home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ж


'ф' АНДРЕЙ ВАСИЛЬЧЕНКО

12 апреля. Утренним поездом из Гамбурга прибывают почтенные гости. Торжественное приветствие. Многие лица мы помним еще по пробному плаванию. Государственный советник Вольтхат — покровитель экспедиции, одновременно являющийся представителем рейхсмаршала Геринга. Профессор Менцель, президент Немецкого исследовательского общества, представляющий интересы имперского министра по делам образования Руста. Контр-адмирал Конрад, представляющий командование Военно-морского флота. Адмирал Шписс, президент Немецкой морской метеорологической службы. Господа из министерства иностранных дел, министерства финансов. Представители прочих министерств, органов власти и научных организаций.

Господа уезжают из Куксхафена в Гамбург. Мы остаемся на торжественный ужин. Руководитель экспедиции докладывает о ее предварительных итогах. Вечером мы прибываем в Гамбург. Перед нами маршируют колонны СА. Звучит музыка. Затем банкет в отеле «Четыре времени года».

На следующее утро приходит телеграмма от фюрера, в которой он выражает сердечную признательность всем участникам экспедиции за успешное выполнение заданий, поставленных перед нами.

ИНТЕРВЬЮ ХАЙНЦА ШЁНА С ЗИГФРИДОМ ЗАУГЕРОМ, УЧАСТНИКОМ НЕМЕЦКОЙ АНТАРКТИЧЕСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ 1938—1939 ГОДОВ5

Шён: Господин Заутер, вы принимали в участие в Немецкой Антарктической экспедиции 1938—1939 годов в качестве аэрофотографа. Как вы получили эту профессию, и почему вам была оказана эта честь?

Заутер: Я обучался навыкам маршрутной аэрофотографии при люфтваффе. После этого в 1937 году я был взят на работу фотографом в фирму «Ганза-Люфтбильд».

Шён: Когда вы узнали, что будете принимать участие в Немецкой Антарктической экспедиции 1938—1939годов ?

Заутер: Примерно за два месяца до ее старта. Меня спросили, и я дал свое согласие.

Шён: Видели ли вы раньше гидросамолет «Борей», в экипаже которого вы должны были летать над Антарктидой ?Или вы только впервые его увидели на борту катапультирующего корабля «Швабия», который принадлежал «Люфтганзе»?

IT %

Загадочная экспедиция. Что искали немцы в Антарктиде?

Зигфрид Заутер во время экспедиции

Заутер: Я видел его до экспедиции. В Травемюнде мы вместе с моим коллегой Бундерманом принимали участие в испытательных полетах. Во время их мы выяснили, что в гидросамолете надо было вырезать боковые иллюминаторы, чтобы имелась возможность сзади установить большие фотокамеры. Поэтому гидросамолет был открытым сзади, и мы, аэрофотографы, очень сильно замерзали.

Шён: Какими фотокамерами были оснащены гидросамолеты «Борей» и «Пассат» ?

Заутер: Мы использовали фотографические пластинки старого размера, который составлял 18 на 18 сантиметров. При съемках мы пользовались камерами «Люфтбильд-Аква-Топограф». Пластинки в них надо было менять вручную. При морозе в 20 или 30 градусов к ним всегда прилипли кусочки кожи с рук.

Шён: Когда вы прибыли на борт катапультирующего корабля «Швабия» ?

Заутер: Незадолго до начала экспедиции, в декабре 1938 года. Мне была выделена каюта, рассчитанная на двух человек. Она располагалась на уровне ватерлинии. Я жил там вместе с моим коллегой Бундерманом.

Шён: Когда вы впервые столкнулись с командиром экипажа самолета Ширмахером?

Заутер: Я познакомился с командиром «Борея» Ширмахером, равно как и с командиром «Пассата» Майром, в Травемюнде во время испытательных полетов.

Шён: Как вы перенесли многонедельное морское плавание из Гамбурга до Антарктики ?

Заутер: Это было мое первое морское плавание. Море было бурным. «Швабия» отнюдь не была современным и комфортабельным пассажирским лайнером, а переделанным грузовым судном. Было очень тесно. Принимать пищу нам приходилось в трех кают-компаниях.

Шён: Как складывались отношения между оказавшимися на борту группами: капитаном, офицерами, учеными, летным экипажем, персоналом, обслуживающим катапульту, экипажем корабля?

Заутер: На борту не имелось ни одного помещения, где бы все 82 человека могли одновременно принимать пищу. Поэтому происходило разделение на несколько кают-компаний. Однако отношения между различными группами были вполне товарищескими.

Шён: Альфреду Ричеру, капитану торгового судна, полярному исследователю и летчику, в то время исполнилось почти

Загадочная экспедиция. Что искали немцы в Антарктиде?

60лет. Кроме этого он был правительственным советником при командовании Военно-морского флота. Был ли онхорошим начальником и хорошим руководителем экспедиции ?

Заутер: На этот вопрос я могу ответить без всяких оговорок. Ричер обладал богатейшим опытом пребывания в полярных областях, был опытным моряком и летчиком. А потому он был самым важным человеком в экспедиции.

Шён: На борту вам пришлось отметить не только Рождество, но и пройти во время пересечения экватора обряд морского крещения. Вы были одним из «крестников» ?

Заутер: Да. Однако меня не очень сильно беспокоили, так как я должен был фотографировать все это действо. Все крещенные в моряки получили специальные документы. Свой я храню до сих пор.

Шён: Вы или некоторые участники экспедиции во время пути к Антарктике страдали морской болезнью?

Заутер: Я хорошо переносил плавание, даже во время шторма. Я совершенно не подвержен морской болезни. Насколько я знаю, никто из персонала «Люфтганзы» тоже не страдал морской болезнью.

Шён: 19января 1939года «Швабия» достигла Антарктики, и вы впервые увидели огромные айсберги. Какое впечатление произвела на вас Антарктика?

Заутер: Когда появился первый айсберг, а это произошло около острова Буфе, мы все выбежали на верхнюю палубу и говорили друг другу: «Потрясающе!» Позже, когда весь

Г А

горизонт был покрыт айсбергами, то они производили еще более сильное, но подавляющее впечатление. Некоторые из айсбергов имели высоту до 100 метров.

Шён: Гидросамолет «Борей» был первой немецкой машиной, которая пролетела над Антарктикой после прибытия туда 19января 1939года. Вы присутствовали во время этого первого полета ?

Загадочная экспедиция. Что искали немцы в Антарктиде?

Диплом, выданный Зигфриду Заутеру, которым подтверждается, что он перешел экватор и принял обряд «морского крещения»

Заугер: Да. Мы должны были провести разведку, чтобы установить, находилась ли «Швабия» в правильном месте, откуда могли стартовать оба гидросамолета. Мы выяснили, что место было неудачным, а потому корабль было лучше направить в южном направлении в район незамерзающих вод. Это произошло сразу же после того, как «Борей» вернулся из полета. Для того чтобы иметь возможность приводниться, гидросамолеты должны были непременно садиться на незамерзающую воду. На следующее утро мы вышли на более удачные позиции.

Шён: Оба гидросамолета — «Борей» и «Пассат» — предназначались для осуществления аэрофотосъемки, для особых полетов и полетов внутрь континента. Полеты внутрь континента, которые были необходимы только при определенных обстоятельствах, были очень опасными. В случае аварии пришлось бы садиться на лед. Вам не было страшно ?

Заутер: Страшно? Да у меня просто не было времени бояться. Мне надлежало сделать множество вещей. Мне надо было точно следить за временем, а потому его не хватало, чтобы бояться. У меня было только одно чувство — восхищение неслыханной красотой бескрайних снежных равнин, которые раньше никто не видел. Это позитивное чувство было сильнее всяческих страхов.

Шён: Вы видели много гор, которые имели высоту более 4 тысяч метров. Тем не менее перегруженные самолеты не могли взять эту высоту. Было ли это сильным недостатком?

Заутер: Нет. Мы могли облететь горные вершины стороной. Поэтому мы всегда должны были летать при хорошей видимости. До третьего или четвертого полета мы летали точно по плану. Затем командиры обоих экипажей могли вносить в него изменения.

Шён: Это вы запечатлены на фотографии растягивающим на льду немецкий имперский флаг ?

Заутер: Нет. Капитан Майр смог посадить «Пассат» на низком льду. Он выбрался на лед, чтобы сфотографировать, как члены его экипажа разворачивают флаг со свастикой.

Шён: 30января 1939 года на борту Швабии, как и во всей Германии, праздновался «национальный праздник», посвященный захвату власти, который произошел 30января 1933года. В этот день Адольф Гитлер произносил речь. Вы что-то помните об этом ?

Заутер: Если честно, очень слабо припоминаю те события. Мы были страшно далеки от них. Наша голова была полностью забита проблемами, связанными со следующим полетом.

Шён: Можете ли вы припомнить, что в своей речи по этому поводу говорил руководитель партийной ячейки на «Швабии», второй офицер Карл-Хайнц Рёбке?

Заутер: Тоже не могу припомнить. Рёбке был одним из офицеров торгового флота. Мы никогда не воспринимали его как партийца. Он никогда не надевал партийную униформу и не носил повязку со свастикой.

Шён: А проходила ли на борту «Швабии» политическая учеба?

Заутер: Нет. Делались лишь только разъяснительные доклады, которые имели значение для всех участников экспедиции. Доклады были очень информативными.

Шён: Какая атмосфера царила на борту в те дни?Бша ли это сугубо научная экспедиция ? Сказывалось ли, что экспедиция осуществлялась во времена Третьего рейха?

Заутер: Это была исключительно научная экспедиция. Ее можно было бы даже назвать экспедицией «Люфтганзы», так как корабль принадлежал «Немецкой Люфтганзе». Собственно, как и оба гидросамолета — «Борей» и «Пассат» — командиры экипажа, механики и персонал, обслуживающий летающие лодки. Аэрофотографы были служащими фирмы «Ганза-Люфтбильд», которая также принадлежала «Люфтганзе». Разумеется, финансирование экспедиции происходило из имперского бюджета, так как имперское правительство взяло на себя издержки, связанные с переделкой «Швабии» в экспедиционный корабль. Наша задача состояла в том, чтобы измерить часть Антарктиды. Задание, порученное мне и моему коллеге Бундерману, состояло в том, чтобы зафиксировать часть континента. Мы кроме всего прочего были еще и геодезистами.

Шён: По вашему мнению, во время пребывания в Антарктике были члены экипажа летающих лодок «Борей» и «Пассат» самыми важными участниками экспедиции?

Заутер: Можно согласиться с этим утверждением. Конечно же, ученые были тоже очень важны, но они все-таки уступали нам. Я могу сказать, почему. Если бы кто-то из нас, аэрофотографов, выбыл из строя, то надо было бы сворачивать либо вовсе прекращать экспедицию. Кроме этого мы были единственными людьми на борту, кто составлял карту во время каждого полета, не дожидаясь помощи ученых.

Шён: Что было самым опасным во время этих полетов? Что могло угрожать жизни ?

Заутер: Вынужденная посадка на лед во время полетов внутрь континента. Тогда я говорил с капитаном Ричером об этом. Я спросил его, что произойдет, если мы совершим вынужденную посадку в шести часах лёта от побережья, или вообще где-то в районе Южного полюса? «Как вы сможете нам помочь с корабля в данной ситуации?» — «Мы сбросим вам на парашютах продовольствие на четыре недели», — ответил он. «А последующие недели мы должны провести на бобах?» — вновь спросил я его. Своими неудобными вопросами я оказывал на него давление. Он решил нас успокоить и дал «сладкую пилюлю»: «Мы будем прорываться к вам с моря, если вы совершите вынужденную посадку на континенте!» Хотя что бы случилось, если бы мы упали на горы или столкнулись с горным пиком? Мы бы там замерзли заживо. Корабельный врач Блудау рассказал нам, как надо проводить ампутацию конечностей. Эту тему он освещал нам настолько подробно, что нам так и представлялось, что в случае аварии мы будем лежать зажатые обломками, а нас ручной пилой будут распиливать на части. К слову сказать, пила находилась в нашем багаже.

Шён: В конце января—начале февраля 1939года погода стала портиться. Если бы совершили вынужденную посадку, то вас бы не смогли забрать до конца антарктического лета.

Заутер: В этом случае мы бы оказались в безнадежной ситуации, так как нас можно было забрать только в осенние месяцы, а до этого времени из нас никто бы не дожил.

Шён: Случалисьли во время полетов какие-то критические ситуации?

Заутер: Я вспоминаю о двух эпизодах. Во время первого полета мы были неопытными и еще не знали, как выглядит «белая тьма». Она же наступила внезапно. Мы летели в направлении Южного полюса, когда она накрыла нас. Вокруг все стало белым. Командир говорит: «Я больше ничего не вижу, могу лететь только лишь по наитию». В этот самый момент я сказал: «Мы ударились антенной». Это означало, что мы в опасности. Командир справился с той ситуацией. Он повернул машину, а затем полетел назад. Это было одно из самых худших происшествий. Если бы мы упали на лед, то нас бы направились спасать. А тогда могла погибнуть вся экспедиция. Вторая опасная ситуация случилась во время седьмого экспедиционного полета, когда у массива Воль-тхата в самолете стали отказывать моторы. Командиру и механику, несмотря на все усилия, не удалось их запустить. Только после того как я перенес весь балласт в переднюю часть, это удалось сделать. Это был самый конец нашего дальнего полета. Командир сказал: «Теперь вниз — туда/ где потеплее». Говоря о тепле, он подразумевал, что вместо тридцати градусов мороза будет всего лишь двадцать, а затем десять! При этих температурах моторы стали вновь работать безотказно. После этого мы полетели «домой», то есть на базу, на корабль «Швабия».

Шён: Во время одного из последних полетов было открыто озерное плато Ширмахера. Как это произошло ?

Заутер: Мы открыли озерное плато Ширмахера только лишь во время седьмого дальнего экспедиционного полета. Я смог разглядеть его в деталях. Наверное, это было одно из самых важных географических открытий, сделанных экспедицией. Позже оно было названо оазисом Ширма-хера по имени командира экипажа, который сделал это открытие.

Шён: На ваш взгляд, была ли антарктическая экспедиция успешной?

Заутер: Для нас, аэрофотографов, было неслыханным достижением сделать 11 600 фотоснимков. Никто не ожидал, что результаты нашей работы будут таким сенсационными. Буквально за шесть недель мы закончили составление карты Новой Швабии.

Шён: А кому после окончания экспедиции были переданы эти тысячи снимков?

Заутер: Сразуже после возвращения «Швабии» все фотоснимки были направлены в Берлин, в «Ганза-Люфтбильд», где они были размещены в бункере на Темпельхоф, который находился под одним из зданий.

Шён: Некоторые высказывают мнение, что экспедиционные фотографии сгорели в конце войны во время бомбардировки Лейпцига.

Заутер: Это не может быть правдой, так как их никогда не направляли в Лейпциг.

Шён: Так что же произошло с фотоснимками ? Они сгорели в бункере «Ганзы-Люфтбильд» в Берлине?

Заутер: Я могу однозначно утверждать лишь то, что они были размещены на хранение в бункере «Ганзы-

Загадочная экспедиция. Что искали немцы в Антарктиде?

Люфтбильд» в Темпельхофе. Позже вход в бункер был замурован, в надежде, что никто не узнает о хранящихся там материалах. Тем не менее русские, которые заняли эти территории в конце войны, узнали о тайнике. Они вскрыли бункер, который был поврежден во время воздушных налетов. Поскольку они смогли обнаружить фотокамеры, то можно предположить, что бункер выгорел не полностью. Однако русские утверждали, что все фотоснимки сгорели. Тем не менее после войны в Берлине появились фотоснимки, которые были явно отпечатаны с наших фотопластин. Более того, вдова капитана Ричера многие годы спустя передала Институту прикладной геодезии во Франкфурте около 600 фотографий.

Лично я очень сомневаюсь в том, что все снимки и пластины сгорели в Берлине. Они были слишком хорошо упакованы. Допускаю, что некоторые из снимков в качестве трофеев с собой забрали русские, так как они всегда проявляли повышенный интерес к антарктической экспедиции 1938—1939 годов. Они всегда вспоминали о ней с большим почтением, даже на заседании по вопросу Антарктиды, которое проходило в Новой Зеландии. Согласитесь, что они могли забрать с собой фотографии.

Шён: Вы допускаете возможным, что где-то до сих пор существуют антарктические снимки, которые рассматривались в качестве «трофея» ? Неужели русские имели интерес к этим материалам ?

Заутер: Сразу после войны русские построили исследовательскую станцию в Антарктиде как раз в районе Новой Швабии. Почему именно там? Они были первыми, кто оказался на этом месте, кто продвинул свою станцию до оазиса Ширмахера. Она была очень важна для них. Может быть, русские обладали аэрофотографиями Новой Швабии

Загадочная экспедиция. Что искали немцы в Антарктиде?

Обработка фотографий в фирме «Ганза-Люфтбильд»

и другими ценными материалами? Русские убедили ГДР строить исследовательскую станцию вблизи своей, обе страны очень тесно сотрудничали.

Шён: Могли ли сыграть роль некие военно-стратегические планы?

Заутер: С уверенностью могу сказать — нет. Там не имеется ни травы, ни деревьев, ни кустов. В этом краю тюленей и пингвинов вообще ничего нет. Одно снабжение исследовательских станций является непростой задачей. Ведущие нации мира после окончания войны построили в Антарктиде собственные станции, которые заняты круглогодичными исследованиями. Самые большие станции принадлежат русским и американцам. Однако там представлены также интересы Китая, Японии, Индии, нескольких африканских государств и, конечно же, стран Южной Америки. Одни станции работают только антарктическим

Загадочная экспедиция. Что искали немцы в Антарктиде?

летом, другие — круглый год. Однако создание военных баз запрещено.

Шён: Считаете ли вы возможным, что незадолго до начала войны и в годы войны в Новую Швабию были доставлены строительные материалы, которые предназначались для строительства бункера во льду или подземных доков для подводных лодок?

Заутер: Все слухи и спекуляции на эту тему появились уже после окончания войны. Все они являются редкостным вздором. Корабли не могли бы пристать к берегу из-за пояса пакового льда, который окружает Новую Швабию. Прорваться к берегу можно только при помощи ледоколов или специальных бронированных кораблей. Каждая станция, в которой зимуют люди, должна на год вперед снабжаться продуктами. При этом есть возможность обеспечить ими лишь нескольких человек. Слухи о строительстве бункера для Гитлера в Новой Швабии являются полнейшей ерундой, как и утверждение о строительстве доков для подводных лодок. Тот, кто рожает такие сплетни, не имеет ни малейшего понятия, как выглядит Антарктика. Она — самый безумный континент. Там по полгода бушуют шторма и несколько дней напролет может дуть ветер со скоростью 200 километров час.

Шён: Открытый во время Немецкой Антарктической экспедиции 1938—1939годов оазис Ширмахера, который также иногда именуется озерным плато Ширмахера, является для многих стран предпочтительной зоной для создания станций. В чем кроется причина этого ? Уместно ли вообще употребление слова «оазис», когда речь идет о небольшой территории с незамерзающими небольшими озерами?

Заутер: Действительно, слово «оазис» может дезориентировать некоторых людей, которые попытаются понять, что являет собой озерное плато Ширмахера. Обычно под оазисом подразумевается место в пустыне, где растут пальмы. В Антарктиде же нет никакой растительности. Оазис Ширмахера — это незамерзающая территория, в середине которой располагается озеро.

Шён: А где находится этот оазис, как добраться до него?

Заутер: Оазис Ширмахера лежит в низменной области с несколькими небольшими горами, склоны которых нагреваются. Эта область простирается до гряды гор, вершины которых имеют высоту приблизительно 3 тысячи метров. Оазис находится приблизительно в часе лёта от края шельфовых льдов, во время антарктического лета, которое приходится на январь, он не замерзает. Только эта территория может использоваться для строительства и возведения исследовательских станций.

Шён: Какие страны сегодня имеют исследовательские станции в районе оазиса Ширмахера, который бьиг открыт во время Немецкой Антарктической экспедиции 1938— 1939 годов командиром летного экипажа «Люфтганзы» и является частью Новой Швабии, исследованной немецкой экспедицией?

Заутер: Самую большую станцию, «Новолазаревскую», здесь в первые послевоенные годы построил Советский Союз. Она постоянно росла и развивалась. Позже часть ее была передана ГДР, которая со временем построила собственную станцию. Между этими двумя станциями происходило теснейшее сотрудничество. Кроме этого станции в районе оазиса Ширмахера имеют Южная Африка, Китайская Народная Республика, Япония и Индия. Во время моей последней поездки в Антарктику, которая состоялась в 1989 году, Франц Лацци рассказал мне, что индийская станция состоит из обычных палаток. Антарктическим летом в них сидят около 200 индийцев, играют в карты, после чего в конце лета покидают Антарктиду.

Шён: Как вы объясняете, что немцы, которые в 70-е годы с большими издержками вновь активизировали исследование Антарктики, начали это не с Новой Швабии ?Почему немецкая станция «Ноймайер» возникла не в Новой Швабии?

Заутер: Когда Федеративная Республика заново начала освоение Антарктики, то русские уже построили свою станцию в Новой Швабии, которую затем подарили ГДР. ФРГ не считала возможным строить свою станцию в этих краях. Поэтому был выбран мыс Норвегия, где и была возведена станция «Ноймайер». Федеративная Республика хотела участвовать в переговорах относительно полярных исследований. В любом случае она имела право голоса и могла принимать участие в исследованиях. Нам удалось добиться в Антарктике значительных успехов. Однако во время «холодной войны» мы едва ли могли быть соседями русских и восточных немцев. Поэтому станция «Ноймайер» бьша построена как можно дальше, и именно по этой причине она находится не на территории Новой Швабии

Шён: А норвежцы не заявляли протестов против того, что ФРГ строила свою станцию на мысе Норвегия?

Заутер: Мне ничего не известно о норвежских протестах. Хотя норвежцы в вопросах, касающихся Антарктики, никогда не отзывались хорошо о нас. Во время экспедиции 1938—1939 годов нас преследовало норвежское китобойное судно. Они связались с нами по радио, хотя китобои находились в зоне видимости. Они хотели получить точные данные относительно того, сколько самолетов было у нас на борту и что мы собирались делать в Антарктике. Я полагаю, что норвежские китобои сообщили о нашей экспедиции норвежским органам власти, так как они рассматривали Землю Королевы Мод, включая Новую Швабию, в качестве собственных владений.

Шён: Действительно ли норвежцы оказались в Новой Швабии раньше немцев?

Заутер: Когда мы достигли Антарктики в январе 1939 года, то «Швабию» сопровождали норвежские китобойные суда. Наш лоцман, капитан Крауль, свободно владевший норвежским языком, слышал беседы капитанов китобойных суден, которые они вели между собой по рации. Норвежские капитаны получили указание дать прибрежной ледниковой полосе, а также лежащему за ней материковому льду какое-нибудь имя. Однако они могли видеть эти территории только лишь в бинокль, но не высаживались на них. Кажется, они называли их Землей Короля Хакона. Норвежцы претендовали на полное обладание Землей Королевы Мод, к которой они относили и Новую Швабию. Опираясь на это присвоение имени, в середине января 1939 года норвежское правительство заявило Германии, что Новая Швабия принадлежит именно ему. Имперское правительство Германии отказалось признать притязания Норвегии на эти территории.

Шён: Какие экономические интересы мог преследовать Третий рейх, осваивая в 1938году Новую Швабию ?

Заутер: На первом месте, конечно же, находились планы по значительному расширению китобойного промысла в Антарктике, что полностью отвечало хозяйственным интересам Германии. Далее Германия планировала через закрепление прав на Новую Швабию обеспечить свои права на более позднее распределение Антарктического континента как выморочной территории, что предполагало добычу полезных ископаемых и разработку нефтяных месторождений на шельфе.

Шён: Что вы знаете об американских экспедициях Бёрда 30-х годов ? Были ли американцы на территории Новой Швабии ?

Заутер: Американцы провели удачную воздушную разведку. Однако они всегда исследовали только отдельные полосы, но никак не органические области. Они совершили дальние полеты и сделали несколько аэрофотоснимков. Они пытались сделать замеры, что мы предпринимали во время экспедиции 1938—1939 годов. Однако это им не удалось. Американцы видели свою миссию в разведке. Они хотели знать, какие области являются горными, какие незамерзающими и т.д., однако они исследовали лишь незначительную часть Антарктики. Их разведывательные полеты, конечно, были весьма примечательными. Но тем не менее американцы не пролетали над Новой Швабией. До тех пор пока мы не прибыли к ней, она оставалась «терра инкогнита», «неизвестной землей».

Шён: В1946—1947году американцы под началом адмирала Бёрда провели широко запланированную антарктическую экспедицию, которая была связана с огромными издержками. В чем вы видите смысл этой акции ?

Заутер: Я полагаю, что это была исключительно акция престижа. Она казалась американцам необходимой, так как сразу же после окончания войны в Антарктике стали хозяйничать русские. Американцы хотели показать, что они тоже представлены в Антарктике, что у них здесь есть свои интересы. Поэтому они указали в обосновании экспедиции, что хотят проверить, как люди и техника будут реагировать на антарктические условия, в первую очередь холод. Однако если наши самолеты запускались при помощи катапульты, установленной на корабле, то американские самолеты взлетали с авианосцев. Оттуда же запускались вертолеты. Американцы хотели опробовать во время экспедиции все возможное, чтобы тем самым продемонстрировать свое превосходство.

Шён: Принимая во внимание ваш интерес к Антарктиде и Новой Швабии, было бы удивительно, если бы после войны вы не побывали еще раз в тех краях.

Заутер: Я был в Антарктиде в 1989 году. Я обнаружил, что за прошедшие пятьдесят лет, с 1939 по 1989 год, в Антарктиде поменялось очень многое. Сильнее всего там обосновались русские и американцы. С глубоким восхищением я должен отметить, что русские имеют несколько станций в местах, где температура может достигать абсолютного холода и падать до минус 90 градусов. Каждый год они заново оснащаются. Американцы поддерживают свою станцию, которая по размерам приближается к небольшому городу. В 1989 году на ней имелся даже аэродром...

Шён: Встречалисьли вы после войны с кем-нибудь из участников Немецкой Антарктической экспедиции 1938—1939годов?

Заутер: Да, я встречался с летчиком Майром. Он сделал карьеру в новой «Люфтганзе», во Франкфурте. Позже он стал пилотом федерального канцлера Аденауэра. Он хотел летать только с Майром. Майр был большой и широкий, как два платяных шкафа. Он излучал спокойствие и надежность. Больше я ни с кем из участников экспедиции не встречался.

СОДЕРЖАНИЕ

Научно-популярное издание Путешествие за тайной

Васильченко Андрей Вячеславович

ЗАГАДОЧНАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ Что искали немцы в Антарктиде?

Выпускающий редактор Н.М. Смирнов Корректор Е.Ю. Таскон Верстка И. В. Резникова Дизайн обложки Д.В. Грушин

ООО «Издательский дом «Вече»

Почтовый адрес:

129348, Москва, ул. Красной Сосны, 24, а/я 63. Фактический адрес:

127549, Москва, Алтуфьевское шоссе, 48, корпус 1.

E-mail: [email protected] http://www.veche.ru

Подписано в печать 30.11.2010. Формат 84x108 Чп. Бумага офсетная. Печать офсетная. Гарнитура «НьютонС». Печ. л. 11.

Тираж 3000 экз. Заказ № 3408.

Отпечатано с электронного оригинал-макета, предоставленного издательством, в ОАО «Рыбинский Дом печати»

152901, г. Рыбинск, ул. Чкалова, 8.

ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВЕЧЕ»

ООО «ВЕСТЬ» является основным поставщиком книжной продукции издательства «ВЕЧЕ»

Почтовый адрес:

129348, г. Москва, ул. Красной Сосны, 24, а/я 63. Фактический адрес:

127549, г. Москва, Алтуфьевское шоссе, 48, корпус 1. Тел.: (499) 940-48-71, (499) 940-48-72, (499) 940-48-73. Интернет: www.veche.ru Электронная почта (E-mail): [email protected] По вопросу размещения рекламы в книгах обращаться в рекламный отдел издательства «ВЕЧЕ». Тел.: (499) 940-48-70.

E-mail: [email protected]

ВНИМАНИЮ ОПТОВЫХ ПОКУПАТЕЛЕЙ!

Книги издательства «ВЕЧЕ» вы можете приобрести также в наших филиалах и у официальных дилеров по адресам:

В Москве:

Компания «Лабиринт»

115419, г. Москва,

2-й Рощинский проезд, д. 8, стр. 4.

Тел.: (495) 780-00-98, 231-46-79 www.labirint-shop.ru В Санкт-Петербурге:

ЗАО «Диамант» СПб.

г. Санкт-Петербург, пр. Обуховской Обороны, д. 105. Книжная ярмарка в ДК им. Крупской.

Тел.: (812) 567-07-26 (доб. 25)

В Нижнем Новгороде:

ООО «Вече-НН»

603141, г. Нижний Новгород, ул. Геологов, д. 1.

Тел.: (8312) 63-97-78 E-mail: [email protected]

В Новосибирске:

ООО «Топ-Книга»

630117, г. Новосибирск, ул. Арбузова, 1/1.

Тел.: (383) 336-10-32, (383) 336-10-33 www.top-kniga.ru В Киеве:

ООО «Издательство «Арий» г. Киев, пр. 50-летия Октября, д. 26, а/я 84.

Тел.: (380 44) 537-29-20,(380 44) 407-22-75.

E-mail: [email protected]

Всегда в ассортименте новинки издательства «ВЕЧЕ» в московских книжных магазинах:

ТД «Библио-Глобус», ТД «Москва», ТД «Молодая гвардия», «Московский Дом книги», «Букбери», «Новый книжный».

п тешествие

тайно

Книга известного историка Третьего рейха А. Васильченко впервые подробно рассказывает о знаменитой Немецкой Антарктической экспедиции 1938т-1939 гг., за подготовку и проведение которой отвечал рейхсмар-шап Герман Геринг. Основываясь на документальном материале, автор развенчивает многочисленные мифы об Антарктическом^ рейхе, бегстве Гитлера в апреле 1945 г. на Южный полюс и загадочных подводных лодках и немецких летающих тарелках. Автор также уделяет внимание еще одной не менее известной военной экспедиции, «Высотный прыжок», американского адмирала Ричарда Бёрда. В приложении впервые публикуется вышедшая в Германии в 1941 г. книга одного из участников Немецкой Антарктической экспедиции, географа Эрнста Херрмана.

lb

Загадочная экспедиция. Что искали немцы в Антарктиде?

/ -ISBN 978-5-9533-5145-4
9 7 8 5 9 5 3 3 5 1 4 5 4

1

Воспоминания приводятся с незначительными сокращениями. В частности, из текста изъята глава, посвященная географическому положению Антарктиды, которая в современных условиях не представляет особого научного интереса.

2

Не надо воспринимать это всерьез, как и некоторые из шутливых высказываний.

3

В других местах книги он упоминался как «Дулачов». — А.В.

4

Речь идет об озерном Плато Ширмахера или об Оазисе Шир-махера. — А. В.

5

Записано в 2004 году. Воспроизводится по: Шён, Хайнц. Миф о Новой Швабии. И о Гитлере на Южном полюсе.


Глава 18 ПУТЬ ДОМОЙ | Загадочная экспедиция. Что искали немцы в Антарктиде? |