home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



3 мая 1944 года. Расположение 20 танковой резервной дивизии Вермахта под Бобруйском. Беларусь. Восточный фронт.

На следующий день после обеда у поселка Холм, что в десяти километрах южнее от Бобруйска, где дислоцировалась 20 танковая резервная дивизия, состоялся смотр техники и танкистов, прибывших из Русской освободительной народной армии. Невдалеке от них расположились и немецкие экипажи, но в смотре они не участвовали.

— Фельдфебель О-па-на-сен-ко.

— Я господин гауптманн.

— Гефрайтер И-ваш-ке-вич.

— Я.

— Панцершютце Се-ме-ноф.

— Я

— Панцершютце Жук.

— Я

Ольбрихт молча, осмотрел первый танковый экипаж Т-34, по списку, представленному адъютантом и, не делая ни каких замечаний русским танкистам, прошелся далее по плацу. Перед ним в положении смирно стояли еще два экипажа, как и первый одетых в модифицированную униформу 'общих СС'. Он скользнул по загорелым скуластым молодым лицам, подобострастно смотревшим на него, и мельком остановился на последнем низкорослом танкисте. Его лицо ему показалось знакомым. Танкист еще больше вытянулся перед ним и улыбнулся.

— Ваше имя? — твердо произнес Ольбрихт.

— Ефрейтор Криволапов господин гауптманн! — бодро гаркнул танкист и расплылся в улыбке во весь рот.

— Где я вас видел раньше Кри-во-лапоф? Мне ваше лицо очень знакомо.

— Ну как же? Вы мой спаситель господин капитан. Поздравляю со 'званьицем'. Поселок Поляниновичи, июль 41 года. Вы меня еще в сельсовете допрашивали. Я вас сразу узнал, когда увидел.

— Это вы тот Криво-лапоф? — воскликнул удивленный Ольбрихт.

— Ну да, я господин гауптманн, — танкист стал переминаться с ноги на ногу. Он был рад, что его узнали.

— Хорошо Криво-лапоф, — Ольбрихт похлопал того по плечу. — Я доволен, что вы живы, и что оказались здесь. Вы мне будете нужны и еще расскажите о себе, но позже, а сейчас занятия.

— Слушаюсь, господин гауптманн! — бодро ответил низкорослый танкист и радостно проводил взглядом своего спасителя.

— Ты что Степа, немца этого знаешь? — толкнув того в бок, удивленно спросил рябой сухощавый танкист.

— Еще как знаю! Он спас меня от расстрела, когда я попал в плен, — с жаром ответил Криволапов. — Я ему до гроба жизнью обязан. Если бы не этот капитан, валялись бы мои косточки где-то под Поляниновичами. Есть такой поселок. Потом расскажу. Ладно, тише рябой, давай послушаем офицера.

Ольбрихт тем временем, вышел на середину плаца и стал громко говорить.

— Солдаты! Великая Германия доверила вам трофейное русское оружие. Эти танки первое время сеяли панику в войсках Вермахта. Но затем у нас появились 'Тигры' и 'Пантеры', которые сломали хребет русскому бронированному медведю. Тем не менее, Т-34 в хороших руках грозное оружие. Вы проявили себя как доблестные солдаты в борьбе с партизанами и их пособниками. Командование благодарит вас за это и ставит перед вами еще более серьезную задачу. Но о ней позже. Сейчас каждый экипаж покажет свою боевую и тактическую выучку. После чего мы выберем из вас лучших, кто в борьбе с большевизмом докажет свою доблесть в настоящем бою. За свои подвиги вы будете представлены к немецким наградам, получите новые звания, как ваш командир генерал Каминский. Капитан Ольбрихт сделал паузу. Достал белоснежный носовой платок и дотронулся им до вспотевшего лба. Было тепло, парило. Он уже не удивлялся изменчивой, непостоянной погодой в Белоруссии. Вчера только прошел ливень, было довольно прохладно, а сегодня, поменялся ветер и, температура приблизилась к двадцати градусам. К вечеру он знал, будет необыкновенно красивый малиновый закат и тихая, тихая ночь. А ближе к утру небо может вновь надеть рваный облачный панцирь, закрыв солнце и даже пролиться дождем.

Русские танкисты зашевелились, пошел разномастный говорок. Никто не остался равнодушным от информации произнесенной немецким офицером.

— Внимание солдаты! — Ольбрихт поднял руку, и русские танкисты тут же притихли. — Позади вас дорога. Она ведет на танковый полигон. Он находится в двух километрах отсюда. Количество боеприпасов на танк ограничено: пять снарядов фугасных, пять бронебойных и два комплекта пулеметных патронов. Уничтожьте скрытого врага, подавите огневые точки. Враг условный, обозначен макетами. Первому экипажу готовность номер один через пять минут. Второму экипажу готовность через двадцать минут, третьему — через пятнадцать минут после второго. Вперед! — Ольбрихт сделал отмашку перчатками, которые держал в руке.

Взревели танковые дизеля, обдав площадку едкой гарью, и Т-34 круто развернувшись, и в соответствии с установленным временем загромыхали по вспаханной траками дороге, ведущей на полигон…

Через два часа после боевых стрельб состоялось новое построение русских танкистов. Командир разведбатальона с комиссией, наблюдавшей за стрельбами, вновь прошелся мимо солдат, только уже внимательно вглядываясь в их лица.

'Вот фельдвебель Опанасенко. Хитрые бегающие глаза на скуластом, чернобровом лице. Командовал умело, наводчик хороший, но сдаст СМЕРШУ сразу, как попадем в тыл'. — Франц поставил крест.

'Вот гефрайтер Ивашкевич. Стрелок-радист. Смотрит прямо в рот, провожает взглядом и цели поразил неплохо. Хорошо разбирается с радиостанцией, — галочка легла напротив его фамилии. 'Семенов. Смотрит без боязни, открыто. Нагловат. С обязанностями заряжающего справился'. — Франц поставил знак вопроса.

'Панцершютце Жук, водитель-механик, очень осторожен, неповоротлив. Подставил бок под выстрел пушки. Крест. Следующий экипаж'.

Оценив, таким образом, каждого русского танкиста Ольбрихт отобрал четыре человек на два танковых экипажа. Это были водители и заряжающие. Командирами этих танков поставил волевых, опытных обер-фельдвебелей, знающих немного русский язык. После чего, всех панцершютце отвели в учебный класс на теоретическое занятие. Его проводил лично гауптманн Франц Ольбрихт. Для синхронного перевода русским танкистам был вызван переводчик из штаба дивизии.

— В скором времени, — начал разговор Франц, — всем вам предстоит участвовать в одной важной операции. Не исключено, что придется участвовать в боях с различным противником, как с танками, так с пехотой, так и противотанковыми орудиями.

Я не скажу возможно для вас ничего нового, все вы неоднократно доказали свою выучку и доблесть в боях, но тем не менее считаю все же необходим напомнить вам непреложные тактические правила и принципы действия в боевой обстановке.

Как говорит известная немецкая пословица: 'Хочешь забраться на лестницу — начинай снизу'. Поэтому начнем с боевого построения передового взвода. Движение по дорогам будет, когда это возможно стандартным — колонной. Наступление двумя колоннами, когда местность, проходимая по сторонам от дороги. Построение 'W' во время наступления по широкому полю, степи.

Теперь методы наступления. Передовым танком будет экипаж обер-фельдвебеля Альтмана. Сюда войдут русские панцершютце Карасев и, — Ольбрихт взглянул на Криволапова и, улыбнувшись, произнес, — Криволапоф. — Тот вскочил и выкрикнул:- Jwol ger hauptmann! — Немцы засмеялись. Русские только усмехнулись над ретивостью водителя танка.

— Gut! — гефрайтер Криволапоф. — Очень корошо! Передовой танк Криволапоф должен слегка превышать скорость при движении, чтобы уменьшить время между остановками для наблюдения. Вы поняли меня?

— Так точно господин гауптманн.

— Корошо, — Ольбрихт взмахом руки посадил резвого танкиста и продолжил разговор. — Командир взвода лёйтнант Эберт со своим экипажем, пойдет вторым, постоянно контролируя предписанную скорость, чтобы быть уверенным в том, что интервалы между танками не превышают 150 метров.

При вступлении в контакт с противником передовому танку открывать огонь из пулеметов немедленно, даже если он будет неприцельным, чтобы заставить противника залечь. Затем командир взвода приказывает: 'Уничтожить ослабленного противника прицельным концентрированным огнем или охватом'. Если встречен сильный противник, то подать знак и в бой вступает вся группа. При встрече препятствий: границ леса, холмы, повороты дороги, населенные пункты остановится для наблюдения, по возможности в укрытие, обстрелять местность из пулемета на случай наличия противника. Несоблюдение этого кардинального правила головным танком ведет до 80 % потерь передового взвода. Вам понятно эта истина обер-фельдвебель Альтман?

— Да, господин гауптманн.

— Очень хорошо. Теперь рассмотрим бой с противотанковыми орудиями и артиллерией, — Ольбрихт подошел к классной доске и начертил расположение пушек на разном расстоянии от взвода танков.

— Смотрите сюда, — он громко обратил внимание танкистов на доску. — Это очень важно! Если противотанковое орудие впереди на дистанции 1000 метров. Необходимо занять позицию и концентрированным огнем из пулеметов и фугасным снарядом уничтожить орудие. Если противник на дистанции 400 метров, то не угрожаемый танк открывает концентрированный огонь, а угрожаемый танк атакует в движении, обходя с фланга. Третий случай, если противотанковое орудие впереди. Дистанция 60 метров, что будете делать обер-фельдвебель Каульбах, — командир разведбатальона посмотрел на белобрысого, с пухлыми губами командира танка, имеющего знак за штурмовые атаки.

Тот быстро поднялся и четко ответил:- Стреляю из всех стволов, двигаюсь на полной скорости прямо на орудие и переезжаю его. Остальные не угрожаемые танки концентрированным огнем обстреливают вражескую позицию.

— Хороший ответ Каульбах. Другой случай, противотанковое орудие с тыла, дистанция 200 метров. Что будете делать?

— При появлении вражеского орудия с тыла на указанной дистанции ухожу от противника на полной скорости вперед, ставя дымовую завесу, и разворачиваю башню назад. Не угрожаемые танки немедленно занимают позицию и открывают огонь. Ответ закончен.

— Похвально обер-фельдвебель Каульбах. Ставлю всем в пример правильные ответы командира третьего экипажа. Всем понятно, что я сказал? — капитан Ольбрихт обращался в большей степени к русским танкистам и смотрел на них внимательно. Те молчали, сидя сзади своих немецких командиров.

— Ромберг, вы все правильно перевели русским панцершютце?

— Да господин гауптманн.

— Хорошо. Теперь всем внимание! — Ольбрихт вновь строгим взглядом обвел всех присутствующих танкистов. — То, что я рассказал, недостаточно для предотвращения потери угрожаемого танка. Эти принципы должны быть использованы в сочетании с одним самым важным правилом борьбы с противотанковыми орудиями.

Правило следующие: как только противотанковое орудие откроет огонь, все танки, особенно это касается тех, которые находятся вне зоны поражения и могут стрелять в направлении орудия, немедленно в движении открывают огонь из пулеметов трассирующими пулями. Это служит для рассеивания расчета орудия и фиксирования цели. Затем, стоя на позиции прицельным огнем уничтожаем ее фугасным снарядом или охватом. Угрожаемый танк не может это сделать, поскольку должен двигаться зигзагами, чтобы избежать попадания вражеских снарядов. Русские орудия мы уничтожили. Пойдем дальше. — Ольбрихт внимательным взглядом прошелся по лицам подчиненных. Все панцерщютце были сосредоточены, кроме русских Иванов. Те переглядывались друг с другом. Видимо хотели курить, а возможно обсудить, что он сказал. 'Вот оно русское ротозейство', - подумалось в эту минуту Францу.

— Внимание! — громко приказал он. — Теперь рассмотрим проход через населенный пункт. Запомните здесь главное правило: если возможно, то каждое селение должно быть обойдено или взято сзади. Если это невозможно из-за условий местности или препятствий, танки должны проходить через селение как можно быстрее. Построение колонна или двойная колонна, с небольшими, примерно 10-метровыми интервалами между машинами и колоннами. Двигаться нужно максимально быстро, стреляя из всех стволов в обе стороны. Это относится к населенным пунктам, временно занятым противником. В случае усиленно защищенного селения русскими, ведется борьба за каждый дом. Здесь танки наступают медленно и только с гренадерами и выступают как штурмовое орудие.

Последнее, что мы рассмотрим сейчас, это тактику боя против танков противника. Это наиболее сложный вопрос. Исходим из того, что танки противника превосходят имеющиеся у нас в настоящее время Т-34/76 по вооружению и толщине брони.

Боевое построение: 'W' — конфигурация, по-мере возможности.

Боевая тактика:

При любых условиях — хороших или плохих — встретивший вражеские танки должен немедленно занять как можно лучшую позицию и молниеносно совершить фланговый обход. Лучшее решение — сделать и то и другое. Это значит: одна группа наших танков отрезает противника от хороших позиций, другая проводит фланговую атаку. Завтра на полигоне мы отработаем такое взаимодействие экипажей.

Запомните раз и навсегда! — Ольбрихт сделал каменное лицо и требовательно посмотрел на командиров экипажей. — Неподвижное, фронтальное столкновение на открытой ровной местности ведет к большим потерям и не приносит успеха. Это нужно избегать всеми средствами. Наши козыри это: модифицированные танки Т-34 с командирскими башенками и великолепной цейсовской оптической системой, которой у русских нет. В том числе на командирском танке установлена система ночного видения.

Применять в бою будем два тактических способа.

Первый: передовая группа ослепляет противника дымовыми снарядами с дальней дистанции, в это время вторая группа наступает со стороны и уничтожает русские танки с близкого расстояния.

Второй способ: заманить вражеские танки в селение или лесистую местность и затем уничтожить из засады фланговым ударом. Вот так и будем воевать! Встать!

Все слушатели быстро поднялись из-за парт и вытянулись по стойке смирно. — Командирам экипажей остаться, остальным панцершютце перерыв тридцать минут. Вольно. После того, как рядовой состав вышел Ольбрихт попросил командиров танков, во главе с командиром взвода лёйтнантом Эбертом пересесть поближе.

— Мои боевые товарищи, — обратился Франц, к командирам. — Скоро нам придется участвовать в одной операции, притом с выходом в глубокий тыл русских. Задача очень сложная и ответственная. Подробнее о ней вы узнаете из боевого приказа.

Поэтому вам лейтнант Эберт, — Ольбрихт обратился к нерослому, но крепкому круглолицему молодому офицеру с выстриженным затылком, — ставится задача спаять все экипажи в единый военный организм. Времени у вас мало — неделя интенсивной тактической и огневой подготовки. Максимально используйте полигон и учебные классы.

Сложность задачи состоит еще в том, что в двух экипажах у обер-фельдвебеля Альтмана и обер-фельдвебеля Каульбаха половина состава русские. Тем не менее, вы должны найти общий язык с ними. Русские нам понадобятся в тылу. Они проверены в бою с партизанами, но как поведут себя с регулярными войсками не известно. О ходе подготовки, докладывать мне ежедневно. Обо всех случаях расхлябанности русских, высказывании недовольства, а тем более неповиновении докладывать немедленно для принятия самых жестких мер.

Вы должны натренировать взвод, который по одному моему дыханию в эфире будет понимать, что нужно делать.

— Слушаюсь господин гауптманн.

— Вольно.

Мой боевой опыт подсказывает следующие правила, которые вы должны отработать в ходе боевой подготовки на полигоне с экипажами.

Первое. Все командиры танков должны постоянно поддерживать визуальный контакт с командиром группы. В данном случае со мной, а также с соседними танками с минимальным контактом по радио. Забудьте, что у вас есть радио. Хотя при модернизации на Т-34 поставлены наши радиостанции с диапазоном частот работы 27–32 МГц, и он никак не пресекается с русскими станциями, у которых частота 3.75 -6 МГц, тем не менее, нас могут пеленговать. Выходить в эфир разрешаю в крайне неотложных случаях.

Второе. Все командиры танков должны вести постоянное наблюдение за местностью, чтобы не допустить попадание танка в болото, ловушки или траншеи.

Третье. В бою немедленно поддерживать атакующие неприятелем наши танки. Концентрированным огнем уничтожать противотанковые орудия и истребителей танков.

Четвертое. Помните, что в бою танк или движется на полной скорости, или делает остановку для стрельбы. В других случаях, на привале или во время обзора, он должен находиться в укрытии и, хорошо замаскирован.

Пятое правило. Каждое замеченное противотанковое орудие немедленно обстреливается из пулеметов. Это делается до остановки танка и открытия огня из танковой пушки. В это время наводится пушка. Остановка, прицеливание, выстрел, поражение врага.

Следующее правило касается наводчиков. Даже в бою они должны держать затвор орудия закрытым и открывать его по приказу. Чтобы не было случайного выстрела. Сложность управления Т-34/76 заключается в том, что экипаж танка состоит из четырех человек. Здесь командир танка и управляет боем и наводит орудие и стреляет из спаренного пулемета. Эта большая ошибка русского танкостроения.

Запомните одно, — Ольбрихт в который раз посмотрел в глаза своих командиров и мысленно похвалил себя за подбор их для операции. Доверительность и внутреннюю дисциплину, высокую степень самоотдачи и решительность прочел он в глазах своих подчиненных в этот момент. У него появилось чувство гордости за них. Это была его работа.

— Запомните одно, — вновь повторил он фразу. — Точное и незамедлительное исполнение перечисленных мной правил дадут нам в бою следующие результаты: танки не разделяются и не изолируются на поле боя. Они работают вместе. Они не несут потерь от истребителей танков. Только хорошо замаскированное противотанковое орудие может нанести нам урон. Все танки участвуют в бою, и никто из них не застревает.

Таким образом, бой танков против танков уже наполовину выигран. Необходимо вам заучить наизусть эти правила боя танков против танков и требовать их знания от подчиненных.

За ошибки буду строго наказывать, поскольку они могут привести не к успеху, а к не удаче, не к победе, а к поражению. Это вам понятно. Не слышу! — Так точно господин гауптманн!

Занятие закончено. Перерыв пятнадцать минут. Затем полигон.

Вы лейтнант Эберт на минуту останьтесь…


Глава 7 | Чужой для всех | 2 часа ночи. 11 мая 1944 года. Расположение 413 стрелкового полка, 48 армии, 1-го Белорусского фронта у г. Жодино. Беларусь.