home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 6. НАЕМНИКИ

После полуночи Кит застала четверых мужчин в оговоренном месте встречи и без труда отправилась за ними на некотором расстоянии. Час спустя они съехали с дороги и разбили лагерь. На следующий день Кит снова отправилась за ними, продолжая сохранять дистанцию.

Таким образом этот караван, состоящий из двух частей двигался в течении трех дней. Днем в небе ярко пылало солнце, бросая лучи теплого света на деревья, скалы и землю. После заката все становилось темным и зловещим, и ничего не было видно, кроме теней, отбрасываемых ночными стражами — Лунитари и Солинари. Третья луна, Нуитари, была невидима для всех, кроме самых гадких злых существ.

Урса и его небольшая компания следовали в северо-восточном направлении, в сторону Гор Восточной Стены, нарочито сторонясь при этом главной дороги и избегая все города и поселения. По мере их продвижения земля стала подниматься и открытые поля уступали место темному еловому лесу. Постепенно путь становился все труднее и подъем стал настолько ощутим, что они не могли покрыть в день более чем двадцать пять миль.

В любом случае Урса и его парни, судя по всему, не слишком торопились. Они ехали, сколько могли, в течение позднего утра и дня, но рано разбивали лагерь и не торопились наутро подниматься и ехать дальше.

Один из мужчин ехал на муле, загруженном припасами. Парень по имени Рэдиссон ехал на обычной гнедой лошади. Третий, чье лицо было скрыто под капюшоном, сидел на поразительном белом жеребце с черной мордой. Урса скакал на своем привычном сером.

Вскоре Кит поняла, что они направляются в сторону Силверхола, нищего городишки гномов-шахтеров и наемных рабочих. И все же компания немного уклонялась к востоку, что приведет их в пригород, расположенный в открытой горной долине.

Она не знала ничего об этом районе, разве что предполагала, что там была чья-то вотчина или земельное владение. Чем они могли поживиться около Силверхола? Хотя город и был центром горной промышленности, но у гномов, которые тяжко работали на каменоломнях и горных дорогах, не было никакого богатства. На Ярмарке Красной Луны Кит подслушала, что наемники говорили о похищении сына высокородных родителей, но вряд ли его можно обнаружить среди шахтеров.

Китиара обдумывала этот вопрос в течении всех тех долгих часов, когда следовала за Урсой и его группой. Ей было легко оставаться не обнаруженной. Китиара была опытным наездником, она ездила без седла фактически с того момента, как научилась ходить. Корица, каштановая кобыла, которая когда-то принадлежала Грегору, была его последним подарком дочери перед тем, как он ушел. Хотя она оставалась единственной лошадью, которая имелась в семье, даже в трудные времена никому не приходило даже мысли о ее продаже. Всегда, с тех пор как уехал Грегор, Корица принадлежала Кит и сейчас девочка ехала именно на ней.

Корица была ветераном лесных переходов и, инстинктивно уклоняясь от низких ветвей, ржанием предупреждала о них и Кит. Очевидно, думала девочка, мои парни понятия не имеют о том, что за ними следят. Они были так же наивны, как стая овражных гномов и их путь был отмечен примятой листвой, выброшенными остатками еды и следами от их костров.

Горный лес сильно отличался от знакомого пейзажа, окружавшего Утеху. Запахи здесь были необычно сладкими, воздух сырым, а богатая палитра цветов гипнотизировала. В самом начале Кит была опьянена новизной всего окружающего, внимательно разглядывая странные разновидности растений и цветов, с любопытством глядя на следы и помет животных, с тревогой вслушиваясь к шуму насекомых, птиц и множества маленьких, невидимых существ вокруг нее. Она с восхищением рассматривала все необычные мелочи, замеченные ею — будь то синий иней на утренних листьях или грушевидные фрукты с колючими шипами, сок которых был кислым, или странное животное с длинной мордой и завитыми ушами, которое уставилось на нее из кустарника, а затем быстро прыгнуло прочь на всех четырех лапах.

Но, через некоторое время все вокруг стало для нее одинаковым, одной и той же туманной сине-зеленой местностью. Скоро Кит уже сильно желала, чтобы они побыстрее прибыли к месту назначения. Она стала задаваться вопросом — а не рискнуть ли ей выйти к группе и показать себя.

Китиара отмечала свой путь метками, которые осторожно ставила на стволах деревьев ниже поля зрения. Она не боялась потеряться. Грегор преподал ей несколько уроков выживания и она научилась еще большему за прошедшие годы, черпая знания у Гилона или даже Бигардуса, полного благих намерений целителя. Она знала достаточно, чтобы легко найти путь назад в Утеху пешком и, при необходимости, без припасов.

Кит знала, как добывать орехи и ягоды. Она знала, как правильно разжечь костер, чтобы ветер не разметал его и чтобы самой не обжечься. Она знала, как вырыть ночью маленькую канаву, чтобы, покрывшись листьями и ветками, согреться и защититься от нападения. Во множестве горных рек, протекающих по гористому ландшафту, было достаточно пресной воды.

Ее заплечный мешок содержал только то, что она хотела взять с собой и то, что могло ей понадобиться в путешествии: полоски вяленого мяса, длинная веревка, костяной свисток, теплая шерстяная одежда и маленький тяжелый нож для резания мяса, который она взяла со стола Гилона. Это было единственное оружие, которым она могла воспользоваться. Одеяло, на котором сидела Кит, служило ей постелью.

Ночами она часто вспоминала, как ночевала под открытым небом вместе с Грегором, который дежурил у походного костра. Глаза отца гипнотизировали ее, когда он рассказывал байки о своих и чужих деяниях. Его глубокие карие глаза блестели тогда, как вода, в лунном свете. Именно ночные рассказы отца больше всего запомнились Кит.

— День может начаться солнечно и прекрасно, — любил говорить Грегор, — И тут же немедленно подвести тебя. После радостного утра друг может оказаться твоим врагом. Ночь же неизменна — опасна и темна, это да, но постоянна. Ты можешь зависеть от обстоятельств, но никогда не от друга.

— Некоторые люди ведут себя по-одному днем и по-другому ночью. Но ночью они принимают истинную форму, так как тьма освещает человека лучше, чем солнечный свет, блеск которого может обмануть глаза.

— Например, я как-то знал рыцаря, путешествовавшего с молодым оруженосцем. Днем этот рыцарь, которого звали Тотжесамый, был одним из самых доблестных рыцарей на Кринне. С ним было приятно выпить и, кроме того, он был свирепым мечником. И все же по ночам этот самый товарищ превращался в жалкого труса, а его оруженосец, почти что мальчишка по имени Победитель…

Китиара редко слышала конец историй Грегора, которые, казалось продолжались бесконечно. Она засыпала. Теперь, когда она оказалась сама, посреди ночи и своего первого приключения, она задумывалась о том, что случилось с ее отцом. Одиночество, звуки и тьма этого леса вызывали в ней не страх, а странное успокоение, как будто сейчас где-нибудь в другом месте Грегор Ут-Матар тоже бодрствовал и думал о ней.

К концу третьего дня Кит подсчитала, что они проехали более чем семьдесят пять миль, все еще двигаясь извилистыми путями через лес по направлению к Силверхолу. Вначале Китиара оставалась в нескольких часах позади Урсы и компании, но на четвертый день начала беспокоиться. Пренебрегая возможностью быть обнаруженной, она ускорилась, чтобы быть за ними менее в часе пути.

Под покровом темноты Кит совершила еще одну ошибку, подкравшись слишком близко к месту разбитого лагеря группы, чтобы подслушать их разговоры в надежде узнать немного новой информации о месте их назначения. Она гордилась собой, осторожно выбирая путь вокруг валунов и деревьев к их сгрудившейся вместе компании. Урса и второй мужчина, завернувшись в одеяла, сидели к ней спиной. Низкорослый проныра, которого Кит по голосу определила как Рэдиссона, стоял к ней лицом и яростно что-то говорил. Четвертый, высокий человек, внимательно слушал, склонившись с грустным лицом у плеча Рэдиссона. Время от времени он что-то неразличимо говорил, по-видимому, соглашаясь.

Их голоса были тихими и заговорщицкими, так что Кит, чтобы услышать хоть слово, потребовалось медленно подползти к ним поближе, хоть это и было неразумно. Проныра предлагал какой-то план. Кит смогла уловить несколько отдельных фраз, таких как «значительное расстояние» и «шансы будут выше». Эти подсказки подстегнули Китиару и она захотела узнать побольше. Она подползла еще ближе, оказавшись от них почти что на расстояние плевка. Внезапно что-то большое и тяжелое упало на спину Кит, пригвоздив ее к земле. На несколько секунд она перестала дышать. Когда она немного пришла в себя, ее подняли с земли и она столкнулась нос к носу с Урсой. Выражение его негодующего лица было раздраженным и удивленным одновременно.

— Опять ты! — вскрикнул Урса, держа ее за воротник. Кит была слишком ошеломлена, чтобы сделать что-нибудь, кроме как слабо подрыгать ногами. Урса продолжал крепко держать ее и кто-то другой, сзади, схватил ее руки и крепко связал их за спиной.

Китиаре удалось оглянуться и она увидела четвертого человека.

Он был выше Урсы, более жилистый и с кожей обсидианового цвета. Его волосы были черными и спадали на плечи таким множеством кудряшек, что казалось, что его череп был покрыт извивающимися змеями. Кит потрясенно рассмотрела в лунном свете мерцающую белизну его внушающей страх усмешки и единственную золотую серьгу, свисавшую с его правого уха. Цвет кожи и широкие полосатые штаны, которые были на нем, заставили ее подумать, что он, должно быть, из далекого восточного острова Карнут. Эта раса обладала своеобразной захватывающей силой и, как припомнила Кит, они редко встречались в этой части мира, так как боялись длительных морских переходов.

— Ай! — вскрикнула Кит, не потому что испытывала сильную боль, а потому, что хотела увидеть реакцию.

— Ох, ты делаешь ей больно, — весьма сочувственно сказал карнутец. Кит вспомнила его голос, который она слышала на Ярмарке Красной Луны — глубокий, мягкий, но с оттенком угрозы.

— Мне все равно, — ответил Урса, еще крепче схватив Кит. На его лице не было и намека на улыбку.

— Кто это, Эль-Навар? — спросил другой голос, — Что это за игры?

Оставшиеся два наемника вытаращили на Кит глаза. Карнутец, которого звали Эль-Навар, обнаружил нож в ботинке Кит и теперь показывал его Урсе со взглядом, говорившим «я говорил тебе». Затем он невозмутимо засунул нож себе за пояс. Его усмешка была странно привлекательна для человека, занимающегося такими жестокими делами.

— Роскошная игра, Рэдиссон, — сказал Эль-Навар проныре, — Ты многому научился с тех пор, как стал бродягой.

— Кто она? — прошипел Рэдиссон. Выражение его бледного, испещренного морщинами лица, было явно враждебным.

— Я разве не говорил вам, что кто-то следует за нами? — злорадно сказал Эль-Навар. Каждый раз, когда он шевелился, золотая серьга дрожала в лунном свете. Остальные утвердительно покивали.

Тем временем Урса поставил Кит на землю и перевернул ее мешок вверх ногами, вываливая его содержимое на землю. Не найдя там ничего интересного, он вновь собрал все в мешок и вручил его своему высокому, сгорбленному пособнику, который флегматично взял ее, не проронив ни слова.

Затем Урса потянул Кит к лагерю. Когда она стала сопротивляться, он схватился за веревку, скрутившую ее запястья и так резко дернул девочку, что ее лопатки чуть не прикоснулись друг к другу. Ее потащили назад, она спотыкалась о собственные ноги, но больше не протестовала.

Остальные следовали за ними, их лица выражали разные чувства: Эль-Навар казался заинтересованным и даже удивленным, Рэдиссон — холодным и подозрительным, а сгорбленный — встревоженным. Когда Урса дошел до лагеря, он толкнул Кит на землю. Она перевернулась в грязи и с усилием села, облокотившись на пень. Посмотрев вокруг, она увидела, что несколько веток поддерживают два одеяла перед огнем, чтобы со стороны казалось, что у костра сидят два человека, завернутые в них. Как глупо было попасться на эту старую уловку! Глаза Кит мерцали от ярости, как на себя, так и на ее тюремщиков.

Урса сел на соседний камень. Рэдиссон вместе с угрюмым последовали его примеру, усевшись немного поодаль. Их прищуренные глаза смотрели на Кит.

— Полагаю, ее лошадь в миле отсюда, — произнес Урса.

Его тон стал более безразличным, но все еще ни капли не потеплел. Он перемешал тлеющие угольки костра, задумчиво насвистывая. Почти незаметно он посмотрел на верхушки деревьев.

— Я уверен, что она одна, — сказал он, опустив глаза.

Остальные двое очевидно ожидали решения относительно судьбы Китиары от Урсы или Эль-Навара. Но Урса больше ничего не говорил, а Эль-Навар, греющий у огня руки, казалось, больше не проявлял к вопросу никакого интереса. Каждый ждал, что кто-нибудь другой что-то скажет.

— Что нам с ней делать? — наконец промямлил Рэдиссон, устав от ожидания.

— Она ничего не знает, — решительно ответил Урса.

— Зачем тогда она ехала за нами? — засомневался Рэдиссон.

Налетел порыв ветра, поднимая листву у походного костра. Где-то далеко завыло какое-то существо. Кит видела, что все четверо мужчин напуганы, особенно Рэдиссон, который, выпучив глаза, оглядывался по сторонам.

Не отвечая, Урса засунул руки в карманы, продолжая насвистывать свою странную тихую мелодию. Казалось, он позабыл о Рэдиссоне, с хмурым взглядом рассматривая Кит.

— Любой полудурок смог бы выследить вас, — высокомерно фыркнула Китиара, — Мохнатый мамонт и тот менее заметно путешествует. Вы всюду за собой оставляете беспорядок и очевидные подсказки. У вас нет никакого уважения к лесу.

Лицо Рэдиссона напряглось. Его руки нервно теребили нож, висящий на поясе. Молниеносным движением он поднялся и приблизился к Кит, а затем ударил ее по лицу тыльной стороной ладони, проделав это настолько стремительно, что она почувствовала удар прежде, чем поняла, что ее ударили. Ее губы тут же раздулись и стали кровоточить. Кит боролась в своих узах, сжав зубы, чтобы удержаться от вскрика.

— Следи за тем, что говоришь, — сказал проныра.

Видимо, карнутцу это происшествие показалось очень забавным, так как он согнулся в приступе смеха. Но его лицо было мрачным, когда он выпрямился. Эль-Навар достал из кармана носовой платок и с удивительной мягкостью вытер кровь со рта и подбородка девочки. Глаза Урсы неотрывно следили за ним.

— Ладно тебе, Рэдиссон, — добродушно произнес Эль-Навар, — Не надо так храбриться. Это, в конце концов, всего лишь девочка, не больше чем двенадцати лет, как мне кажется.

— Тринадцать. — надувшись, сказала Китиара, — Почти что четырнадцать.

— И довольно симпатичные тринадцать, я сказал бы, — добавил карнутец. Он немного грубовато схватил Кит за подбородок и поднял ее голову. Урса и Рэдиссон не произнесли ни слова. Казалось, что напряженность повисла в воздухе.

— Давай выясним правду, девочка, — более серьезным тоном продолжил Эль-Навар, — Как тебя зовут? Почему ты ехала за нами?

— Китиара Ут-Матар, — ответила Кит с каменным выражением на лице, — Ты мог бы спросить его о моем имени. — добавила она, показывая на Урсу.

— Ты ее знаешь? — удивленно спросил карнутец, поворачиваясь к Урсе.

Повисла напряженность.

— Мы однажды встречались, — сказал Урса подчеркнуто нейтральным тоном. — Когда она была еще ребенком…

Китиара злобно посмотрела на него.

— Она узнала меня в Утехе и подошла ко мне. Я отмахнулся от нее.

— Она знает наши лица, Эль-Навар, — слабым голосом сказал Рэдиссон, — Что еще она знает?

— Она ничего не знает, — резко повторил Урса, — Я считаю, пусть идет на все четыре стороны. Что она сможет сказать против нас?

Эль-Навар ничего не ответил. Китиара не могла сказать, кто из них — он или Урса — был главарем. Было видно, что Рэдиссон ожидает ответа от них двоих.

Все это время четвертый член группы, высокий человек с грустным лицом, мало интересовался происходящим. Ссутулившись на земле, он вытащил книгу с загнутыми уголками страниц и пристально изучал ее в свете от костра, его губы беззвучно шевелились. Тонкая струйка слюны капала из его рта на книгу. Бесспорно, другие члены группы, давно привыкшие к его странностям, не обращали на него никакого внимания.

Эль-Навар присел на корточки перед Китиарой, всматриваясь в ее глаза.

— Ответь на второй вопрос, Китиара, — сказал он. — Почему ты ехала за нами?

Его тон был мягок, но глаза блестели бесстрастным светом. Золотая серьга закачалась, когда он наклонился вперед.

— Я хотела присоединиться к вам. — нечетко пробормотала Кит.

— Что? — резко спросил Рэдиссон. Лицо Урсы было равнодушным.

— Присоединиться. Я хотела присоединиться к вам. — повторила Кит, на сей раз более решительно.

Эль-Навар отпустил ее подбородок и встал, качая головой и хихикая. Казалось, это сломало возникшую напряженность и Урса, неожиданно для самого себя, неуверенно улыбнулся. Чтец с грустным лицом склонился над книгой, продолжая игнорировать происходящее. Только Рэдиссон выглядел смущенным и раздраженным.

— А кто мы по-твоему? Добровольная пожарная команда? — спросил Эль-Навар.

— Нет. — Китиара заколебалась. — Я хотела помочь вам позаботиться о сыне Гватми, — отважилась сказать она.

Улыбки пропали. Даже чтец услышал это и встревоженно поднял голову. Урса встал и потянул Эль-Навара в сторону, что-то шепотом говоря ему. Рэдиссон впился взглядом в Кит. Эль-Навар посмотрел через плечо, затем кивнул, соглашаясь с чем-то, что сказал ему Урса. Через мгновение Урса уселся на прежнее место, а Эль-Навар подошел к Кит.

— Что еще ты знаешь? — коротко спросил Эль-Навар.

— Она уже знает слишком много! Нам нужно убить ее! — воскликнул Рэдиссон.

— Только попробуй! — нагло ответила Кит. Рэдиссон снова, с потрясающей стремительностью, бросился к ней, но Эль-Навар на сей раз был более быстрым и заблокировал его движение, отпихнув коротышку в сторону. Рэдиссон метал в него свирепые взгляды, но он ничего не мог сделать против этого высокого человека, чья харизматическая наружность — даже если не брать во внимание его размеры — внушала уважение.

— Не надо спешить, Рэдиссон, — предупредил его Эль-Навар, — Пошевели мозгами. Эта девочка не слишком достойный соперник для тебя, даже если в некоторых других отношениях она вполне тебе ровня. Например, в росте. И это может быть полезным.

Хотя Кит и не понимала почему, но что-то, сказанное Эль-Наваром, что-то в тоне его голоса передало какое-то послание Рэдиссону. Вместо того, чтобы еще больше рассердиться, проныра шагнул к тому месту, где сидела Кит. Он пристально смотрел на нее, выражение его лица изменилось на задумчивое.

Эль-Навар тоже стоял над Кит, изучая ее.

— Возьмем ее с собой, — объявил он через несколько долгих минут. — Позволим ей… как она сказала, присоединиться к нам.

Урса посмотрел на Китиару, а затем опять на Эль-Навара. Хотя его лицо по-прежнему было бережно контролируемой маской, он пожал плечами, чтобы выразить свое безразличие. Все еще мрачный, он уставился на Кит своими темными, подвижными глазами.

— Возможно и позволим. — упрямо сказал Рэдиссон.

— Посмотри на нее, — сказал ему Эль-Навар. — Она примерно твоего роста и размера, не так ли? Плюс у нее есть мужество. Это минимизирует наш риск и позволит тебе быть там, где ты будешь больше всего нужен.

После длительного колебания Рэдиссон неохотно согласился. Кит заметила, что никто не потрудился спросить мнения четвертого члена группы, которого она уже про себя назвала Унылым.

— У тебя хорошая лошадь, Китиара? Ты сможешь ехать быстро? — спросил Эль-Навар.

— Достаточно быстро! — взволнованно ответила она.

Он разрезал веревки, стягивающие ее запястья.

— Тогда ты теперь одна из нас. — объявил он, хлопая ее по плечу.

Китиара уныло потерла запястья и посмотрела на четыре лица, уставившиеся на нее. Все еще не чувствуя себя полностью уверенной, она натянуто улыбнулась.

— Ну… — сказал проныра.

— Давай же, Рэдиссон! — проговорил Эль-Навар. — Не будь ослом. Пожми руку нашему новому партнеру!


* * * | Темное сердце (ЛП) | * * *