home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Вторник, вечер

После обеда я довольно долго разговариваю по телефону с Сингапуром, пытаясь решить вопросы с розами «дольче вита» и кольцом. Самонадеянно заявив Бену, что в мире роскошных курортов нет слова «невозможно», я теперь должен как-то отказаться от такого утверждения, но сделать это нужно умело и достойно. Для подобных случаев у нас предусмотрена система резидентных агентов в разных уголках планеты. Напоминает чем-то службу консьержей, разросшуюся до гигантских масштабов: мы платим этим людям аванс — по паре тысяч долларов раз в несколько месяцев — и можем обращаться к ним за помощью, когда требуется. Пока что схема работает — агенты ни разу нас не подводили.

Мы купили музыкальные диски для юбилея, свадебное платье, несколько пар обуви «Джимми Чу», редкий сорт коньяка «Наполеон» и даже пару русских уличных проституток, которых отыскали в Бангкоке. Отыскали не потому, что их там мало. Проституток в Бангкоке найти не сложнее, чем познакомиться с шахтером в Ньюкасле. Дело в том, что наш гость высказал специфические требования. Он возжелал именно белокожую блондинку русского происхождения. Наш давний специалист по шлюхам с заданием не справился. Впрочем, здесь у нас не очень-то востребована продажная любовь высшего класса. Большинство местных жителей считают неслыханным богатством иметь две рыбацких лодки, что уж тут говорить о тратах двух тысяч долларов на расслабляющие забавы в горизонтальном положении. Пришлось запрос передавать дальше. Теперь мы раскинули сеть сразу на несколько континентов. Позвонили в Найроби, Коломбо, Сидней и Сингапур. Наконец в Бангкоке нам подобрали двух подходящих ночных бабочек, и ближайшим рейсом они были переправлены сюда. Должен сказать, наблюдая, как жрицы любви грациозной походкой сошли на берег и, покачивая бедрами, проследовали через ресепшен, я вспомнил старую истину: проституция — один из немногих видов бизнеса, где получаешь именно то, за что платишь. Пожелал наш саудовский заказчик двух пышнотелых куколок с аппетитными губками — и получил именно таких. За весь уик-энд из виллы арабского гостя никто не выходил.

Но самый трудный вопрос, который мне пришлось решать, касался даже не прихоти наших гостей, а самого отеля. Мы готовили зрелищные фейерверки к Новому году. Я тогда совсем недолго проработал в должности главного менеджера и еще стремился что-то доказать окружающим. Например, был уверен, что мой предшественник не умел организовать классную вечеринку после шоу заезжей знаменитости. Мне очень хотелось показать всем, на что я способен. Поэтому я охотно принял заказ от парней из Сингапура, которые все это задумали. Они долго допытывались у меня, как я собираюсь переправить фейерверки на остров. Предложив вначале воспользоваться самолетом, я в ходе разговора вдруг понял, что речь идет о трехстах килограммах пороха. Разумеется, ни один коммерческий рейс не возьмет такой груз на борт. Все понимают: достаточно одного окурка, случайно брошенного в туалете пассажиром, чтобы чудовищный взрыв разнес самолет в щепки. Как решить эту проблему, мы не знали. Везти на корабле — слишком долго. В нашем распоряжении оставалось всего три недели, чтобы доставить фейерверки на остров. В случае неудачи мой дебют в роли организатора праздника будет столь же блестящим, как и дождливый уик-энд в Скегнессе.

Свет в конце туннеля мелькнул для меня лишь после того, как один из наших щедрых завсегдатаев обратился с новым заказом. Удачливый игрок на сингапурской фондовой бирже запросил на выходные дни «Большую морскую виллу» с бассейном, чтобы отдохнуть с любовницей. Я знал, что этот господин прибудет на личном реактивном лайнере, и попросил привезти наш порох. Взамен пообещал ему бесплатное проживание и массу дополнительных услуг. К моей радости, гость согласился. Однако в последнюю минуту этот гад передумал, и мы вернулись в исходное состояние, а время уже играло против нас. Испортить репутацию — вариант совершенно неприемлемый. Трудно представить более ужасную развязку, чем видеть, как все гости предвкушают красочное зрелище, с любопытством смотрят в сторону залива, а в итоге получают лишь жалкий запуск в воздух полудюжины стандартных ракет. Вовсе не за это они выложили по тысяче долларов за дополнительное праздничное обслуживание. В итоге я связался с агентом-посредником и дал распоряжение нанять частный самолет за сорок четыре тысячи долларов для доставки на остров проклятой взрывчатки. Вряд ли какой-то другой порох в мире путешествовал столь роскошно. Реактивный «Лир-Джет» летел совершенно пустой, если не считать сто пятьдесят коробок взрывчатки в багажном отделении. Но результат того стоил. Наш фейерверк продолжался целых шестнадцать минут и ничем не уступал фейерверку в ночь наступления третьего тысячелетия в гавани Сиднея. Кое-кто из персонала счел действо слишком экстравагантным — это было понятно по их недовольно скривившимся физиономиям. Мне осталось решить лишь одну проблему во время подведения итогов года — как-то потерять счет за наем самолета.

Кроме того, остается еще проблема с этим несчастным свадебным кольцом. Нужно определить размер и дизайн кольца. В Сингапуре сомневаются, что успеют доставить украшение к нам на остров к пятнице. Но я настаиваю. Я дал Кейт поручение измерить палец «невесты» в бутике и собираюсь послать по электронной почте фотографию кольца, выбранного из необъятной коллекции ювелирных украшений, представленной в нашем магазине. Конечно, сделать это я смогу, только когда восстановится подача электричества. Мне давно стало понятно, что в нашем деле, если хочешь чего-то добиться, криком и топаньем ногами результата не получишь. Отлично срабатывает спокойное убеждение, за исключением случаев, когда имеешь дело со своими подчиненными.

Звоню Ори на мобильный:

— Слушай, где обещанное электричество? Мы тут в офисе совсем взмокли. В хранилищах уже весь лед растаял. Сейчас придет грузовой катер с продуктами на десять тысяч баксов, а ты до сих пор не запустил генератор.

— Приятель, приятель, подожди… — начинает Ори.

Рычу в ответ:

— Я тебе не приятель, твою мать! Я для тебя босс.

— Конечно, конечно, приятель, — продолжает инженер, не обращая внимания на мои слова. — Я почти закончил.

— «Почти» меня не устраивает! Если бы работал пульт приема вызовов, он бы сейчас расплавился от жалоб клиентов!

— Еще пять минут, — просит Ори.

— Три, не больше!

— Хорошо, приятель.

— Я тебе не…

Главный инженер уже отключился.

— Вот ублюдок! — бормочу я, нервно ероша потные волосы. Боже, какая жара!

Сейчас я всерьез готов прикончить этого мерзавца Ори и застрелиться сам.

Раздается стук в дверь.

— Входите! — кричу я, и тут слышится легкий щелчок. Это включился свет в моем офисе и начинают с тихим стоном запускаться кондиционеры. Боже всемогущий, спасибо!

Звонит телефон.

— Алло?

— Говорит Антонов из двухсот двадцатого номера, — слышится голос с густым русским акцентом.

— Доброе утро, сэр.

— Такое уж доброе? — Ирония в голосе на другом конце.

Настроение снова ухудшается. Похоже, предстоит объясняться.

— Ну, если не считать небольших технических затруднений…

— Техническими затруднениями я и дома сыт по горло, — обрывает русский. — В нашей стране живут лучшие мастера устраивать себе технические проблемы.

— Наслышан, — хохочу я в трубку, пытаясь перевести в шутку начавшийся так недобро телефонный разговор. — Но здесь это больше не повторится, сэр. Мы уже все уладили. Произошедшее от нас не зависело.

— Все, что происходит, всегда зависит от нас самих, — назидательно бросает русский.

— Именно так, сэр.

— Ладно, — откашливается Антонов. — Проблемы вашего островка меня мало занимают. Я хочу заказать корабль.

— Хотите корабль? — выдыхаю я, обводя взглядом вошедших сотрудников. Это Ёсидзи, наш спец по суши, и молодая немка Анжела, инструктор по виндсерфингу и парусному спорту. Жестом усаживаю их. — Какой именно корабль?

— Самый большой, — сообщает клиент.

— Для каких целей? Рыбалка в море? Прогулка? Позагорать?

— Хотим с семьей покататься между островами.

— Ясно. Значит, для вас, вашей жены и двух дочерей, — уточняю я.

— Правильно.

— Можем предложить яхту «Сансикер», пятьдесят пять футов длиной. Или возьмите «Азимут-688».

— А покрупнее нет?

— Разумеется, для вас мы доставим все, что пожелаете. Каков ценовой диапазон?

— Ну, тысяч десять за день.

— Замечательно, сэр. Когда вам доставить яхту?

— Пусть просто будет наготове, — решительно сообщает русский. — Мы возьмем ее, когда сами захотим.

— Будет готово после обеда.

— Славно, — доволен гость. — Вот и все дела, и никаких проблем.

— Да, проблем никаких.

Отдыхающий дает отбой. Я улыбаюсь застывшим в ожидании Ёсидзи и Анжеле:

— Я к вашим услугам. Чем могу быть полезен?

— Мы увольняемся, — в один голос говорят подчиненные.

— Мы хотели бы уехать в конце недели, — добавляет Анжела. — Мы полюбили друг друга.

— Как чудесно… — протягиваю я. Сам думаю при этом: Боже ты мой, и снова Ёсидзи! Да чем же он так девчонок притягивает? Анжела-то здесь и пробыла совсем ничего. Ее приняли на работу вместо парня по имени Йен, который раньше заведовал виндсерфингом и парусниками. Было ему уже за сорок, характер довольно вздорный, вот мы с ним и расстались. Этот Йен даже внешне к нам совсем не вписывался. Кому понравится, приехав сюда издалека, оказаться на морских забавах под контролем столь неприятного субъекта? С таким инструктором лучше не заикаться о демонстрации красивой и стильной манеры управлять парусом, да и уроки подобного наставника впрок не пойдут. Когда к работе приступила Анжела, сразу стало заметно — отдыхающие потянулись к ее занятиям. Девчонка классно выглядит в бикини. Чудесный загар, длинные белокурые локоны. А на воде смотрится вообще божественно. Почти как сказочная русалка, если не слишком приглядываться. Дело в том, что под безжалостным освещением моего офиса видны такие детали, что лично меня эта русалка в воду бы не заманила: угреватое лицо и прокуренные до желтизны зубы несколько портят общий шикарный вид. — Да, приятной эту новость не назовешь, — вздыхаю я.

— Вы не вправе нам помешать, — вспыхивает немка, недовольно тряхнув длинной гривой прямых волос.

— И не собираюсь мешать. Просто для нас ваши намерения создают определенные неудобства.

— Это ваши проблемы, — продолжает в том же тоне Анжела. — А мы поедем жить в Японию. — Она поворачивается, и, наклонившись к Ёсидзи, берет его за руку.

— Естественно, — улыбаюсь я. — Вы уже там были?

— Нет.

— Ёсидзи, а ты что такой спокойный?

— Да, сэр, — пожимает плечами японец. — А что мне говорить?

— Мы уже все продумали, — перебивает Анжела. — Мы откроем на берегу свой ресторанчик.

— Звучит основательно, был бы рад составить вам компанию.

— Что? — Ёсидзи изумлен. — И вы увольняетесь?

— Нет, просто позавидовал вам. — Вздыхаю. — А нельзя ли как-то убедить вас изменить ваши планы? Мы могли бы вас чем-нибудь поощрить. Повысить по службе. Что, если мы предоставим вам другое жилище? Хотите жить вместе?

На лице Ёсидзи появляется тень сомнения. Вариант с улучшением жилищных условий его явно заинтересовал.

— Тогда… — начинает он.

— Ну уж нет, — договаривает за него девушка. — В конце этой недели нас здесь не будет.

— В таком случае ладно. Раз вы все решили…

— Да. Мы все решили, — заявляет немка.

— По-моему, Анжела, ты нам осталась должна за оформление на работу и обучение. Ты ведь отработала всего три месяца, не так ли? — вкрадчиво начинаю я. — Мне надо посмотреть.

— Мне все равно, — фыркает девушка, с обидой поджимая губы. — Я хочу поскорее убраться отсюда.

— Значит, иди и поговори с Ниной, она скажет, сколько ты нам должна.

Я встаю пожать им руки. В конце концов, проблемы-то никакой и нет. В Южном полушарии пляжной обслуги завались по пенни за пару. Если что, я сегодня же найду отличного суши-повара в одном из международных отелей Токио, Куала-Лумпура или Сингапура. Плюс что-то заставляет меня думать, что дело закончится так, как заканчиваются все интрижки Ёсидзи, — морем слез и взаимных обвинений.


Звонок от Бернара. Он в ресторане среди отдыхающих, для которых обед сегодня подан позднее обычного, и требует, чтобы я срочно туда явился.

— Я позвал Бена, чтобы он разрулил ситуацию, — объясняет Бернар. — Но этот парень не слишком вежлив. В итоге у нас множество, как бы сказать помягче, разгоряченных гостей. Только ты сможешь изобразить дело так, будто мы все очень переживаем из-за возникших неудобств.

Я быстро усаживаюсь в багги и мчусь к ресторану. Обычно я там появляюсь каждое утро, реже — в обеденное время и совсем не часто по вечерам. Главный управляющий должен помнить, что необходимо оставаться в некоторой степени труднодоступным для гостей. Хуже всего, если станешь суетиться, будто тебе нечего больше делать, как выслушивать их жалобы. Не стоит также самому высовываться на линию огня, где гораздо труднее совершить подходящий маневр. Отдыхающим идет на пользу, когда они вынуждены приложить определенные усилия, чтобы выйти на большое начальство. Иначе управляющему только и придется заниматься каждой задержкой завтрака и нехваткой чего-то в мини-баре. А нужно находить время для решения других проблем. Например, как доставить на остров целый самолет проституток из Бангкока или как срочно доставить порох.

Припарковываю автомобильчик и прохожу к бассейнам. Там полно народа. Создается впечатление, что все отдыхающие высыпали поглазеть на главный бассейн с искусственными водоворотами. Через мгновение мне становится понятна причина. Мистер Маккенна со своими дамочками разбили небольшой лагерь прямо в зоне бассейнов, между джакузи, идеально подстриженным газоном и пляжем. Похоже, они уже употребили пару кувшинов коктейля и начали работать на публику. Во всяком случае, девчонки. Мистер Маккенна сидит среди подушек, напоминая чем-то большой пляжный мяч, только волосатый. Он не сводит глаз с представления, которое устроили его подружки. К зрелищу приковано внимание множества банкиров, брокеров и других состоятельных ублюдков, столпившихся в зоне бассейнов. Девчонки телевизионного магната работают на совесть. Под звуки регги, доносящиеся из пляжного бара, они так лихо отплясывают, толкаются и извиваются, что подобной картины лично я не видел с тех самых пор, как забрел в Бангкоке в бар с обнаженными танцовщицами.

В самой гуще этого вертепа сияет улыбкой и поблескивает солнцезащитными очками фасона «Полиция Майами» мой незабвенный приятель Бен. Сейчас он в хлопчатобумажной рубашке и подходящих для курортной обстановки брюках. Наконец-то он чувствует себя в своей тарелке. Улыбается мистеру Маккенне, стараясь добавить праздничного настроения важной шишке, но и не забывает поглядывать, какова обстановка возле бассейнов. Разве можно Бена в чем-то упрекнуть? Девчонки просто обалденные. Фигурки точеные, ни лишней жиринки. Сияют под солнцем намазанные кремом тела и стразы на ремешках босоножек и бикини. Большинство мужчин возле бассейна делают вид, что читают. Но книжки и журналы больше нужны им для маскировки возбужденного состояния определенных органов, что явственно видно по выпуклостям на плавках «Вильбрекен». Супруги их, напротив, не столь увлечены зрелищем. Они возмущены и недовольны происходящим, сердито уводят детей в сторону пляжа.

— Добрый день, мистер Маккенна! — здороваюсь я, подходя к бассейну.

Богач расплывается в улыбке и приветственно машет короткой волосатой рукой.

— Рад тя видеть! — бросает он. — Иди сюда, выпьем.

— Был бы не против, сэр, честно, — улыбаюсь в ответ. — К сожалению, вынужден отказаться. Для управляющего время напитков наступает вечером. Вот тогда-то я составлю вам компанию.

— Ладно, ступай. Еще увидимся.

— Бен, — улыбаюсь танцующему приятелю, — можно тебя на минутку?

— Разумеется, — реагирует тот и подходит ко мне. — Вот это совсем другое дело, — шепчет он мне на ухо. — Такие забавы мне по душе.

— Прекрасно, — отвечаю я, думая, что лучше с ним согласиться, чем сразу резко отрывать от увлекательного занятия. — Ты бы не мог вместо меня пообщаться с гостями в той половине ресторана?

— Конечно, — с готовностью отвечает Бен. Определенно у него замечательное настроение. — Хочешь, чтобы я уладил проблемы с жалобами из-за вашего утреннего конфуза?

— Было бы неплохо, — одобрительно отзываюсь я. Именно для этого я и пригласил Бена на работу.

— Увидимся, — подмигивает он.

Вскоре до меня доносится его разговор возле первого столика, за которым сидят девушки, прилетевшие на неделю пройти курс йоги и лечения от алкоголизма. Я знаю, что они каждый день посещают врача-диетолога в спа-салоне.

— Дамы, разрешите представиться. Я — Бен, новый заместитель управляющего. Хорошо вам отдыхается у нас?

Я направляюсь к другой части ресторана, расположенной на открытом воздухе. Подхожу к паре европейцев. Впрочем, сейчас они выглядят красно-коричневыми от пребывания под солнцем.

— Добрый день, — начинаю я. Никакой реакции, оба с аппетитом уплетают фирменные сандвичи. — Сегодня вкусный обед, не так ли? — Всегда следует начинать с позитивных утверждений.

— Да, — откликается женщина. Помнится, она заказала путевку по программе «Лучшие курорты». Гости такого сорта не склонны к дополнительным расходам. Странно, что они вообще пришли — им больше подходит после завтрака набивать карманы фруктами и булочками, чтобы запастись едой и вообще не тратиться на обед.

— Могу ли я вам чем-то быть полезным? — приветливо спрашиваю я, уже направляясь к другому столу. Но поглощенные едой клиенты не удостаивают меня ответом. — В таком случае приятного вам отдыха… — Поворачиваюсь к следующему столу и наталкиваюсь на миссис Томпсон, мистера Томпсона, их няньку и двух мальчишек. Вот не повезло. — День добрый. — Излучаю улыбку и готовлюсь держать оборону.

— Нет, не добрый, — парирует миссис Томпсон.

— Что-нибудь не так? — встревоженно подхватываю я.

И понеслось.

— Джаспер совсем сгорел тут на вашем острове. — Мамаша разворачивает ребенка, словно бездушный экспонат, демонстрируя его воспаленную кожу на спине. — Почему на вилле не вывешено предупреждение об интенсивности солнечного излучения? Как, по-вашему, мы должны догадаться, что крем против загара с фактором защиты двадцать пять здесь недостаточен?

И дальше в том же духе. Я должен признать, она не первая, кто жалуется на силу солнечных лучей. Помню, как пожилой менеджер мне объяснил перед отъездом, что не нужно ждать большого ума от прибывающих на отдых людей. Действительно, страшно сказать, как много гостей обращаются к нашему доктору с жалобами на солнечные ожоги. Наверно, уже стоит подумать об организации специальных дежурств на пляжах — ходить среди отдыхающих и давать лежащим на солнце людям советы по использованию защитного крема. Именно так делает экипаж яхт, когда новые гости плывут на остров. Прибывающие обычно настолько утомлены после перелета, что теряют осторожность. Мы всем раздаем воду в бутылках, устанавливаем экраны для защиты от солнечных лучей, чтобы новички — особенно это касается молодых мужчин — не обгорели еще до начала отдыха до такой степени, что кожа потом слезает лохмотьями. К сожалению, многих гостей и такие меры не уберегают. На всех виллах есть спасательные жилеты, развешаны предупреждения, что в море есть опасные течения. А теперь надо будет дополнительно повсюду развесить большие плакаты об опасности длительного пребывания на солнце. Но что бы мы ни делали, найдутся чудаки, которых все наши предосторожности не в силах уберечь от неприятностей. Впрочем, есть и те, на кого даже угроза для жизни не подействует.

К последнему типу относится и миссис Томпсон. Разразилась шквалом обвинений, словно хочет, подобно неугомонному терьеру, изорвать меня в клочья. Завтрак ей подан с опозданием. Яйца оказались остывшими. Масло, напротив, растаяло. Джем принесли в тарелочке, а не выложили сбоку, как она привыкла. До откровенной ругани она, правда, не докатилась, но дойдет и до этого, нет никаких сомнений. Это чучело напоминает мне клиентов, которые достались одному моему знакомому, когда он работал в отеле «Времена года» на Невисе. По всему, гости из Нью-Йорка, заполонившие отель на время рождественских праздников, были людьми нешуточно высокого положения и требовательности. Они позаботились даже о том, чтобы прислать заранее команду психологов для подготовки персонала к неизбежной брани и обвинениям от несдержанных гостей. Стоит ли удивляться, что мой знакомый Джеймс надолго там не задержался. Говорят, его видели потом на Занзибаре, где он работал управляющим за довольно скромную зарплату.

Оставшийся маршрут между обедающими в ресторане я прошел без большого ущерба для своих нервов. Большинство отдыхающих не слишком возмущались отсутствием электроэнергии утром. Многие попросту спали, кое-кто накануне хорошо набрался и в отключенном состоянии не заметил никаких проблем. Обращаю внимание на человека с перевязанным коленом — ночной урок плавания не остался без последствий. Вновь предлагаю ему сделать рентген на материке, но сразу же понимаю — лучше было бы его не тревожить.

Прохожу мимо Бена. Тот улыбается и весело болтает с гостями. Дело идет к тому, что в конце недели мой приятель не будет обойден щедрыми чаевыми. Решаю навестить Кейт в ее бутике.


Когда я вхожу в магазинчик, кондиционеры работают на полную мощность. От этого в помещении так холодно, что впору надевать джемпер. Должен признаться, впрочем, что джемпера у меня нет. Мы с Кейт сразу после прибытия на остров сложили зимние вещи в несколько чемоданов и оставили их в камере хранения отеля, недалеко от нашей виллы. Но когда мы последний раз заглядывали туда, оказалось, что все наши теплые вещи отсырели и покрылись плесенью. Не оставалось ничего другого, как просто выбросить их.

— Привет, красотка! — с улыбкой приближаюсь к своей подружке. — Можно тебя поцеловать, пока никого нет?

— Нет, нет! — восклицает Кейт. — Я должна выглядеть безупречно. К тому же водителям багги все видно.

Оборачиваюсь и замечаю трех водителей, слоняющихся поблизости, ковыряющих ногами песок и лениво переговаривающихся в тени пальмы. Решив подойти к бездельникам и сделать им замечание, вдруг вижу, как один из сборщиков кокосов проворно карабкается вверх по дереву и срубает два кокоса. Тяжеленные плоды летят вниз с такой скоростью, что водители в испуге отпрыгивают в сторону. «Не будете бездельничать», — думаю я и вновь переключаюсь на Кейт.

— Как у тебя денек? — любопытствую я, разглядывая туники, украшенные бусинками бикини, ковбойские шляпы и покрытые блестками шлепанцы. Кто бы мог подумать, сколько богатства собрано в этой лавке! А ведь собрано. Этот бутик — одно из наиболее дорогих мест нашего острова и дает ежемесячно почти семьдесят тысяч долларов прибыли. По товарообороту на единицу занимаемой площади это заведение далеко превосходит всех конкурентов.

— Да неплохо, — пожимает плечами Кейт. — Приходили супруги, которым вздумалось на острове повторить брачную церемонию, так они целое утро выбирали себе кольца.

— Ну и как, удалось тебе выполнить мою просьбу?

— Не беспокойся, я засекла и размер, и форму колец. И уже отправила информацию тому парню в Сингапуре, — с гордостью сообщает Кейт. — Телефон подсказала твоя секретарша.

— Отлично. — Я потираю руки. — Приятно, что и Линн подключилась. Придешь на вечеринку для персонала?

— Ну, если ничего более интересного не подвернется, — отвечает Кейт.

— Надеюсь, Линн не забыла разослать приглашения. А то на прошлой неделе она это дело прошляпила.

Кейт меня совсем не слушает. Она всматривается через окно магазинчика куда-то в сторону бассейнов. Я следую за ее взглядом.

— Боже мой! — вырывается у меня. — Грядут проблемы.

Похоже, развеселые девчонки мистера Маккенны напились и вдоволь натанцевались возле бассейна. Вся компания движется прямо к бутику. С хохотом, болтовней, развевающимися копнами волос толпа загорелых длинноногих красавиц приближается к нам. Для посещения магазина некоторые девицы успели одеться — то ли в крошечные шортики, то ли в мини-юбки. Большинство не утруждали себя хлопотами с лишней одеждой и горделиво вышагивают с неприкрытой грудью в одних лишь стрингах прямо по центральному парку острова, где всегда полно проезжающих багги и велосипедистов. Парни за рулем багги к такому зрелищу не привыкли, да и мне в диковинку эта демонстрация плоти в самом центре курорта. Как будто со страниц журнала «Плейбой» сошла эротическая фантазия и надвигается прямо на меня. Застыв на месте, как и все прочие свидетели необычной процессии, я просто смотрю.

— Здравствуйте, девушки. — Голос Кейт возвращает меня на землю.

— Здрасьте, — поспешно подхватываю я призыв к учтивым манерам. — Решили что-нибудь прикупить?

— А то как же, — самодовольно откликается высокая брюнетка. — Мы это заработали тяжким трудом.

Подходящего ответа я не нахожу и отхожу поближе к выходу.

— Вы ищете что-то конкретное? — отрабатывает свою роль моя милая продавщица.

— Украшения! — выкрикивает одна девица.

— Бриллианты! — добавляет другая.

— Выкладывай все, какие есть, — продолжает первая.

Скоро кому-то предстоит серьезно раскошелиться, размышляю я, покидая магазин. Готов поспорить, ублюдок даже еще не подозревает о такой перспективе. Зато я, кажется, знаю, что с ним сейчас: лежит возле бассейна на спине с разинутым ртом, отпугивая мух перегаром.


Вторник, утро | Пляжный Вавилон | Вторник, на закате