home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава XV

Жизнь в замке Марлинг

Изабелла прожила уже около десяти дней в своем новом жилище, когда лорд и леди Моунт-Сиверн приехали наконец в замок Марлинг. В сущности, это был не замок, а самое незатейливое здание. Граф встретил Изабеллу по-дружески, но графиня обращалась с ней до такой степени небрежно и покровительственно, что щеки девушки не раз вспыхивали от негодования. Леди Моунт-Сиверн была тщеславна. Она окружала себя только теми поверхностными людьми, которые курили ей фимиам.

В понедельник миссис Левисон — бабушка леди Моунт-Сиверн — приехала в замок Марлинг вместе с Фрэнсисом Левисоном. Все шло своим чередом до пятницы, но затем в сердце графини снова пробудилось чувство зависти, так как Фрэнсис Левисон не переставал уделять внимание Изабелле.

В пятницу утром девушка отправилась погулять с маленьким Уильямом — сыном графини. Фрэнсис Левисон присоединился к ним, и все трое вернулись домой только к обеду. Все это время леди Моунт-Сиверн не переставала волноваться, так как миссис Левисон постоянно удерживала ее возле себя. Чем медленнее тянулось время, тем сильнее в ней разгоралась ненависть к Изабелле. Перед обедом девушка вошла в свою комнату и попросила горничную причесать ее. Марвель встала позади стула, а маленький Уильям играл неподалеку. Вдруг дверь с шумом отворилась, и вошла графиня.

— Где вы были? — спросила она, задыхаясь от гнева.

— Мы гуляли в парке, — ответила девушка.

— Как вы смеете это делать?

— Я вас не понимаю, — произнесла Изабелла, и сердце ее болезненно сжалось.

— Вам недостаточно того, что я приютила вас в своем доме! Вам нужно устраивать мне всевозможные неприятности. Вы целых три часа гуляли с Фрэнсисом Левисоном… Вы только и делаете, что кокетничаете с ним с самого его приезда…

Высвободив волосы из рук горничной, Изабелла выпрямилась во весь рост и, посмотрев на графиню, произнесла сдержанным, но твердым голосом:

— Я нисколько не кокетничаю и никогда этого не делала. Я предоставляю это, — в голосе Изабеллы помимо ее воли послышалось презрение, — замужним женщинам, хотя мне кажется, что для них это совершенно непростительно. В этом доме кокетничает только одна особа, и это вы, леди Моунт-Сиверн!

Услышав эту истину из уст Изабеллы, графиня вся побелела от ярости и, не помня себя от гнева, ударила ее по лицу. Испуганная и униженная, девушка едва удержалась на ногах, и не успела она выговорить слова, как миледи снова ее ударила. Изабелла задрожала, пронзительно вскрикнула и, закрыв лицо руками, опустилась на стул. Пораженная Марвель подняла глаза к небу, а Уильям заревел так громко, как будто ударили его самого.

Изабелла не спала всю ночь; горькие, жгучие слезы лились из ее глаз. Она не хотела больше оставаться в замке Марлинг. Сотню раз за эту ночь она пожалела о том, что не лежит возле своего отца. После этой бессонной ночи она встала слабая и больная. Марвель принесла ей завтрак, Уильям также пробрался к ней в комнату — он уже успел горячо привязаться к девушке.

— Мама уезжает, — пролепетал он, — посмотрите, Изабелла.

Она подошла к окну и увидела, что леди Моунт-Сиверн сидела в коляске, а Фрэнсис Левисон был верхом.

— Теперь мы можем спуститься вниз, там никого нет, — сказал ребенок.

Изабелла согласилась. Не успели они войти в столовую, как их с карточкой на подносе встретил слуга.

— Какой-то джентльмен желает вас видеть, миледи, — произнес он.

— Ах, это мистер Карлайль! — прочитав карточку, прошептала Изабелла. — Пожалуйста, пригласите его войти.

Один из клиентов Арчибальда, путешествуя по Англии, неожиданно заболел, и ему пришлось остановиться в городе Марлинге, по соседству с которым и находилось поместье графа Моунт-Сиверна. Больной немедленно послал телеграмму Карлайлю, так как пожелал написать завещание. Это незапланированное путешествие было чистой случайностью для Карлайля, а между тем оно сыграло в его жизни огромную роль.

— Какая неожиданная встреча! — поприветствовала гостя Изабелла. — Как я рада вас видеть!

— Я был в Марлинге по делам, но не мог уехать, не повидавшись с вами.

— Видите, как быстро сбылось то, о чем я говорила, мистер Карлайль. Вот мы с вами и встретились… Вы…

Изабелла замолчала. Она вспомнила о билете в сто фунтов и сконфузилась, потому что — увы! — разменяла билет и даже истратила часть денег! Могла ли она поступить иначе? У нее недостало бы мужества попросить денег у леди Моунт-Сиверн, а граф почти всегда отсутствовал.

— Я, право, не знаю, что сказать, — пробормотала она, — я хотела поблагодарить, вас. Мне так совестно было тратить… но я…

— Ну что вы! — перебил ее Арчибальд, смеясь. — Не нужно говорить об этом.

Мистер Карлайль не мог не заметить Изабелле, что она очень изменилась.

— Я не могу быть в замке Марлинг такой, какой я была в Ист-Линне.

— Надеюсь, что вам здесь все-таки неплохо живется, — сказал мистер Карлайль.

Она устремила на него взгляд, который так никогда и не изгладился из его памяти; в нем выразилось самое глубокое отчаяние.

— Нет, — произнесла молодая девушка, качая головой, — я не могу оставаться в этом доме, я здесь слишком несчастна! Я не спала целую ночь — все гадала, куда мне уехать. И ничего не придумала. У меня нет друга в целом мире.

Маленький лорд Вэн подошел к Карлайлю.

— Изабелла сказала мне сегодня утром, что она не может остаться у нас, — начал ребенок, — и знаете почему? Потому что мама вчера рассердилась и ударила ее…

— Молчи, Уильям, — перебила его Изабелла, вспыхнув, и позвонила в колокольчик.

Пришел слуга и увел маленького лорда в детскую.

— Неужели это правда? — спросил ее вполголоса Арчибальд, когда она подошла к нему ближе. — Да, вы действительно нуждаетесь в друге.

— Я веду здесь самое безотрадное существование, — призналась бедная девушка, и прошлая жизнь прошла перед ее мысленным взором, как очаровательное видение. — О, почему я не в силах воскресить моего милого отца? Почему я не могу вернуть нашей тихой и радостной жизни? Да, Ист-Линн показался бы мне теперь раем!

Что мог возразить на это мистер Карлайль? Почему от волнения у него перехватило дыхание, а лицо залилось краской?

— Если мои слова покажутся вам оскорбительными, то не придавайте им значения и простите меня. Не захотите ли вы… когда-нибудь… вернуться в Ист-Линн в качестве его законной владелицы?

— Вернуться в Ист-Линн в качестве его законной владелицы? — изумилась она.

— И моей жены.

Эти слова поразили ее. Она так доверчиво беседовала с мистером Карлайлем, так свободно открывала ему свои чувства! Она считала его своим самым искренним другом, искала в его словах опору, наконец, любила его как брата, но стать его женой! Эта мысль еще ни разу не приходила ей в голову, и поначалу она воспротивилась ей. Изабелла попыталась высвободить свою руку и отступить назад, но мистер Карлайль не допустил этого. Он не только удержал эту руку, но и взял другую, признаваясь ей в горячей любви. Он говорил Изабелле не пустые заученные фразы, а серьезные и глубокие слова нежности. И если бы другой образне занимал воображения девушки, то, вероятно, она ответила бы «да».

Разговор их был неожиданно прерван появлением леди Моунт-Сиверн. Она замерла в величественной позе и своим ястребиным взглядом потребовала объяснений. Желая избавить леди Изабеллу от замешательства, Карлайль сам представился графине.

— Я слышала о вас, — проговорила миледи, любуясь приятной внешностью молодого человека. — Но я не знала, что вы и Изабелла Вэн находитесь в таких близких отношениях, что…

— Миледи, — возразил Карлайль, предлагая стул графине Моунт-Сиверн, — мы никогда не были в близких отношениях, но сегодня я попросил леди Изабеллу стать моей женой.

Лицо графини просветлело. Наконец-то ей представилась возможность отделаться от ненавистной Изабеллы.

— Как она должна быть вам благодарна! — сказала леди Моунт-Сиверн. — Я говорю с вами откровенно, мистер Карлайль, потому что вы знаете, как граф был непредусмотрителен по отношению к дочери. Он не оставил ей ни шиллинга. Ты согласилась, Изабелла?

Не удостоив ее ответом, девушка приблизилась к мистеру Карлайлю и тихо произнесла:

— Вы дадите мне несколько часов на размышление?

— Я очень рад, что вы считаете мое предложение достойным размышления, — ответил Карлайль, — это дарит мне надежду.

Он отворил перед ней дверь, и девушка вышла. Оставшись одна в своей комнате, Изабелла думала: «Это лучший выход из моего безотрадного положения, однако… Я не только не люблю мистера Карлайля, но и боюсь, что люблю Фрэнсиса Левисона. Зачем я встретила его на своем пути? Почему он не предложил мне стать его женой?»

Размышления Изабеллы были прерваны визитом миссис Левисон и графини. Само собой разумеется, последняя употребила все свое красноречие, чтобы привлечь старушку на свою сторону. Обе убеждали девушку принять предложение мистера Карлайля. Старушка уверяла ее, что она никогда не видела более симпатичного молодого человека, что он стоит дюжины пустоголовых людей из высшего света. Изабелла слушала ее с затаенным страхом. Камнем преткновения по-прежнему оставался Фрэнсис Левисон.

Увидев мистера Карлайля из окна, она вышла в гостиную, сама еще не зная, какой даст ответ. Внизу она неожиданно встретила Левисона, и сердце ее сильно забилось.

— Где это вы прятались? — воскликнул юноша. — Я приехал как раз вовремя, чтобы быть представленным мистеру Карлайлю. Клянусь честью, он прекраснейший человек! И я поздравляю вас, Изабелла.

Она устремила на него пристальный взгляд.

— Леди Моунт-Сиверн говорит, что Ист-Линн — прелестное местечко, — продолжал он. — Желаю вам счастья!

— Благодарю вас, но вы слишком торопитесь с поздравлениями, капитан Левисон.

— В самом деле? Если так, то сохраните мои добрые пожелания до тех пор, пока появится более счастливый смертный… Что же касается меня, — прибавил он, — то я не смею пока вступить на дорогу благословенной супружеской жизни. Когда-то и я мечтал об этом, как многие другие, но, разумеется, мечты эти не были серьезными. Такой бедняк, как я, с неизвестным будущим, должен довольствоваться ролью бабочки и оставаться холостяком до конца своих дней.

Закончив свою речь, Левисон вышел из комнаты. Изабелла не могла не ощутить всей пустоты его слов. Она вдруг почувствовала, какой он фальшивый и бездушный человек. Вскоре после ухода Левисона появился мистер Карлайль. В этомчеловеке не было ничего фальшивого и бездушного. Он запер дверь и подошел к Изабелле. Она не произносила ни слова, губы ее дрожали.

— Ну что же? — спросил он. — Вы решились исполнить мою просьбу?

— Да… но… Яхотела сказать вам… я непременно должна сказать вам, — начала она сквозь слезы, — что хотя я и отвечаю согласием на ваше предложение, но… это случилось так неожиданно!.. Вы мне очень нравитесь, я вас уважаю, но еще не люблю вас.

— Я удивился бы, если бы было иначе. Но я постараюсь заслужить вашу любовь, Изабелла. Ведь вы позволите?

— О да, — ответила она с жаром, — я надеюсь на это.

Мистер Карлайль привлек ее к себе и в первый раз нежно поцеловал.

Арчибальд провел в замке Марлинг и следующий день. Вечером перед его отъездом были сделаны все свадебные распоряжения. Мистер Карлайль желал как можно скорее увезти из этих неуютных стен прелестный цветок — Изабелле опротивел Марлинг. Что же касается графини, то она только об этом и мечтала. Итак, свадьба должна была состояться меньше чем через месяц.


* * * | Ист-Линн | Глава XIII Старик Дилл