home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ПИНГВИНЫ ОБЩАЮТСЯ МЕЖДУ СОБОЙ

Теперь для нас начинается период безделья. По большому счету трудится только Барклей — все остальные лежат на самодельных шезлонгах, импровизированных кушетках и поджариваются на жарком солнце. Некоторые уже приобрели бронзовый загар, чем напоминают индейцев сиу. В загорании иногда принимают участие даже простые матросы, так как от них не требуется усиленно драить палубу после того, как мы покинули Кейптаун. «Швабия» и так блистала на пирсе, выглядя неотразимо. Теперь некоторый ремонт и чистка потребуются только перед заходом в Пернамбуко.

Как уже говорилось выше, Барклею приходится трудиться не покладая рук, так как он постоянно кормит пингвинов. Он дает им пищу в 9 часов утра и в 7 часов вечера. Кормит он их великолепными рыбами из Кейптауна. Самые большие из нихон разделывает. Маленькие целиком дает пингвинам в клюв. К настоящему времени он выстроил настоящий лоток для кормления. Пингвины едят, выстраиваясь в ряд. Возникает очередь, в которой одна птица сменяет другую. Наши домохозяйки из Берлина и Гамбурга могли бы поучиться у Барклея порядку. Собственно, как и мясники. Барклей всегда распределяет рыбу между пингвинами справедливо. Тебе — три больших рыбины, тебе — пять маленьких и т.д. Никто не уходит обиженным. И при этом во время кормежки Барклей не говорит ни одного злого слова. Лишь изредка ему надо отругать одного из маленьких пингвинов Адели. Вообще эта шумная компания так и норовит вырваться наружу.

Если крохотное существо, пингвин Адели, стоит на лесенке, ведущей к специально сооруженному бассейну для купания пингвинов, то он ни за что не пропустит императорского пингвина. Вот подошел вперевалочку один из больших пингвинов, тогда мелкий клюет его в живот. Большой хотя и злится, и шипит на него, однако смиряется, отходит в сторону. Он ждет. За ним в очередь выстраиваются три или четыре императорских пингвина. Они терпеливо ждут, пока крошечный скандалист не соблаговолит спуститься с лестницы. Только после этого императорские пингвины начинают шагать вниз. Вот уж действительно благородные и аристократичные птицы!

Мы пытаемся беседовать с пингвинами, каждый о чем-то хорошем. Мы даем им имена. Например, линяющего пингвина мы зовем Агатой, а дерзкого пингвина Адели — Гансом Хукебайном. Лучше всего с ними ладит, конечно, Барклей, так как он заботится о птицах уже несколько недель, кормит их, чистит их загон и т.д. Нередко приходит Крауль, который глядит, как пингвины кладут себе голову на грудь и начинают выдувать на трубе свою птичью музыку. Когда они говорят на своем пингвиньем языке, то это признак их отличного самочувствия.

Если Барклей откусывал кусок рыбы, как он это делал в период кормления пингвинов котлетами, то приводил их этим действием в несказанный восторг. Недавно этот прием использовал Гризар, которому Барклей подал рыбу. И тут же заслужил особое расположение птиц.

ж.

ф АНДРЕЙ ВАСИЛЬЧЕНКО

Пройшоффу и мне повезло больше всего. Наши каюты расположены таким образом, что мы можем наблюдать за нашими пассажирами из иллюминаторов. Недавно до меня на птичьем языке донеслась странная история, которую никак не могу скрыть от уважаемого читателя. В конце концов, нам не каждый день удавалось подслушать беседы пингвинов. Предварительно надо лишь отметить, что Барклей носил полярную бороду, Гризар и Крауль незадолго до захода в Кейптаун начисто выбрились. Ежедневная чистка палубы и покраска бортов белой краской на пути к Южной Африке может быть понятна даже неморяку. Итак, донесшаяся беседа.

— Добрый день, госпожа соседка! Как ваше самочувствие?

— Спасибо, неплохо. Только меня иногда приводит в смущение юркий парень, которого наши стюарды называют Гансом Хукебайном. Противный и надменный! Такие у нас дома используются для самых незначительных работ, так как принадлежат к иной пингвиньей расе. А здесь этот малый ведет себя так, будто бы принадлежит к числу господ!

— Ах, не говорите, госпожа Агата, вчера я шла со своим супругом... Скажу по большому секрету — я знаю, вы не проболтаетесь — он совершенно бесполезен. Я уже много недель не отложила ни одного яйца. Хотя внешне мой супруг выглядит даже очень достойно и прилично... Так вот. Я говорю ему: дорогой супруг, давай спустимся по лестнице к купальне. И что вы думаете? На середине лестницы стоит Ганс Хукебайн и не пропускает нас!

— Я умоляю вас, госпожа соседка, вам же достаточно было взмахнуть крылом, чтобы смести с пути это глупейшее существо!

— Госпожа Агата, мы перепробовали буквально все! Но что устроил этот безобразник? Он поднял страшнейший

крик и стал клевать нас в живот. Причем очень сильно! Хотя едва ли он стоит одного нашего мизинца!

— Вы несколько утрируете, хотя, наверное, вы правы! А ведь такое могло произойти и со мной!

— К слову, госпожа Агата, вы не находите, что новая рыба имеет странный привкус?

—Я лично ею довольна. На вкус она хороша, хотя и сдохла, по-видимому, уже давно. У нее такой вкус, как будто она уже одну неделю пролежала на льду. Мне недостает легкого першения в горле, которое возникает, когда проглатываешь действительно живую рыбку. Она не может защищаться, если ей сразу долбануть клювом в голову.

— Мне кажется то же самое. И к тому же нам не хватает эстетики питания. Мы едим лишь для того, чтобы не быть голодными.

— Мы отвлеклись, госпожа соседка! А еще я думаю о странных птицах, которые приносят нам рыбу. Они очень забавные и смешные.

— Вы тоже полагаете, что они птицы? Мой муж думает, что это просто животные, так каку них нет никаких перьев. Однако они прямоходящие, как и мы. Кроме этого подобно нам, приняв пищу, они ложатся на живот. Но самое странное, что они предпочитают лежать не в теньке, как мы, а укладываются на самый солнцепек.

— Но при этом они усиленно линяют. Я неоднократно наблюдала за этим процессом. Они очень часто меняют свою верхнюю кожу. Она то белая, то красная, то коричневая. Одним словом, всех цветов радуги...

— А еще то, что мы можем делать при помощи клюва, они совершают, применяя кончики крыльев. Кажется, в этом они приобрели немалые навыки.

— А вы наблюдали, как они издают при помощи своего клюва странные звуки?

Загадочная экспедиция. Что искали немцы в Антарктиде?

У загона с пингвинами. Слева направо: Ричер, Майр, Ланге, Барклей, Ширмахер, Паульсен

Да-да... Кажется, при помощи этого горлового клацанья они договариваются друг с другом.

— Звучит по-варварски, но своей цели они достигают!

— Они, наверное, должны страдать от того, что все принадлежат к разным видам. Некоторые из них — здоровенные как синие киты, а некоторые — всего лишь размером с тюленя. Однако чаще всего я вижу главного стюарда, который всегда нам приносит рыбок...

— О Боже... Я помню, как смеялась над ним в первый раз! Он принадлежит к виду Барклеев, по крайней мере, его так всегда называют другие.

— Барклеи мне кажутся совершенно иным видом птиц. У них под клювом растет густой кустарник из морских водорослей. Хотя это можно принять и за разновидность перьев.

— Вероятно, именно в этом кроется причина того, почему таких птиц назначают прислугой для нас.

— Из-за этих кустарников они не могут плавать. Когда они двигаются в воде, то выглядят очень жалкими. Я никогда не могу установить, когда Барклеи все-таки начинут лакомиться нашей рыбой.

— Насколько я понимаю, это им не под силу. Из-за крошечного клюва! А представьте себе, если рыба живая, да еще и бьет хвостом!

— Определенно он не знает, что правильнее кусать рыбу за голову. Скорее всего, это из-за того, что он может помогать себе кончиками крыльев!

— Возможно! Мне кажется, что этот главный стюард весьма неплохой парень!

— Но почему же он тогда отдает предпочтение Гансу Хукебайну? Моя радость, вы бы видели, как он выводит его гулять за пределы нашего сада!

— Я думаю, рано или поздно он все-таки пойдет по правильному пути. В противном случае ему ведь могут указать на дверь. Зачем нам такие пингвины, да еще из низших каст?

— Да еще в таких смешных розовых ластах, которые он носит на ногах!

— И пальцы всегда растопыривает как гусь!

— Впрочем, у Ганса Хукебайна жена такая же наглая, как и он сам!

— Мон ами, если бы вы могли наблюдать, как один из этих Барклеев подлизывается к госпоже Натане Пиккель-вихен! Как он все время ей постукивает по животу! Вот будет смеху, если она внезапно снесет яйцо!

— Госпожа Агата, это был бы просто верх бесстыдства!

— Конечно-конечно... Но все равно было бы очень смешно. Однако эта особа происходит откуда-то с вос-

Загадочная экспедиция. Что искали немцы в Антарктиде?

тока, должно быть, из территории, которая восточнее нас на 15 градусов долготы.

— Глубокоуважаемая госпожа соседка! Уж коли мы столкнулись, то не могли бы вы мне одолжить для моих ближайших дамских посиделок несколько рыбьих голов селедки?

— Увы-увы... Очень сожалею, но у меня остались только рыбьи хвосты!

—Ах... ничего не могу поделать с собой, предпочитаю рыбьи головы — они такие вкусные, такие пряные... не в пример вкуснее хвостов! Но если вам не жалко хвостиков...

— Нисколько, госпожа Агата. Я охотно готова вам помочь.

— Да-да, моя дорогая, мы живем не в самые лучшие времена!

— Если уж говорить о плохом, то вы помните, госпожа Агата, о том ужасном времени, когда наш главный стюард приносил нам вместо рыбы только тюленье сало и фрикадельки?

— Это было просто чудовищно. Я ощущала себя морским леопардом, который питается только водорослями. Впрочем, у меня есть подозрение, что наши Барклеи питаются исключительно мертвыми животными. По крайней мере, я однажды видела, как наш главный стюард откусывал всего лишь кусочек, а все остальное набивал в клюв Гансу Хукебайну.

— Мне кажется, что все эти Барклеи и их помощники— какой-то неполноценный вид.

— Кроме Барклеев имеется еще вид, который называют Гризарами. Они больше, но обладают теми же странными повадками, что и Барклеи, хотя их поведение кажется более утонченным. Кроме этого у них нет зарослей вокруг клюва.

— Оооо... Вы весьма осторожны в своих суждениях, моя радость. Сии манеры присущи не всем Гризарам. Многие ли из них могут правильно трубить?

— Конечно, нет. Но я все-таки наблюдала, как один из них сделал попытку проглотить рыбу. Главный стюард поднес ему ее непосредственно к клюву.

—Да-да, я вспоминаю этот эпизод. Я как раз беседовала с госпожой Пиккельвихен. Я ей говорю, моя дорогая, смотрите, как он ест рыбу. Он держал ее точно перед клювом. Гризар должен был только его захлопнуть, а Барклей несколько помог ему кончиком своего крыла.

— Госпожа соседка, мне думается, что эти Гризары едят только мертвых животных. У этого вида клюв устроен таким образом, что они не могут принимать приличную пищу.

— Но все же это говорит о предпринятой попытке, что уже возносит его на высоту айсберга над стадом этих туповатых птиц. Если молодые птицы хотят получать знания, то их надо бить по клюву!

— Вы опять утрируете, моя дорогая. Вы видели их трансформированные ноги? Они настолько длинные, что даже нуждаются в серединном сочленении. Барклеи называют это чем-то вроде колена.

— А вы обращали внимание на крики этих странных птиц, госпожа Агата?

— Моя дорогая, если уж мне посчастливилось изучать обычаи разных народов, в особенности наших стюардов, то это можно было использовать себе на пользу. Справедливости ради надо отметить, что понимание чуждой лексики уже принесло мне несколько рыбьих голов.

— Ах, госпожа Агата, тогда вы можете, наверное, мне дать небольшую справочку о различных видах наших стюардов. Положа руку на сердце, я не очень сильно разбираюсь в этом вопросе.


предыдущая глава | Загадочная экспедиция. Что искали немцы в Антарктиде? | cледующая глава