home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



17

Ричард Соммерсвиль смог вытерпеть всего два дня, прежде чем поехать к Феллоузам. Обида, гнев, ярость, надежда, боль… обычно эти чувства он испытывал после крупного проигрыша. По окончании романа с какой-нибудь леди Ричард в лучшем случае чувствовал сожаление или досаду. Надо сказать, и романов у двадцативосьмилетнего Соммерсвиля было не так уж много, чаще он лишь флиртовал, а главной его страстью была игра.

Теперь же он мог думать только о милых веснушках на носу мисс Шарлотты Феллоуз и ее голубых глазах. Навряд ли когда-нибудь Ричард вовсе излечится от пристрастия к картам, но сейчас в этой его болезни определенно наступил перерыв. Вот только ее место занял совсем другой недуг…

Лакей Феллоузов сообщил гостю, что мистера Феллоуза нет дома и его примет миссис Феллоуз. Ричард почувствовал облегчение – он совершенно не представлял, о чем говорить со скучным Феллоузом. Правда, уже через минуту он испытал разочарование, когда увидел, что миссис Феллоуз сидит одна в своей гостиной. А Соммерсвиль-то надеялся повидать Шарлотту!

Времени на переживания ему не дали – хозяйка дома вскочила с места и едва ли не бросилась к Ричарду, торопясь усадить дорогого друга за стол и налить ему чая. На этот раз джентльмен быстро справился с удивлением и послушно положил себе на тарелку батскую булочку.

Не дожидаясь вопросов, миссис Феллоуз рассказала, что мистер Ходжкинс отправился на два или три дня в Лондон, а мистер Феллоуз уехал в Торнвуд с управляющим. Она сделала паузу, и Ричард тут же осведомился о мисс Феллоуз.

– Моя бедная девочка чувствует себя не слишком хорошо. Нет-нет, ничего серьезного, небольшая простуда, вчера она гуляла дольше, чем следовало, и не заметила, как промочила ноги.

Соммерсвиль со всей искренностью выразил сожаление, что не может увидеть мисс Феллоуз, и принялся за булочку, не зная, что еще сказать. Когда леди дважды тяжело вздохнула, Ричард поставил чашку на блюдце и внимательно посмотрел на молодую женщину.

Она была еще бледнее, чем обычно, а припухшие красные веки говорили о том, что миссис Феллоуз не просто плакала, а плакала много – в этом Ричард готов был поклясться. Ему ничего не оставалось, как спросить бедную женщину, что ее огорчает. Может быть, простуда мисс Шарлотты на самом деле не такая уж легкая?

– Ах, нет! Я сказала вам правду о болезни Шарлотты, дело вовсе не в этом. – Миссис Феллоуз нашла момент подходящим, чтобы достать из складок бежевой юбки влажный платок и промокнуть глаза.

– Если хотите, чтобы я помог вам, вы должны объясниться. – Раздосадованный этим спектаклем, Ричард не посчитал нужным продолжать вести разговор намеками.

– Я признательна вам за вашу доброту, которую, я сознаю это, не всегда заслуживала, но вы ничем не можете тут помочь. – Миссис Феллоуз словно бы не заметила его раздражения. – Меня печалит помолвка моей падчерицы с мистером Ходжкинсом.

Ричард впервые с начала этого визита испытал что-то похожее на радость – миссис Феллоуз сама заговорила о том, что волновало его больше всего на свете!

– Разве с помолвкой что-то не так? – почти беззаботно осведомился он.

– Вы и сами должны были увидеть, что Шарлотта несчастлива, – обиженным тоном ответила леди.

– Я заметил, что мисс Феллоуз не так весела, как в первые недели нашего знакомства, но я не могу поверить, что вы или мистер Феллоуз принуждаете ее к замужеству с мистером Ходжкинсом. Значит, она собирается выйти замуж по собственной воле. Тогда почему она несчастна?

– Разве это не очевидно, особенно для вас, мистер Соммерсвиль? – Миссис Феллоуз, кажется, начала сердиться. – Потому, что ее воля вступает в противоречие с ее чувствами!

– Для меня? – Ричард вдруг почувствовал острое желание оттолкнуть в сторону чайный столик, схватить эту женщину за плечи и трясти до тех пор, пока она не расскажет все, и побыстрее. – Могли бы вы выразиться яснее, мадам?

– Мне придется открыть вам нашу тайну. – Хозяйка теперь заговорила чуть тише, словно ее могли подслушивать. – Я делаю это только потому, что вы нравитесь Шарлотте и ваше необдуманное поведение может еще больше расстроить ее.

Ричард вцепился пальцами в свои светлые волосы, чтобы не поддаться недостойному порыву.

Миссис Феллоуз, не подозревавшая, что ей угрожает, все-таки добралась до сути своей истории.

– Мне бы и в голову не пришло заставлять бедную девочку выходить замуж за такого неприятного человека, как мистер Ходжкинс. Но ее отец совершил непростительную ошибку, из-за которой Шарлотта вынуждена будет вступить в брак с этим человеком. Как вы, вероятно, уже знаете, мать Шарлотты долгие годы боролась с недугами и не преуспела в этом. – Миссис Феллоуз издала подобающий сочувственный вздох. – Желая облегчить ее страдания, мистер Феллоуз использовал все известные способы, порой чересчур обременительные для его кошелька.

Кивком Соммерсвиль подтвердил, что слышал о печальной участи первой миссис Феллоуз, его напряженный взгляд побуждал хозяйку дома продолжать рассказ.

– Увы, смерть несчастной больной принесла его семье не только горе утраты жены и матери, но и множественные долги, оплатить которые он тщетно пытался долгое время, отказывая себе и дочери в самом необходимом.

Ричард мог бы сказать, что Феллоузу следовало вернуться в Англию и заняться каким-нибудь делом, но он промолчал, опасаясь увести беседу в ненужное ему русло.

– Тогда Шарлотта еще не получила свое наследство, и мистер Феллоуз мог рассчитывать только на будущее благополучие, но до этого дня ему с дочерью еще надо было дожить… – Миссис Феллоуз рассеянно отпила остывшего чая и продолжила: – И вдруг на помощь неожиданно пришел мистер Ходжкинс, чья мать была дружна с матерью Шарлотты еще в пансионе. Мистер Ходжкинс даже припоминает, что мать говорила ему о желании женить сына на мисс Феллоуз, когда они достигнут подходящего возраста, и желание это как будто бы разделяла и матушка Шарлотты. Этот молодой джентльмен был так приветлив и любезен… он почти заставил мистера Феллоуза одолжить у него сумму, позволяющую уплатить все его долги и снять новое жилье взамен нескольких убогих комнат, в которых они ютились с дочерью. Мистер Ходжкинс много распространялся о том, что его единственное желание – помочь семье, с которой он собирается породниться, как только его нареченной исполнится восемнадцать лет. Мистер Феллоуз не смог отказаться от этого щедрого предложения и пообещал, что Шарлотта и мистер Ходжкинс поженятся…

Ричард сжал кулаки под скатертью. Появись сейчас перед ним незадачливый отец Шарлотты, неизвестно как бы он повел себя. Соммерсвиль мог бы поздравить себя с тем, что его предположение об уговоре между двумя матерями оказалось верным, но был слишком зол для этого.

Миссис Феллоуз, кажется, заметила, какое воздействие оказывают ее слова на собеседника, и тон ее стал извиняющимся. Но извинялась она не за себя.

– В то время между мной и мистером Феллоузом уже возникли определенные… чувства, и он, признаюсь вам, поддался соблазну получить возможность поправить свои дела и жениться на мне. Не думайте, что он – жестокий и эгоистичный человек, думающий только о своем благе и готовый ради него пожертвовать своей дочерью, это вовсе не так! – Снова появился на свет мокрый от слез платочек, и Соммерсвилю пришлось терпеливо пережидать паузу, хотя он уже начал догадываться, чем закончится рассказ этой дамы. – Мистер Феллоуз лишь проявил слабость и допустил ошибку, которую большинство отцов назвали бы абсолютно разумным поступком, ведь юные девушки должны подчиняться воле своих родителей. Я называю это ошибкой, потому что мне было позволено выйти замуж по сердечной склонности.

Наслышанный от своей сестры о нищенском положении семьи миссис Феллоуз, Ричард слегка ухмыльнулся. В лицемерии этой женщине не было равных, по крайней мере среди тех леди, кто был знаком Соммерсвилю, включая даже его собственную сестру.

– С детства Шарлотта смутно помнила мистера Ходжкинса и относилась к нему как к старому другу, а не как к поклоннику, но он, видимо, принимал это за более глубокую привязанность. Он старше ее на несколько лет, но это не помогло ему понять, что ее насмешки над их будущей помолвкой и над ним самим не являются особым видом кокетства, а вполне искренни. И мистер Феллоуз, к сожалению, не проявил достаточной чуткости и не замечал, что отношение его дочери к предполагаемому жениху тем сильнее ухудшается, чем больше он говорит об их будущей свадьбе. Разумеется, лишь только моя падчерица получила свои деньги, мистер Феллоуз вернул Ходжкинсу долг. Это было незадолго до нашего отъезда из Италии, и Шарлотта постаралась объяснить мистеру Ходжкинсу, что не испытывает к нему тех чувств, которые смогут побудить ее выйти за него замуж. Полагаю, этот разговор был неприятен им обоим. Как мне признавалась Шарлотта, она мечтала больше никогда не встречаться с этим джентльменом, чья навязчивость и дурные манеры произвели на меня самое неблагоприятное впечатление.

– Так почему же он появился здесь? – не выдержал Ричард.

– Мистер Ходжкинс вложил остававшиеся у него средства в какое-то дело, ему пришлось даже одолжить денег для этих вложений, но он был уверен, что мистер Феллоуз вскоре вернет ему долг, а дело принесет хорошую прибыль. К несчастью, его миланский партнер подвел его, кажется, даже сбежал со всеми деньгами. Я не знаю наверняка, что там произошло, только мистер Ходжкинс потерял почти все. Это случилось уже после того, как мы уехали из Варенны, он сам рассказал нам, когда появился здесь. Ему не к кому больше обратиться за помощью, как он говорит, да он и не считает необходимым искать кого-то еще, если в Торнвуде его ждет невеста.

– Разве мисс Феллоуз недостаточно ясно дала ему понять, что не разделяет его чувства? – Ричард слушал эту историю, как пересказ какого-то старинного романа, ему самому настаивать на браке с девушкой против ее желания казалось дикостью, присущей необразованным мужланам Средневековья.

– Вы сами видели мистера Ходжкинса! – с горечью ответила миссис Феллоуз. – Боюсь, он лишен благородства и не готов отступиться.

– Почему же мистер Феллоуз не откажет ему? Не все помолвки заканчиваются венчанием, а в этом случае, как я понимаю, не было даже помолвки как таковой! – Претензии Соммерсвиля к отцу Шарлотты все увеличивались.

– Он считает себя обязанным этому человеку, ведь Ходжкинс спас его от разорения, а теперь сам оказался в подобной ситуации.

– Так пусть одолжит ему денег! – возмутился Ричард, хотя и понимал, что женитьба на девушке с хорошим приданым для мистера Ходжкинса может выглядеть предпочтительнее, нежели принятие значительной суммы в долг, – ведь ее придется рано или поздно вернуть.

Миссис Феллоуз подтвердила это мнение.

– Долги надо возвращать, а приданое жены можно оставить себе, мистер Соммерсвиль! Хуже того, сама Шарлотта полагает, что должна выполнить обещание, данное ее отцом, ведь Ходжкинс поддержал Феллоузов в тяжелый период. По ее мнению, недостойно было бы разорвать помолвку теперь, когда мы живем в довольстве и праздности, а мистер Ходжкинс лишился почти всех средств. Она собирается выйти за него замуж, если только он сам не вернет ей слово, чего, судя по его поведению, никогда не случится. Да и желание ее покойной матери не могло не повлиять на ее решение.

– Неужели нельзя найти какой-нибудь выход? – Ричард уже не чувствовал гнева, его охватила печальная растерянность. – Убедить Шарлотту не брать на себя ответственность за поступки отца, не связывать свою жизнь с человеком, который ей противен?

– Она ничего не желает слушать, мистер Соммерсвиль! – Ясно было, что на месте своей падчерицы миссис Феллоуз наверняка поступила бы так, как ей хочется, не пользуясь подсказками совести и чести. – И теперь от мистера Ходжкинса нас может избавить только какое-нибудь чудо.

– О каком чуде вы говорите? – Ричард не мог восхищаться благородством Шарлотты, граничащим с безумием, как ему казалось. Ведь ее замужество не только сделает несчастной ее, но и его, а этого Соммерсвиль хотел бы избежать любым способом.

Миссис Феллоуз помедлила, расправила складочку на рукаве, коснулась рукой волос и только после этого неуверенно ответила:

– Ну, мистер Ходжкинс может встретить другую девушку, к которой воспылает любовью… Или же его внезапно сбросит на дорогу норовистая лошадь… Я не знаю, мистер Соммерсвиль, но без помощи провидения нам не обойтись!

Настал черед Ричарда медлить с ответом. Нет, он не был удивлен тому, что миссис Феллоуз может желать Ходжкинсу смерти. Соммерсвиль и сам не расстроился бы, узнай он о несчастном случае с этим отвратительным паразитом, как про себя окрестил он жениха Шарлотты. Просто у него не было наготове подходящего ответа, хотя в голове уже мельтешили, как золотые рыбки в летнем пруду, отрывочные мысли, еще не сложившиеся в ясный план, но обещающие постараться как следует, если Ричард уединится в своем кабинете как можно скорее.

– Мне очень жаль, – выдавил он вполне искренне, не уверенный, что миссис Феллоуз ждет от него именно такого ответа.

– Нам всем жаль! – Резкий тон подсказал ему, что ответ неверный. – Но раз уж мы не можем ничего исправить, я прошу вас не искать встреч с Шарлоттой, не тревожить ее сердце. Это единственное, чем вы в силах помочь бедной девочке.

Ричард понял, что ему пора откланяться. Тем более что он и сам хотел остаться один и обдумать все, что услышал в этой элегантной гостиной.

Он вежливо поблагодарил хозяйку за оказанное доверие, чего делать не стоило, так как миссис Феллоуз тут же воспользовалась представившимся случаем и взяла с него слово никому не рассказывать о содержании их беседы. Соммерсвилю пришлось дать слово, все-таки он был больше джентльменом, нежели обычно признавался сам себе и своей сестре, но эта просьба его обескуражила. Конечно же, он намеревался поделиться этой историей со своими наперсницами – Джейн и Эмили, и их выводы и советы могли бы принести немалую пользу. Что ж, придется говорить намеками, а остальное предоставить их воображению. По крайней мере, он теперь знает правду и может быть спокоен хотя бы в одном – Шарлотта не влюблена в мистера Ходжкинса.

Тряская езда по зимней дороге не способствует размышлениям, и идеи, приходившие в голову Ричарда, все до единой показались ему достойными лишь дешевой постановки в обшарпанном театре для самой бедной публики – как-то раз Соммерсвиль побывал там и не собирался повторять этот опыт.

Если бы отец заставлял Шарлотту выйти замуж за Ходжкинса, Ричард мог бы попытаться уговорить ее бежать с ним и венчаться тайно. Конечно, Соммерсвиля по-прежнему нельзя было считать идеальной партией, но молодой джентльмен пообещал себе, что будет хорошо заботиться о своей семье и не станет отказываться от помощи мистера Несбитта, как бы она ни была для него неприятна. Увы, мисс Феллоуз сама настаивала на выполнении обещания, данного Ходжкинсу не только ее отцом, но и покойной матерью. Кстати, об этом Феллоузам было известно только со слов молодого человека, ни матушка Шарлотты, ни миссис Ходжкинс уже не могли это подтвердить, так как обе отошли в мир иной. Что, если Ходжкинс солгал?

Слова мачехи мисс Феллоуз о новой невесте для Ходжкинса не остались без обдумывания, но Ричард и сам понимал, что крайне мала вероятность какой-нибудь прелестной леди с хорошим приданым не только очаровать этого непривлекательного джентльмена, но и самой очароваться им настолько, чтобы стать его женой.

«Эх, если бы можно было отыскать ту предприимчивую даму, компаньонку бедной леди Мортем! Я заплатил бы ей любую сумму, если бы она согласилась соблазнить Ходжкинса и скомпрометировать его в глазах Шарлотты! – размечтался Ричард. – Пожалуй, мне стоит поехать в Лондон и поискать какую-нибудь сговорчивую актрису, которая могла бы приехать в Торнвуд на Рождество и выдать себя за богатую наследницу!»

Эта мысль прочнее других обосновалась в голове Соммерсвиля и даже не была с ходу отвергнута его сестрой и Эмили, ожидавшими его возвращения в доме Соммерсвилей.

Обе леди были разочарованы, когда Ричард решительно отказался нарушить данное миссис Феллоуз слово и рассказать о том, что скрывалось за появлением в Торнвуде мистера Ходжкинса.

– Вам достаточно будет узнать, что мисс Феллоуз не любит своего жениха, но намерена обвенчаться с ним!

– И чему ты так радуешься? – Джейн немедленно остудила пыл брата. – Даже если ты ей нравишься, выходит-то она не за тебя, а за этого Ходжкинса!

– Ричард прав, что не теряет надежды, – ласково улыбнулась Эмили. – Пока Шарлотта не замужем и сердце ее не принадлежит мистеру Ходжкинсу, все может случиться.

– Не сомневаюсь, ему нужны деньги Шарлотты, и он не отступится, пока не найдет невесту с более внушительным приданым. – Даже не зная подробностей, Джейн могла легко угадать мотивы таких людей, как мистер Ходжкинс. – Пожалуй, заставить его увлечься кем-то другим нам вполне по силам. И я даже знаю, кто может помочь!

– У тебя есть знакомства среди актрис? – удивился Ричард, да и подруга посмотрела на мисс Соммерсвиль с интересом.

– Да нет же, хотя, возможно, подобные знакомства могли бы быть полезны, – отмахнулась Джейн от преувеличенного изумления брата. – Я говорю о школе мисс Рэйвенси. Вернее, о ее ученицах.

– Разве среди этих девушек есть состоятельные юные леди? – Соммерсвиль смотрел на сестру с таким видом, как будто впервые сомневается в ее здравомыслии.

– Уверена, что нет, но у них есть другое качество, так нужное нам сейчас. Их в Торнвуде никто не знает!

– Кажется, я начинаю понимать, – подхватила Эмили. – Ты хочешь, чтобы одна из учениц Агнесс сыграла роль богатенькой наследницы?

– Именно так! – Джейн не сомневалась, что подруга догадается о ее замысле раньше Ричарда, который обладал многими достоинствами и недостатками, но был лишен возможности когда-нибудь приобрести женское коварство. – Этим девушкам нужно самим пробиваться в жизни, мало того, они этого хотят, иначе не стали бы тратить последние сбережения на обучение в этой школе. Вот и случай проявить себя, показать свою решительность и находчивость.

– Не слишком ли многого ты от них хочешь? И что делать, когда обман раскроется? – Соммерсвиль теперь поглядывал на Джейн с опаской. – Ходжкинс ведь не согласится жениться, а репутация девушки пострадает!

– Будет скандал, – кивнула леди Гренвилл, но без особого сожаления в голосе.

– Мы скажем, что эта девушка хочет поступить в актрисы и исполнить свою роль так, чтобы заставить торнвудское общество поверить в существование у нее наследства! – Похоже, у Джейн уже был готов ответ на любой вопрос по поводу плана, пришедшего ей в голову лишь несколько минут назад.

– Не думаю, что из этого может что-то получиться, – с сожалением сказала Эмили.

– Но почему?

– Джейн, представь себе, сколько обстоятельств должно сложиться так, как нужно для исполнения твоего замысла! Во-первых, девушка должна быть красива, чтобы увлечь мистера Ходжкинса. Допустим, мы найдем такую, но насколько неправдоподобно будут выглядеть ее чувства! Припомни черты этого джентльмена и подумай – неужели милая юная леди с хорошим приданым сможет влюбиться в такого непривлекательного мужчину! Не говоря уже о том, что сама девушка должна еще и согласиться играть эту роль!

С каждым словом Эмили Ричард мрачнел. Действительно, будь мистер Ходжкинс хотя бы вполовину так хорош, как сам Соммерсвиль, во внезапно вспыхнувшее в сердце молоденькой девушки чувство еще можно было поверить, но, увы, его никак нельзя было счесть героем романа.

По лицу Джейн было видно, что она, пусть и неохотно, все-таки вынуждена согласиться с доводами подруги. Некоторое время трое заговорщиков молчали, каждый старался придумать что-то, что могло бы спасти мисс Феллоуз от брака с Ходжкинсом и дать Ричарду шанс добиться ее взаимности.

Неожиданно Эмили усмехнулась, она едва сдерживала смех. Соммерсвили дружно уставились на нее в ожидании объяснений.

– Скажите мне, почему мы вдруг решили, что мистер Ходжкинс обязательно должен понравиться молодой леди? – Лукавое выражение лица очень шло леди Гренвилл, делая ее моложе и счастливее.

– Если ты что-то придумала, жестоко так тянуть время! – надулся Ричард.

– Он прав, Эмили, – поддержала брата Джейн.

– Хорошо-хорошо. – Леди Гренвилл постаралась выглядеть серьезной. – Сама идея разыграть мистера Ходжкинса мне кажется удачной, но выбирать мы должны не юную хорошенькую девушку, а ее полную противоположность!

– Старуху? Уж не думаешь ли ты про бабушку своего мужа? – Ричард едва не засмеялся.

– Леди Пламсбери даже не пришлось бы выдавать за богатую наследницу, это так и есть, но мистер Ходжкинс чем-то напоминает мне Николаса Ченнинга, о котором бабушка Уильяма после всего случившегося предпочла бы никогда больше не вспоминать. – Эмили нахмурилась на мгновение, но ее бледный лоб тут же разгладился. – Но в остальном ты прав, друг мой. Молодая девушка не посмотрит в сторону Ходжкинса, а вот состоятельная вдова средних лет, которой надоел траур, вполне могла бы заинтересоваться джентльменом, который не пользуется популярностью у дам помоложе.

– Уж не думаешь ли ты, что сама Агнесс Рэйвенси может сыграть роль поклонницы Ходжкинса вместо одной из своих учениц? – невольно хихикнула Джейн, а ее брат нахмурился – пусть его увлечение миссис Рэйвенси и прошло, ему неприятны были насмешки над этой леди.

– Она слишком красива, чтобы кто-то мог поверить в искренность ее внезапно зародившегося чувства к мистеру Ходжкинсу. К тому же он уже встречался с ней и наверняка слышал о ее хлопотах с устройством школы.

– К сожалению, ты права. – Соммерсвиль никак не мог понять, куда клонит леди Гренвилл, но отказываться от своего плана ему не хотелось. – И где же мы возьмем эту самую вдову?

– У моей тетушки Розалин есть подруга, она упоминала об этой даме в последнем письме. После смерти мужа она живет в стесненных обстоятельствах, так что ее судьба чем-то напоминает участь миссис Рэйвенси, только вот у этой леди есть дочь, которая сейчас учится в пансионе. Я видела миссис Хоуп всего один или два раза, но она запомнилась мне приятной внешностью и таким же живым нравом и склонностью к подшучиванию над окружающими, какими обладает и тетя Розалин. В Торнвуде ее никто не знает, и она, я полагаю, согласится поучаствовать в нашей затее. – Эмили уже почти не сомневалась этом. – Я приглашу ее в Гренвилл-парк. Думаю, ей придется обновить гардероб, раз уж она должна будет изображать леди, которой нет нужды искать себе мужа с деньгами.

– Это звучит обнадеживающе! – Ричард воспрял духом. – Разумеется, я готов понести все затраты, связанные с обретением твоей знакомой подобающего вида.

– Я напишу ей сегодня же, она еще успеет приехать до Рождества. – Решившись поучаствовать в этой рискованной затее, Эмили не собиралась медлить. – Ожидающие нас празднества – хороший повод для того, чтобы завести новые знакомства и даже одну или две интрижки. Чем скорее мистер Ходжкинс попадется в ее сети, тем скорее мисс Феллоуз избавится от своего намерения выйти за него замуж.

– А кстати, они уже назначили дату венчания? – Джейн вопросительно посмотрела на брата.

Ричард пожал плечами – миссис Феллоуз ничего не говорила об этом. Визит Ходжкинса был неожиданностью для семьи Шарлотты и для нее самой, скорее всего, девушка не готова так скоро связать свою жизнь с человеком, к которому не испытывает даже малейшей привязанности.

Соммерсвиль изложил эти доводы, и подруги согласились с ним, после чего леди Гренвилл собралась уезжать. Сегодня ее ждал еще один важный разговор – Гренвиллы обедали у Сьюзен и Генри, и Эмили намеревалась поговорить с Дафной о прошлогоднем бале в Гренвилл-парке. Связь между маскарадом миссис Пейтон и гибелью трех горничных никак не давала ей покоя. Она должна либо отыскать эту связь, либо убедиться, что ее не существует.

Прощаясь, Джейн тихо сказала подруге:

– Жаль, что Ричард так толком и не объяснил нам, что же заставляет мисс Феллоуз идти против собственного сердца и разума. Дело в ее деньгах, я не сомневаюсь в этом, но хотелось бы узнать какие-нибудь подробности.

– Я снова напишу тетушке Розалин о Феллоузах. Она знает эту семью и, возможно, слышала что-то об их отношениях с мистером Ходжкинсом, – пообещала Эмили. – Подумать только, мы считали, что после того, как раскрылась тайна кулона Луизы, мисс Феллоуз уже не сможет нас ничем удивить. А теперь оказывается, что этот ее секрет был на самом деле совершенно безобидным по сравнению с ее помолвкой.

– Что ж, один раз твоя тетя уже помогла нам выяснить правду, будем надеяться, что она снова окажет нам услугу.

– А взамен мы поможем ее подруге, вместо Рождества в маленьком скромном домике она сможет вдоволь повеселиться, соблазняя мистера Ходжкинса! – Обе леди рассмеялись, и наконец гостья спустилась по ступеням к своему экипажу.


предыдущая глава | Змея в гостиной | cледующая глава