home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 4. ШКОЛА МАГИИ

Гилон завернул немного сыра и хлеба для поездки, в то время как Китиара еще раз осмотрела Рейстлина. Руки и лицо чистые. Туника и леггинсы заштопаны в локтях и коленях, но вполне подходящие. Кит потянулась и зевнула. В небе еще не показалось весеннее солнце, когда Гилон разбудил ее, чтобы подготовиться к сегодняшнему путешествию.

Рейстлин серьезно наблюдал за ней. Кит знала, что несмотря на то, что он держался хорошо, он был взволнован, так как ему предстояло сегодня идти в школу магии. Столкнувшись с подобным приключением, Карамон — и большинство шестилетних — неудержимо прыгали вверх и вниз, задавая при этом миллион вопросов.

Но только не Рейст. Всегда тихий и осторожный, он выглядел старше своих лет, ожидая встречи с мастером-магом.

— Я ведь никогда не стану таким же высоким и сильным, как Карамон, правда? Независимо от того, сколько этой гадости ты вотрешь мне в ноги? — спросил он Китиару прошлым вечером, когда она, уложив его в кровать, принялась втирать ему в руки и ноги какую-то вонючую мазь. Это была часть вечернего ритуала, который начался после последнего посещения целителя Бигардуса. Осмотрев в тот день Розамун, Бигардус уставился на длинные и тонкие конечности маленького Рейстлина, и его лицо приобрело задумчивое выражение. Затем он порылся в своей лекарской сумке и вытащил немного бальзама ясменного дерева, сказав Кит втирать его в руки и ноги Рейстлина каждый вечер, чтобы сделать их сильнее. Китиара со скептицизмом подумала, что, возможно, мазь стоит попробовать.

Вчера вечером, с нетерпением ожидая поездки к мастеру- магу, Рейст воспротивился вонючему ритуалу.

— Это не изменит меня, — прямо сказал он. — Я всегда буду маленьким и слабым. Я знаю это, и это не имеет значения. Ты должна прекратить думать, что вечно будешь присматривать за мной.

Кит склонилась над ним и крепко обняла своего маленького брата, задумываясь при этом о его проницательности. Действительно, уже не проходило и дня, когда она бы не задумывалась о том, как отказаться от опекунства своих младших братьев — не только Рейстлина, но и Карамона. Ей было почти четырнадцать лет. Она стремилась отправиться в путь, увидеть мир и, возможно, разыскать своего отца. Она устала до изнеможения от выполнения всего, что полагалось делать Розамун, если бы не ее дурацкие трансы.

Рейст отодвинул ее и прямо сел на кровати, его лицо покраснело, а глаза засверкали.

— Как только я стану магом, — поклялся маленький мальчик, — Никому больше не понадобится заботиться обо мне! Я буду сам заботиться о матери, отце и о Карамоне. И буду заботиться о всех, о ком захочу.

— Хвастун. — нежно сказала Кит, взъерошивая ему волосы и отставляя мазь. — Такой же, как и твой брат.

— Да-а, хвастун, — сонно поддержал Карамон со своей кровати.

— Вот увидите. — сказал Рейстлин.

— Спите, вы оба. Завтра длинный день.

Всегда истощенный к концу дня, Рейст упал на подушку, бледный и покрывшийся потом после своей декларации неповиновения. Его веки затрепетали, затем он погрузился в глубокий беспокойный сон.

Кит наблюдала за Рейстом в течении нескольких минут, чтобы удостовериться, что он спит. Это было привычкой, которую она развила в себе со времен его младенчества, когда следила за ним, иногда сидя возле него целыми ночами, чтобы удостовериться, что его дыхание не прерывается.

И напротив, ей никогда не нужно было проверять Карамона. Он уже довольно храпел на своей маленькой деревянной кровати рядом с Рейстом, расположенной вдоль стены, противоположной спальне их родителей. Растратив всю свою энергию, Карамон обычно засыпал первым.

Тем утром, когда Рейст должен был отправиться к мастеру-магу, Карамон еще лежал в кровати, запутавшись в простынях, как если бы ему снилось сражение со змеей. Он запротестовал, когда Гилон сказал ему остаться дома, но его аргументы быстро исчерпались, когда Розамун пообещала, что она испечет кексы с семечками. Розамун находилась посреди одного из своих наиболее длительных периодов хорошего самочувствия. Она стала одеваться, регулярно расчесывать волосы и украшать их бусинками и цветами. В течении уже многих недель ее лицо, обычно так напряженное и тревожно вытянутое, смягчилось и выглядело почти счастливым.

Сейчас мать Кит стояла около кухонного стола, готовя чай тройке путешественников. Стараясь избегать заботливого взгляда матери, Кит подошла, чтобы взять теплую кружку. Когда Розамун повернулась, чтобы подойти к огню, Гилон, только что появившийся из спальни, отвел Кит в сторону.

— А Карамон знает, что нужно сбегать и привести Бигардуса, если Розамун… если… ну, ты знаешь… — он замолк, в тревоге глядя на Кит.

— Ты имеешь в виду, если она перестанет дружить с головой, — прямо сказала Кит, проигнорировав тень боли, пересекшую лицо Гилона. — Да. Может быть, Карамон и не в состоянии сделать что-то еще для своей матери, но он конечно знает, как бегать.

— И, — добавила она, видя беспокойство на лице Гилона. — Ему не потребуется много времени, чтобы добраться до Бигардуса, если он не столкнется с одним из своих тупых дружков и…

— Может быть, нам не стоит идти, — сказал Гилон. — Я имею в виду, если ты считаешь что мама не будет в порядке или что Карамон не сможет без нас справиться… — он вопросительно поднял руки.

Это было идеей Гилона посетить сегодня школу магов. Отчим Кит провел два долгих вечера за кухонным столом, трудясь над письмом мастеру-магу, в котором содержалась просьба зачислить Рейста в школу. Он искал правильную формулировку, правильный тон письма. Но в итоге ему не понравилось ни один из дюжины написанных черновиков и в конце второго вечера он встал и бросил свою последнюю попытку в огонь.

— Письма настолько бесстрастны. — объявил он. Он решил пойти сам, чтобы попросить за своего самого младшего сына. Тогда мастер-маг смог бы лично убедиться, на что способен одаренный ученик Рейст.

Школа магов была где-то тайно расположена в предместьях Утехи, ее местоположение было постоянным источником слухов и сплетен. Но Кит не знала никого, кто мог бы правдоподобно заявить о том, что на самом деле был там. И все же Гилон, со своей упрямой простотой, решил туда пойти. Кит знала, что Гилон хотел бы устроить Рейсту будущее, «уладить» его так же, как хотела и она, только по разным причинам.

— Нет, нет. Карамон прекрасно справится. А вот Розамун вряд ли. Мы просто должны скрестить пальцы. — заверила Кит Гилона, не слишком его успокоив. Во время этого обмена перешептываниями проснулся Карамон и сонно потащился к столу, где Розамун уговаривала Рейста съесть немного овсянки. Кит наблюдала, как мать обернулась к Карамону с любящей улыбкой и обняла его прежде, чем поставить перед ним большую миску овсянки. Карамон нетерпеливо стал поглощать свою порцию, с полным ртом выясняя, что еще будет на завтрак.

Оба мальчика жадно смотрели на свою мать, очевидно восхищенные тем, что она поднялась с постели и пребывает с ними. Розамун подняла глаза и встретила критический взгляд Кит.

— Китиара, разве ты ничего не поешь прежде чем уйти? У тебя впереди напряженное утро и кто знает, какое гостеприимство вы встретите там, куда направляетесь? — добродушно сказала Розамун.

— Не беспокойся обо мне, мама, — должно быть, Кит сказала последнее слово слишком резко и Розамун вздрогнула. — Я собрала немного сыра и хлеба, достаточно для меня, Гилона и Рейста. Я знаю, как позаботиться о себе — я только этим и занималась долгие годы. Не надо начинать волноваться за меня теперь.

Покраснев, Розамун повернулась к близнецам. Карамон, занятый поглощением овсянки, не обратил внимания на перепалку, но Рейстлин, всегда внимательный, слушал с хмурым взглядом.

Снаружи вошел Гилон, ломая напряженность.

— Поторопись, Рейст. Нам нужно прибыть достаточно рано, чтобы у мастера-мага было время для разговора с нами. Китиара, ты готова?

Рейстлин соскользнул со стула, Розамун вытерла ему лицо и он присоединился к Гилону в дверях. Кит связала мешок с едой и забросила его на плечо. Гилон нежно поцеловал Розамун в лоб, затем поколебался, очевидно не решаясь оставлять ее с Карамоном на целый день.

Розамун, выглядящая типичной, хотя и немного взъерошенной домашней хозяйкой, с любовью отмела его тревоги.

— Идите, — убедила она. — С нами все будет хорошо.

Когда они выходили из двери, Карамон уже вытащил ступку и пестик с кухонного шкафа и, встав на колени на стуле рядом со столом, решительно размалывал семечки, в то время как его мать с одобрением смотрела на него.

Кит выходила последней и, прежде чем закрыть дверь, посмотрела на эту семейную сцену с чувством зависти и негодования. Она ненавидела, как близнецы и Гилон души не чаяли в Розамун во время ее «нормальных» периодов. Если ее мать когда-либо и проводила какое-то время только с Кит, то это было так давно, что она уже не помнила об этом.


* * * | Темное сердце (ЛП) | * * *