home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



26

Солнечным февральским днем леди Гренвилл сидела за столиком у окна и записывала в свой дневник:

«Зима уходит, и вместе с последним снегом рассеялись и тайны Феллоузов. Подумать только, если бы в своем письме к тетушке Розалин я не упомянула цвет глаз Шарлотты, мы никогда бы не узнали всей правды! Как удивительно порой, что такая мелочь может изменить жизнь многих людей! И хорошо, если она способствует восстановлению справедливости, а не помогает злонамеренным людям избежать наказания!

Суперинтендент Миллз был так зол на мисс Феллоуз за ее побег, что выслушал Уильяма и Ричарда со всем вниманием и отнесся к письму моей тетушки очень серьезно. Он немедленно телеграфировал в Лондон, просил навести справки о Феллоузах в Варенне. Мой супруг оказался прав – прежде чем задавать вопросы мистеру и миссис Феллоуз, Миллз постарался узнать побольше. Мне кажется, его самолюбие было уязвлено тем, что он послушал наветы миссис Феллоуз и сгоряча обвинил Ричарда в смерти мистера Ходжкинса, не имея никаких доказательств. Во второй раз Миллз оказался умнее – что меня порадовало, оказывается, он способен признавать свое поражение без того, чтобы дуться несколько месяцев, как это было, когда мы сумели доказать невиность Филиппа Рис-Джонса и изобличить его сестру.

Ричард и Уильям в тот день прождали несколько часов и вернулись ни с чем, не считая того, что им удалось узнать о мнимой Шарлотте. В Эппинге, в конюшне при гостинице, обнаружили лошадь, хозяин которой не объявился. Рано утром, когда рядом с гостиницей останавливается дилижанс, в главном зале всегда много людей, и после долгих расспросов кто-то припомнил двоих или троих молодых джентльменов, одним из которых могла быть переодетая беглянка. Как и надеялся Ричард, она добралась до Эппинга, оставила лошадь мистера Феллоуза в конюшне и вместе с другими пассажирами уехала в дилижансе. Суперинтендент Миллз пытался разузнать о пассажирах, ехавших в Лондон в тот день, но никаких следов девушки найти не удалось. И уже навряд ли удастся. Эти новости ободрили Ричарда, но все же на него до сих пор нельзя смотреть без жалости. Сьюзен едва не плачет от сочувствия, а Дафна откровенно злорадствует. Джейн призналась, что согласна была бы видеть брата женатым на бедной миссис Рэйвенси, лишь бы он перестал страдать. Что ж, Ричард молод и полюбит снова, я надеюсь на это, как и все его друзья.

Я долго не бралась за дневник – очень уж хотелось, чтобы было что написать, кроме пересказа сплетен, наводнивших подобно саранче Торнвуд и окрестности. Теперь наконец мне есть чем заполнить эти страницы.

Уязвленный, Миллз не стал скрывать подробности разговора с Феллоузами и этой девушкой, и все мы узнали о ее отношении к браку с мистером Ходжкинсом. Но тайну, раскрытую тетей Розалин, суперинтендент хранил от всех, даже от своих констеблей, целую неделю до того дня, когда ему передали сведения, полученные из Варенны. Он напросился в Гренвилл-парк на чай и разрешил позвать Джейн и Ричарда.

Как мы и предполагали, настоящая Шарлотта умерла год назад на маленькой вилле в окрестностях Варенны, которую в последние месяцы перед ее смертью снял мистер Феллоуз. Его дочь, веселая и милая, была так же слаба здоровьем, как и ее мать.

Миссис Феллоуз не могла представить себе, что наследство мисс Феллоуз перейдет к внуку кузена ее деда – это даже произнести трудно. Не желая жить в бедности, из которой едва вырвалась благодаря замужеству, миссис Феллоуз уговорила мужа скрыть смерть дочери и выдать за нее свою младшую сестру, такую же худую и рыжеволосую. Эта девушка, Эрнестина, не была так красива, как ее сестра, и не имела надежд на удачный брак. Мне хотелось также верить, что у нее не такое черное, коварное сердце, как у миссис Феллоуз, она ведь не позволила невинному человеку пострадать за ее преступление. И все же она согласилась на этот обман! Семья нарочно уехала из Варенны в маленькую деревушку, где их никто не знал, и оставалась там до самого конца. Эрнестина приехала, лишь только мисс Феллоуз умерла, и на могиле Шарлотты написано имя Эрнестины. Семья надела траур по сестре миссис Феллоуз и оставалась там до тех пор, пока через поверенного мистер Феллоуз не договорился о покупке поместья в Англии – миссис Феллоуз желала занять подобающее ей место в свете!

Ничто не помешало бы их планам, если бы не мистер Ходжкинс, с которым Шарлотта познакомилась случайно незадолго до смерти. Он считал себя поэтом и снимал коттедж неподалеку от виллы Феллоузов – живописные места должны были помогать его музе прокладывать ему путь к славе. Увы, его натура была так же лишена возвышенных порывов и благородства, как у миссис Феллоуз и ее супруга, мало скорбевшего о дочери. Ходжкинс не был талантлив, но оказался весьма предприимчивым и наблюдательным юношей. Каким-то образом ему удалось узнать о подмене, и он нашел в чужой тайне возможность обеспечить свое будущее.

Феллоузы уехали как можно быстрее и надеялись, что некоторая сумма заставит Ходжкинса вернуться к своей поэзии, тем не менее он разыскал их в Англии, пусть и не сразу. Каким-то образом узнал о том, что они купили поместье у лорда Мортема.

Теперь нам стало вполне ясно, почему Феллоузы пришли в такой ужас, когда он внезапно появился в их доме, да еще и в присутствии гостей! Можно вообразить себе, какой страх пополам с ненавистью они испытывали!

Но если Эрнестина успокаивала его обещаниями вступить в брак, как он настаивал, то миссис Феллоуз продумывала планы, как навсегда избавиться от вымогателя. О ее попытках сделать Ричарда своим оружием нам уже было известно, но лишь сейчас мы понимаем ее мотивы! Ходжкинс угрожал им тюрьмой, если не получит большую часть наследства мисс Феллоуз, но еще более притягательной для него была надежда получить все, если он женится на наследнице.

Надо отдать должное им всем – непросто сохранять невозмутимость в таких обстоятельствах, и перепады настроения миссис и мисс Феллоуз оказались вполне объяснимы. Миссис Феллоуз очень быстро сочинила историю о давнем знакомстве и обстоятельствах помолвки, которой она и потчевала Ричарда.

А Ходжкинс, похоже, наслаждался их страхом и своей властью. О таком человеке никто не стал бы сожалеть, и только он сам виноват в том, что случилось после бала. Рано или поздно кто-то из Феллоузов наверняка постарался бы уничтожить его, и первой не выдержала Эрнестина.

Все это стало известно из рассказа самого мистера Феллоуза, который не стал запираться, едва только Миллз явился в его дом с констеблями и разоблачающими бумагами, включая письмо моей тети. Что же до миссис Феллоуз, то она все отрицала и, наверное, будет отрицать и дальше – в мужестве ей не откажешь.

В целом рассказ Шарлотты-Эрнестины был правдив, она солгала Миллзу только о содержании бумаги, которую хотела получить от Ходжкинса. Она предложила ему написать признание в том, что ему известно о подлоге, но тем не менее он хочет жениться на ней – этот документ стал бы ее оружием против Ходжкинса. Сперва он пообещал написать все, что она пожелает, но затем внезапно посмеялся над ней и сказал, что никогда не позволит поймать себя в ловушку. В ярости Эрнестина ударила его подсвечником…

Она не была такой уж испорченной девушкой и долго не могла прийти в себя на следующее утро. Эрнестина все же не думала, что ее сестра постарается обвинить Ричарда. Девушка надеялась, что суперинтендент будет подозревать всех, но так и не найдет доказательств чьей-либо вины, однако в сложившейся ситуации она поступила благородно, сознавшись в своем преступлении и сохранив тайну своего отца и сестры. Если бы не леди Боффарт с ее хорошей памятью, Феллоузы продолжали бы оставаться на свободе и пользоваться средствами мисс Феллоуз – пока не появились бы свидетельства смерти мнимой мисс Феллоуз, когда наследство «ее» деда перешло бы к другому человеку. Теперь же мистер и миссис Феллоуз отправятся в тюрьму, где, надеюсь, будут оставаться очень и очень долго.

Когда я вспоминаю свои сны о змеях, ползающих в гостиной миссис Феллоуз, мне кажется, что эта женщина – одна из этих змей. Она проявила поистине змеиное коварство, сперва заставив мужа скрыть смерть его дочери, а затем попытавшись обвинить в преступлении своей сестры ни в чем не повинного Ричарда Соммерсвиля, не говоря уж о других обманах.

Мистер Феллоуз, правда, утверждал, что о вине Эрнестины его жена узнала только после признания девушки, а до того искренне верила в виновность Ричарда, но я в этом сомневаюсь.

Эрнестина не смогла полюбить Соммерсвиля, но не смогла и позволить ему пострадать за ее преступление. Как только она поняла, что сестра своими намеками на чудо склоняет Ричарда к убийству их злого гения, она рассорилась с миссис Феллоуз, требуя оставить Соммерсвиля в покое. Одну из таких ссор и застала Сьюзен, когда однажды приехала к Феллоузам, о чем миссис Говард сразу же рассказала нам.

Наши соседи готовы бесконечно рассуждать об этих событиях, даже в лондонском обществе такие скандалы случаются нечасто! Торнвуду теперь есть чем гордиться. А Ричард получил в глазах юных леди нимб романтического героя-мученика. Я не удивлюсь, если он вдруг станет популярным холостяком – титул, которого лишился уже несколько лет назад благодаря своей страсти к игре. Джейн боится, что он с новым пылом вернется теперь к своему старому увлечению, которое не предаст его, как предала его любовь, но я надеюсь на благоразумие мистера Несбитта и силу нашей дружбы с Ричардом – мы постараемся присматривать за ним и отвлекать от дурных мыслей, насколько это нам под силу.

Поместье лорда Мортема теперь вновь свободно. Нынешнему лорду, скорее всего, придется вернуть деньги наследнику мисс Феллоуз, если только тот не захочет оставить дом и земли за собой. Тогда у нас опять появятся новые соседи, и миссис Блэквелл и Дафна уже гадают, что это будет за семья…»

Эмили отложила перо – в комнату вошла Хетти.

– Миледи, приехала леди Боффарт и желает вас видеть!

Леди Гренвилл вскочила на ноги, едва не перевернув столик с чернильницей и не погубив свои многодневные труды.

– Леди Боффарт? Пусть она поскорее войдет!

Она могла и не говорить этого – почти сразу вслед за горничной в комнату вошла женщина в отделанном серебристым русским мехом пальто.

– Моя дорогая Эмили! – Женщина распахнула объятья, и Эмили бросилась к ней, уже смеясь и плача.

Даже если бы Хетти не представила гостью, леди Гренвилл узнала бы свою тетушку. Позже, когда появилось время как следует ее рассмотреть, Эмили поняла, что годы все же немного состарили ее тетку, но в первые мгновения встречи она не находила отличий от той, прежней леди Боффарт.

Все такой же насмешливый взгляд очень темных глаз, густые брови и резкий, прямой нос, и только полноватые губы и лукавая ямочка на подбородке смягчают черты этого лица, иначе казавшегося бы недостаточно женственным. Леди Боффарт пополнела на добрых два десятка фунтов, но и в молодые годы она не отличалась субтильностью, так что излишняя полнота не бросалась в глаза, тем более что тетя Розалин всегда держалась прямо. «Теперь я понимаю, почему потянулась к Агнесс Рэйвенси, – она чем-то напомнила мне любимую тетушку», – подумала Эмили, пока леди Боффарт, отодвинув ее от себя, рассматривала племянницу, с легким недовольством покачивая головой.

– Неудивительно, что ты предпочитала писать мне о своих знакомых, а не о себе самой! – наконец заявила леди Боффарт. – Ты выглядишь как вольное дитя фей, в результате подмены выросшее в грязном туманном городе!

Молодая женщина фыркнула и отерла слезы ладонью.

– Значит, больше повезло тому ребенку, которого вместо меня вырастил лесной народец! – Только с тетей она могла фантазировать так свободно, не боясь, что на нее посмотрят как на умалишенную.

– Придется, пожалуй, поискать его, а тебя отправить на месяц или два в деревню, где твои щеки хотя бы немного порозовеют!

– Но я и без того почти весь год живу в деревне! – воскликнула Эмили и повернулась к горничной, с любопытством, но без удивления слушавшей разговор. – Хетти, возьмите у леди Боффарт пальто, попросите миссис Даррем приготовить для нашей гостьи лучшие комнаты и принесите нам чай. Хорошо бы, если б на кухне нашелся торт!

Горничная помогла леди Боффарт снять пальто и с готовностью бросилась выполнять приказания. Она была уверена: появление этой леди – самое лучшее событие за последние несколько месяцев. Леди Гренвилл теперь не будет склоняться целыми днями над своим дневником или читать с маленьким Лори страшные сказки – тетушка Розалин быстро наведет здесь порядок. Хетти не удивилась бы, если бы уже завтра поутру все Гренвиллы выбрались на раннюю прогулку, способствующую хорошему аппетиту, а после обеда занялись бы модной гимнастикой.

– Итак, вы наконец-то приехали! – Эмили уселась на диван рядом с любимой тетей, хотя ей больше хотелось петь и кружиться по комнате.

– Я не могла дождаться, когда придет твой ответ о происходящем в доме Феллоузов, и пустилась в путь почти сразу за своим письмом. Путешествовать зимой не так уж приятно, и я задержалась, но все же я здесь и хочу поскорее услышать эту историю. А затем мы поговорим о тебе. Твой супруг дома? А где мой внучатый племянник? Я привезла ему из Италии целую армию маленьких солдат!

Эмили не торопилась отвечать, она знала, что леди Боффарт взволнована не меньше, чем она сама, и им обеим нужно время, чтобы справиться с лихорадочным возбуждением. А уж затем придет очередь обстоятельных бесед.

– Мы должны составить график, тетушка, – сказала леди Гренвилл. – Если я начну рассказывать обо всем сразу, вы запутаетесь во всех этих именах, сплетнях и скандалах. Каждое утро мы будем беседовать сперва обо мне, а потом о вас, а за чаем – о наших соседях, если они покажутся вам достойными внимания. Как вам нравится такой план?

– Он превосходен, дорогая! – рассмеялась леди Боффарт. – И можешь быть уверена – ваши торнвудские сплетни живо интересуют меня!

– За последние два года у нас произошло так много как ужасных, так и замечательных событий, что мне порой кажется, будто я живу в Лондоне или еще каком-то огромном городе!

– Я очень рада это слышать! Позже, когда моя горничная расправится с багажом, я принесу свой бювар и стану записывать самое интересное из твоих историй.

– Зачем? – удивилась Эмили. – Я всегда могу повторить их для вас, да еще вам придется наслушаться всего от наших соседей, которые будут счастливы поделиться своими домыслами с новым человеком.

– Видишь ли, милая племянница, у меня есть для тебя один сюрприз. – Леди Боффарт улыбнулась, глядя, как преисполнился детским ожиданием ясный взгляд молодой женщины. – Вероятно, тебе попадались романы мистера Мартинса…

– Ну конечно! И я, и мои подруги, и даже некоторые джентльмены читают их с большим удовольствим, после пересудов о здешних преступлениях обсуждение романов мистера Мартинса – самая популярная тема во время бесконечных чаепитий!

– Так вот, дитя мое, мистер Мартинс и твоя тетя – одно и то же лицо!

Эмили едва не подскочила на диване и смахнула на пол две расшитые фиалками подушечки.

– Вы написали все эти романы? Это правда? Скажите же, вы не шутите надо мной?

– Я рада, что мне удалось поразить тебя! – Леди Боффарт выглядела очень довольной. – После отъезда в Италию прошел год или два, когда я поняла, что могу умереть со скуки. И тогда мне пришла в голову мысль заняться сочинительством романов, используя в качестве сюжетов немного измененные истории моих знакомых, особенно тех, кто был мне не очень-то приятен. Никто бы не стал читать рукопись, подписанную женщиной, и мне пришлось взять мужской псевдоним. Мало того что я нашла занятие, которое навсегда избавило меня от скуки, так оно еще даже приносит некоторый доход!

– Так вот почему одна из историй, описанных в последнем вашем романе, показалась мне знакомой! – сообразила Эмили. – Вы написали об одной из подруг Луизы…

При упоминании этого имени обе леди помрачнели. Им еще предстояло много говорить о тайнах своей семьи, но пока обеим было проще делиться чужими секретами, до того как они поймут, что их прежняя дружба стала еще крепче.

Хетти принесла чай, и дамы пересели за стол.

– Последние несколько часов я только и мечтала, как обниму тебя и выпью хорошего чая, – сообщила леди Боффарт. – Теперь, когда обе мои мечты исполнились, я жду от тебя рассказа о Феллоузах. Все остальные могут пока подождать.

– Что ж, тогда я начну с того, как мы впервые встретились с Феллоузами на обеде у Блэквеллов…


предыдущая глава | Змея в гостиной | cледующая глава