home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

Хрипя от натуги и разрывая мышцы спины, я с трудом взял на руки валявшегося в безсознанке бога. Он что, из свинца отлит? У меня параметр силы шкалит за две тысячи, а ощущение — как будто сейчас рожу!

Скриншот!

Рядом мелькнула вездесущая гоблинская козявка-летописец.

— Национальная Галерея Искусств. Картина неизвестного художника. Предположительно VII век воцарения Лаита Двуликого, эпоха Восстания Молодых Богов.

— «Скорбь». Лаит выносит с поля боя сына Ауле, тяжело раненного в битве с отцом.

Штабной порталист перенес нас к «Станции-0». Отсюда каждые несколько секунд лупили порталы в Склеп и обратно. Передав коматозного бога в крепкие руки крякнувшего от натуги огра, я высыпал на голову сопровождающего его старшего офицера кучу инструкций и благословил на прыжок.

Снова ныряю в заботливо распахнутую арку, тороплюсь вернуться к управлению боем. Пока еще свежо чувство единения с врагом, не замылились в подсознании замеченные краем глазом мелочи, и есть чувство предугадывания поступков противника.

Оставив жидкий заслон перед неумолимо надвигающейся стеной огня, наши войска торопливо отступали на новые позиции.

Группа прикрытия не была простой формальностью — среди ревущего пламени тут и там мелькали расплывчатые силуэты вражеских стелсеров.

Дружественный урон в Друмире отсутствовал, чем и пользовался противник в полной мере.

Гребаные багоюзеры!

Повинуясь моей команде, мастера гномы потащили через порталы отличный строевой лес, устраивая на песке Фронтира своеобразную засеку.

С точки зрения препятствия толку с нее — ноль целых хрен десятых. Но вот когда вся эта куча загорится — ассасины врага перестанут себя чувствовать столь вольготно. Ничейное пламя, оно ведь опасней стрел противника — смерть по неосторожности лихо списывает драгоценный опыт!

Не знаю, из какого слоя реальности Ауле скопипастил проект Крепости. Однако снимаю шляпу перед неведомыми мастерами — укрепление внушало.

Высота стен — полсотни метров, уровень крыши шестнадцатиэтажки! Глядишь вниз — и волосы седеют на спине!

Даже не хочу ставить себя на место вражеского командира. Маркер «Создано богом. Неуничтожимо» не позволит обнулить хиты одного из сегментов, пробить двадцать шагов базальта и пройти Крепость насквозь.

Достать нас с земли — тоже нереально, тупо не хватит дальнобойности стрелковки и магии.

А вот мы, как обладатели игрового бонуса «один процент к дальности за один метр возвышенности», ударим всем арсеналом с обеих рук. Да еще и физику добавим — сбрасывая на противника содержимое ближайшей каменоломни. Благо порталы позволяют перебрасывать тяжести без особого напряга. Гномы уже звенят кирками, пятитонные грузчики готовят сумки и принимают бафы.

Скауты светляков наконец пересчитали силы прикрытия. Информация пошла наверх по инстанциям, затем принятие решения и спуск команды вниз, к непосредственным исполнителям.

Накопившиеся под прикрытием огненного вала отряды рванулись вперед, легко сминая охранение и делая вялые попытки захватить пленных. Хрен там! Времена, когда кто-либо-из боевиков не был посвящен Макарии, остались далеко позади.

Вражеские маги перестали попусту жечь ману. Завеса упала, и холодок загулял по нашим спинам. Весь каньон, от края до края и невесть на какую глубину, был заполнен пестрой толпой пришедшей нас убивать.


— Мальчики, где здесь туалет? — негромко прошептала стройная лучница в исписанной номерами телефонов броне.

— Не сцы, подруга! — ощерился стоящий рядом орк. — Будь проще! Смотри сколько фрагов и лута радостно спешит на разделку!

Мелкий и всегда мрачный халфлинг-пращник сплюнул в щель между бойницами.

— Ага, пи-и-и-п, и много ты, пи-и-и-п, лута уже добыл?

Орк хрюкнул от едва сдерживаемого смеха, затем приложил руку к груди и повинился:

— Прости, Малой! Я все понимаю! Оцифроваться в этом микротеле, да еще с административным принудительным фильтром на мат, — это беда! Но нельзя же быть таким пессимистом?!

— Пи-и-и-п, я твое понимание! На пи-и-и-п вертел!

Теперь на этом сегменте стены ржали уже все. Халфлинг злился, краснел и отвечал исключительно «пи-и-ип-пами», чем окончательно довел бойцов до истерики.

Брутальный эльф, из наемников-неписей, глядел на буйных Неумирающих, с трудом сохраняя привычную маску высокомерной невозмутимости. Едва заметно покачав головой, он обернулся к лучнице:

— Леди Ами Астан, позвольте проводить вас на женскую половину Крепости и охранять ваш покой сколько потребуется!..

Девушка кивнула, оперлась на локоть спутника и величественно понесла свое роскошное тело следом за наемником. Лишь перед входом в башню она не выдержала и, обернувшись, показала язык ошеломленным напарникам…


Силы Альянса торопливо обживали божественный дар.

Кто-то уже выводил краской жизнеутверждающее: «Цой жив!»

Девчата из бывших «Строптивых» разводили костерки, торопясь попробовать шашлыки из мраморной вырезки Единорога. Запах действительно впечатлял, а разноцветные сполохи намекали на магические бафы деликатесного блюда.

В одной из башен назревала ссора — сразу два ныне бездомных клана претендовали на свободную недвижимость.

Срочно направил туда Анунаха вместе с группой усиления — буча во время войны равносильна предательству. Такое надо пресекать как можно быстрее и максимально жестко.

Армия противника захлестнула одиноко стоящий портал и поперла вперед. Естественно, без любопытных не обошлось — отталкивая друг друга, вовнутрь спешно полезли номинанты премии Дарвина.

Да положи я там хоть пульт с большой красной кнопкой и надписью «Не нажимать, взорвется!», и то не сомневаюсь — уже через тридцать секунд чьи-то любопытные тапки кувыркались бы в воздухе.

В природе портала разобрались довольно быстро. Предполагаю, что отрезвляюще подействовали вопли захваченных Асмодеем душ. Демон своё вряд ли упустит. Из нырнувших под арку ни один не вернулся назад.

Народ попытался отпрянуть в сторону, однако давление стотысячной толпы имело иной вектор движения. Визжащих от ужаса людей вносило в зону пробоя пространства, где их крики затухали навсегда.

Несколько минут демонического пира, и радужная пленка выдавила из себя первый Комок Нервов.

Вы слышали, как ревет забитый болельщиками стадион? А как они синхронно хрипят от боли? А вот мне довелось.

Следом за первой тварью портал выплюнул вторую, затем третью, четвертую! Ощущения множились, рывком перерастая порог физической сопротивляемости. Воины роняли оружие и валились на землю, скручиваясь в позу зародыша и хрипя на бесконечном выдохе.

Комки давились обильными жертвами, спешно глотая щедрые дары «нулевого» слоя реальности. Обжорство их и погубило. Впервые в жизни голод перестал гнать тварей вперед, да и залитый кровью теплый песок Фронтира отличается от базальтового наждака Инферно.

Адовы создания грузнели, постепенно теряя темп и замедляясь. Наконец они сыто осели на местах, впадая в спячку, окукливаясь и готовясь породить новую жизнь. Аура довольства накрыла окружающие скалы, постепенно приводя людей в сознание.

Прямых потерь оказалось немного — едва ли тысяча бойцов. Но вот тех, чья чаша терпения переполнилось последней каплей, — на порядок больше.

Захлопали порталы, выхватывая из шевелящейся массы целые кланы. Процентов семь-восемь светлых навсегда покинули армию вторжения.

Ну что ж, неплохой вариант!

Толпа сомкнулась и с яростью мстящего слабака принялась рвать в клочья жалобно попискивающие Комки Нервов.

Втоптав ошметки в алый песок, людское море рванулось вперед. Ненависть — вот что полыхало над их головами.

Мы смогли-таки принести в конфликт нечто личное, отодвинув все наносное на второй план. И теперь пожинали результат сторицей.

Расквитаться за страх, боль и материальные потери! Разрушить города и покрыть всех женщин!

Цокот когтей по камню сообщил нам, что гончие не выдержали ментального прессинга и оставили позиции. Тоскливо заскулили Даша и Коша, облюбовавшие себе места на выступающих вперед башнях.

Рявкнула в небесах Доминошка, и мелкота встала на крыло, уносясь в спасительную глубь Долины.

Ладно… Это наша война, нам ее и заканчивать…

Волна разумных захлестнула основание стен и в бессильной злобе заскребла по камню ногтями. А сверху уже валилась многоликая смерть…

На головы светлым сбрасывали все, что тяжелее воздуха. Камни, бревна, горящие бочки с потенциально горючими жидкостями.

Лупили оттеснившие бесполезных воинов лучники, маги оттирали в сторону стелсеров, мерялись ДПСом огры-камнеметатели.

Да, укрепление надежно, но тесновато. Метров семьдесят шириной плюс добавочная полезная площадь в виде башен, боевых площадок в три яруса и дополнительных бойниц. Итого — полтысячи толкающихся локтями защитников.

Нападающие смазали первой кровью стены Йаванны, оплатили кишками по весу свой интерес и откатились назад, оставляя сотню свежих могилок.

До обидного мало! В такой толпе сложно концентрировать огонь и реализовывать заумные тактики. Не выцелить лекаря, не сбить ему каст, не обломать эвакуатор и не разглядеть вражеского командира. Тупо кидай тяжести в людское море, на кого бог пошлет.

Проведя разведку мясом, штаб противника взял короткую паузу, а затем неприятно быстро выдал какое-то решение. По общему каналу прошла неслышная нам команда, и народ поначалу неохотно, а затем все быстрей и веселей принялся раздеваться.

Я недоуменно покосился на штабистов:

— Есть мысли, что за стриптиз?

Большинство пожало плечами, лишь лейтенант-аналитик глянул вниз, затем несмело предположил:

— Хотят построить рампу из могильных камней?

Кто-то фыркнул, а я задумался, прикидывая на пальцах. Толщина плиты — пятнадцать сантиметров, семь штук на метр, триста пятьдесят до верхнего среза стен. Расширим рампу до десяти метров — семь тысяч на одну ступеньку, а всего их хотя бы сотня. Примерно полмиллиона надгробий…

М-да… Хотя… Это всего лишь умереть раз по пять каждому. А ведь реально может сработать!

Однако противник оказался чуть креативней.

Между рядов побежали клановые грузчики, собирая котомки со снятой экипировкой. А затем светляки принялись набивать инвентарь песком и камнями.

Эдак они выскребут каньон до скального основания! Кило по двести каждый — двадцать тысяч тонн за ходку!

— Засыпят! — сразу же сделал вывод начальник штаба войск Альянса, он же генерал Череп, кланлид «Ветов».

Бред какой-то, я что, сплю?!

Толпа практически голых людей бежала к Крепости, таща в пространственных карманах тысячи кубометров породы.

— Скриншот… — изумленно пробормотал вездесущий гоблин.

Началось самая странная осада, которую я видел в жизни.

Мы резали их десятками тысяч! Голые тела охотно принимали сталь, согласно признавали все попадания критами, покорно горели в магическом напалме.

Переполненная ненавистью толпа всхрапывала от боли и сыпала миллионами проклятий, постепенно материализующимися над нашими головами в злую воронку смерча.

Песок и камень строящейся дороги замешивались на крови и могильных камнях. Через три часа, когда плиты перенесутся на кладбище, вся конструкция знатно просядет. Однако где мы будем к тому времени?

Пятнадцать минут безумства. Рампа добралась до середины стены, враг получил возможность забить камнями амбразуры нижнего уровня.

Двадцать пять метров — дистанция уверенного открытия огня для большинства классов. Безнаказанное прижигание муравьев через увеличительное стекло закончилось, густо полетели смертоносные ответки.

Эффективность нашего давления на противника заметно просела. Штаб светлых сделал правильные выводы, и за спинами трудолюбивых грузчиков начали выстраиваться и ребафиться многочисленные штурмовые полки.

Что-то их много? Поверили в победу? На фазу добивания и последующего грабежа слетаются наиболее осторожные и хитрые? Вполне вероятно…

Десять метров до верхнего среза стены. Короткая, но кровавая схватка на первом оборонительном ярусе. К сожалению, ширина боевой площадки меньше метра, сотню защитников буквально размазывают по камню. Пугающе выглядят грузчики, присоединившиеся к резне и буквально рвущие воинов голыми руками.

Лица «Стражей Первохрама» бледнеют. Градус противостояния пробивает даже самых толстошкурых.

Верхний участок стены по-королевски широк. Метров десять, не меньше. Сейчас здесь стеной выстраиваются более тысячи наших танков.

За их спинами мечутся визарды, навешивающие порталы в зоны воскрешения. Цепочкой вытягиваются клерики, распределяя между собой будущих пациентов.

Лезут на близлежащие скалы лучники, стремясь добраться до элитных позиций. Горохом сыплются вниз неудачники: скалолазание — спорт рискованный, зачастую одноразовый.

Радостный многоголосый рев, щедро сдобренный русским матом, сообщает — накрылась вторая площадка.

Падать с крепостной стены теперь не страшно. До уровня насыпи метра три-четыре. Наиболее рослых огров уже сейчас можно лупить молотом по головам.

Враг поиздержался — разнообразные фиалы летят на наши головы уже не так щедро, как в первые дни осады. Оно и понятно — разбросать ящик стеклотары — дело одной минуты. А вот по деньгам это выходит довольно прилично. За непрофильные классу возможности разработчики дерут втридорога.

Рампа растет.

Уже дотягиваются до наших бойцов копья с хищными крючьями на концах, пытаясь зацепить и сдернуть в беснующуюся толпу. Слепо шарят по парапету мясистые лапы троллей и огров, оставляя на черном камне обрубленные сосиски пальцев и лужи черной крови.

Рампа достигла верхнего среза стены, и плотные шеренги врага двинулись на штурм.

Хм, а ведь все не так уж и плохо! Учитывая постоянную ротацию войск — мы тут вечность можем простоять!

Искусственная дорога шириной в десяток метров пропускала едва ли дюжину воинов за раз. Затем упиралась в зубцы Крепости, где поток вновь делился надвое. Дополнительно противник испытывал жесткое давление с флангов, выносных башен и окружающих скал.

Враг платил пять к одному, но не мог создать достаточную плотность войск, дабы воспользоваться своим численным преимуществом и опрокинуть вцепившиеся в укрепления войска.

Наши бойцы заметно повеселели. Фраги тикали, звенели новые достижения, лут падал на карман.

Потенциальную неприятность первым заметил Аналитик.

— Они завалят нас могилами…

И действительно. Рампа постоянно росла из-за ужасающего количества надгробий.

Вот она захлестнула и погребла под собой зубцы, удваивая площадь соприкосновения с противником.

А вот наша первая линия была вынуждена отступить на шаг назад — бархан из каменных плит неумолимо наползал на обороняющихся.

Теперь уже враг атаковал с высоты. С рычаньем бросались на нас туши метаморфов, с хохотом прыгали в толпу тяжеловесы крупных рас.

Потери резко возросли, графики напряженности и сложности боя скакнули вверх. Ситуация все еще оставалась контролируемой, однако динамика рисовалась негативной.

Рампа росла вширь и ввысь, поток нападающих становился все полноводней. Штаб врага быстро сориентировался — вновь потянулись шеренги грузчиков, помогая искусственному процессу.

Я перебросил тройку василисков в наш оперативный тыл. Могучие звери за спиной придавали бойцам уверенности, хотя я понимал — против стотысячной группировки Васьки не танцуют.

Притащил бы всю дюжину, однако располагающий титаническими силами противник вновь организовал беспокоящую высадку портального десанта в дальнем конце Долины. Король с подданными справлялся уверенно, но вот оголять опасное направление и свободно оперировать резервами я больше не мог.

Через час уже никто не улыбался. Парни и девчата хрипели, как загнанные кони, рукояти клинков выскальзывали из уставших и мокрых от крови рук.

Инициативных лучников давно посшибали со скал, кастеров натурально рвало эликсирами. Уже никто не уходил на отдых, из строя выбывали исключительно в виде трупа. Причем случалось это до неприятного быстро.

Возврат порталом, минута ожесточенно рубки — вынос тела.

Боевая площадка ужалась до смехотворных величин. Кое-где могильные камни уже валились на нашу сторону, и резня шла на вершинах рукотворных терриконов.

Светлые боги радовались как дети. Сияющие лики проглядывали сквозь тучи, смех Светлоликого органично вписывался в стоны умирающих.

Вот уже и наша штабная группа взялась за оружие.

Умка в кои-то веки дрался рядом с Бомбой, нерушимой стеной прикрывая округлившийся животик любимой. Звезда Зены работала на него одного — лечили, прикрывали с флангов. За этот участок стены я был относительно спокоен — падет последним.

Я же, как мишень, отсвечивал на заваленной надгробиями башне, с трудом узнаваемой лишь по верхушкам торчащих из насыпи зубцов. Посох в руках лихо отпугивал желающих позвенеть сталью, но как маяк притягивал к себе внимание стрелков и магов. Воздух кипел от заклинаний, искрили сталкивающиеся в полете стрелы, наивно пытались подкрасться со спины стелсеры.

Душа заключенного в посохе демона жадно хлюпала, высасывая хиты из тысяч окружающих нас разумных и покорно делясь наворованным с хозяином.

Пара наших локальных успехов погоды не делала.

Враг давил, мы пятились. Ступни кастеров задней линии уже соскальзывали с парапета. Все чаще вниз срывались еще живые тела, добавляя паники своими криками и влажными звуками падений.

Команда в батл-чат — разбиваться молча!

Штабные аналитики уже пять минут как предлагают отступить в Супер-Нову. Текущая оборонительная позиция потеряла свои плюсы.

Я задумчиво кручу на пальце Кольцо Призыва Асмодея. Видать, пора…

Часть огромного нависающего над Крепостью террикона пришла в движение, каменной лавиной снося обороняющихся на участке в два десятка метров.

Враг радостно взвыл, бросаясь в не успевающую затянуться брешь. На подвижных плитах удержался едва ли десяток бойцов. Я скрипнул зубами — сметут!

Невысокая фигура гнома с разноцветной бородой выхватила из-под плаща вороненое тело автомата, рванула предохранитель и открыла убийственный огонь в упор!

Тр-р-р-р!

Мифриловая скорострелка захлебывалась в одной бесконечной очереди, сметая со стены рвущихся вперед светлых.

Дурин! Подобрал-таки алхимическую смесь?! Зараза, что ж мне-то не сказал?!

Щелк!

Падает на камень опустевший магазин. Торопливая перезарядка, еще одна короткая очередь — и автомат окончательно замолкает. Дурин относится к предательству оружия спокойно — видать, не все так просто с боеприпасами. Снарядил горсть патронов — и все, на этом лафа закончилась.

Оторопевший противник замялся, атака на мгновение дала сбой. Паузой четко воспользовались наши бойцы, восстанавливая боевые порядки.

«Ветераны» крутили головами, выискивая столь дорогой их сердцу огнестрел. Нюхали воздух, стремясь почуять запах сгоревшего пороха.

Однако времени для объяснений не было. Враг напирал, мы пятились. В толпу полетели последние гранаты.

Встал на задние лапы Дикий Василиск, уперевшись передними в парапет и по-хамелеоньи слизывая липким языком наиболее вкусных самок троллей.

Богам надоело ждать. А может, возжелали полного и демонстративного разгрома зловредных Темных. А то с нас станется — протрубим ретираду и свалим в Супер-Нову. А там — три кольца стен, матрешка щитов, прямая поддержка алтарей. Все это решаемо, но вот время…

В небе показалась быстро приближающаяся сверкающая точка. Секунды, и над нами закружила фигура в крылатых сандалиях. Гермес, один из богов Светлого Пантеона, лично посетил поле битвы.

Что же надумал Шрамоликий?! Моральная мотивация войск? Или хватит идиотизма на прямое вмешательство?

Покровитель торговли, воровства, разума, алхимии и магии. Он же — мальчик на побегушках у Главы Пантеона.

Взмах сверкающего скипетра — и ткань реальности с хрустом разорвалась, открывая небесные врата, сияющие ослепительным светом.

Хвала Павшему, что мы бутафорские Темные! Всяким реальным Тварям Ночи такой прожектор был бы не хуже пучка разогретой плазмы!

Куда же эта дыра ведет?!

Звуки фанфар и боевых труб, сопроводили появление первого гостя — могучего шестикрылого серафима, закованного в сталь и изрядно вооруженного для праведной борьбы за Дело Света.

Красивое, но опасное создание развернуло пятиметровые крылья и спорхнуло с небес на вершину террикона. Искры сыпались с белоснежных перьев, отлечивая и воскрешая соратников.

Загудели описывающие восьмерки клинки, разогнанная до невероятных скоростей сталь принесла смерть в ряды защитников Крепости. Серафим был фиолетовым даже для меня, а это ни много ни мало уровень четыреста пятьдесят плюс…

Набычившись, я рванулся по осыпающимся под ногами плитам к небесному созданию. Сейчас пободаемся!

И тут же дал по тормозам!

Из прорыва пространства выдвигались все новые и новые фигуры! Воинство Седьмого Неба в полном составе!

По стене прошелся сквозняк от вращающихся лопастей мечей. Зазвенела кровавая капель, полетели во все стороны срубленные головушки моих собратьев.

Я злобно ощерился. Ах, вот так?!

Тру кольцо и громко взываю:

— Асмодей, приди!

Бордовая арка Инферно распахивается напротив сверкающего портала своего антагониста.

Величественный Асмодей, наслаждаясь моментом своего триумфа, медленно ступает на землю «реальности-0». И замирает… Его глаза багровеют, верхняя губа приподнимается, низкий вибрирующий рык проносится над полем схватки. Извечные враги наконец-то встретились!

Верховный сбрасывает политически верный облик статного воина-красавца и спешно перетекает в свою самую сильную боевую форму.

Десятиметровый демон и его выдвигающаяся из портала армия зачищают для себя пространство для схватки. Грубо спихиваются измотанные бойцы Альянса, торопливо вырезаются светлые орды.

Серафимы также утратили интерес к сомнительным служителям тьмы. Перед ними появился истинный враг! Изначальный! Зло, в апогее!

Две силы столкнулись, и всех тех, кто еще удерживался ногтями и зубами за базальт стен, сдуло ударной волной. Покатились правые и виноватые, небо заплакало кровавым дождем и извергло град из кусков красно-черной плоти. Две стихии убивали друг друга.

Я корчился с перебитым позвоночником, проклиная крепости с открытыми парапетами и благодаря неизвестного мне, но очень мягкого тролля, на чье тело я так удачно рухнул.

Свиток «Полного Исцеления» вновь поставил меня на ноги. У подножья Йаванны живых было немного. Так, параноики, никогда не снимающие заклинание левитации, да силы подкрепления, кучковавшиеся у подножья. Ну и Древний Василиск, изумленно севший на собственный хвост и пялящийся наверх тарелками гигантских глаз.

Его собрату, Дикому, сейчас было не до красот небесной схватки. По дурости он слизнул со стены Серафима и сейчас с воем катался по песку — живучий ангел потрошил Ваську изнутри. Кто кого успеет переварить — пока не ясно…

— Подлечите его… — прохрипел я, кивая на мучавшуюся животом божью тварь.

Все еще прихрамывая — мозг никак не хотел поверить, что ноги ходят а позвоночник цел, — я полез на ближайший скальное плато. Хотелось своими глазами оценить происходящее.

На последних метрах подъема кто-то с верхотуры протянул мне руку. Не доверяя неизвестным добрякам, я покосился наверх.

— Здорова, Паша!

Этот с обрыва не сбросит. Помощь принял, и меня одним рывком божественной длани закинули наверх.

— Здравствуй, Макария… — не особо глубоко склоняю голову.

В ответ удостаиваюсь раздраженного взгляда с легкой каплей ненависти. Хренасе, это с каких пор я пробудил в красавице такие чувства?! Поломал романтику и нарушил их уединение? Так я могу и на другую скалу взобраться…

Богиня приобнимает Павшего за талию, шепчет ему на ухо что-то ласковое и увлекает подальше от меня. Ну и славно, пусть помирятся. Не дело это, когда разброд в Пантеоне…

Макария указала пальцем на что-то внизу, Пашка склонился, пытаясь разглядеть предмет интереса. Богиня запустила ладонь в свою прическу, вытащила длинную заколку и тряхнула копной волос, позволяя им распуститься по великолепной талии.

— Прости, дорогой! Я не хочу больше умирать! — громко произнесла Макария и всадила адамантовую спицу в основание черепа Павшего.

— Пашка!!!


Глава 5 | Война | Глава 7