home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава XII

Сердце Барбары успокоилось

Рассвело, но небо по-прежнему было пасмурно и по-прежнему валил снег. Мисс Карлайль пила чай в постели — чего она не позволяла себе уже много лет. Мистер Карлайль вошел к Ричарду Гэру.

— Мне очень хотелось бы, чтобы вы остались у нас до вечера, Ричард, я удержал бы вас и дольше, но это невозможно, так как о вашем присутствии непременно узнают слуги. Вы, кажется, говорили, что хотите ехать в Ливерпуль или в Манчестер.

— Да, потому что за мной следят, и большой город для меня безопаснее маленького.

— Я начинаю думать, Ричард, что Торн хотел только напугать вас. Если он действительно виновен, то ему же будет хуже, если вас арестуют.

— В таком случае зачем он натравил на меня полицейских?

— Чтобы напугать вас. Поверьте мне, когда сыщик наблюдает за кем-нибудь, то он не хочет, чтобы его заметили, а этот показывался вам несколько раз.

— Да, вы совершенно правы. Кстати, быть может, вам будет неприятно это слышать, но в последний раз я видел его с сэром Фрэнсисом Левисоном…

В эту минуту послышался сердитый голос с лестницы, и Ричард вскочил как ужаленный; это был голос судьи Гэра. Карлайль впервые в жизни потерял свое обычное самообладание и кинулся к двери. Ричард устремил растерянный взгляд на пустой чемодан, как бы задавая себе вопрос, нельзя ли в нем спрятаться.

— Успокойтесь, — сказал Карлайль, — я удержу его.

Он сбежал по лестнице и, дружески протянув руку судье, увлек его в зал.

— Доброе утро! Что-нибудь случилось? Вы очень взволнованы.

— Прочтите это письмо, и вы узнаете, что случилось! — взревел судья.

Карлайль взял письмо, которое ему протягивал судья Гэр, и быстро пробежал его глазами. Письмо это было от «друга», и в нем сообщалось, что «преступный сын» почтенного мистера Гэра прибыл в Ист-Линн или прибудет туда через несколько дней. Неведомый «друг» советовал судье выпроводить сына поскорее, так как его может схватить полиция.

— Это письмо — безымянное! — произнес Карлайль. — Можно ли подозревать, что он осмелится появиться здесь? Позвольте мне откровенно высказать вам мое мнение, почтеннейший судья. Вы волнуетесь совершенно напрасно. Ваши враги подсмеиваются над вами, посылая вам анонимные письма и распространяя о вашем сыне самые нелепые слухи.

— Кто же смеет насмехаться надо мной таким образом?

— Этого я не знаю. Злые люди хитры. Послушайте меня и сожгите это письмо.

— Если бы я был уверен, что письмо написано кем-то из жителей нашего города, я бы всех призвал к ответу! Во всяком случае, я немедленно отправлюсь предупредить полицию.

— Вы этого не сделаете! — воскликнул Карлайль. — Прежде всего повторяю вам, что Ричард не осмелится появиться в Ист-Линне. Но если бы он и пришел сюда, то неужели вы, его родной отец, обрекли бы его на смерть? Помните, как вы хвалились, что сами предадите Ричарда в руки правосудия, если когда-нибудь с ним встретитесь? Поверьте, все осудили вашу жестокость.

— Да, я поклялся выдать Ричарда!

— И все-таки вы не станете доносить полиции об этом безымянном письме. Нет! Это было бы жестоко, дико и бесчеловечно… Если же вы решитесь на что-либо подобное, то проститесь со всеми вашими друзьями. Поверьте, всякий из них откажется протянуть вам руку!

Наконец судья удалился. Карлайль проследил за ним глазами и вернулся к Ричарду, которого нашел в обществе мисс Корни. Карлайль рассказал ему о подробностях свидания, и Ричард заметил, что, вероятно, письмо написано Торном.

— Нельзя ли мне повидаться с матерью? — спросил молодой человек.

— Нет, это невозможно, — ответил Карлайль. — После того, что произошло, необходимо быть осторожным.

— А с Барбарой?

— Барбара могла бы прийти к нам на целый день, но ее вряд ли отпустят в такую ужасную погоду. Необходимо придумать какой-нибудь предлог, — прибавил Карлайль, обращаясь к своей сестре. — Могу я сказать миссис Гэр, что вы нездоровы и просите ее прислать к вам Барбару?

— Скажи хоть, что я умерла, если тебе угодно! — отозвалась Корнелия, пребывавшая в самом дурном настроении.

Карлайль велел заложить кабриолет. Миссис Гэр и Барбара сидели у камина, когда он вошел к ним.

— Я приехал за Барбарой, милая миссис Гэр. Корнелия сильно простудилась и желает, чтобы Барбара провела с ней день.

Миссис Гэр на минуту вышла, чтобы переговорить со служанкой, и Карлайль быстро шепнул Барбаре, что дело касается ее брата. Яркая краска разлилась по ее лицу. Миссис Гэр снова вернулась на свое место.

— Но сегодня такой холодный день, Арчибальд! — воскликнула она.

— Ничего, Барбара поедет в моем кабриолете, на нее не упадет ни одна снежинка.

Через несколько минут Карлайль и Барбара уже сидели в кабриолете. Когда они приехали в Ист-Линн, Карлайль отвел Барбару в комнату к брату, а сам поспешил в контору.

Долго разговаривали в этот день брат и сестра; разумеется, и Корнелия вставляла свое словцо.

— В конце концов, — произнесла Барбара, — необходимо выяснить, кто знаком с этим Торном.

— Я видел его с одним человеком, которого мы все знаем, но который вряд ли выдаст его.

— С кем же?

— С сэром Фрэнсисом Левисоном, — ответил Ричард.

Барбара задумалась и через некоторое время спросила:

— Похожи они друг на друга?

— Очень. Оба отъявленные негодяи.

— Я спрашиваю, похожи ли они внешне?

— Нисколько.

Барбара снова задумалась. Наступил вечер, и Ричард должен был отправиться в путь. Снова пошел сильный снег. Карлайль дал ему необходимую сумму денег и настоял, чтобы он прислал ему свой адрес. Барбара не могла удержаться от слез. Ричард вышел опять на балкон, закутанный в широкий плащ, который дала ему Корнелия. Карлайль и Барбара стояли в раскрытых дверях.

— Прощай, дорогой брат. Да хранит тебя небо, — вздохнула бедная девушка.

— Прощайте, Ричард, — сказала мисс Карлайль. — Не наделайте еще каких-нибудь глупостей.

Карлайль пожелал проводить Ричарда до конца парка. Барбара вернулась в комнату, там была Джойс.

— Тяжело должно быть бедняжке, мисс Барбара, — заметила последняя. — После того, что он мне сказал, я уже не сомневаюсь в его невинности… Но как разыскать этого капитана Торна?

— Послушайте, Джойс, — взволнованно сказала Барбара, — мне кажется, я знаю, кто он. Я никому еще не говорила об этом, но вам скажу… Я думаю, что этот Торн — не кто иной, как Фрэнсис Левисон.

— Царь Небесный! Может ли быть такое?

— Да. Я думаю об этом с той самой ночи, когда убежала леди Изабелла. Мой брат приходил тогда в Ист-Линн и встретил этого Торна в переулке. Он был нарядно одет, и Ричард описывал мне его белую руку с бриллиантовым перстнем; он упомянул также о свойственной ему привычке отбрасывать со лба волосы. Все это я заметила в капитане Левисоне и до сих пор убеждена в том, что Ричард видел именно его.

— Как все это странно, — произнесла Джойс.

— К сожалению, я не могла сказать о своих подозрениях мистеру Карлайлю; я не решалась произнести при нем имя Фрэнсиса Левисона.

Окончив беседу с Джойс, Барбара поспешила сойти вниз, где ее уже дожидался Карлайль. Девушка вжалась в угол кареты и разрыдалась.

— Не плачьте так, Барбара, — сказал Карлайль, взяв ее руку в свои, — я уверен, что Ричарда еще ожидают счастливые дни.

— Благодарю вас за эти добрые слова.

Карета остановилась.

— Ты можешь вернуться домой, — сказал Карлайль кучеру, — я приду пешком.

— Не намерены ли вы провести с нами вечер? — воскликнула Барбара. — Мама будет очень рада…

Но миссис Гэр в это время лежала в постели и не могла обрадоваться посещению Карлайля; судьи также не было дома; следовательно, Барбаре пришлось одной занимать гостя.

Они стояли перед ярко пылавшим огнем в камине. Барбара задумалась, припоминая тягостные события этого дня. О чем думал Карлайль, было известно только ему одному. Почувствовав на себе его взгляд, девушка поглядела на него.

— Хотите быть моей женой, Барбара? — спросил вдруг Карлайль.

Он произнес эти слова тихим и простым тоном, как будто сказал: «Не подать ли вам стул, Барбара?» Но какая радость отразилась на ее лице! Однако через несколько секунд Барбара отрицательно покачала головой.

— Нет, — произнесла она с грустью. — Нет! Это невозможно.

— Что же мешает вам согласиться на мое предложение, Барбара? Отчего вы отказываетесь сделаться моей возлюбленной подругой?

Девушка залилась слезами.

— Уж не оттого ли, что я был прежде женат на другой?

— О нет! Я вспоминаю о той ночи, о той странной сцене… быть может, вы также не забыли ее… Я не знала, что могу так изменить себе… Если бы не то, что случилось в ту ночь, вы бы и не подумали сделать мне предложение.

— Барбара… Знаете ли вы, что я люблю вас? Что я не желаю жениться ни на ком на свете, кроме вас.

Девушка прочла искренность в его глазах, и черты ее осветились счастливой улыбкой.

— Вы по-прежнему любите меня, Барбара?

— Несравнимо больше! — произнесла она с восторгом.

Карлайль прижал ее к своему сердцу, и их губы встретились.


Глава XI Ночное вторжение в Ист-Линн | Ист-Линн | Глава XIII Как мисс Корни приняла признание брата