home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 10. ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Хотя Отик Сандал был владельцем гостиницы Последний Приют всего приблизительно лет пятнадцать, репутация его заведения уже была известна всей Абанасинии. Путешественники считали для себя обязательным остановиться в Утехе, чтобы попробовать фирменный эль и жареный картофель с пряностями, которые подавал Отик. Сам хозяин был еще одной причиной этому. Его круглые глаза и такой же круглый живот выражали удовольствие от жизни и Отик упорно трудился, чтобы разделить его с посетителями своей таверны.

Теперешняя слава гостиницы Последний Приют была тем более поразительна, если вспомнить о ее репутации при прежних хозяевах. Это была супружеская пара гномов холмов, чьи кислые мины, казалось, портили все — от эля, который они подавали, до общей атмосферы гостиницы, неприветливость которой путешественник замечал сразу, как только переступал порог. Запахи из кухни могли бы оскорбить даже овражного гнома — ну, почти что оскорбить.

Возможно, причиной этого было недовольство гномов тем, что им приходится жить так высоко над землей или же их бесконечное раздражение из-за изгнания их клана с гор. Как бы то ни было, их семейная жизнь стала разрушаться, доходило даже до публичных перебранок, в то время как репутация гостиницы становилась все более и более дурной.

Однажды муж встал раньше, чем все остальные в Утехе, собрал свои скудные вещички и уехал из города. Никто не скучал по нему, а меньше всех его жена, которая продала гостиницу первому попавшемуся путешественнику на дороге — Отику Сандалу — за «кендерскую монету в полгроша», как говорили местные слухи. То, откуда Отик пришел и куда он направлялся, было тоже предметом некоторых слухов, но каковы бы ни были его планы, Отик достиг той стадии в жизни, когда тяга к путешествиям поуменьшилась, а тяга к спокойной жизни увеличилась. В любом случае это была счастливая случайность. Отик нашел то, что ему было нужно.

Его первой задачей было вычистить гостиницу и любовно отполировать валлиновые полы и мебель до блеска. Затем он взялся за меню. Про свой жареный картофель с пряностями Отик говорил только, что у рецепта было два основных ингредиента: картофель и пряности. «Если он не насытит вас, то можете не платить» — любил говаривать Отик. Вскоре никто уже не сомневался относительно его слов.

Остальные блюда, которые почерпнул Отик из своих путешествий, были не настолько известны, но так же вкусны: тушеное филе форели, пудинг из утиной печени, жареная крольчатина и клюква с сюрпризом.

Годы странствий тоже были отражены в обстановке общей комнаты гостиницы. Отик украсил стены различными сувенирами, редкими вещами и всем тем, что поразило его воображение во время путешествий. И он продолжал пополнять свою коллекцию. Несмотря на протесты своих клиентов, каждый год Отик настаивал на том, чтобы закрыть гостиницу на месяц — он не мог доверить кому-нибудь еще управление ею — и отправлялся удовлетворять остатки своей тяги к странствиям.

Отик был непреклонен в своем стремлении увидеть так много на Кринне, как только сможет и отправлялся в путешествие. На грубой карте, подвешенной позади барной стойки, которую оставил какой-то кендер в обмен на еду, была испещрена пометками, обозначавшими те места, где Отик побывал. И всегда он возвращался с одним или двумя сувенирами. Однажды это был внушающий страх боевой топор минотавра. В другой раз это был искусно вышитый шарф эльфийской работы.

В первый день по возвращении Отик с большим бахвальством демонстрировал эти сувениры своим постоянным клиентам и тем, кто случайно остановился в гостинице. Затем он гордо добавлял эти вещи к обстановке комнаты, скрупулезно следя за точностью и правильностью расположения и при большом количестве советов от присутствующих.

К настоящему времени гостиница Последний Приют была настоящим музеем сувениров множества культур Кринна. Эта коллекция была одной из причин, по которой Китиара любила и одновременно не любила находиться в гостинице. Она смотрела на различные предметы и мечтала о тех местах, откуда они прибыли и о событиях, которые они видели. Но в конечном счете эти мечты неизбежно приводили Кит к факту, что она застряла в Утехе, далекой от любых событий. При этой мысли она опускала голову на руки и расстроено стонала, а затем уходила из таверны, чтобы не появляться здесь примерно с неделю или около этого.

Но Китиара всегда возвращалась. Слишком юная, чтобы полюбить Отиков эль и слишком бедная, чтобы пробовать его блюда, она редко покупала что-то существенное и просто сидела за столиком, часами потягивая стакан грушевого сока. Ее любимым местом был столик в углу около входа, расположенный так, чтобы она могла первой видеть путешественников, которые поднимались по длинной вьющейся лестнице к гостинице на верхушке дерева. У одного из них могли бы иметься новости о ее отце. Кто-нибудь из них мог бы развеять ее утехинскую скуку.

Китиара осталась в городе на деревьях намного дольше, чем рассчитывала, когда вернулась после своих приключений с Урсой и Пеньгородом — больше чем на два года. Она напрасно ждала прихода какой-нибудь группы путешественников, к которым она могла присоединиться в надежде увидеть что-то более интересное, нежели еще один следующий городок.

Вначале Отику не нравилось, что такая маленькая девочка слоняется по гостинице, но со временем он притерпелся — по крайней мере он перестал выгонять ее. Если он выпроваживал Кит через парадную дверь, то она проникала внутрь через заднюю. Если он следил за обеими дверями, то она все равно пробиралась в таверну через одно из окон. Когда казалось, что она ушла и Отик забывал о ней, то неожиданно оказывалось, что она как ни в чем ни бывало сидит у окна, не обращая на него ни малейшего внимания.

Ну и, по правде говоря, Китиара благотворно влияла на бизнес. Пребывая в хорошем настроении, она могла болтать без умолку. Кроме того, она была терпеливой слушательницей дорожных историй, а каждая гостиница нуждается в хороших слушателях так же, как и в хороших рассказчиках.

А Отик в глубине души был добрым человеком. Он не завидовал Китиаре, проводящей так много времени вдали от дома, так как знал, что в доме занимает главенствующее положение больная Розамун. Когда в гостинице не было никаких других клиентов, Отик даже начинал разговоры с Кит. Ему нравилось рассказывать о происхождении своих сувениров и он иногда снимал вещи со стен, позволяя Кит потрогать их. Она страстно слушала короткие истории Отика, узнавая о мире то, что узнаешь не во всякой школе. Хозяин гостиницы благожелательно относился к Кит, так же, как и несколько лет спустя, будет относиться к Тике Вейлан, осиротевшей дочери одной из его официанток.

Отик понимал, что Китиара не долго будет чахнуть в его баре. В шестнадцать лет ее фигура уже почти потеряла неуклюжесть юности. Ее лицо приобрело привлекающую внимание угловатость, сужающуюся от высоких скул к волевому подбородку. Полные розовые губы смягчали нижнюю половину лица. Темные глаза украшали блестящие ресницы, полуночный цвет которых соответствовал шапке черных вьющихся волос, которые она продолжала носить по-детски остриженными.

Небрежно относясь к своей внешности, Китиара признавала только туники в обтяжку и леггинсы, потому что так она чувствовала полную свободу передвижения. По-видимому, она не сознавала, что эта одежда хорошо показывала ее естественное изящество и стройную фигуру. Теперь, когда они с Аурелин бродили по рынку, оценивающие взгляды были так же направлены на Кит, как и на ее традиционно симпатичную подругу.

И все же любой человек, который попытался бы флиртовать с Китиарой, получил бы колючую отповедь. Она считала, что большинство мужчин требовали намного больше, чем отдавали сами и Кит не нравился такой порядок вещей, даже когда дело касалось ее братьев — хотя, благодарение лунам, будучи уже восьми лет от роду, они казались способными самостоятельно позаботиться о себе. Магические исследования Рейстлина успешно продолжались и занимали почти все его время. Когда Карамон не пропускал школу, чтобы попрактиковаться с мечом, он постоянно крутился вокруг Гилона.

Китиара посмотрела в проем парадной двери, которую Отик оставил открытой этим теплым днем и увидела своего более сильного брата, как будто вызванного ее мыслями о нем. Карамон бегал вверх и вниз по мосткам у гостиницы вместе с ватагой друзей. Он и еще один мальчик стали в шутку состязаться, вооружившись двумя длинными палками. Карамон был очевидно более сильным и более проворным с палкой, но, смеясь, позволил своему другу победить и вскинул руки в притворной капитуляции. Китиара нахмурилась. Этот парень унаследовал слишком мягкий характер от Гилона.

Мгновение спустя Карамон подошел ко входу в гостиницу:

— Эй, Кит, не хочешь ли ты купить мне стакан грушевого сока или немного той вкусной картошки, которую подает Отик? — сказал он с улыбкой, которой даже Кит, будучи в дурном настроении, с трудом сопротивлялась.

Но, как всегда, когда Карамон пытался зайти в гостиницу, Китиара набросилась на него и вышвырнула наружу, прежде чем Отик успел среагировать.

— Еще немного картошки и ты так заплывешь жиром, что не сможешь поднять свой меч. А теперь пошевеливайся или не успеешь встретить Рейстлина на дороге из Дна Пруда!

Выгоняя Карамона, Китиара заметила двоих незнакомцев, поднимающихся по лестнице, ведущей к дверям гостиницы Отика. Появление незнакомцев не было странным само по себе, но эти двое так сильно не подходили друг другу как пара, что Кит обратила на них внимание. Она вернулась на свое место и стала ожидать, когда они войдут.

Через несколько мгновений они уже стояли в дверном проеме, разглядывая комнату. Один был похож на чудовище, его спутанные волосы спадали дюжинами прядей на шею и плечи. Голова была большой и массивной, но глаза были крошечными, как жуки, утопленные в мясистых впадинах. Шести с половиной футов росту и, как предположила Кит, около трехсот фунтов весом, он был закутан в большое количество разноцветных одежд. Кит немедленно перевела взгляд на его оружие — ятаган, кинжал и шишковатая короткая дубина висели на его необъятном поясе. На спине он нес большой деревянный сундук, который теперь сбросил на пол и продвинул к стене. Он ничего не говорил, но его глаза быстро оглядели комнату, коротко и без интереса остановившись на Кит.

Его сопровождал человек, и что еще более интересно — на первый взгляд он показался Кит женщиной. Этот второй был высок — хотя и не настолько, как гигант — с тонкой алебастровой кожей, черными, как уголь, волосами и голубыми глазами. Он был одет в тунику синего морского цвета, опоясанную поясом без оружия, подчеркивающим его тонкую талию. Человек нес с собой кожаный заплечный мешок, который устало опустил на сундук. Он не намного старше меня, подумала Китиара, возможно ему лет двадцать. Когда он пошел к барной стойке, Кит заметила, что на шее он носил необычный кулон с великолепным зеленым камнем. Она удивилась этой необычной детали, так же как и аромату, который донесся от человека. Вероятно, он пользовался духами или ароматическим маслом.

Человек держался с огромным достоинством и Кит поняла, что он должно быть имеет привилегированный социальный статус. Кроме того, от него исходила определенная аура аристократизма и утонченности, так отличающаяся от всех грубиянов и простого народа, к которому она привыкла. Кит никогда еще не видела такого человека. Малейшие следы дурного настроения исчезли с ее лица. Глаза выражали настороженность и заинтригованность.

— Завтрак все еще подается? — спросил человек, когда Отик поспешно вышел из кухни, чтобы поприветствовать их.

— Поздний завтрак или ранний обед, — бодро ответил Отик. — Мне все равно. Присаживайтесь и я буду счастлив вас обслужить.

Хорошо попутешествовав в свое время, хозяин гостиницы не был так же поражен их внешностью, как Китиара. Он безошибочно определил, что молодой человек был родовитым дворянином из Северного Эргота, сопровождаемый своим рабом.

— Меня зовут Патрик из Гвиннеда, а это мой слуга Стратко, — сказал человек. — Все, кого я встречал, говорили мне, что я непременно должен попробовать ваш жаренный картофель с пряностями.

Его голос звучал властно, привыкший к тому, что ему повинуются. Это только поддержало интерес к нему Китиары.

Комментарий Патрика о жареной картошке с пряностями вызвал улыбку на лице Отика.

— Не хотите ли эля? — спросил он. — Эль хорошо идет с…

— Пресную воду, пожалуйста, — прервал его Патрик. — Потом, возможно, немного вина. Вы же подаете вино, не так ли?

Это фраза была сказана Патриком, в то время, когда он продолжал осматривать общую комнату и табличку на баре, гласящую: «Здоровая домашняя пища для всех граждан и странников».

Лицо Отика затуманилось от намека незнакомца, что он, Отик, управляет заведением отнюдь не высшего класса.

— Конечно, мы подаем вино, — сказал он, позволив тени неудовольствия проползти в его голос, — Что вы, господа, будете есть помимо пряного картофеля?

— Пока только картофель, — любезным тоном ответил Патрик. Было ясно, что он решил вначале проверить качество стряпни Отика, а потом уже заказывать что-то еще.

Отчасти оскорбленный, но сдержавший язык за зубами, Отик поспешно ушел, чтобы выполнить заказ. Как только он вышел, двое мужчин огляделись в комнате и выбрали большой стол около Китиары.

Она продолжала внимательно наблюдать за ними, но как только они двинулись к ней, переместила взгляд в окно, чтобы они не заметили ее заинтересованности. И все же она ощущала, что молодой человек отчетливо знал о ее присутствии. Она, Патрик и раб по имени Стратко были единственными посетителями Отика и необычная тишина воцарилась в обычно шумной гостинице.

— Эй, Китиара! Мне скучно. — Карамон снова стоял на пороге и громко звал свою сестру. — Еще слишком рано встречать Рейста. Может, займемся чем-нибудь? К примеру, спустимся и пойдем в конюшни посмотрим на лошадей?

— Позже, — резко сказала Китиара, жестикулируя, чтобы он пропал из виду.

— Но ты же ничем не занята, — возразил мальчик своим самым действенным жалобным тоном.

— Позже, — сказала Китиара, впиваясь в него взглядом.

Этот взгляд и тон подсказали Карамону, что лучше ретироваться. Надувшись, он отступил от двери.

Как только Карамон исчез, незнакомец по имени Патрик повернулся и посмотрел прямо на Китиару. Их взгляды встретились. Кит задрожала, почувствовав силу в его пристальном взгляде, с которой она не сталкивалась с тех пор, как… ну, со времени ее отношений с Эль-Наваром. Взволнованная, она отвела взгляд, тут же почувствовав раздражение на себя за то, что сделала это. Вынудив себя поднять глаза, она увидела, что Патрик все еще смотрит на нее. На сей раз Кит выдержала его взгляд. Наконец он сломал напряжение и кивнул ей.

— Не доставите ли нам удовольствие, присоединившись к нам? — спросил он. — Мой слуга не слишком разговорчив, а мы были в дороге много недель.

— Да, — сказала Кит, сама удивившись тому, с каким нетерпением ожидала приглашения. Отик, вернувшись к столу с кувшином воды и двумя кубками, удивленно поднял брови, получая в ответ от Китиары вызывающий взгляд.

Кит встала и пошла к их столу, а Патрик тем временем встал и, пригнувшись, пододвинул к ней стул. Его раб, надменно скрестив руки, не отреагировал на приход Кит ни словом, ни жестом. Кит подумала, что вблизи он не выглядит настолько внушительно, как на первый взгляд.

Отик вернулся на кухню и мгновение спустя вернулся с двумя тарелками ароматного картофеля. С очевидной гордостью он поставил их на стол.

— Что-нибудь для вас? — спросил Патрик Китиару, но она покачала Отику головой и тот вернулся к барной стойке, откуда мог наблюдать за своими гостями.

Молодой господин попробовал несколько маленьких кусочков со своей порции, запивая каждый глотком воды. Его гороподобный раб не был столь деликатен. Он принялся за свою порцию картофеля шумно и с очевидным удовольствием.

— Еда весьма хороша, — сказал Патрик Кит с извиняющейся улыбкой, как будто поведывал ей какой-то секрет, — И конечно, у Стратко тоже нет никаких замечаний. Думаю, мне стоит заказать еще немного еды и питья. Боюсь, своим колебанием я встопорщил перья у хозяина гостиницы. Возможно, новый заказ пригладит их. Вы уверены, что ничего не хотите?

— Нет-нет, спасибо, — ответила Кит, стараясь, чтобы ее голос звучал беспечно, — И не волнуйтесь о задетом самолюбии Отика. На самом деле ничего не расстраивает его, кроме кендера, пытающегося уйти не оплатив счет.

В то время как Патрик подзывал Отика к столу, чтобы заказать бутыль местного вина и немного тушеного кроличьего мяса для своего слуги, Кит проклинала себя за то, что ощущает себя такой косноязычной по сравнению с бойким обаятельным говором этого молодого господина.

Некоторое время единственными звуками за столом были прихлебывание и жевание Стратко, поглощавшего свою порцию. Глаза его метались между хозяином и Кит.

— Вы должны извинить Стратко, — сказал Патрик, — Он не был воспитан должным образом, но у него много других качеств. Плохие качества в худшем случае только забавны. — Он улыбнулся и глотнул вина. — Он не может говорить, бедный негодяй. Мой отец отрезал ему язык за какой-то проступок — я уж не помню за какой. И он был понижен до должности моего слуги. Он весьма предан, хороший борец и отличный попутчик. Хотя он и не может говорить, мы с ним очень хорошо общаемся. Я шучу, а он смеется над моими шутками.

Китиара скептически посмотрела на Стратко, но было очевидно, что большой человек все слышал и понимал. Он тут же с энтузиазмом покивал головой и на его лице распространилась широкая улыбка. Это полностью изменило его облик и на то мгновение, прежде чем исчезла улыбка, он выглядел как веселый медведь.

Патрик тоже улыбнулся, не сводя глаз с Китиары.

— Вы знаете наши имена. А как зовут вас?

— Китиара Ут-Матар, дочь Грегора Ут-Матара, — гордо проговорила Китиара и щеки ее вспыхнули. Затем она улыбнулась своей всегдашней кривой улыбкой.

— Я слышал о картофеле Отика и о его эле очень далеко отсюда, хотя эль мне и не по вкусу, — сказал Патрик, пристально изучая ее глаза. — Но я не слышал о том, что молодые женщины Утехи настолько красивы.

Китиара задержала дыхание и еще сильнее залилась краской. Никогда прежде еще она так не помнила о пятнах грязи на своем лице и руках, как в эту минуту. Китиара часто слышала такие речи от мужчин, посещающих заведение Отика, но обычно эти слова бывали произнесены грубо, полушутя и она не обращала на них внимания. Кит порылась в мозгу в поисках ответа, но не смогла найти никаких слов.

Возможно ощутив ее дискомфорт, Патрик опустил взгляд и сменил тему.

— Мы в дороге уже девять недель. Это традиционное путешествие, которое я совершаю каждый год. В этом году мы ушли дальше, чем ожидали. Теперь мы идем к побережью, где нас ждет корабль, который отвезет нас домой. Гвиннед находится на западном побережье острова Северный Эргот.

Кит, конечно, знала где находится Северный Эргот, но насчет Гвинедда не была настолько уверена. Но скорее всего до него должно быть не меньше месяца морского путешествия.

— Что вы ищете во время своих странствий? Приключения? — нетерпеливо спросила Китиара.

— Нет-нет, — поспешно ответил молодой господин. — Иногда приключения, конечно, случаются, но я никогда не ищу их. Я ищу… — Китиара впервые увидела, как он пытается подобрать слова, — Я ищу наставления, ищу покоя… — он снова заколебался. — Ищу спасение.

Китиара задумалась о том, от чего этот родовитый молодой человек хочет сбежать и на что это похоже — путешествие по желанию, без беспокойства о расходах.

— О, вы искатель приключений. Я вижу это, — продолжил Патрик, пассивно перебирая тусклый зеленый кулон на своей шее. — Я ничего не имею против этого, но почему вообще люди ищут приключения? Обычно для того, чтобы приобрести богатство или власть. Там, где я родился, мой отец — правитель обширной территории. Я его наследник. В свое время у меня будут богатство и власть. Я не тороплюсь получить их, но в то же время не ищу никаких приключений.

Он сидел прямо и при последних словах выдвинул подбородок вперед, как бы бросая вызов Кит спорить с ним. Как будто кто-то в его жизни это делал, подумала она. Не увидев в ее глазах никакого намека на вызов, Патрик опустил взгляд, внезапно задумавшись. Все время его краткого монолога глаза Кит были прикованы к его зеленому кулону, который был оплетен тонкой серебряной филигранью и постоянно вращался на свой цепочке. Кит не могла определить название камня, но он был очень изыскан. Вероятно, очень ценный, подумала она.

— Вы восхищены моим крисантом. — сказал Патрик, подсказывая Кит название камня.

— Он очень красив. — признала Китиара.

— Тот факт, что он вам нравится, показывает, что у вас превосходный вкус. Он принадлежал моей матери. А до нее — матери моей матери.

Несколько мгновений Патрик снова задумчиво перебирал свое ожерелье. Затем он отпустил его и поднял взгляд, выглядя приободренным. Он улыбнулся Кит и она ответно улыбнулась ему.

— В этому году наше путешествие было трудным и я хотел бы отдохнуть перед последним походом к дому. Утеха кажется вполне гостеприимным местом. Если бы мы остались здесь, могли бы вы сделать нам одолжение и показать нам некоторые из местных достопримечательностей?

Стратко что-то проворчал, отодвигая свою тарелку. Его глаза с тяжелыми веками сузились до настороженных щелочек.

— Стратко согласен, что это хорошая мысль. — сказал Патрик.

Китиара вынуждена была усмехнуться.

— Откуда вы можете знать, что он говорит? — поддразнила его она.

— Я же сказал вам, что мы прекрасно общаемся, — небрежно ответил Патрик. — Это талант, который действует с людьми, сильными сердцем.

Он порывисто потянулся и схватил Кит за руку.

— Вы будете нашим гидом?

Китиара снова покраснела. Ее рука задрожала в его теплой влажной ладони. Она выдернула руку и встала из-за стола.

— Если ты хочешь рискнуть поселиться в этой ночлежке, то делай как знаешь, — тут она бросила взгляд искоса на Отика, который принялся бормотать протесты и трясти пальцем в ее направлении. Едва способная удержаться от смеха, Кит продолжила, — И я не знаю, чего ты ожидаешь увидеть в Утехе, — добавила она, качая головой с ложной серьезностью, глядя на Патрика, не сводившего с нее глаз. — Но я буду твоим гидом. — мягко закончила Кит.

Через стол от нее Стратко кивал головой и лучезарно улыбался.

Китиара задвинула свой стул и пошла к двери, ощущая на себе взгляд Патрика.

— Во сколько? — крикнул он ей в спину.

— Не слишком рано. — ответила она через плечо.

Весь путь домой, Китиара думала о молодом дворянине в синей, как море, тунике. Он был человеком, который скорее всего вел тихую привилегированную жизнь — а таких людей Кит обычно презирала. Кто знает, может ли он вообще владеть мечом?

И все же что-то в нем тронуло ее. Его сила? Его уязвимость? Его очевидная симпатия к ней? Она не знала. Китиара только знала, что надеется встретиться с ним утром.

Так в размышлениях она добралась до дому. Открыв дверь, Кит увидела хаос больший, чем обычно.

Запах сожженной пищи заполнил ноздри. Розамун что-то выкрикивала в соседней комнате, но Кит услышала и голос тетки, которая что-то говорила успокаивающим тоном. Незамужняя сестра матери, встрепанный воробей по имени Квивера, часто оставалась в доме, чтобы заботиться о Розамун, которая, казалось, проводила теперь в галлюцинациях большую часть времени. Кит была несколько освобождена от бремени заботы о матери, но Квивера мало обращала внимания на другие потребности домашнего хозяйства.

Карамон стоял у печи, держа в руках поднос чего-то, почерневшего до неузнаваемости.

— Китиара, я сжег булочки, — пожаловался Карамон. — Что мы будем есть?

Кит вздохнула и закрыла за собой дверь.


* * * | Темное сердце (ЛП) | * * *