home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Суббота, утро

Боже, как ужасно я спал этой ночью! Когда наконец я добрался до подушки, сразу провалился в эротический сон, в котором вновь увидел слаженную работу двух проституток. И тут зазвонил телефон. Это была Джерри, и разговор получился следующим.

— Привет. Извини, что беспокою.

— В чем дело? — Я перекатываюсь на бок и смотрю на часы. — Два часа ночи.

— Я знаю. Тут вот позвонил шейх и требует массаж.

— Прямо сейчас?

— Вот именно.

— Как будто у него там нет целой оравы девиц, способных оказать такую услугу!

— Вот и я так же подумала.

— Ладно. А от меня ты чего хочешь?

— Скажи, что мне делать. — В голосе Джерри чувствуется нервозность, она явно в замешательстве.

— Разбуди одну из девушек. Если шейху нужен массаж, он его получит.

— А если он захочет получить «счастливый финал»?

— Сделай так, чтобы поблизости был кто-нибудь из обслуги. Если девчонке понадобится помощь, ей достаточно будет закричать.

— Хорошо, — немного успокаивается Джерри.

— Да, — добавляю я, прежде чем повесить трубку, — только ни в коем случае не отправляй к нему Мелинду.

Разумеется, девушка, которую мы решили послать к шейху, сейчас жалуется на незаконную эксплуатацию. После она целый час провела в моем кабинете, объясняя, что ей, при ее чувствительном характере, было невероятно мучительно выполнять прихоти развращенного богача. Я сочувственно кивал, искренне жалея девчонку, и пытался успокоить ее рассказом о перспективе получения щедрых чаевых, когда у шейха дойдет дело до оплаты оказанных ему услуг. Одновременно я не мог отделаться от мысли, как же везет в жизни этому ублюдку.

Итак, прошлой ночью, вскоре после забавы с двумя проститутками шейх со своим другом вздумали приложиться к коньяку. Шейх приказал подать ему «Хеннесси Эллипс» стоимостью тысяча двести двадцать долларов за одну порцию. Кстати, как человек, неплохо разбирающийся в достоинствах наших сортов коньяка, должен сказать — коньяк этой марки именно столько и должен стоить. Шейх выпил три или четыре рюмки, после чего выразил желание в получении новых удовольствий. Вот тогда-то он и потребовал ночного массажа. К нему пришла Мария, одна из лучших массажисток, умеющих делать глубокую проработку мышц. Однако одновременно с работой сотрудницы спа-салона над шейхом трудилась и одна из его шлюх. По рассказу девушки выходило, будто каждое действие, профессионально выполняемое ею над плечами шейха, полуголая проститутка со смехом пародировала над нижней частью заказчика. Вдвоем они полностью вымазали шейха массажным маслом и проработали каждую его мышцу. Потом шлюха вообще залезла на шейха и начала голой грудью размазывать по телу хозяина масло. Мария при этом продолжала массаж — воздействовала на активные точки в области шеи. Ей позволили уйти, лишь когда возбужденная действом проститутка полностью улеглась рядом с шейхом и отпихнула массажистку в сторону.

— Ничего себе! — возмущаюсь я. — Просто ужасно, этому нет никакого оправдания.

— И случилось именно со мной, — грустно говорит Мария, наклонив голову. — Никогда в жизни не соглашусь делать массаж ночью.

— Конечно, милая, больше это не повторится, — уверяет Джерри, обнимая пухлой ручищей худенькие плечики Марии. — Ты не обязана делать то, что не хочешь.

— Так… — начинаю я. Джерри вскидывает голову и бросает на меня выразительный взгляд. — Абсолютно и ни при каких обстоятельствах. Сейчас иди, выпей чашку мятного чая. Потом ложись и успокойся.

— А вы мне скажете, сколько чаевых я могу получить за это? — интересуется Мария, уже подходя к двери.

— Само собой, — киваю я.

— И мне не нужно будет делиться с другими девушками из салона?

— Нет, при чем тут они? — реагирует Джерри. — Это заработала ты одна.

Мария уходит, явно с улучшившимся настроением.

— Знаешь, что я тебе скажу? — фыркает вдруг Джерри и плюхается на стоящий в моем кабинете диван. Выдержав паузу, она лениво выбирает из стопки какой-то глянцевый журнал, которые в изобилии можно найти в разных уголках нашего курорта. — Вспомнилось мне, что на Мальдивах, где я тоже заведовала спа-салоном, для этих шейхов у нас постоянно были наготове дежурные массажистки.

— Не может быть!

— Еще как может. Они перед сном укладывали поблизости униформу на случай, если понадобится бежать по вызову среди ночи. Впрочем, им это даже нравилось — получался неплохой дополнительный заработок. — Сообщив это, Джерри поднимается с дивана и кидает так и не открытый журнал обратно на столик. — И все-таки почему наши девчонки такие недотроги?

— Бог его знает, — рассеянно откликаюсь я. — По мне, так это ночное приключение даже в чем-то забавно.

— Ну да, — расплывается в улыбке Джерри, поднимая вверх слишком уж тонкие, по моему мнению, брови. — Все вы, мужики, одинаковые.

Она уходит, а я усаживаюсь за стол и пытаюсь прогнать навязчивую картину, которую рисует воспаленное воображение, — райские наслаждения, получаемые шейхом. Начинаю просматривать сводку документов о заезде и отъезде гостей. Надеюсь, это поможет отвлечься.

Обычно по субботам очень много отдыхающих, в основном европейцев, прибывает на курорт или, наоборот, собирается в путь. Конечно, в мертвый сезон наплыв гостей на уик-энд снижается. Но люди приезжают на выходные из Сингапура, не иссякает поток японцев, желающих сочетаться браком на острове, и бездельничать нам не приходится. А сейчас сезон в самом разгаре, особенно для европейцев не слишком высокого полета, если считать таковыми, например, не очень известных автогонщиков из «Формулы-1». Администрация курорта обожает таких гостей. У них много наличных денег, и эти парни охотно их тратят здесь. Пилоты «Формулы-1» мало напоминают других спортсменов, отдыхавших у нас. Например, Роджера Федерера, который, пил исключительно фруктовые соки и целыми днями стучал мячом с нашим тренером по теннису. Гонщики отрываются по полной программе. В прошлом месяце один такой автомобильный ас за ужином потратил только на вино более тридцати тысяч долларов. Тогда он заказал целых пятнадцать бутылок «Ришбурга» 1990 года, по две тысячи двести шестьдесят долларов за бутылку. Тот вечер мы еще долго вспоминали.

Как раз сегодня прибывают одним рейсом сразу несколько гостей, среди которых есть и автогонщик «Формулы-1». Я решаю, что можно отправить Бена встречать их. А позже на причале появлюсь я и удостою всю компанию приветливым рукопожатием большого курортного босса. Просто у меня с самого утра накопилось такое множество дел, что я не могу большую часть дня кататься туда и обратно на яхте. Хотя именно этого я желаю всей душой, особенно сегодня, когда день такой солнечный, а море спокойное и прозрачное, как хрусталь. Как глупо, что графиня Донателла ди Казуччи все же умчалась с острова прошлым вечером! Уж сегодня ей бы наверняка пришелся по нраву ласковый морской бриз.

Отправляю Бена на материк и спешу встретиться с одним из сотрудников по вороньей проблеме. У нас на острове проблема с птицами до сих пор не решена, и я специально пригласил нескольких людей, чтобы попытаться найти выход. Эти люди — шесть охотников с материка. Должен вам признаться, вид у них довольно угрожающий, в грубых одеждах и солнцезащитных очках, да еще с мощными винтовками за плечами. По-английски никто из них толком не разговаривает, приходится общаться через их старшего, высокого краснолицего австралийца. На вид ему сорок с небольшим лет, и он представляется как Майк.

— Здорово, приятель, — громыхает он, пожимая мне руку. Рукопожатие крепкое и жесткое — как будто хватаешь ладонью наждачную бумагу. — Так сколько, по-твоему, у вас здесь этих маленьких вредителей? — интересуется он, сдвигая на затылок кожаную шляпу и вглядываясь в голубое небо. Этот тип разговаривает, не переставая жевать табак.

— Пожалуй, сотни две наберется, — предполагаю я.

Вообще-то я не имею ни малейшего понятия, сколько птиц отравляют нам жизнь. Во всяком случае, крылатых мерзавцев достаточно много, чтобы постоянно видеть их, слышать их пронзительные крики и понимать, что наличие тварей чудовищно снижает рейтинг нашего курорта. Их так много, что у меня не осталось к ним иного чувства, кроме смертельной ненависти.

— Я бы сказал, что у вас этого зверья несколько побольше. — Австралиец картинно вздыхает, словно строитель-халтурщик, набивающий себе цену.

— Наш главный садовник, Дживан, точнее вам расскажет, — ухожу я от детального обсуждения количественного вопроса.

— Триста двадцать семь, сэр, или около того, — вступает в разговор Дживан, щеголяя убийственной точностью знаний.

— Есть над чем поработать, — замечаю я.

— Неслабая стая, — продолжает делать намеки Майк.

— Кто бы спорил, — бросаю я.

— Так вы хотите, чтобы мы перестреляли большую часть птиц? — уточняет австралиец.

Перевожу взгляд на Дживана. Садовник рассматривает что-то на песке. Хотя он и мусульманин, я часто усматриваю в нашем Дживане какие-то буддийские наклонности. Вот и сейчас он явно ждет, чтобы приказ исходил от меня.

— Ладно, — решаюсь я. — Убейте их столько, сколько сможете.

— По десять баксов за птицу, — называет свою цену Майк.

— Согласен.

— Отлично! — шумно выдыхает австралиец. — Значит, за работу.

Прибегать к помощи людей типа Майка с его охотниками для нас не слишком обычный способ борьбы с вредителями. Трижды в год мы приглашаем ужасно дорогих специалистов из Бангкока. Такое обслуживание обходится нам в тридцать семь тысяч долларов за весь год плюс затраты на перелет. Но за эти деньги приглашенные специалисты делают на острове большую чистку, избавляя нас от многих проблем. Когда курорт был только что построен, хозяева заключили со строителями договор, по которому те обязались извести крыс, по доллару за тварь. Строители ловили крыс живыми, а в конце каждого дня якобы увозили их на корабле, чтобы выпустить на необитаемом острове. Но оказалось, что каждый день добычу составляли те же самые пойманные грызуны. Строители просто оставляли крыс в контейнере на ночь, чтобы назавтра продемонстрировать их начальству и снова получить вознаграждение.

Совсем другое дело — профессионалы из Бангкока. Вот они-то проходятся по острову, словно частый гребень. Эти спецы проверяют все помещения, все близлежащие территории, выискивая любую живность, которой не место на роскошном курорте. В промежутках между их приездами, когда мы обнаруживаем какую-нибудь заразу, мы должны сфотографировать это и по электронной почте послать в офис чистильщиков. В ответ они присылают рекомендации, как избавиться от неприятных явлений. Должен признать, случаев таких у нас предостаточно. Всякий раз, когда какой-то корабль причаливает к острову, с него обязательно переселяется какая-то зараза. Мы находимся в постоянной борьбе с жуками и пауками, размножающимися прямо в продовольственных хранилищах. Однако самой проблемной зоной остается склад строительных материалов. На остров привозят необработанный бамбук. А в нем полно всякой мелкой живности, долгоносиков и прочих тварей. Но хуже всего — тростник. Его сгружают с кораблей в тюках, и вот там-то раздолье для крыс и другой гадости. Мы этот тростник выбиваем палками, опрыскиваем и окуриваем дымом. Тем не менее живые вредители ухитряются пробраться на курорт. На острове не было летучих мышей, пока здесь не высадили более двадцати тысяч специально закупленных деревьев. В результате летучие мыши стали настоящим бедствием. Едва стемнеет, они целыми стаями перелетают с одной пальмы на другую. Хорошо еще, что большинство отдыхающих их просто не замечают, так как не очень интересуются окружающей природой.

Действительно, общение с природой — последнее дело, ради которого сюда прибывают гости. В основном люди приезжают расслабиться, подзарядиться и, что для нас важнее всего, потратить до неприличия много денег на изысканные сорта вин. К нам не стоит стремиться, если вам по душе возвращение к природным истокам. Не будешь же называть близкой к природе ночевку на роскошной вилле, где вокруг тебя суетится обслуга, повсюду расставлены плазменные телевизоры и аудиосистемы объемного звучания, а стоимость одной ночи превышает две тысячи долларов. Однако природа не позволяет совсем забыть о ней, и подтверждения тому происходят ежедневно. Недавно мне позвонила женщина с жалобой: в одной из комнат виллы завелась муха. Мы не удивляемся звонкам насчет комаров и жучков, большинство сотрудников курорта готовы броситься на помощь, ловя или прогоняя насекомых. Бывает и так, что гости пишут в книгу жалоб и предложений, если мимо них что-то пролетело.

Мы боремся с летучей живностью, регулярно опрыскиваем все помещения. Отдыхающих мы уверяем, что это естественные спутники экологически чистой местности. Но сам я придерживаюсь другого мнения. Думаю, чего точно не хочет уважающий себя миллионер, так это назойливых мух, пусть их всего две, мешающих полноценно насладиться ленчем на открытом воздухе. То же самое справедливо в отношении комаров и любителей вечерних коктейлей. Но есть и такие гости, которым соседство с природой представляется сущим кошмаром. Почти девяносто восемь процентов своего времени они проводят в помещениях с кондиционированием воздуха и автоматизированными системами контроля среды обитания. Неудивительно, что, поселившись на острове, укрытом от цивилизации в середине океана, такие люди возмущаются, столкнувшись с отклонениями от привычного жизненного стандарта.

Стоим с Майком на пляже «Палмсэндс». То и дело слышны звуки выстрелов, доносящихся из зеленой зоны у нас за спиной. Я намеренно выбрал именно этот день для подобной боевой операции, в надежде побеспокоить минимальное количество отдыхающих. Уже одиннадцать утра, так что большинство гостей либо наслаждаются поздним завтраком, либо убивают время в спа-салоне, бассейне или спортзале — то есть подальше от этого пляжа.

— Сколько времени, по-вашему, еще нужно? — обращаюсь я к Майку, наблюдая, как трепыхающаяся черная птица падает в заросли. Кажется, это всего лишь шестая или седьмая. Ничего не скажешь, ребята стреляют неплохо.

— Весь день, — отзывается австралиец. — Может быть, даже придется сделать второй заход. Вечером охотиться немного сподручнее: они слетаются домой, чтобы устроиться на ночлег. И для нас это более легкая добыча. — Майк сплевывает жевательный табак на песок и растирает его башмаком.

— Очень неудобное время, — мрачнею я. — Понимаешь, люди идут принимать душ, гуляют повсюду и прочее.

Слышится еще один выстрел. Грохот эхом разносится по всему острову. Мы оба всматриваемся в заросли в ожидании глухого звука падающей на песок птичьей тушки. Но кругом тишина.

Сквозь молодые заросли вижу бегущую по направлению к нам женщину. На вид она средних лет, из одежды на ней только бикини. Одним словом, не самое восхитительное зрелище в моей жизни. Что это, кажется, она плачет?

— Прекратите! Немедленно прекратите! Как вы смеете? — Дама громко говорит и возбужденно размахивает руками. Твою мать, холодею я. Только этого мне не хватало — долбаных активистов борьбы за права животных. — Остановите это безумие! Стойте! — Женщина раскраснелась, и не только от бега и загара. Видно, что чувство возмущения мешает ей подобрать правильные слова. — Что вы здесь творите?!

— Производим ежегодную отбраковку, мадам, все как положено, — произношу я самым спокойным и невозмутимым тоном.

— Вы не смеете! Эти живые существа обладают таким же правом на жизнь, как и мы с вами, — возмущенно заявляет женщина.

— Все дело в том, что воронам не полагается здесь жить, — пытаюсь объяснить я. — Они попали на остров по ошибке. Это несвойственный данной местности вид.

— Но они здесь живут, и вы не смеете их убивать! — кричит дама, заламывая руки. По лицу стекают ручейки слез.

Из-за деревьев доносится новый выстрел. Еще одна подстреленная птица, нелепо хлопая крыльями, несется прямо к нам. Выстрел, и птица камнем сваливается на пляж. Женщина визжит что есть мочи и закрывает уши руками. Потеряв остатки самообладания, она начинает совсем по-детски топать ногами по песку.

— Господи! Да прекратите же! — раздается громкий голос. Это кричит рыхлый коротышка, выскочивший из-за персонального бассейна, одетый в миниатюрные шортики «Спидо». — Какой позор! Сейчас же остановите это безобразие!

— Майк! — тихо говорю я спутнику.

— Понял, — реагирует охотник и плетется к зарослям. — В другое время, ага? — подмигивает он. — Когда будет поменьше изнеженных особ.

— Точно, тогда все будет проще, — соглашаюсь я.

Майк уходит с пляжа и неожиданно издает оглушительный свист. Стрельба немедленно прекращается.

— Спасибо! — облегченно вздыхает женщина, покачивая головой. — Я бы не вынесла…

— Такова одна из неприятных обязанностей, которые нужно исполнять, мадам, — удрученно произношу я.

— Пусть так, но только без меня, — отвечает дама. — Я не в силах видеть весь этот кошмар.

— Извините. Мы не хотели испортить вам отдых, — учтиво замечаю я.

— Но испортили, — фыркает женщина. Ее плечи подрагивают. — То есть почти испортили.

— Позвольте мне от имени администрации и в знак нашего извинения прислать вам с супругом бутылку хорошего вина. — Меняю тему разговора и поворачиваюсь к толстячку в желтых шортах.

— Вина? — сморщившись, переспрашивает дама.

— Точнее, шампанского.

— Было бы неплохо. — Женщина улыбается и направляется к своему супругу.

Не перестаю удивляться, как ничтожная порция бесплатной жидкости способна совершенно вытеснить из памяти человека недавние переживания.


Вместе с Майком и его шестью снайперами мы идем к причалу, по пути обсуждая способы решения задачи избавления от ворон. Австралиец интересуется, бывают ли в жизни курорта перерывы, когда нет отдыхающих. Ответ отрицательный. И это тоже одна из наших проблем — совершенно невозможно провести работу по техническому обслуживанию или капитальному ремонту, если не выселить всех гостей. А как их выселишь, если вечно находятся желающие платить бешеные деньги за дорогущий набор услуг по расслабляющему отдыху и развлечениям. Понятно, что люди не хотят целыми днями слушать грохот работающей техники или любоваться вереницей малых грузовых барж, подвозящих с моря груды камней. Видеть падающих с неба подстреленных ворон также мало кому понравится. Отдыхающие требуют приятных видов, прекрасной погоды, отличного вина и первоклассного ухода за своими женами или спутницами.

Договариваемся с Майком продолжить наше дело в апреле, когда большинство гостей — японцы, которые вряд ли станут поднимать шум по поводу птиц. Раздается трель телефонного звонка. Это Бен.

— Привет, — отзываюсь я. — Давай, перезвоню тебе через минуту.

— Гм… у меня срочное дело, — говорит Бен. — Ты слышал про мистера Ван де Берга?

— Кто такой мистер Ван де Берг?

— Один из наших гостей. Мы его ожидаем в аэропорту.

— И что?

— Похоже, мы его потеряли.

— Потеряли? Как потеряли? Как можно потерять гостя? Вы уверены, что он прилетел?

— Да, — раздраженно подтверждает Бен. — Я сверился со списком пассажиров, да и багаж его все крутится и крутится в секторе выдачи.

— Посмотри еще раз. Не мог же он уйти далеко. В нашем аэропорту невозможно потерять человека.

— О’кей, — неохотно соглашается Бен. — Да, кстати, прилетел наш гонщик из «Формулы-1».

— Прекрасно. Давай обсудим это через минуту.

Провожаю Майка к его гидросамолету, и снова звонит Бен.

— Господи! — обессиленно выдыхает мой заместитель в трубку. — Ты не поверишь, что у нас здесь приключилось.

— Что?

— Этот господин прилетел пьяный, да еще двинул в ближайший магазин рядом с тем местом, где собирают все конфискованное спиртное, и начал там заказывать выпивку, как будто он в баре.

Оказалось, наш новый отдыхающий из Голландии основательно перебрал водки с тоником еще на борту самолета. К моменту приземления на материк у него уже глаза были в кучку, да и идти он мог, лишь покачиваясь из стороны в сторону. Несмотря на то что наш аэропорт миниатюрный — всего два помещения, — голландец не туда повернул и не попал в зону контроля прибывающих. Вместо этого он очутился перед столами, куда выкладывают алкогольные напитки, конфискованные у пассажиров, положивших спиртное в багаж по незнанию. Голландский гость не долго думая уселся возле одного из столов, вообразив, что находится у барной стойки. Более того, этот несчастный пьяница Ван де Берг успел опорожнить полбутылки водки и уже примерялся к виски «Джек Дэниелс», когда его наконец заметили.

Бену пришлось на полную катушку использовать свой талант убеждения, чтобы уговорить таможенников пропустить мистера Ван де Берга через зону контроля и забрать его из аэропорта. Однако служба безопасности аэропорта, обратив внимание на пьяного в стельку господина, настояла на том, чтобы его отвезли прямо в отель. Такой поворот событий поставил Бена в довольно затруднительное положение. Должен ли он позволить пьяному голландцу сесть на яхту вместе с важными гостями типа гонщика «Формулы-1»? Или следует согласиться с доводами полицейских, не отличающихся чувством юмора, и предоставить нетрезвому господину какой-то особый трансфер? В конце концов, после продолжительного обсуждения проблемы с персоналом аэропорта, Бен посадил мистера Ван де Берга в сопровождении полиции на скоростной катер, предоставив VIP-гостям возможность спокойно и без помех плыть к острову на роскошной яхте.

— Надеюсь, я поступил правильно, — заканчивает Бен, стараясь перекричать шум скоростного катера. — Ты сможешь теперь сам встретить яхту?

— Несомненно, приятель, — отвечаю я. — Не думай, что тебе придется разрешать столь сложную ситуацию.

— Ладно, все нормально, — небрежно бросает Бен. — Кому, как не опытному выпивохе, можно доверить переговоры с упрямым пьяницей? Ведь я заманил его на катер бутылкой текилы.

Бросаюсь к причалу, чтобы лично приветствовать знаменитого автогонщика с подружкой, а также пару британцев, выигравших путевку на недельный отдых по итогам конкурса, проводимого газетой «Санди таймс». Вижу, как на горизонте появляется яхта. Персонал ресепшена уже подготовил напитки, охлажденные полотенца и приветливые улыбки. Как только встречающие занимают привычные позиции, неизвестно откуда прилетает скоростной катер с упившимся голландцем. Даже не знаю, то ли мы слишком сосредоточились на подготовке к появлению знаменитости из мира автогонок и пропустили расчетное время прибытия катера, или же катер настолько мал и быстр, что его просто не заметили. В любом случае сложилась такая ситуация, когда нужно в одно и то же время встречать и приветствовать сразу и катер, и яхту, хотя мы планировали как можно дальше развести их во времени.

— Бен! — кричу я сквозь шум мотора. — Пусть мистер Ван де Берг высаживается первым.

— Понял тебя! — кричит он в ответ.

Вижу, как Бен обхватывает мистера Ван де Берга за плечи и пытается вести его по направлению к трапу. Голландец, похоже, уже прошел стадию полной отключки и сейчас похож на обычного старого пьянчужку. Это подтверждают обвисшее, как у бульдога, лицо, обмякшие конечности и податливость к любым предложениям. Правда, держится он на ногах все еще неуверенно. Слышу, как Бен указывает спутнику, что нужно делать. Мистер Ван де Берг медленно и осторожно переступает ногами и постепенно взбирается по трапу. В этот момент к причалу подкатывает большая волна. Катер подскакивает вверх и опускается вместе с волной.

— Эй! — вопит Бен, настороженно смотря, как пьяный качается взад-вперед. — Иди вперед! Только не останавливайся!

Мистер Ван де Берг медленно приближается к береговой линии, двигаясь подобно дряхлому старикашке в шлепанцах. Между тем в непосредственной близости от скоростного катера к причалу швартуется яхта «Сансикер». Я разрываюсь на части. Бежать ли мне подхватывать нетрезвого господина, чтобы по-быстрому провести его через ресепшен? Или все-таки уделить должное внимание звезде «Формулы-1»? Решаю отдать предпочтение звезде. Расплывшись в улыбке, приветственно машу руками и излучаю радость от встречи важного гостя, втайне надеясь, что мои телодвижения отвлекут новых гостей от неминуемой катастрофы, которая сейчас произойдет у меня за спиной.

— Приветствую! Надеюсь, плавание было увлекательным? Как вам понравилась наша яхта? И погода сегодня отличная. — Не задумываясь, озвучиваю поток своего сознания, лишь бы не дать гостям шанса посмотреть, что творится вокруг.

— Отлично прокатились, — откликается гонщик. Он крепко пожимает мне руку, и на мгновение мелькает чудная мысль, нет ли у этого парня привычки ломать кости тем, кто отважился протянуть ему руку. — А у вас превосходное местечко!

— Да, и многие ваши ребята уже здесь отметились, — вежливо замечаю я.

— Слышал, — кивает автогонщик. — Шумахер, Хаккинен, Баррикелло, Алонсо и даже Эдди Джордан. Все тут побывали.

— Еще бы, у нас что-то вроде клуба встреч асов «Формулы-1».

— Боже мой! — вдруг восклицает автогонщик, указывая куда-то за моей спиной. — Вы только посмотрите!

Оборачиваюсь и вижу: мистер Ван де Берг, словно живой маятник, раскачивается на трапе. Он стоит на самом краю причала и вот-вот свалится в море. Мы с автогонщиком остолбенели, не в силах что-либо предпринять. Зато Бен стремительно сбегает по трапу и успевает подхватить голландца, словно упавшую в обморок героиню из романов девятнадцатого века. Бен рывком переводит пьяного в вертикальное положение, после чего тот продолжает идти, как будто ничего не случилось. Гоночный ас стоит рядом со мной, и мы оба смотрим, как мистер Ван де Берг классическим зигзагом нетрезвого человека направляется к ресепшену. Смешно сказать, но он успевает мимоходом опорожнить пару стаканчиков с подносов, которые держат для гостей девушки-официантки.

— Что это с ним? — интересуется автогонщик.

— Сильно укачало во время поездки, — поясняю я.

— Вот бедняга, — сочувствует собеседник.

— Что поделаешь, — замечаю я, направляя жестом стоящих водителей багги забрать чемоданы «Луи Вуиттон» вновь прибывших гостей. — Некоторые гости плохо переносят морские прогулки.

Далее звезда автогонок «Формулы-1» без каких-либо проблем проходит регистрацию. Он очень доволен предложенной ему «Морской виллой» и в особенности наличием личного бассейна. Спутница гонщика потрясающе красива и, несомненно, знает себе цену. Первым делом она интересуется, где находится спа-салон, затем просит подать бокал шампанского.

Возвращаюсь к себе по деревянной дорожке с виллы автогонщика, и тут раздается опять звонок мобильного телефона. Звонит Бен.

— Алло, это снова я. Добрались до виллы мистера Ван де Берга.

— Прекрасно, — отвечаю я, любуясь безоблачным небом.

— Но тут возникла небольшая проблема. Похоже, какой-то идиот украл кровать.


Пятница, на закате | Пляжный Вавилон | Суббота, после обеда