или вымогательницы, но пожаловаться отцу на дядюшку решила тотчас же, как только прочла его послание. Этот человек мне отвратителен, и я не позволю ему испортить мне жизнь и докучать отцу! Смерть Флоренс нанесла ему тяжелейший удар, от которого он до сих пор не вполне оправился, не хватало еще, чтобы его собственный брат своими гнусными измышлениями мешал ему приходить в себя и вновь начинать испытывать интерес к жизни!

– Я рада это слышать. – Эмили согласно кивала на протяжении всей этой речи. – Что, если отец захочет представить тебе какого-нибудь приятного молодого человека и до этого джентльмена внезапно дойдут сплетни о твоей непристойной связи с мистером Несбиттом! Ты можешь потерять прекрасную партию!

Мисс Соммерсвиль, в свою очередь, энергичным кивком подтвердила согласие с каждым словом подруги. Попытки мистера Несбитта-старшего управлять ею следовало пресечь, как и стремление шантажиста вытягивать из Джейн все новые и новые суммы. И пусть ради этого Соммерсвилям придется пережить несколько тяжелых недель или даже месяцев, они с этим справятся. Ничто не помешает Джейн высоко держать голову! А Ричарду останется лишь смириться с тем, что мистер Несбитт не позволит ему растратить попусту то немногое, что у них еще осталось.

Довольная тем, что получила подтверждение и одобрение собственным мыслям, Джейн вернулась к горестям Эмили.

– Я заметила, что в свежей газете снова статья о твоих бриллиантах. И зачем ты читаешь эти статьи? После них тебе и снятся кошмары!

– Иногда это бывает забавно – прочесть, что о тебе пишут в газетах, – вымученно улыбнулась леди Гренвилл. – Я надеялась узнать что-нибудь новое, но, увы, с каждым днем шансов отыскать этих мошенников все меньше.

– Удивительно все же, как вовремя им удалось исчезнуть!

– Уильям считает, что у владельца этого магазина есть связи среди полицейских и он заранее узнал о том, что их разоблачат, а его самого схватят, если только он появится в магазине.

– Скорее всего, так оно и есть, – согласилась Джейн. – Хорошо, что Генри не успел купить там подарок для нашей Сьюзен, она была бы так расстроена…

– Я рада, что хоть кому-то мои фальшивые бриллианты принесли пользу. – Горечь в словах подруги заставила мисс Соммерсвиль нахмуриться, хоть она и не знала, что ожерелье Эмили позволило ее брату избавиться от кредиторов.

– Не надо так переживать, дорогая! Твой муж богат, и для него эта злосчастная покупка – скорее удар по самолюбию, нежели серьезная потеря.

– Он сердится из-за того, что о нас пишут в газетах, и почти не покидает свой кабинет, – пожаловалась молодая женщина.

– Ему придется с этим смириться, он же сам не пожелал замять скандал.

– Это так, но я не знаю, как вернуть ему если не хорошее, то хотя бы его обычное настроение. Да еще впереди все эти бесконечные осенние развлечения, он должен будет принимать в них участие, а он ведь не любит охоту…

– Ты слишком опекаешь его, – улыбнулась Джейн. – Не путай отца и сына, милая. Если ему так уж хочется сидеть и смотреть на уходящую молодость из окна своего кабинета, пусть сидит. А мы позволим себе повеселиться, эти неприятности не одолеют нас, не так ли?

– Не одолеют! – Леди Гренвилл явно повеселела. – Так что ты наденешь на бал?


предыдущая глава | Змея в гостиной | cледующая глава