home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

Околоземная орбита. Российская научно-исследовательская станция «Мир-2».


Динамики внутренней службы оповещения надрывались тревожным звоном. Мигали красные лампы, успокаивающе-мягкий женский голос ИскИна монотонно повторял:

— Внимание! Это НЕ учебная тревога! Всем летчикам-космонавтам облачиться в скафандры и занять места в спасательных капсулах согласно протоколу «О метеоритной опасности». Принудительный отстрел аварийных модулей через девяносто секунд! Повторяю, это НЕ учебная тревога!

Полковник ВКС Сергей Волков сидел за командирским пультом, выполняя сразу дюжину срочных и важных дел. Скороговоркой рапортовал ЦУПу, принимал данные для рассчитанного Землей маневра уклонения, косился на истерящий радар системы ближнего обнаружения.

Сейчас не время выяснять, откуда взялся этот неучтенный метеоритный поток на геостационарной орбите.

Наконец-то развалилась КС НАСА «Орион»? А может, и вовсе — сознательная диверсия? Могли ведь наши заклятые друзья вывалить в космос контейнер титановых кубиков, намереваясь неконвенционными методами вернуть себе утраченное превосходство в космосе?

Только вот объемы никак не сходились…

Судя по засветке радара, облако объектов имело массу близкую к небоскребу. Ну, либо какой-то шутник размотал по орбите пару квадратных километров золотой фольги, столь любимой в космонавтике.

— Шестьдесят секунд до входа в опасную зону. Вероятность критичного повреждения станции — восемьдесят два процента… Шансы растут по мере обнаружения новых объектов. Командиру немедленно покинуть мостик и принять меры к эвакуации! Прошу передать право командования над КС согласно ситуационному коду «Летучий Голландец!».

Сергею показалось, что в голосе ИскИна прозвучала неподдельная тоска.

— Ответ отрицательный… — качнул головой полковник. — Мы с тобой на станции с первого дня, не дело бросать ее в беде. Лишняя пара живых рук может оказаться решающей величиной в вопросе борьбы за живучесть.

Покосившись на истрепанное фото жены, запечатленной с мнемо-обручем на голове и подсумком молодого ИскИна на поясе, он негромко прошептал:

— Не дрейфь, дочка, прорвемся. Так ли мы с мамой тебя воспитывали?

Четырнадцатилетний ИИ явственно хлюпнула носом, на секунду взвизгнула черными ящиками, прокручивая магнитную проволоку назад, ответила:

— Прорвемся, папа… Мама Нина гордилась бы нами!

Станция дрогнула, реагируя на принудительную отстыковку спасательных модулей. Их маневровые двигатели работали в нештатном режиме: на разгон, сжигая резервное топливо и выводя экипаж из-под удара.

Полковник захлопнул шлем скафандра и припал к экранам наружного наблюдения.

ИскИн поймала камерами ближайший крупный объект, выкрутила зум до максимума, вывела изображение на голомонитор.

Сергей неверяще моргнул, зачем-то покосился в иллюминатор, словно стремясь разглядеть аномалию своими глазами, затем повернулся к массивному цилиндру из бронекомпозита, хранящему сердце станции — кристалл ИИ.

— Это что, шутка?

— Никак нет. Кусок крепостной стены длиной в девять метров, массой приблизительно в семьсот сорок тонн. На вид — новодел, стилизация под старину, хотя я ни разу не археолог… Хм, а вот еще любопытное…

Проекция мигнула, демонстрируя вид с «камеры-26», находящейся в корме станции. Основной объем потока догонял КС с тыла, с черепашьей для космоса скоростью: четыреста метров в секунду.

На основной панели мостика в окружении облака наложенных компьютеров цифровых и текстовых данных вращалась огромная башня замкового донжона. И самое невероятное! Среди каменных зубцов с трудом удерживалась закутанная в силовые поля и черный бархат фигура, со сверкающими глазами и серебряной диадемой на глухом капюшоне плаща.

— Это кто?! — просипел полковник, движением глаз вызывая данные биометрии организма и проверяя собственную адекватность.

Голос ИскИна звенел торжеством:

— Согласно ответу ИИ «Всезнайка» — с вероятностью в девяносто девять процентов перед нами Архилич из виртуальной реальности Друмира!

В очередной раз пискнул канал связи с Землей.

— Командир, внимание! От ЦУПа получены ситуационные коды: «Вторжение» и «Невероятное»! Рекомендовано…

Банг! Банг!

Чуждые космосу гранитные блоки ручной обработки легко прошили кремневые пластины солнечных батарей, не отличимые от них крылья теплосбрасывателей, бор-алюминиевый композит корпуса, нежные электронные потроха станции и вышли наружу, потеряв едва ли полпроцента скорости и массы.

Пара метровых дыр не выглядели смертельными ранами, однако КС уже была обречена, словно человек, получивший две пули в брюхо. Стонал и сминался корпус вследствие разрушения ребер жесткости конструкции. Истекали техническими жидкостями патрубки и топливопроводы. Искрила и дымилась перебитая проводка.

Однако полковник всего этого не замечал. Его взгляд был прикован к иллюминатору внешнего обзора, в котором виднелся белоснежный стыковочный модуль «Союз-107».

Гипнотизируя темными провалами глазниц и зажав в зубах истекающий ядом кинжал, по корпусу станции целеустремленно полз скелет…


— Банг! — божественный портал вспорол пространство, брезгливо разбрасывая могильные плиты и начисто зачищая финишную площадку вплоть до благородного камня Крепости Йаванны.

Соратники прыснули в стороны. Кое-кто не удержался на скользком от крови краю, пожалел о сэкономленных на Ловкости поинтах и достоверно сыграл в сорвавшегося альпиниста.

Богиня была великолепна, хоть и выглядела изрядно помятой. Универсальная красота идеального существа резко диссонировала с темными кругами под глазами и шрамированными руками со следами глубоких ожогов.

Я скрипнул зубами — ну и тварь же этот Светлоликий!

Гестия печально и благодарно улыбнулась, затем проводила взглядом летящие и обильно сквернословящие тела.

— Прости! Отдача сверхдальнего перехода. Нам пришлось подвергнуть свой разум риску и отсиживаться на границе с Хаосом. Укрыться от взгляда Сияющего очень непросто…

Я вопросительно приподнял бровь.

— Нам?

Реальность мигнула, и рядом с Богиней Семейного Очага возникла фигура невысокого полноватого человека с рассеянным взглядом и чуть смущенной улыбкой.

Асклепий, он же — Эскулап.

Рожденный смертным, выкормленный молоком собаки и воспитанный кентавром. За великие достижения в медицине получил дар бессмертия. Однако милость богов непостоянна — мать Асклепия сожгли на костре, а сам он был убит молнией Зевса.

Вот такие они, олимпийцы. Змеиное кубло в своей худшей ипостаси…

— Мы вместе! — не терпящим возражения голосом сообщила Гестия и, ухватившись за ладонь Бога Врачевания, подтянула его к себе.

Тот чуть подвис, с жадным любопытством специалиста оценивая мою ауру, затем едва заметно покачал головой.

Не понравилась метка «Богоборца»? Али еще что-то разглядел? Коллекция там изрядная, любой музей сдохнет от зависти. Как рассказывал зеленоухий Грым, при моем присутствии мелкие астральные твари начинают спешно расползаться куда подальше. Правда, природа не терпит пустоты — на сияние прокачанной ауры активно лезут создания покрупнее…

Я примирительно улыбнулся — возражений не имею. С трудом удержал покерфейс — е-ху! Минус еще один!

Обозначил головой уважительный кивок:

— Гестия, я выполнил твою просьбу! Насильник мертв и больше не сможет воплотиться в этом мире!

Дочь Хроноса на мгновенье прикрыла глаза, пытаясь скрыть ликованье. Однако божественное счастье — это не радость муравья, не заметить ее сложно.

Цветастые искры волнами рванулись во все стороны, касаясь глазеющих на Небожителей бойцов и растворяясь в их аурах.

Желтый огонек: «Счастье в дом! Родные стены дарят повышенную регенерацию и удваивают крафтовые шансы создания Шедевра».

Красная снежинка: «Пламя очага становится Стражем Дома. Чем дольше горит семейный огонь, тем выше шансы рождения Малой Саламандры».

Розовая искра: «Ночь с любимой заиграет для вас новыми красками. Шанс зачатия Одаренного дитя — утраивается».

Я читал системные сообщения об эффектах Божественной Благодати и брови мои изумленно ползли на лоб. Ай да Гестия!

— Договор скреплен Свершившейся Местью! — вернул меня в реальность бархатный голос богини. — Я держу свое слово, мы покидаем запятнавший себя Светлый Пантеон!

— Внимание! Свара в Светлом Пантеоне!

— Однополярные силы не ужились в согласии, жрецы союзных богов повернулись друг к другу спиной.

— Эффект: 10%-ный штраф к прокачке религиозных рангов у светлой паствы.

— Внимание! Дробление пантеонов! Мир приобрел новые грани!

— Ласковая Гестия и Чудотворный Асклепий оставили белоснежные стены Светлого Пантеона и создали новый божественный дом: <_безымянный_>!

— Проникнетесь, разумные! Именно ваши деяния позволят Пантеону обрести собственное имя.

— Текущее отношение со Светом и Тьмой: нейтралитет.

— Ура-а-а!!!

Узкий каньон взорвался криками моих бойцов. В небо полетели каски и шлемы, важно запланировали треугольные шляпы магов.

Я счастливо улыбался — это еще не победа, а лишь ее нечеткий контур, набросанный карандашом. Однако повод для ликования был.

— Силы вторжения Светлых продолжают покидать зоны нашего контроля… — отрапортовал в общий чат дежурный аналитик, добавляя оптимизма вымотавшимся войскам.

— Слава Гестии, Слава Асклепию! — скандировало не меньше тысячи голосов.

А боги-то падки на лесть! Или просто пьянеют от щедрого потока направленной на них праны и драгоценного тепла наших Искр?

Нейтралы довольно жмурились, как объевшиеся халявной сметаны кошаки. Гестия невнятно изящной тонкой кистью — ах, мол, что вы! Не стоит оваций!

Асклепий сиял, словно актер второго плана в свете софитов главной сцены.

Хм, пока они приспустили щиты и дали слабину, не прогнуть ли мне Небожителей еще чуток? Последняя строка системного сообщения подтолкнула меня на интересную мысль…

Привлекая к себе внимание, коснулся рукой нежной кожи богини, за что тут же поплатился ударом эротической искры в невесть сколько тысяч вольт.

Гестия вздрогнула, покосилась на меня глазами испуганной лани.

Хм, быть может, я вообще первый разумный удостоившийся невероятной чести прикоснуться к Сокровенному? С трудом проламывая барьер сладостной боли, хриплым деревянным голосом озвучил предложение:

— Гестия и Асклепий, именем Неназываемого я предлагаю вам союз пантеонов! Чем выше объединенная мощь наших Домов, тем больше порядка будет в Друмире! Вместе мы сможем противостоять любым угрозам!

«Да простит Павший мою самодеятельность…» — уже мысленно добавил я.

Богиня вскинула брови:

— А это вообще возможно?!

Я дернул щекой — а разве нет?! Да ладно?! Я гончих в клан принял, неписей взводами срывал, с дохлым драконом подружился, пусть и против своей воли… А тут всего лишь союз равных!

Уверенно и солидно кивнул:

— Не вижу препятствий!

Гестия переглянулась с Асклепием, секундный беззвучный диалог — и богиня огласила решение:

— Мы согласны!

Э-э… А как скрепить договор?!

Ускоряю разум, пытаясь отыскать решение. Затем пожимаю плечами, плюю на все юридические формальности и протягиваю богам две раскрытые ладони, торопливо запитывая их силой и проецируя в Мир свою волю.

— Да пребудет Великое Равновесие свидетелем нашему союзу!

Нейтралы чуть замялись, но все же сжали мои протянутые руки и замкнули кольцо.

Небеса довольно громыхнули, заставив вздрогнуть не только меня, но и богов. Большой брат следит за нами?

А еще через мгновение рядом звонко жахнуло что-то крупнокалиберное.

Болезненно скривившись и ухватившись ладонью за контуженное ухо, я резко повернулся на звук. В воздухе переливался красками яркий огонек — Астральный Вестник.

Зависнув рядом с моим лицом, он внимательно всмотрелся в ауру, сличая получателя сообщения с заложенным в магическую конструкцию слепком.

— Говори! — зло прохрипел я, усилием воли гася звон в разорванной перепонке.

— Глас Руаты, Княгини Дома Ночи, жрицы Йаванны! — величественно сообщил вестник, а затем переключился на торопливую речь самой княгини.

— Лаит! Ллос призвала все доступные ей силы и собирается подмять под себя Главный Храм Светлоликого! Такого усиления Паучихи допускать нельзя — она сожрет нас всех! Верные мне воины смешались с массой атакующих дроу и готовы закупорить ворота Храма. Однако долго мы не продержимся — считаные минуты!

Твою же мать! Я скрипнул зубами и загрузил уставший мозг работой, торопливо просчитывая варианты.

Рядом кивнул головой Аналитик, он же — подпольный князь «Дома Тени»:

— Подтверждаю. У меня звякнуло меню управления Домом. Мол, «богиня призывает всех, кто сквозь столетия ереси пронес в сердцах веру предков…». Думаю, тебе тоже пришло.

Могло… Интерфейсы призывно мигают сотнями непросмотренных сообщений. Каналы чатов перекрывают один другой и напоминают страницы бесконечной интерактивной книги. Гребаные самописцы…

— Сколько их?! — рявкнул я, обращаясь к светящемуся сгустку.

Тот вновь перешёл на казенный тон:

— Для уменьшения риска перехвата сообщения, режим прямой конференции заблокирован. Вестник находится в автономном режиме. Продиктуйте ваше сообщение в течение тридцати двух ударов сердца…

Стоящий рядом Оркус раздраженно сплюнул:

— Тупая магия!

Напряженно вслушивавшаяся Гестия коснулась огонька рукой. Тот изумленно вспыхнул, зашипел, подстраиваясь на волну как плохонький передатчик, и вновь зачастил напряженным голосом княгини:

— Их тьма! Восемь лап, на восьми телах, восемью рядами, да по восемь раз! В Астрале полный Хаос, мировой эфир перемешан как после Королевского Шторма! Пришло время Ллос… Так ты идешь? Если нет — мой Дом официально просит права укрыться в Долине. Других относительно безопасных мест в Друмире не будет!

Я решительно кивнул:

— Иду! Держи Храм и не пускай их к алтарю! Я буду максимально быстро!

Стас и Аналитик синхронно взорвались потоком приказов:

— Код тревоги: «Мятежный Бог!» Резерв третьей линии — на стену, изображать массовку! Низкоуровневую разведку и группы РДГ — к Храму! Технику — из ангаров, точка сбора рейда: «Плац-1». Схема бафов и экипировки: «Босс-файт». В бой идем с ходу, портал через…

Особист покосился на меня, и я дал парням тот максимум, который мог позволить:

— Двести секунд!

Затем повернулся к замершим богам:

— Союзники, вы все слышали? Требуется ваша помощь! Вы с нами?

Гестия и Асклепий нерешительно замерли. Вот он, момент истины. Впишутся или вновь сбегут в серую муть Хаоса?

На всякий случай я нащупал в кармане адамантовое сердце Светлоликого. Пусть только рыпнутся — как двину самородком между глаз!

Богиня медленно кивнула:

— Мы устали от войны и избрали нейтралитет, однако союзнические узы не позволяют нам остаться в стороне — кара Великого Равновесия страшна и неумолима. Мы с тобой! Но не забывай! Мы не воины, наша сила пассивна и созидательна!

Я довольно хлопнул кулаком по раскрытой ладони.

Глаза Небожителей расширились от ужаса. Проследив за их взглядом, заметил, что все еще удерживаю в руке сердце их собрата. М-да, нехорошо получилось, с намеком…

— Понимаю! Драться потребуется лишь в случае прямого вмешательства Ллос. До этого попрошу вас оказывать поддержку войскам и помощь в переброске Василисков — обычным порталом их не пропихнуть.

Боги заметно повеселели. В герои они не рвались, вторые роли их вполне устраивали.

Первый доклад с мест — низкоуровневые разведчики прожили считаные секунды.

Автоматический стрекот скриншотов «кинопулемета», испуганный вскрик: «Да тут черно от пауков!» Хрустальная сфера воскрешения…

Развед-диверсионная группа стелсеров продержалась значительно дольше. Восьминогих тварей Паучиха наплодила до неприличия много, цифра: восемь в четвертой степени была наиболее близка к правде.

Штабисты нахмурились: четыре тысячи высокоуровневых монстров — это реально много, я бы даже сказал — до хрена. Вдобавок Ллос призвала всех своих адептов — наиболее мрачные дома дроу, сквозь века сохранившие верность поверженной богине.

Мы можем выставить значительно меньшие силы, особенно в пересчете на уровни. На пиковом напряжении — порядка пяти тысяч бойцов.

Однако войска уже набили руку, привыкли работать с превосходящим противником и довольно успешно наловчились пожирать слона по частям.

Создание локального перевеса в точке атаки, удар парой клиньев, тактическое окружение, скоростное пережевывание деморализованной группы врага. Плюс наши коронные фишки — портальные игры, резня штабистов и тыловиков.

Боги ушли порталом к Василискам, а я прыгнул на «Плац-1».

— С победой, хозяин! — поздравил меня Бэрримор.

Я благодарно кивнул.

Бам! Прямо над головой хлопнул в ладоши великан. Левое ухо вновь взорвалось болью. Довольно чахлый Астральный Вестник отыскал меня даже у стен Первохрама.

— Торопись! — выдохнул он голосом княгини и рассеялся в астрале.

— Тридцать секунд! — отрапортовал встревоженный Младкор, привычно взявший на себя вопросы координации и логистики.

Последняя неделя знатно выдрессировала войска. Несмотря на усталость, шок, а кое-где и праздничный девятимайский настрой, силы альянса быстро выстраивались четкими квадратами отрядов и сжатыми спиралями бойцов прорыва.

Воспитательницы детсада пытались отогнать наших ясельников, стремящихся затесаться в плотные ряды. Изредка мелькали сработавшиеся пары: Адская Гончая плюс Напарник. Причем последний далеко не всегда был друидом или скаутом. Связка строилась не на классе игрока, а на чем-то более первичном и инстинктивном.

За дни битвы мои неписи неплохо подросли в уровнях, чего не скажешь о рядовых бойцах. Не только мы старательно подводили противника под смерти от рук мобов. Средний уровень враждующих сторон неумолимо снижался. На радость всем нейтралам…

Помощники Младкора сверялись с оперативными планшетами и отгоняли в сторону осадную артиллерию, коей у нас скопилось преизрядно.

К сожалению, в плотной застройке эффективны лишь мелкие стрелометы. Взрослые калибры в этот раз промолчат. А ведь недаром Наполеон приказал закладывать в городах длинные и прямые улицы…

Пискнул приват, по штабному каналу пришла черновая карта предстоящего противостояния. Поменять толком ничего не успею, но хоть вникну в базовый расклад.

Столичный светлый город, элитный квартал, вплотную примыкающий к резиденции местного правителя. Рестораны, Гильдии, дорогие приватные виллы титулованных особ.

Храмовый комплекс, неплохо приспособленный к обороне от внешнего противника, — тут я паранойю Верховного одобряю. Ломаные линии стен, тупички, решётки и скрытые бойницы. Неплохо поможет против штурмующей группы безумного рейда, но практически бесполезно в настоящей войне.

Портальные координаты у нас имеются, именно в этом Храме я подрезал Светлоликого и насадил на жертвенный клинок его Патриарха. Как там ему теперь у Ллос? Небось проклинает тот день, когда завел Первожреца себе в кровники…

Невероятно, но Светлые уже успели намолить Алтарь до третьего уровня. Предполагаю, что тут не обошлось без прямого божественного вмешательства — запасы у Верховного колоссальные, а методы включают в себя не конвенционные — жертвоприношения, фальшивое золотишко…

Я поморщился от боли, утер сочащуюся из уха юшку и сделал пометку в склерознике — если меня кто-то реально достанет, можно до смерти задолбать его, ежеминутно спамя Вестниками. Осталось лишь выклянчить у неписей недоступное игрокам заклинание.

Полцарства за многоразовый свиток! Представляю — прилёг вражина в люлю, али присел по нужде, а ему: Бам! «Командовать парадом буду я!» Или: «Грузите апельсины бочками. Братья Карамазовы!» Эх!

На площадь прихромал последний из тяжей в окружении жмущейся к нему стайки потрепанных големов-скаутов. На плечах стального гиганта висели цепкие гоблины, торопливо забивающие кассеты БК в пазы боепитания. Следом бежал механик, с черными от горелой смазки руками и серым от усталости лицом.

Я горько усмехнулся — вот и раздолбали мою непобедимую армаду. Десятки тонн золота и труд многих мастеров утилизировались на полях сражений.

Миллионные прибыли для канувших в лету админов. И где теперь покупать Кристаллы Силы? Не идет ли сейчас в бой один из последних големов Друмира? Может, сфоткаться рядышком на память?

Я мысленно показал Мирозданию кукиш. Хрен вам в грызло! Недаром в крайние недели мои эмиссары скупали Кристаллы на умопомрачительные суммы по всем аукционным площадкам виртмира. Вплоть до бракованных, треснувших, а то и вовсе — раскрошившихся в бесполезный хлам. Эти мы брали вообще за серебро, по весу, сознательно рискуя и делая ставку на джекпот.

Надеюсь, что я окажусь последним, у кого закончатся могучие тяжи и Кристаллы Силы. Хотя многое зависит от ярости противостояния…

Начинаю понимать Сталина в сорок первом, когда он поштучно распределял танки между фронтами.

Неожиданно для всех явилось сотен шесть до изумления пьяных гномов. Сопровождавший их веселый Жрец с жутким коньячным выхлопом попросил указать бойцам вектор атаки и после этого удалиться на безопасное расстояние. Прорыв: «гаран-ик-тирован!»

Ну-ну…

Над площадью разнесся уверенный голос Младкора.

— Открытие арок с первой по седьмую, через: Пять! Четыре! Три! Два! Один! Поехали!

Канонада акустических ударов, сияние порталов, сжатая пружина усталого войска срывается со стопора и устремляется вперед. Мне лишь остается поджать ноги, и штабная группа вносит меня под переливающийся полог.

Аналитики навели точку выхода на плоскую крышу многоэтажного особняка невдалеке от готических шпилей Храма. Не знаю, кто из стелсеров и с какой целью шарился по чужим виллам. Предполагаю, мотивация у него была не самая благородная. Однако боец исправно сдал инфу о снятых координатах в клановую базу, за что ему честь и хвала.

Я запрыгнул на декоративную статую плоскомордой горгульи, огляделся — и обмер!

Орда!

Черное шевелящееся море поглотило центральные районы и методично превращало город в груду битого щебня. Темно-хаотические твари агрились на все живое, а то и вовсе намоленное либо упорядоченное. Гладкие поверхности, прямые углы, симметричные конструкции — в труху и щебень! Лангольеры, блин!

Разнообразие бестиария монстров поражало!

Медленные и тяжелые пауки прорыва проламывали стены и сминали любые попытки организованного сопротивления.

Шустрые мелкие твари, размером едва ли с кошку, резво скачущие по поверхностям с отрицательными углами наклонов и атакующие защитников с самых неожиданных векторов. Затылок, пах, локти! Секунды — и истекающий кровью боец валится на землю под весом облепивших его зубастых монстров.

Мостовая была покрыта сплошным ковром из совсем уж крохотных созданий, стремившихся забиться в сочленения доспехов либо заплевать ядом участки с голой кожей.

Скальными массивами возвышались огромные, десятиметровые пауки, просовывающие жадные лапы в окна верхних этажей и выдергивающие из помещений низкоуровневую прислугу.

Владельцы лавок и магазинов, их охрана, квестовые неписи и безликая городская массовка разрозненно бились, спасая свою шкуру и имущество.

Хм, спасая…

Это я явно погорячился. Светляки сражались лишь за лишние десятки секунд жизни, не более.

Чуть лучше обстояли дела у королевских гвардейцев. Высокие уровни, работа плотным строем, солидная магоподдержка. В общем, один из флангов защитников города стонал, скрипел, но еще держался.

Впрочем, живы они были лишь благодаря тому, что находились далеко в стороне от направления главного удара.

А вот у стен храма творился локальный Армагеддон. С надрывом выла магия, скрипел хитин тысяч лап, бликовали тьмой клинки дроу.

Светлые паладины, жрецы и послушники божественной обители сливались катастрофически быстро. Постоянно выскакивали мировые сообщения о смерти очередного жреца Светлоликого. Где-то там же, в общем замесе, гибли сейчас и воины Дома Ночи…

Экс-игроков, а ныне полноправных жителей Друмира, было немного. Первичный шок еще не прошел, сознание не перестроилось, влипшим по самые гланды в виртуал стало резко не до псевдоигровых ивентов.

Пропали многие друзья, а то и вовсе родственники. Клановый замок стоит пустой, как, впрочем, и цитадель вредного соседа. Часть добра зависла в казенных хранилищах. А дома, в реале, тревожно свистит не снятый с плиты чайник и подходит время забирать сына из садика…

В общем, в ближайшие дни, а то и месяцы, свежим сорвавшимся будет не до политики. Боюсь, что услуги нашего реабилитационного центра для экс-рабов и цифровых нубов вновь окажутся более чем востребованы…

И вот тут, в ситуации всеобщего шока и хаоса, на сцену выходят отлично организованные ветераны срыва…

— Баррра! — раздался клич пьяных луженых глоток.

Я вздрогнул от неожиданности. Физика мира обсчитала вес моей тушки и пиковое давление на чахлый гипс лепнины. Фигура несчастной горгульи осыпалась кучей каменных осколков, а я чудом извернулся в воздухе и приземлился на четыре конечности.

— Баррра!

Пошатывающийся гномий хирд пошел в свой «последний и решительный». В таком состоянии и с таким соотношением сил — другого исхода битвы я не ожидал. Бафы от алкоголя краткосрочны и рандомальны, а вот откат от них долог и жесток.

Тяжеловесные карлики медленно набирали разбег и инерцию.

Бум! Стальной клин врубился в задние ряды монстров! В стороны брызнула зеленая жижа — тяжелая пехота втаптывала тварей в мостовую, разменивая скорость на сотни дополнительных фрагов. Неписи вновь извлекали профит из войн разумных…

Сверкающие секиры уверенно вскрывали пластины хитина, жвала противно скрежетали по мифрилу, капли дымящегося яда стекали по броне. Каждый шаг стоил коротышкам крови, однако впавшие в боевое безумие берсерки потерь не замечали.

— Внимание! Свара в Темном Пантеоне!

— Однополярные силы не ужились в согласии, кровь жрецов обагрила клинки.

— Эффект: 25%-ный штраф к прокачке религиозных рангов у темной паствы.

Я едва слышно зарычал — да что ж такое?! Уже на пятьдесят процентов отстаем от светляков! Надоело воевать! Хочу замок в сирени, мурчащего Барсика под боком, любимую девушку, уютно устроившуюся на плече, и десяток спиногрызов, резвящихся во дворе…

Эх, надеюсь это не фантазии, а всплеск ясновидения…

Основная масса сил Альянса рванулась следом за гномами, расширяя пробитый клин и извлекая максимум пользы из пьяного бесстрашия.

Штабной канал краснел от мата. Офицеры на лету кромсали первоначальный план, тасуя отряды и загоняя войска в узкое горло порыва.

Несмотря на то, что двухсотые уровни зарубились с монстрами триста плюс, работали мои парни сноровисто и уверено, словно на разделочном конвейере.

Баф Неназываемого «Наше дело правое!» задирал ДПС бойцов до вершин непокорных Гималаев. Жизни он, правда, не добавлял, один лишь голый урон. Так что путь наш щедро пятнали покосившиеся камни надгробий. Вторая гусарская забава — драка с превосходящим по силам противником — началась!

Хм, а вот коротышки что-то уж слишком крепки на рану, да и двухпудовые молоты перышками летают в мозолистых руках, раз за разом плюща и критуя высокоуровневых мобов.

Уж не добрались ли празднующие победу союзники до моих погребов выдержанного артефактного коньяка? Охрана во время Второй Битвы за Первохрам была чисто символической…

Небо хмурилось низкими тучами, подмораживало от гиперактивного отбора маны и давило в загривок тяжестью божественного взора.

Причем не только Ллос — ту я уже научился чуять через любые щиты. Лучшая учеба — она всегда через боль. Волосы привычно становились дыбом, пульс частил, рука тянулась к канувшему в лету Посоху. Зашибу!

Однако в астрале присутствовал кто-то еще, чей прямой взгляд путал мысли и навевал идиотские фантазии о яростной звериной случке. Хренасе на меня накатило?!

Будум! Будум!

Басовито жахнули мегапорталы, забрасывая в наш срез пространства пятерку Василисков. Больше Король не дал — лишаться свиты ему не по статусу, да и собственное выживание всегда в приоритете.

Я его понимал. Когда всю популяцию можно пересчитать при помощи пальцев на двух руках — невольно задумаешься о вечном…

Крупноразмерные цели мгновенно привлекли внимание пауков.

А уж как возбудились вражеские дроу — и вовсе не передать. Видать древние счеты, темные эльфы такое любят. Закрытие тысячелетнего долга предков щедро вознаграждается Мирозданием и стоит любых затраченных усилий — по любому выйдешь в солидный плюс.

Мнущаяся перед Храмом многотысячная толпа наконец качнулась назад — часть сил нашла другие векторы применения и стремилась выбраться из плотной очереди ожидающих схватки у массивных ворот.

Однако не все страдали от безделья — войнушка шла по-взрослому, без дураков. Шпили святилища Светлоликого плакали расплавленным камнем, откуда-то из глубины последнего убежища доносился тоскливый зов боевого горна Дома Ночи. Руата звала на помощь…

Я скрипнул зубами.

— Вперед, парни! Ускоряемся, союзник в беде!

Очень хотелось броситься в бой самому, размахивая лучшим из имеющихся в оружейке клинков и мелко шинкуя ненавистного супостата. Однако статус и задачи рейдлидера требовали подавлять свои «хотелки» — управление войсками выпускать из рук чревато.

Никто ведь не видел Жукова в окопах, палящим во фрицев из именного «ТТ»? А ведь наверняка и ему мечталось увидеть на мушке прицела мундир мышиного цвета.

Аналитики сыпали докладами, штаб оперативно жонглировал резервами. Бой постепенно принимал затяжной характер, что было нам абсолютно не в жилу. Бойцы выдыхались, обнулялись бафы, щелкали таймерами отработанные спецумения. Копились посмертные штрафы, плотность маны и скорость ее регенерации заметно проседала.

Наш первый удар утратил инерцию, исчерпал все бонусы коварства и неожиданности. Атакующий клин начал пробуксовывать. Все громче звучали маты дохнущих танков первой линии и грустные голоса клериков саппорта: «Пустой, мана ноль».

Загрузли на узких городских улицах Василиски. Их облепленные пауками тела сшибали балконы и ажурные башенки, звери яростно ревели, заглушая остальные звуки битвы и притягивая к себе еще больше внимания восьминогих тварей.

Бам! Бам! Хлопнули божественные порталы, приводя на облюбованную нами крышу новоявленных союзников. Боги без проблем разыскали меня среди хаоса битвы. Наверняка подвесили на ауру очередную печать…

Я приветственно кивнул и сразу же взял быка за рога:

— Асклепий! Войска молят о помощи! Твари Ллос слишком сильны, бойцам нужен лучший целитель этого мира!

Немножко лести не повредит, молодые боги Друмира — они зачастую как дети. Да и долгий коматоз мозгов не добавляет.

Мегадоктор гордо кивнул, суровые складки прочертили борозды на широком челе. Шагнув вперед, он поднял руки и что-то коротко приказал миру. Сияющие волны рванулись во все стороны, такт за тактом отлечивая мгновенно взбодрившихся бойцов.

— Держи, Асклепий, держи! Это то, что надо! — Я довольно потер руки.

Если он еще минут десять так простоит — победа за нами!

Однако вмешательство богов не осталось незамеченным.

Внимательный взгляд чужой богини помимо воли заставил вздыбиться шерсть на загривке, а естество в штанах. Прекраснейшая?!

Скрытый наблюдатель не выдержал, приоткрылся, и небеса содрогнулись от истовой ярости!

— Сука очаговая! Предательница! Из-за тебя ослаб Пантеон, а боги близки к развоплощению!

Тучи сверкнули падающим метеором. Зло оскалившаяся Гестия не испугалась, а топнула ножкой в ажурном сапожке и легко прыгнула навстречу.

— Внимание! Вражда Пантеонов!

— Смена отношений между Светлым и <_безымянным_> пантеоном ухудшились до: Ненависти!

Бум! Жахнул над головами близнец Тунгусского метеорита! С ревом и мявом две божественные кошки сцепились друг с другом. Ненависть лупила молниями во все стороны, кровь мешалась с Искрами, а чудесный шелк волос с клочьями одежд небожителей.

Сегодня у каждого появился шанс подобрать кусочек олимпийского хитона Гестии или заполучить невесомую прядь Прекраснейшей. На наших глазах творилась история и рождались религиозные реликвии!

Асклепий тревожно вскинулся, прервал каст массовой лечилки и нервно уставился на небо.

Я нахмурился:

— Уважаемый, не обижайте Гестию своим недоверием к ее силам. Поверьте моему скромному опыту — она не простит вам вмешательства! Пусть каждый бьется на своем фронте! Войска молят о помощи!

Последнюю фразу я уже кричал — ибо всеобщий мат, а именно так отреагировали бойцы на исчезновение масс-хила, требовалось заглушить.

Однако Асклепий лишь отмахнулся и принялся усердно посылать лучики здоровья в небесную высь.

Какого хрена?! Влезать в бабскую драку, пусть даже божественного размаха, в то время когда брошенная без поддержки, истекающая кровью армия сливается ударными темпами?!

Я выхватил из кармана собственноручно вырванное сердце Светлоликого и сделал шаг к Асклепию.

— Паства! Требует! Помощи! — чеканя слова и едва сдерживая ярость, прохрипел я в удивленно-испуганное лицо бывшего смертного.

Адамант сдался! Слиток плавился от жара Искры, разумный металл довольно урчал, ласково прижимаясь к коже и обнимая руку до самого локтя. На глазах потрясенного врачевателя творилось подвластное лишь богам чудо.

Я сжал кулак, затянутый в сверкающую розовую перчатку, многозначительно занес руку и приказал:

— К бою, союзник! Лечи!


Глава 8 | Война | Глава 10