home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




Глава 13 ПРАЗДНИКИ

Михаэль Преториус звучит на Южном полюсе! Я уверен, что никогда ранее его мелодии не звучали на столь южных широтах. Преториус, этот изысканный старый композитор, исполняется нами тремя: Гбуреком, Лёзенером и мной при помощи двух блок-флейт и одной скрипки. Очень простые и светлые мелодии, которые могут выступать в роли канона поразительной органичности; музыка, которую только теперь мы стали по-настоящему понимать, так как следуем из столь же простых и светлых ландшафтов. Аккорды звучат таким же образом. В шуме городов такая музыка не может быть оценена по достоинству, но в ледяной тишине, посреди моря, путь к ней найти как нельзя просто.

Идет дождь. Унылая погода. Как только он слегка стих, то мы можем совершить очередную станционную остановку. 21 февраля около 19 часов мы находимся 51,5° южной широты по нулевому меридиану. Это наша восьмая «станция».

Однако дождь продолжается. Он льет непрерывно. Мы знаем, что такое дождь, а потому пытаемся спрятаться хоть под какими-нибудь навесами, выступающими частями рубки, на средней палубе и т.д. Пингвины не знают, что такое дождь, а потому они немало удивлены и в растерянности бегают по своему загону. В их жизни это первый дождь.

До этого момента они ходили по территории, на которой выпадало слишком много снега, но ни одной капельки дождя. Для этого в Антарктике слишком холодно. Сам по себе дождь был бы вовсе не так уж плох, однако наши пингвины не могут смазывать себе перья жиром, что было у них «дома» привычным делом. На корабле у них не слишком богатая, почти вегетарианская пища, а потому день ото дня они неуклонно худеют. Мы уже упоминали, что с провиантом для новых пассажиров на корабле имелись определенные трудности. Барклей пытается делать все от него зависящее. Но откуда бы нам взять свежую жирную селедку? Около острова Буве мы хотели заняться ловлей рыбы, но не смогли спустить на воду подходящую шлюпку. Тогда мы стали глушить рыбу при помощи динамита, собирая ее с поверхности воды сачками и сетями. Однако шторм расстроил все наши планы. Мы носились от борта к борту, но не заметили даже хвоста от рыбешки.

Впрочем, Барклею в его биологических изысканиях удалось добиться кое-каких результатов. В настоящее время мы идем по форменной морской пустыне. В данном случае цветом пустыни, как ни странно прозвучит, является синий цвет. Чем синее море, тем меньше в нем находится живых организмов!

Итак, когда идет дождь, пингвины промокают насквозь. Вода струится по их обезжиренному оперению и проникает прямо до кожи. Шефер сооружает в их загоне подобие навеса. Однако глупые животины не намереваются укрываться. Стоит только начаться дождю, они тут же устремляются под его струи. Они тут же промокают насквозь. В подобных ситуациях их приходится привязывать. Веревка натягивается, и все они стоят в ряд: восемь больших императорских пингвинов и три маленьких, но юрких пингвина Адели.

За неимением лучшего Барклей смазывает их перья гелем для волос. Капитан Котгас пожертвовал для этого целую банку, которую ему в свое время презентовала какая-то из австралийских почитательниц. Однако тот, кто знает нашего капитана, поймет, почему он никогда не будет укладывать прическу при помощи геля для волос. Поэтому на данную жертву он пошел с легким сердцем. Теперь наши пингвины не только блестят, но благоухают самым невероятным ароматом! Как там поется в песне? «Аромат, который плывет за прекрасной фрау...»

Большей частью пингвины вообще ничем не пахнут. Однако поскольку они вынуждены часами простаивать на месте, а их феноменальное пищеварение явно не удовлетворено нашим корабельным рационом, то можно представить, что творится у них в загоне. Мы ужасаемся, как Барклею ежедневно удается вычистить эти авгиевы конюшни.

У нас сегодня праздник! Мы прошли 11111 морских миль. По этому поводу корабельное командование позволяет каждому члену экспедиции выпить пива или немного шнапса. На редкость бестолковый праздник!

Ланге настолько увлечен этим безобразием, что собирается сойти за борт. Кроме этого он опять увлечен борьбой с распахнутым иллюминатором, через который к нам норовит заглянуть в гости океан. Он опять требует надувную лодку! По кораблю ходят слухи, что приятели Майр и Ширмахер хотят прокатиться в Кейптауне на роскошной яхте «Кентавр». Они якобы намереваются пересесть на нее и направиться на «Кентавре» домой. Поскольку Майр предполагает, что на роскошных яхтах должны быть красивые женщины, то он намеревается придать себе аристократического лоску, ну или по крайней мере сбрить бороду. «Прекрасно,» — говорит Ланге, — тогда у меня

та

ЗАГАДОЧНАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ XfT

самые большие шансы на успех!» Он один из немногих, кто после нашего отплытия из Гамбурга бреется во время путешествия каждый день.

Капитан Коттас предлагает Ланге печеный лабкаус, блюдо скандинавской кухни. От вида этого деликатеса у нас желудочный сок стал выделяться в два раза быстрее. Ланге уже съел не одну такую вкусную вещь, но все равно берет большой кусок. «Знаете, капитан Котгас, это чисто символическое действие, поскольку я весьма осторожно отношусь к таким блюдам».

А за бортом дождь и туман. Чтобы не дрейфовать по ночам, мы пытаемся установить на штурманскую рубку большой прожектор. Однако туман настолько густой, что даже луч прожектора погружается в него не более чем на несколько метров. Тогда мы пытаемся запускать в небо сигнальные ракеты. Результаты еще более плачевные. Однако этому действию нельзя отказать в эстетическом эффекте — устроить фейерверк посреди Южной Атлантики. Все, кто в тот момент находятся на палубе, зачарованно наблюдают за этим представлением.

Мы достигаем десятой «станции», которая лежит на 46,5° южной широты. Погода заметно улучшилась. У нас над головой синее небо, покрытое перистыми облаками. Мы давненько не видали такого. Пингвины увлечены чисткой перьев. Агата, кажется, готовится к линьке. Корона из перьев, которую она долгое время носила на голове, исчезла. Ночью вновь можно наблюдать за звездами. На ночном небосклоне безраздельно властвуют Сириус и Южный Крест. Когда же все-таки появятся Полярная звезда и Большая Медведица? Впрочем, звезды Южного полушария нам предстоит наблюдать еще несколько недель!


предыдущая глава | Загадочная экспедиция. Что искали немцы в Антарктиде? | cледующая глава