home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 2. РОЖДЕНИЕ БЛИЗНЕЦОВ

Вбежав в дом с покрытых круглыми пятнами солнца мостков, Кит на несколько мгновений потеряла координацию. Был полдень, но через ставни не проникало почти никакого света. Розамун удалось как-то закрыть их, когда у нее начались роды, во избежание посторонних глаз.

Когда глаза Китиары приспособились к тусклому свету, она больше услышала, чем увидела свою тяжело дышавшую мать. Розамун сидела на корточках у стены общей комнаты, рядом с большой кроватью. Она в отчаянии подняла глаза, когда услышала, как вошла Кит.

— О, Китиара! Я… Я не хотела удерживать Гилона от его работы этим утром, но… — внезапно Розамун запнулась. Она уставилась на точку где-то над головой Кит, скрутила руками простыни и издала низкий стон, перешедший в жуткий пронзительный визг. Кит уже пятилась к двери, когда крик прекратился и Розамун резко упала у кровати.

— Пожалуйста, пожалуйста, позови Минну. — выдохнула Розамун.

Испуганная Кит выбежала из двери и помчалась вдоль висячих мостков между гигантскими валлинами к дому местной акушерки, не обращая внимания на тех людей, которых толкала. Ее столкновение с плутоватым незнакомцем и жажда приключений вылетели у нее из головы и Кит почувствовала себя не старше своих восьми лет. О, если бы только Гилон не ушел сегодня рубить лес… Если бы только Розамун могла бы справиться самостоятельно… Если бы был кто-то другой, кто мог бы помочь, помимо Минны!

Кит остановилась, чтобы на секунду отдышаться, прежде чем открыть дверь в прихожую акушерки. Как и всегда, когда ей приходилось пробегать мимо дома Минны, она подумала, что детально продуманный пышный дом, укрытый между ветвей двух гигантских валлинов напоминает свою хозяйку — такой же чопорный и надменный.

Кит постучала в дверь. В то же мгновение, когда Мина открыла ее, Кит схватила ее за руку и потащила наружу. Низкорослая пухлая акушерка была одета в свой фирменный муслиновый передник, который был всегда так чист и накрахмален, что Кит подозревала акушерку в том, что она одевает его даже в постель. Ее тонкие темно-рыжие волосы были старательно уложены и украшены лентами.

— Торопитесь! Мы должны спешить! Моя мать рожает. Вы должны пойти к ней прямо сейчас. — сказала Кит, продолжая тащить акушерку.

Минна потянулась обратно, легко высвобождая руку захваченную ребенком. Акушерка помедлила, собирая чувство собственного достоинства. Кит продолжала держать дверь, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, а Минна вернулась в дом, собирая зелья, травы и пузырьки, которые аккуратно складывала в большой кожаный мешок, безостановочно при этом болтая.

— Моя дорогая, ты раскраснелась. Отдышись. Я должна найти свои осиновые листья. Сок листьев осины действительно делает отличное зелье для свертывания крови, ты знаешь. Эти листья весьма редки в наших краях. У меня есть Аса — ты знаешь Асу, забавного черноволосого кендера, который появляется в городе время от времени? Аса собирает для меня осиновые листья всякий раз, когда находится около Квалинести или Сильванести. Конечно, он не слишком надежен как собиратель трав. Хотя я уверена в том, что если он говорит, что это осиновые листья, то они скорее всего…

Глядя в зеркало во время приглаживания прически, Минна поймала напряженный взгляд Китиары, которая еле сдерживалась, чтобы не заорать на акушерку. Минна замолкла и подошла к двери.

— Что-то не так, дорогая? — спросила она, заинтересованно вглядываясь в Кит своими маленькими оливковыми глазками.

— Да! Да! — заявила Кит, топнув ногой. — Я же сказала вам! Моя мать сейчас родит ребенка. Вы ей нужны!

— Хорошо, но я уверена, что это не причина грубить. Этого и так достаточно на Кринне в эти дни. — сказала Минна с оскорбленным видом. — Люди рожали младенцев с незапамятных времен. Уверена, твоя мать тоже справится. — добавила она, проверяя еще раз свой наполненный всякой всячиной кожаный рюкзак, прежде чем закрыть его. — Ах, вот осиновые листья. Я не должна волноваться. Я предполагаю, что твой отец дома, с Розамун?

Вопрос казался достаточно невинным, но Кит, всегда ранимая в вопросах, касающихся ее отца, подозревала его причины. Акушерка сделала своей обязанностью знать все сплетни в Утехе и все, что она обнаруживала в своих поисках, она передавала на утреннем рынке множеству своих знакомых. Кит знала, что Розамун была одной из ее любимых тем.

Розамун периодически переносила странные трансы и постоянно лежала в постели в лихорадке или в воображаемых болезнях. После того, как Грегор оставил ее, стало только хуже. Китиара предполагала, что Розамун обвиняла себя в уходе Грегора. Ну, она и должна была. Она фактически отпугнула его своими домашними проблемами.

Ну и вообще было трудно понять, что Грегор нашел в ее матери. Кит неохотно допускала, что, возможно, она была когда-то вполне симпатичной. Она была достаточно хорошим поваром. И все же, независимо от того, кем Розамун была когда-то, за последние месяцы она становилась все больше и больше болезненной, тянущей свою лямку в доме. Кит поклялась, что никогда не станет такой.

У Розамун было не слишком много друзей и мало кто сочувствовал ее болезненным периодам. Именно тут и появилась Минна. Китиара должна была признать, что Минна заботилась о ее матери так хорошо, как могла. И она никогда не давила на Гилона, чтобы тот вовремя оплачивал ее счета.

И даже при этом Китиара терпеть не могла кичливую сплетницу.

— Гилон, — Кит подчеркнула имя, так как он не был ее отцом. — Рубит в лесу лес. Я не знаю где именно, вероятно в нескольких километрах отсюда. Иначе я сбегала бы к нему и привела. Моя мать чувствовала себя достаточно хорошо в последнее время и я не хотела просить его, чтобы он остался дома даже при том, что мы знали, что ее время приходит. Разве вы не можете поспешить?

Кит посмотрела в окно и пожалела, что она находится в этом доме, а не где-нибудь еще, в любом другом месте, кроме, возможно, ее собственного дома. Она не могла забыть мучительные звуки, издаваемые Розамун, и выражение страха на ее лице.

— Хорошо, а кто из нас спешит теперь, юная леди? Смотри, чтобы не отстать от меня.

С этими словами Минна пронеслась мимо Китиары. Кит захотелось пнуть ее под зад. Но мысль о Розамун, оставшейся дома в родовых муках, заставила ее подавить это желание. Китиара действительно должна была почти бежать, чтобы не отстать от Минны, которая стремительно шла по мосткам.

Когда они достигли дома, Кит увидела что ее мать лежит на кровати, а одеяло и простыни были запачканы кровью. Они подбежали к ней и Розамун испустила низкий стон и ее дыхание участилось с началом новой схватки. На сей раз она казалась слишком измученной, чтобы кричать. Ее длинные поблекшие светлые волосы пропитались потом и прилипли к черепу. Ее изящное тонкое лицо было искажено в муке. Губы Розамун разошлись и послышался только придушенный стон, ее тело подалось вперед. После того, как схватка миновала, она обрушилась назад на простыни.

Минна торопливо пощупала ей лоб. Схватки учащались. Кровать Розамун почти насквозь промокла.

— Хорошо, воды отошли. — объявила Минна. Но затем акушерка слегка нахмурилась, заметив зеленоватое пятно на простынях.

Минна бесцеремонно задрала сорочку Розамун и проверила продвижение родов.

— Найди немного воды, вскипяти ее и принеси мне чистую ткань. Ребенок может появиться в любой момент. Та зеленая вода может вызвать проблемы. — многозначительно сказал она.

Никогда не умевшая ловко обращаться с домашними делами, Кит неловко помогла Минне поменять простыни на кровати Розамун. Она собрала всю чистую ткань, которая имелась в доме, затем притащила снаружи ведро воды и, налив ее в горшок, поставила кипятиться.

До настоящего времени Розамун, так поглощенная своими родовыми схватками, едва замечала присутствие Китиары и Минны. Ее серые глаза были стеклянными, ее тело билось в болезненных судорогах, которые неуклонно прибывали.

Минна вытащила из своей родильной сумки маленький мешочек и приказала Кит принести ей чистый кубок, наполненный горячей водой. Она высыпала содержимое мешочка в кубок и намочила кусок ткани в коричневатой жидкости. Затем она протерла этой тканью лоб Розамун и задрав ее сорочку, обмыла раздутый живот.

— Что это? — рискнула спросить Кит.

— Секретные компоненты. — самодовольно ответила Минна. — Фактически, неизвестные мне самой. — она хихикнула. — Купила их у того кендера, о котором говорила тебе, у Асы. Он называл его «Никогда Не Подводящий Бальзам.»

Кит должна была признать, что ее мать задышала намного более легче после этих втираний.

Минна заставляла Китиару напряженно работать. Она приказала, чтобы та принесла стул к кровати, нашла больше одеял, сварила чашку чая, принесла еще немного дров для огня. Кит знала, что Минна не любила ее и говорила Розамун, что ее дочь слишком упряма и ее надо немного подержать в узде. Теперь Кит раздражалась от приказов акушерки, понимая, насколько Минна торжествует в ее власти над ней в этой чрезвычайной ситуации.

Как бы то ни было, мысли обеих были поглощены стонами и криками Розамун. Ее муки были ужасны на взгляд ребенка. Время от времени глаза Розамун закатывались, и ее тело застывало в боли, когда она выносила повторные схватки.

Роды продолжались и Кит втайне, страстно желала успокаивающего присутствия Гилона и задавалась вопросом, когда же вернется ее отчим. Но она тут же с безнадежностью поняла, что время было только около полудня и что, как правило, Гилон не возвращается до сумерек.

Спустя приблизительно час после прибытия Минны, дыхание Розамун резко замедлилось. Акушерка засунула руку под сорочку Розамун и кивнула головой Китиаре.

— Вытолкни ребенка наружу, Розамун. — скомандовала она.

Кит с удивлением посмотрела на Минну. Розамун, бледная, в горячечном бреду и облитая потом, едва ли казалась способной повернуть голову на подушке, не то что толкнуть что-нибудь.

Тем не менее, по приказу Минны, Кит взобралась на кровать и помогла Розамун сесть. Она подставила свою спину под вспотевшую спину своей матери и уперлась ногами в деревянную спинку кровати, таким образом поддерживая Розамун в сидячем положении. В это время Минна снова призвала Розамун толкать.

— Тужься! — кричала Минна. — Если ты хочешь поскорее покончить с этим, тужься!

Прошел еще час, за который ничего не изменилось, за исключением того, что ноги у Кит одеревенели, а голова Розамун упала на плечи дочери, как будто мать потеряла сознание.

Минна села, прядь волос упала на ее украшенный бисеринками пота лоб. Хотя и изнуренная, она систематически продолжала убеждать Розамун тужиться.

Затем, издав один затянувшийся стон, Розамун родила.

Для Кит ребенок был подобен красновато-фиолетовой обезьянке, покрытой кровью и каким-то белым, похожим на сыр, липким веществом. Здоровый крик, который, казалось, встряхнул стекла в рамах, определил пол ребенка.

— Мальчик! — закричала Минна. — У тебя прекрасный, здоровый мальчик, Розамун! — сказала она, ловко вытерев младенца, спеленав его и укутав чистым одеялом. — Он весит, должно быть, целых десять фунтов! Просто великан!

Эта информация прошла мимо матери ребенка. Глаза Розамун приоткрылись, затем снова закрылись, когда Кит поднялась из-за ее спины, позволяя матери бессильно откинуться назад на подушки.

Почти тут же Розамун сильно вдохнула, возвращаясь к действительности. Ее глаза испуганно открылись.

— Просто послед. — пробормотала Минна сама себе, глядя на Розамун. Но тут же акушерка быстро втиснула запеленованного младенца в руки Кит и вернулась к матери.

Пристально вглядываясь в нее, Минна схватила свою родильную сумку, лежащую у ножки кровати. Она порылась в содержимом и вытащила оттуда еще один маленький мешочек, на этот раз с двойным зажимом. Когда акушерка осторожно открыла его, то Кит, стоящая около Минны, могла бы поклясться, что внутри мешочка пылал свет!

Минна вытащила щепотку непонятного порошка. Повернувшись к кровати, акушерка рассеяла его в воздухе над ложем, одновременно пропев несколько слов, которых Кит не поняла.

Свет в комнате, казалось, замерцал. Мгновение спустя, Кит почувствовала, как на нее накатило чувство мира и покоя. Младенец в ее руках перестал кричать. Еще более удивительным было то, что Розамун улыбнулась, глубоко вздохнула и снова опустилась на подушки. За долю секунды, казалось, мать Китиары, заснула безмятежным сном! Девочка не могла поверить своим глазам.

Затем, так же быстро, как и прибыла, мирная аура испарилась.

Дыхание Розамун ускорилось. Ее веки взлетели, но глаза тут же снова закатились. Минна встревожено склонилась над Розамун, поглаживая ее по щеке.

Кажется, только ребенок получил длительное воздействие от фокусов Минны. Кит неуклюже держала младенца подальше от себя, направляясь к колыбели, которую любовно сделал Гилон. К счастью для всех присутствующих, новый брат Китиары позабыл о своем изначальном недовольстве тем фактом, что его вытащили из комфортного тепла матки. Немедленно после того, как Кит положила его в его новую кровать и качнула колыбель, он с воркованием уснул.

Минна вздернула сорочку Розамун и плотно приложила обе руки на ее раздутый живот. Она вытащила из своей сумки штуку, похожую на маленький цилиндр, только низ этого цилиндра сузился до узкой горловины, а затем расширялся, превращаясь в эластичную чашу.

— Цилиндр прослушивания. — сказала Минна, ни к кому особо не обращаясь. Конечно, не к Китиаре.

Она поставила цилиндр чашей вниз на выпуклый живот Розамун и поднесла ухо к узкой горловине. Когда Розамун захныкала, Минна решительно подняла голову. Не могло быть сомнений, что это начало новой схватки.

— Там еще один ребенок. — с изумлением объявила Минна.

Протяжное гортанное «Нееет!» сорвалось с искривленных губ Розамун.

— Второй ребенок! — воскликнула Кит. — Как это может быть? Почему вы не знали об этом прежде? Что нам делать? Моя мать не переживет вторых родов!

— Послушай сюда, юная леди. Прекрати дерзить мне. — Минна с удивительной свирепостью обернулась к Китиаре, ее терпение почти что истощилось. Ее прическа была страшно спутана, обычно опрятная одежда растрепана. Ее суровый взгляд заставил Кит присесть.

— Мне не нужны советы от подростка. Такое случается. Я не могу знать все и все определить наперед.

Жалобный стон Розамун заставил их обеих быстро приступить к делу. Уже почти крича, акушерка отправила Кит поставить на огонь еще один чайник и принести еще чистых покрывал. Внезапно Китиара, которая была на ногах с восхода солнца и не обедала, почувствовала себя очень усталой. Ее колени подкосились и она почти упала на пол.

Минна потянулась и схватила девочку прежде чем она упала, яростно тряся ее за плечи.

— Ты должна держаться, Кит. — в отчаянии сказала она. — Не будь неженкой. Ты нужна мне. Ты нужна Розамун.

Она подтолкнула Кит к исполнению ее обязанностей.

Девочка едва могла держать свои глаза открытыми, ковыляя по комнате и делая все, что просила Минна. День был ужасно теплым и, принимая во внимание постоянно горящий в комнате очаг, внутри дома, казалось, стало горячей, чем в горне у гнома. Китиара чувствовала, что задыхается.

— Полей голову. — посоветовала Минна.

— Что?

— Вода. Полей свою голову. — повторила Минна.

— О-о. — сказала Китиара, зачерпывая холодную воду из ведра и плеская ее на голову так, чтобы намочить и лицо, и одежду. Стало полегче. Освежившись, она вскочила, чтобы выполнить очередное задание.

— Идиотка. — тихо пробормотала Минна.

Розамун горела, как в лихорадке и Минна прилагала все усилия, чтобы охладить ее, постоянно вытирая ее губкой, смоченной в воде. Выглядящая слабой и безжизненной, мать Китиары то теряла сознание, то снова приходила в себя. Казалось, ее внутренние ресурсы почти исчерпаны. Схватки продолжались. То, что должно было быть короткими родами, тянулось бесконечно.

— Не понимаю. Этот ребенок должен был уже выйти. — сказала Минна Китиаре тихим голосом.

Пошарив под сорочкой Розамун, Минна пробормотала проклятие, когда обнаружила причину того, что ребенок еще не родился. Она отвела Китиару в сторону.

— Этот ребенок выходит вперед ногами. — зловеще прошептала она. — Не головой, как большинство младенцев. Он рождается наоборот. Не могу сказать, сколько могут продлиться такие роды. Это не нормально.

Кит ошеломленно переварила сообщение Минны. Она посмотрела на первого ребенка, который все еще спал с мирно закрытыми глазами.

— Вы можете сделать что-нибудь? — с надеждой спросила она.

— Я могу попробовать. — откровенно ответила Минна. — Но от Паладайна тоже потребуется помощь.

Прошли часы, пока тянулись роды, и уже был почти закат. Внезапно глаза Розамун учащенно заморгали. Ее лицо окрасилось в красный цвет, тело беспокойно забилось. Когда Кит коснулась руки матери, она почувствовала жар.

— У нее очень высокая температура. Вы должны что-то сделать. — закричала Китиара, почти осуждающим тоном.

Минна, несомненно взволнованная, проигнорировала девочку, разве что попросила еще горячей воды, чтобы смешать новую порцию «Никогда Не Подводящего Бальзама». Она непрерывно обтирала им живот Розамун со времени первых родов.

Теперь Розамун большую часть времени была в бессознательном состоянии. Китиара должна была изо всех сил поддерживать мать со спины. Минна даже не потрудилась просить Розамун тужиться.

Наконец произошло некоторое продвижение, и Минна приободрилась.

— Палец ноги, я вижу палец ноги. Теперь, если я смогу собрать обе ступни вместе, мы наконец сможем увидеть рождение этого упрямого близнеца.

В конечном счете обе ступни действительно появились, затем ноги и бедра — это был еще один мальчик.

Все еще втиснутая между спиной матери и спинкой кровати, Китиара слушала взволнованные сообщения Минны относительно продвижения вторых родов. Через плечо Кит видела, что глаза ее матери были закрыты. Дыхание Розамун стало слабым. Наконец, уже после наступления сумерек, стала выходить голова ребенка. Кит услышала проклятия Минны.

— В имя богов! Он не дышит, и кровь льется из твоей матери, как река.

Действуя стремительно, Минна вытащила из сумки маленький ножик и разрезала пуповину, затем положила ребенка в ногах кровати. Теперь ее внимание было сконцентрировано на матери младенца, которая была без сознания, вся в поту и крови. Одна рука акушерки массажировала живот Розамун, чтобы стимулировать выход последа, что поможет остановить кровотечение. Другая рука крошила осиновые листья в кубок с водой, чтобы приготовить напиток, помогающий крови свернуться.

— Сейчас я занята твоей матерью. Ты должна попытаться помочь своему второму брату. — сказала Минна Китиаре. — Потри его ступни. Попытайся заставить его дышать. Сделай что-нибудь!

Кит выскользнула из-под Розамун и залезла на кровать рядом с ребенком.

Борясь с паникой, она схватила несколько чистых простыней и стала протирать его маленькое тельце таким же образом, как это делала Минна с первым ребенком. Наконец что-то заскрежетало у него в груди, он выплюнул небольшое количество зеленой жидкости и сделал несколько жалких вздохов. Через минуту его рваное дыхание остановилось.

— Минна, что мне делать? Кажется, он не слишком хорошо дышит. — настойчиво спросила Кит акушерку.

Минна, придерживая в руках голову Розамун, через пипетку вливала в ее рот жидкость из осиновых листьев. Акушерка кратко взглянула на Кит, затем снова обратилась к Розамун, которая сама была еле жива.

— Поднеси его поближе к огню и продолжай протирать его, особенно подошвы ног. Если это не сработает, попытайся сжать ему щеки. Осторожно ударь по ушам. Делай что хочешь. Но помни, что второй близнец похож на бесполезный придаток, и часто оказывается очень слаб. Возможно, на него не стоит тратить усилий.

При этих словах голова Кит вскинулась и она впилась взглядом в глупую акушерку, но только на мгновение. Ее мысли быстро сосредоточились на спасении ее единокровного брата и она помчалась к очагу. Пнув ногой несколько поленьев в огонь, она принялась растирать хилого младенца с такой же интенсивностью, с которой обычно тренировалась со своим деревянным мечом. После нескольких мгновений напряженной тишины дыхание ребенка возобновилось.

Наконец ребенок издал несколько невнятных писков, протестуя против грубого лечения Китиары. Он немного порозовел, уже был не такой синий, на взгляд Кит. Но когда она попыталась прекратить свой энергичный массаж, дыхание младенца снова замедлилось. Таким образом терапевтическая протирка продолжалась. Китиара была полна решимости доказать Минне ее неправоту, так же как была заинтересована в благополучии своего второго единокровного брата.

Она украдкой взглянула на первого близнеца, удобно устроившегося в колыбели Гилона. Этот мальчик, круглолицый и розовощекий, в отличие от своего брата, крепко спал. Как же они непохожи! И все же, в то время, пока Кит продолжала пристально глядеть на старшего из своих новых братьев, ей показалось, что он дышал в унисон со своим более слабым близнецом. Второй ребенок задышал более легко и тоже уснул.

В другом конце комнаты акушерка тоже расслабилась. У нее тоже все получилось. Кровотечение Розамун остановилось. Мать Кит лежала в измотанной дремоте, будучи похожей на бледного мертвеца.

— Ну, — вздохнула Минна, укрывая Розамун одеялом. — Между нами, смерть была так близко, такого у меня еще не было. Не то, чтобы я беспокоилась. Когда ты столь искушена в этих вещах, как Минна, деточка…

Кит, сидя около очага и качая ребенка, едва обратила на акушерку внимание. Она подняла голову и увидела, что Минна стоит над ней, ее лицо было красным, а темно-рыжие волосы совсем растрепались.

— Кто-то должен будить твою мать каждые два часа и давать ей чай, заваренный из осиновых листьев. — деловито сказала акушерка. — Ты или Гилон должны пойти сегодня вечером и добыть козьего молока. Твоя мать не в состоянии кормить этих младенцев и козье молоко — лучшее, что можно предложить новорожденным. У меня тоже есть дети, ты знаешь.

Изучая выражение очевидной неприязни на лице девочки, Минна решила, что Китиару надо бы научить прилично вести себя. Девочка опустила глаза, пристально всматриваясь в лицо своего второго брата, наблюдая за эффектом своего старательного массажа. Ребенок издал захлебывающийся звук. Китиара продолжила его массировать.

— Я не знаю, на что мне надеяться. — резко сказала Минна, — Но ты бы лучше позаботилась о своей матери. Я уже сказала тебе, что обычно второй из близнецов живет недолго. Вероятно, нам придется вырыть могилу, чтобы похоронить его утром.

Весь страх, беспомощность и расстройство прошедших часов всколыхнулись в Китиаре при этом бездушном замечании Минны. Гнев заполнил ее маленькое тело, поднимая ее на ноги. Еще даже не решив сделать это, Кит потянулась и хлопнула акушерку по лицу с такой силой, как смогла.

— Замолчи! — закричала Кит.

Потрясенная и приведенная в бешенство, Минна схватила Кит за плечо, едва не сбросив с ее рук младенца. Услышав звук отворившейся двери, вначале акушерка, затем Китиара, обернулись, чтобы увидеть Гилона, стоящего у двери с помрачневшим лицом.

Легкий порыв ветра подул им в лица.

— Вы видели это, мастер Маджере? — Минна отпустила плечо Китиары и поспешила к Гилону, подпрыгивая от гнева. — Вы видели это? Она ударила меня! Вы не можете просто так это оставить. Я требую извинений и я требую права ударить ее в наказание. Если это дитя не станет дисциплинированным, она закончит так же, как и ее отец — станет ничтожеством!

Гилон перевел взгляд от акушерки к падчерице. В его утомленных карих глазах виднелась не ярость, а печаль. Он поставил топор у двери и медленно снял свою куртку.

Его большая собака, Амбер, которая всегда сопровождала Гилона в его работе лесоруба, ощутила, что происходит что-то неприятное и убежала. Гилон бесстрастно провел пальцами по своим густым каштановым волосам и долго медлил, прежде чем начать говорить.

Не говоря ни слова в свое оправдание, Кит продолжала массировать ребенка. Сильно уставшая, она презирала свои слезы, набегавшие на глаза. Она опустила голову поближе к ребенку, не поднимая взгляда.

— Разговоры о утренних похоронах. — сказал наконец коренастый лесоруб. — Не приветствуются в день рождения. Я хотел бы, чтобы вы оба успокоились.

Его слова содержали в себе спокойствие и авторитет. Его лицо оставалось бесстрастным.

Кит не спускала глаз с ребенка, но внутренне она ликовала.

— Хорошо! — вполголоса проворчала Минна, быстро прошла по дому, беспорядочно бросая в сумку свои принадлежности. Она с показным усердием положила мешочек осиновых листьев на ночной столик. — Завтра я зайду проверить. — бросила она, прежде чем выпорхнуть из двери.

Кит наконец подняла глаза, когда услышала щелчок замка. Она и Гилон обменялись скупыми улыбками.

Гилон торопливо подошел к кровати Розамун, с тревогой всмотрелся в нее, затем в колыбель и наконец на младенца в руках Кит. Его лицо выражало гордость и замешательство одновременно.

— Близнецы? Это близнецы? Как Розамун? Как они? Что мне сделать, чтобы помочь? — он жалобно взмахнул своими большими, неуклюжими руками.

— Ты прямо сейчас должен пойти и принести козье молоко. — посоветовала Кит. — Минна сказала, что это единственное, что могут пить младенцы и, думаю, в этом ей можно довериться. Затем мы должны разбудить маму…

— Минуту. Минуту. — прервал Гилон, все еще взволнованный. — Я даже еще ничего не знаю о своих детях. Двое? — повторил он, — Близнецы?

— Да, два мальчика. — Кит удивила сама себя, произнеся это с таким удовлетворением, как будто сама их родила.

Гилон снова пошел к колыбели, глядя на своего первенца, который начинал шевелиться. Затем он подошел к Кит, которая продолжала массировать и успокаивать второго младенца.

— Шшш… — предостерегла она. — Этот слабенький.

Снаружи было уже темно. Внутри свет исходил только от угасающего очага. Гилон торопливо зажег две масляные лампы, которые бросили огромные танцующие тени на стены дома.

— Нам пришлось нелегко. — призналась Кит, за суховатым тоном прикрывая свое облегчение. — Мама потеряла много крови. Я думаю, с ней все будет в порядке. Первый ребенок достаточно крепкий. Но за этим нужно будет ухаживать.

Гилон подошел к кровати Розамун и осторожно сел рядом с нею, беря ее за руку. Ее лицо было лишено цвета. Она лежала неподвижно, часто дыша. Когда он дотронулся до ее лба губами, она не пошевелилась. Ворчание и сопение ребенка заставили Гилона отойти от жены и подойти к колыбели.

— Я должен пойти за молоком, прежде чем у нас тут начнется восстание.

Он надел куртку, затем подошел и встал рядом с Кит, положив руку ей на плечо. Она нерешительно пошевелилась. Она и ее отчим редко прикасались друг к другу. Гилон нежно сжал ее плечо, прежде чем повернуться и уйти.

В дверях он остановился.

— Розамун и я выбрали имя Карамон, если у нас будет мальчик. — сказал он Китиаре извиняющимся тоном. — Оно обозначает силу валлинов. Это было именем моего дедушки. Хорошее имя, не правда ли? — после паузы он улыбнулся и добавил. — Но нам теперь нужна помощь насчет второго мальчика. Не хочешь ли выручить нас и подумать о его имени?

Обрадованная, как кендер на сельской ярмарке, что ее попросили участвовать в выборе имени, Китиара почувствовала, что ее щеки зарделись. Она важно ответила, что подумает об этом.


* * * | Темное сердце (ЛП) | * * *