home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Суббота, на закате

Я провожаю семью Антоновых. Стою на причале, улыбаясь широко, но неискренне. Я — задница, придурок, козел. И все из-за дорогих часов. Из-за них сейчас курорт и я, мягко говоря, находимся в непростой ситуации. О чем я только думал, обещая парню, что мы можем принять его снова всего через шесть недель? Наверное, меня ослепил неожиданный шикарный подарок. Не знаю, что это вдруг на меня нашло. К тому же по коварству парень едва ли уступает дьяволу. Ему не удалось бы стать самым крупным алюминиевым магнатом Сибири, если бы он не знал, как заставить людей делать то, что они не хотят.

Итак, по дороге в офис звоню Гарри и велю ему пулей мчаться ко мне.

— Что-что? Что ты сделал? — изумляется Гарри, входя в кабинет. С его лица как будто сошел загар, а зубы кажутся не такими белоснежными и сверкающими, как раньше.

— Извини, — пожимаю плечами я. — Было трудно сказать «нет».

— Что ж, в следующий раз хотя бы попытайся, — говорит он, размахивая внушительной пачкой рождественских заказов. — Такое маленькое слово, но иногда выручает.

— Мне очень жаль. — Поднимаюсь из-за стола, чтобы заглянуть ему через плечо. — У нас вообще есть места?

— Если бы они были, то в чем тогда заключалась бы моя работа, не так ли? — с сарказмом замечает Гарри. — Это самое оживленное время года. Если я не могу заполнить отель людьми даже на Рождество, то лучше мне сразу засунуть две коктейльных соломинки себе в нос и покончить с этой жизнью.

— Верно, — грустно соглашаюсь я, глядя на голубые, зеленые, фиолетовые, красные и желтые полоски. — Что все это значит?

— Темно-зеленый цвет означает — прямая оплата за номер, без депозита, фиолетовый — оплачено агентами, желтый — элитные турагентства, темно-голубой — прямой, окончательный и полностью оплаченный и розовый — агентство, без депозита.

— А бирюзовый?

— Срочные.

— О’кей, давай опустим срочные.

Посмотрев на таблицу, можно увидеть столбец с номерами вилл слева и даты сверху.

— Бирюзовым помечены виллы, не зарезервированные на Рождество.

— Блин!

— Да уж — блин… — Гарри водит пальцем вверх-вниз по таблице, что-то бормоча под нос. — Должны же мы приберечь что-то для транжир, — объясняет он.

И он прав. Мы любим транжир. Это гости, которых не смущает стоимость проживания. Для кого-то это две тысячи долларов за ночь, а кому-то и шесть с половиной тысяч по плечу. Такие гости обычно бронируют места через одно из наших собственных агентств, приезжают с кучей денег, щедры на чаевые, почти всегда заказывают песчаную отмель, вечеринку с барбекю или что-нибудь очаровательно-расточительное в том же духе. Транжиры просто помешаны на хорошем вине, а их дети с радостью поглощают за ужином шоколадное мороженое «Вальрона» по шесть долларов за шарик.

Зато гости, бронирующие места через турагентства, вызывают у нас меньше всего восторга. Мы снижаем им плату, несмотря на то что их турагенты эту скидку приписывают себе и за счет нее обещают отдыхающим выгодные условия при обмене валюты. Вся суть в том, что турагенты обеспечивают нам приток отдыхающих, а мы идем им навстречу в вопросе стоимости проживания. Однако иногда туристу выгоднее общаться с нами без посредников. Существует немало «горящих» путевок и специальных предложений. Прямо у нас на месте можно получить скидку десять процентов, иногда мы идем на скидку, если простаивает много вилл. То, что мы предпочитаем толпу туристов пустынным пляжам и неоткупоренному шампанскому, — просто очевидно. Но количество гостей, конечно же, зависит от сезона.

— А вот этот парень — кто? — интересуюсь я.

— Нет, его не трогаем, — сообщает Гарри. — Он входит в сотню богатейших людей мира.

— Сколько вилл он заказал?

— Двенадцать. Некоторые из них для телохранителей. Одна для личного врача. А три для его нянечек.

— Мы можем переселить охрану на остров «Фэнтези»?

— А как же они будут охранять его на расстоянии?

— Расслабься, здесь ничего не случится, — ободряюще говорю я. — Мы же на острове.

— Хорошо, допустим, мы оба это знаем, но, может, он просто без них уснуть не может. Вспомни Уэйна Руни и его фен. Может быть, их храп для него как белый шум — помогает уснуть. Откуда я знаю? Вот, нашел! — неожиданно восклицает Гарри, указывая на розовую полоску. — Если во время пребывания этого господина мы его разок переселим, то у нас все получится.

— А разве мы не можем переселить кого-то еще?

— Уверен, что можем, — говорит Гарри, бросая взгляд в таблицу. — Смотри-ка, у нас есть агентство без депозита. Вот здесь. Даже не верится.

— Какое агентство?

— Без понятия. «Элеганттрэвел», «Санфайндерс», да какая разница? Если от них еще не поступили наличные, то я их вычеркиваю! Счастливого Рождества, блин!

— Да ты просто суперзвезда какая-то! — восхищаюсь я, крепко хлопая Гарри по спине.

— Знаю, — говорит он, грозя мне пальчиком. — И не смей делать такое снова.

— Учту на будущее.

— «Мистер Антонов», — пишет Гарри на розовой полоске. — Так что он подарил тебе?

— Мне?

— Ну да, — кивает Гарри.

— Что ты имеешь в виду?

— Часы? Деньги? Виллу на юге Франции?

— Да ладно, — отвечаю я, выходя из офиса. — Он просто любезно попросил.

— Ну да, конечно. А у Пош[20] настоящие сиськи.

— Можешь думать что угодно.

— А кстати, — интересуется Гарри, — разве не сегодня к нам приезжают несколько парней по программе «Почувствуй себя гостем»?

— Черт, а разве сегодня? — спрашиваю я, резко оборачиваясь.

— По крайней мере так указано в моем листе заказов.

Программу «Почувствуй себя гостем» мы придумали специально для персонала. Предполагалось, что это поможет сотрудникам понять, как себя чувствуют гости на курорте, и увидеть свою работу глазами отдыхающих. А еще для персонала эти программы — хороший способ получить дополнительный отдых на работе, где, честно говоря, нет для служащих никаких привилегий, разве что покурить тайком травы или потискать Мелинду. Неудивительно, что на острове проблемы с наркотиками, недавно мы пережили настоящий мятеж, к тому же регулярно продолжаем увольнять персонал за драки. Так или иначе, программа задумывалась как привилегия, хорошая мотивация для эффективной работы. Хотя, конечно, без неприятностей эта затея не обходится. Несколько недель назад обслуга вилл, участвовавшая в вечере по программе «Почувствуй себя гостем», превратила мероприятие в кромешный ад. Их приняли в ресепшене как настоящих гостей, затем отвезли на виллу, где они принялись опустошать минибары и веселиться. Однако вместо того чтобы этим праздником, без особого шума, насладиться самим, «гости» пригласили всех своих коллег и устроили непотребную пьянку.

Тогда мы всерьез рассматривали вопрос отмены программы. Но пара менеджеров среднего звена выразила свое недовольство. Они считали несправедливым нести наказание за чей-то проступок и хотели воспользоваться своим шансом. Дело вовсе не в том, что эти люди не успели в полной мере насладиться прелестями жизни на курорте. Руководителям и помощникам начальников отделов — например, инструктору по йоге Конни — удается выбраться пообедать один-два раза в неделю, в зависимости от старшинства занимаемой должности. Они могут пойти в любой из трех ресторанов, поесть и выпить безалкогольный напиток или бокал вина, который входит в стоимость блюда. Если они закажут что-то еще, то получат это за полцены. Таким образом, эта категория персонала получает небольшие привилегии. Однако вечер по программе «Почувствуй себя гостем» и для них настоящий праздник, мероприятие, которого ждут и о котором мечтают.

— Ну-ка, у кого сегодня особенный вечер? — спрашиваю я.

— Точно не уверен, — отвечает Гарри. — Насколько я знаю, Кит собирался.

— Да, он уже отложил подальше свои штанги и гири и по этому случаю готовит дополнительную порцию билтонга.

— Отметь себе, — говорю я. — К нашему качку лучше не подходить, когда он гуляет.

— Да уж, — соглашается Гарри.

— Мы еще там увидимся? — спрашиваю я.

— А как я могу устоять? — улыбается он. — Это же главное событие недели.

В субботу вечером на острове устраиваются дискотеки. Печально, но раз за разом это становится самым ярким событием недели. Каждую неделю мы с Кейт зарекаемся ходить туда, и каждый раз наш субботний вечер заканчивается именно там, на песке, в толпе с пьяными и необузданными гостями. Для меня субботний вечер — время развлечений и веселья. Всегда найдется несколько миллионеров, миллиардеров, магнатов или знаменитостей, которых нужно непременно развлекать. И этот вечер — не исключение. Сегодня мне пришлось выбирать между мистером Георгием и шейхом. У кого-то из них помечено пляжное барбекю. Учитывая, что шейх уже получил вчера такое развлечение, да и задержится у нас еще несколько дней, именно мистеру Георгию достается честь погостить у нас с Кейт дома, на нашей прелестной вилле.

Я еду в бутик, чтобы забрать Кейт. У нас остается около получаса до приезда мистера Георгия, его девушки, брата и его спутницы. Чтобы поднять настроение, нам нужно как минимум принять душ и выпить хотя бы пару бокалов шампанского «Дом Периньон».

Когда я вхожу, вижу, что Кейт уже собирается.

— Господи Иисусе, — говорит она. — Только что у меня были главные «отчаянные». Они прогуливались здесь последние полчаса, примеряя то одно, то другое.

— А кто именно?

— Моника и Элисон, — вздыхает Кейт. — Ты в курсе, что они вообще-то договорились встретиться здесь? Они рассказали, что созвонились и решили устроить шопинг-тур.

— Здесь же всего один магазин!

— Естественно. Но к полудню они уже сделали прически и маникюр в спа-салоне.

— Правда? А я-то думал, в это время в салоне полно клиентов, — удивляюсь я. — Нужно поговорить с Джерри.

— Очевидно, Моника настояла, и Джерри выделила для них процедурный кабинет.

— Представляю, как она разозлится, если я подниму этот вопрос.

— Да пусть злится, — безразлично констатирует Кейт, скрепляя последний кассовый чек с остальными.

— Господи, здесь окоченеть можно, — говорю я, дрожа. — Как ты настраивала кондиционер?

— Я поставила максимально низкую температуру, — отвечает она. — Иначе просто уснешь.

— А что еще интересного рассказали домохозяйки? — спрашиваю я, открывая перед Кейт тяжелую стеклянную дверь. На улице мы попадаем в объятия горячего тропического воздуха.

— Господи, какая жарища! — говорит она. — Иногда я провожу столько времени в этом холодильнике, что забываю о своей счастливой судьбе. Кому сказать, живу на тропическом острове и зарабатываю, продавая бикини… А ведь могла бы прозябать в каком-нибудь задрипанном торговом центре в Мельбурне.

— Так что сказали «отчаянные»? — спрашиваю вновь, обняв за плечи Кейт и пытаясь хоть немного взбодрить мою грустящую спутницу. В конце недели у нее всегда начинается депрессия. Продавать вьетнамки личностям вроде Лиз Херли в общем-то не было заветной мечтой Кейт, когда она три года постигала в Сиднее премудрости гостиничного бизнеса.

— Ох… — вздыхает она. — Они выпили кофе в баре и съели ленч на вилле у Элисон. И конечно же, как обычно, им пришлось ждать целый час, чтобы их обслужили. Теперь они ждут не дождутся сегодняшней дискотеки.

— Правда?

— Правда, — улыбается Кейт. — Это же их вечер развлечений и веселья.

— Да ну?

— Ну да. Они прикупили новых шмоток и все такое.

— Прекрасно, — говорю я, разворачивая багги.

— Кстати, напомни мне завтра, у нас закончились парео и нам нужно заказать еще партию.

Спустя двадцать минут улыбка на лице Кейт появляется все чаще. Она приняла душ, выпила шампанского и сидит в гамаке, наблюдая, как вдали последние лучики солнца исчезают за островом «Фэнтези». Команда барбекю изменила наш дом до неузнаваемости. В песке торчат сигнальные ракеты, на пляже расстелены ковры. Салат и десерт уже выложены на подставках, около воды накрыт стол на шесть персон. На столе льняная скатерть, сверкающие чистотой бокалы и канделябры. Говядина «вагью» и лобстеры дожидаются, когда их бросят на раскаленные угли. Вино и шампанское охлаждается в ведерках со льдом. И мы оба осознаем, что есть гораздо более трудные способы зарабатывать на жизнь.

Огни с острова «Фэнтези» мерцают, отражаясь в море. Уже появляется луна, когда прибывает компания мистера Георгия. С ним жена Юлия, брат Дмитрий и его жена, или партнерша, или подруга по вызову, которую очень кстати зовут Наташа. Женщины, в облегающих платьях, на каблуках и с настоящими бриллиантами, вырядились так, будто мужчины как один будут в строгих костюмах с галстуками. Естественно, мужчины подобной тщательностью выбора нарядов не заморачивались и оделись так, как принято на пикниках с барбекю. Наверно, если твоя работа и заработок зависят от внешнего вида и способности привлекать мужчин, то даже для выхода на барбекю станешь укладывать волосы феном и надевать совсем не подходящие к обстановке наряды.

Мы обмениваемся любезностями и обсуждаем новости прошедшего дня. Оказывается, мистер Георгий занимался дайвингом и даже арендовал более половины наших лодок, чтобы они сопровождали его в увлекательном подводном путешествии. Пока он перечисляет состав собранной им флотилии и увлеченно повествует об увиденных рыбах, черепахах и скатах, я подсчитываю в уме, что за сегодняшний день парень потратил около девятнадцати тысяч долларов.

— Должно быть, это просто фантастика, — поддерживает энтузиазм рассказчика Кейт.

— Не совсем, — пожимает плечами мистер Георгий. — На Мальдивах я видел рыбу и получше.

— Что поделаешь, — улыбается Кейт. — Не все от нас зависит…

— Да, — соглашается русский. — Может, это зависит от глобального потепления… Как бы то ни было, здесь нет большого разнообразия видов.

— Возможно. Зато вы провели прекрасный день на природе, а это — главное, — подытоживаю я. — Как насчет обеда?

Обед состоит из пяти блюд, причем под каждое блюдо подаем новый сорт вина или шампанского. На столе изобилие закусок и салатов, пудинги и сыры, а также непременное жаркое «Море и Суша».[21]

В конце обеда Дмитрий залпом опрокидывает фужер коньяка многолетней выдержки, и у него начинается громкая отрыжка. После застолья дамы выглядят более раскованными, но заметно, что им неуютно в облегающих платьях. Мы с Кейт тоже основательно напились. Большое количество алкоголя после тяжелой недели в горячем цеху сферы обслуживания способно заставить любого думать, что танцы на пляжной дискотеке диджея Энди — просто превосходная идея.

— Потанцуем? Как насчет танцев? Хотите танцевать? Пойдете на дискотеку? — опрашивает Кейт каждого гостя по очереди.

— Отличная мысль, — соглашается мистер Георгий, который, как я подозреваю, первый высказал это желание.

Женщины охотно присоединяются к предложению. Только Дмитрия никак не оторвать от стула, и перспектива тащить его под руки по пляжу как-то не радует. В конце концов захмелевшего русского удается соблазнить обещанием попробовать коктейль из текилы. Дмитрий оправдывается тем, что вино и коньяк вместе плохо уживаются в желудке. Поэтому ему необходимо кое-что покрепче, чтобы сбалансировать в организме уже выпитое.

К ресторану «Лотос» я веду багги в нетрезвом состоянии. Со мной едет, вцепившись руками в заднее сиденье, один из самых богатых людей в отрасли замороженной курятины, он же и один из крупнейших олигархов в России. Они с женой смеются и что-то кричат, притворяясь, что вот-вот выпадут из багги, в то время как мы с Кейт, Дмитрий и Наташа теснимся спереди. В общем-то это незаконно, но ввиду того что я босс и представитель власти на острове, то мне попросту наплевать.

Мы паркуемся около ресторана и выпадаем из багги. Пробираемся среди множества других багги, попадаем на пляж, уставленный гигантскими драконами, свечами и китайскими фонариками. Музыка довольно громкая и примитивная. Кажется, начинает собираться толпа, причем людей гораздо больше, чем обычно. Обычно дискотека проходит по следующему сценарию: Кейт и я до упаду скачем на танцполе под классические «топталки» вроде «YMCA» или «It’s Raining Men», пока кто-нибудь, еле волоча ноги, не выйдет на песок. Но сегодня слишком много пьяных гостей, толпящихся возле диджея Энди и наперебой заказывающих музыку самых разных стилей. Парень просто сияет от счастья, я издалека вижу улыбку на его худощавом лице. Энди даже позволяет себе сделать несколько взмахов рукой над головой, чтобы завести толпу.

Я окидываю взглядом место, где находится пляжный ресторан, и улыбаюсь. Это именно тот случай, когда дизайн работает на славу. Ночь прекрасна, ни дуновения ветерка, вокруг много богатых людей, развалившихся на подушках, которые пьют коктейли и курят сигареты, некоторые — с сигарами в зубах, словом, гости наслаждаются жизнью. В это время года субботние вечера просто прелесть. Но я знаю — неизбежно придет апрель, когда мы с Кейт и тремя парами японских новобрачных будем опять танцевать под «Say you, say me» и мне захочется спрыгнуть с небоскреба. Если бы такое здание имелось на острове.

Мистер Маккенна со стайкой красавиц приходят вскоре после нас. Девушки картинно разбредаются по разным уголкам дискотеки. Телевизионщик заказывает четыре «магнума» «Кристалл» и приглашает всех к нему присоединиться. Желая показать, что он не хуже, мистер Георгий делает ответный жест, но заказывает шесть бутылок. Неожиданно появляется целая толпа менеджеров. После нескольких часов, проведенных в баре для персонала, Бен выглядит неважно! Раскрасневшееся лицо покрыто капельками пота. От изрядного количества выпитого глаза моего помощника как бы затянуты пьяной пеленой.

— Здорово, приятель! — Бен щелкает языком и пытается подмигнуть мне. Его лицо выражает доброту, согласие и послушание. — Сегодня суббота. Чудесная ночь. Неповторимая.

— Верно, — соглашаюсь я, глядя, как у барной стойки одна из девчонок мистера Маккенны танцует стриптиз.

— И это все? — спрашивает Бен.

— В смысле?

— Больше ничего интересного? — Сейчас он почти лыка не вяжет.

— А чего бы тебе хотелось?

— Не з-з-зна-аю, — отрыгивает он. — Но такое чувство, как будто я на школьной дискотеке.

— А я что-то этих одноклассниц не припоминаю, — киваю я в сторону двух обнимающихся девчонок, кажется, они вот-вот начнут целоваться.

— Боже! — взирая на представление, говорит Бен и открывает рот. — Фигуры просто обалденные.

— И весьма дорогие.

— Согласись, они того стоят.

Мы с Беном неотрывно смотрим на этих красоток. Вот посмешище: два взрослых мужика таращат глаза на пару соплячек, которые просто эпатируют публику. То ли они так борются со скукой, то ли пытаются привлечь внимание своего спонсора. Должно быть, ужасно быть такими красивыми, хорошо сложенными и совсем не получать мужского внимания. Неудивительно, что девицам приходится прибегать к помощи друг друга.

— Хватит пускать слюни, — говорит Кейт, приближаясь к нам. Рукой она резко закрывает мне рот. — Честное слово, вы похожи на парочку школьников.

— Забавно, — говорит Бен. — Мы и впрямь сейчас чувствовали себя как школьники.

— Да уж, — отвечает Кейт, резко протягивая пустой бокал официанту, проносящему бутыль «Кристалла». — Я даже не обижаюсь. Они действительно шикарные. В смысле: я сама едва устояла.

— Дорогая, не надо, — пытаюсь утешить я. — Все-таки они чересчур вульгарны.

— А это что? — спрашивает Бен, указывая на другую сторону танцпола. — У меня в глазах двоится, или все это происходит наяву?

— Наяву, — улыбается Кейт. — Сегодня днем я продала им обеим эти восхитительные ансамбли.

Посреди танцплощадки меж извивающихся тел и лесбийских шоу замечаю Элисон и Монику, одетых в одно и то же. Это не имело бы значения, будь на них простые белые футболки. Но обе дамочки одеты в ярко-розовые с желтыми полосками платья-сигареты «Джуси кутюр». Элисон, выше ростом и более раскованная, делает движения, будто пытается снять платье. Ни больше ни меньше. Низкорослая и полная Моника, которая давно на закате своей молодости, скачет из стороны в сторону как большая подвижная палатка. Как ни странно, ни одна из женщин не испытывает ни тени смущения. Словно они демонстрируют окружающим, что принадлежат к некому клубу избранных, отчего и ощущают себя не такими, как все.

— Новое платье? — интересуюсь я, подходя к Элисон.

— Да. — Она улыбается, манерно проводя ладонями по животу. — Как тебе?

— Оно просто великолепно, — киваю я. — Так же как и твое, — улыбаюсь я, переводя взгляд на Монику.

— Знаю, — отвечает она. — Вам понравилась наша милая шутка?

— Да, очень забавно!

— Правда? — радуется Моника. — Мы целый день готовились.

— Вероятно, у вас много дел?

— Ох! — восклицает она, качая головой. — Представляете, сейчас я не могу посвятить себе и минутки. А у бедняжки Элисон нет даже времени порисовать.

— Какой ужас! — сочувствую я. — Приятного вечера.

С бокалом в руке подхожу то к одному гостю, то к другому. Подхожу и пью, подхожу и пью. Танцую под «Boney M», а все русские просто с ума сходят от «Калинки». Это одна из тех зажигательных мелодий, которые способны «пробудить казака» в любом человеке. Осматриваясь, я замечаю, что все вокруг наслаждаются жизнью. Полагаю, пора идти домой, на сегодня хватит. Я подхожу к Кейт, шепчу ей на ушко, и мы тихонько уходим, оставляя на танцполе мистера Георгия, повисшего на своей жене, и его брата, лежащего в отключке на ковре.

На ночном небе сияют звезды, светит луна. Вечерок просто сказочный. В то время как я неторопливо веду машину, голова Кейт покоится на моем плече. В такие моменты я ощущаю себя королем этого острова миллионеров.


Мы осторожно пробираемся к парадной двери виллы в полной темноте. Взглянув на свои новые часы при свете луны, понимаю, что уже полтретьего ночи. Стоя перед дверью, роюсь в кармане в поисках ключа. В конце концов мне удается открыть дверь, но, перед тем как войти, Кейт хватает мою ладонь и крепко сжимает.

— Давай займемся этим на пляже, — просит она. В ее глазах пляшут чертики. Шампанское явно ударило ей в голову.

— Ну, я не… — колеблюсь я.

— Давай же, — настаивает Кейт. — Кто нас там увидит?

— Понимаешь, мне…

— Ну же, — продолжает настаивать она, подталкивая меня к пляжу. — Ты ведь босс. Тебя-то не выгонят.

Кейт подбегает к берегу, на ходу снимая белое платье, и входит в воду в одном нижнем белье. Свет луны отражается на ее спине и играет на лопатках. Я иду вслед за ней навстречу прибою, скидывая льняную рубашку и выпрыгивая из брюк. В плавках «Келвин Клайн» подплываю к ней. Кейт потеряла трусики в череде накатывающихся волн и немедленно цепляется за мои, чтобы их снять. Я чувствую упругую влажную грудь и сексуальный плоский животик Кейт. Она страстно целует меня в губы, оставляя на них привкус соленой морской воды и шампанского. Когда Кейт отбрасывает мои трусы, я хватаю ее обеими руками за ягодицы. Впившись в губы любимой крепким поцелуем, глажу ее нежную кожу и вдруг слышу, как вдали звонит телефон.

— Это у нас, — говорю я, отрываясь от полураскрытых губ Кейт.

— Не обращай внимания, — бормочет она.

— А вдруг что-нибудь важное? — спрашиваю я, отстраняясь и крепко держа Кейт за плечи.

Я разрываюсь между желанием овладеть ею на пляже под звуки прибоя и нарастающим беспокойством. Необходимо узнать, кто и зачем звонит. От волнения у меня даже перехватывает дыхание.

— Не уходи, — умоляет подруга, подставляя губы для очередного поцелуя.

— А, черт побери! — решаюсь наконец и оставляю Кейт одну.

В чем мать родила мчусь к вилле. Быстро отодвинув раздвижные двери, бросаюсь на кровать.

— Да? — рявкаю я в трубку.

— Это управляющий?

— Да!

— Я референт шейха…

— Что? — Нормальное дыхание начинает возвращаться ко мне, но сердце еще учащенно колотится в груди. Эрекция опадает за ненадобностью. — Чем могу помочь?

— Гм… дело очень деликатное…

— Хорошо… говорите…

— У шейха закончились презервативы…

— Что-что?

— Шейху нужно несколько презервативов.

— Но сейчас ведь полтретьего утра!

— Так точно.

— Я перезвоню вам, — обещаю, вешая трубку. «Вот сволочь, — негодую я, набирая номер дежурного менеджера. — Я же дал тебе свой номер, чтобы ты звонил только в экстренных случаях». Никак не ожидал, что теперь мне станут сообщать о перебоях в сексуальных игрищах пресыщенных жеребцов.

Пока я поговорил с дежурным менеджером, приказал ему открыть бутик и объяснил, где искать презервативы и какой нужен размер — «Супер-Троян», конечно же, — Кейт вышла из воды, обернулась полотенцем и, совершенно замерзшая, сидела с бокалом вина. Иногда я спрашиваю себя, действительно ли моя работа того стоит.


Суббота, после обеда | Пляжный Вавилон | Воскресенье, утро