home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

Король Королей нарвался.

Не имея в прошлой жизни равных по мощи противников, презрительно фыркая на снующую под ногами разумную мелкоту, он буром попер на разворачивающуюся в боевые порядки армию вторжения.

Поначалу над Долиной завибрировал торжествующий рев голодного монстра, обнаружившего несколько килотонн деликатесной жрачки. А уж как соблазнительно сверкали многочисленные артефакты и источники силы! Нямка!

Знай, мелкота! Хозяева пустынь Фронтира вышли брать свое!

Окрестное зверье шустро рвануло вглубь Долины. Даже мутанты, привязанные к постоянным координатам в своем лагере, шустро паковали скудные пожитки и явно готовились стать на лыжи.

Первая же ответная оплеуха двадцатитысячного войска посадила Василисков на задницу и вышибла из них вопль дикой ярости. Впрочем, вой быстро менял тональность по мере увеличения градуса противостояния. Недоумение — боль — тревога — паника!

Астрал гудел от натуги. Сущности, способные слышать звон его струн, навострили уши.

Дожидаться вопля о помощи я не стал. Раздраженно сплюнув, махнул рукой по направлению к шуму битвы:

— Вперед!

Роль большого командира на этом закончилась, приказ потек по нисходящей, дробясь на персональные маневры рот, взводов и отделений. Каждый солдат знал свой маневр.

Расходящимся веером рванулись скауты, очищая «туман войны» и передавая в штабные интерфейсы первую информацию для анализа.

Засуетились визарды, щедро засеивая потенциальное поле боя временными портальными маркерами. Процесс этот постоянен. Новый боевой устав предписывал: где бы мы ни схлестнулись с врагом, первичная задача магов пространства — кружить вокруг поля боя, беспрерывно снимая координаты.

Мгновенно вскипели первые схватки — визы наткнулись на отряды противника, занимавшегося тем же самым — картографированием и маркировкой местности.

Выстроившиеся квадратами и ощетинившиеся железом гномьи хирды медленно набирали разбег. Земля вздрагивала от болезненных пинков трех тысяч закованных в сталь бойцов.

Следом тянулись клерики и баферы альянса — со своими магами у коротышек было негусто. В почете пудовые молоты, брутального вида секиры, но никак не резные посохи кастеров.

Воинское искусство гномов сродни кувалде — инструмент смертоносный, но заточенный под узкий спектр задач.

Лучников — тотальный ёк! Единичные стрелометы убийственны, но погоды не делают.

Конница — по тоскливым нулям.

Маги — жалкие крохи ритуалистов, бесполезные, хоть и талантливые артефакторы и считаные звезды стихийников.

Вот поэтому никто и не слышал о гномах, захвативших мировое господство…

Правый фланг заслоняли клубы пыли — шустрые демоны рванули в обход, стремясь неожиданным маневром обеспечить себе превосходство в завязке боя.

Те еще прагматики… Никаких моральных страданий, голый рационализм, подчиненный единственной цели — нарубить побольше фрагов, хапнуть максимум чужих сил и нарастить очередную толику мощи.

— Авиация на подходе! — отрапортовал офицер наведения. — Борт «01» загружен флешеттами — десять тысяч штук в кассетах внешней подвески. «Ноль второй» и «Ноль Третий» — загрузка половинная, по пять «кей». Девяносто секунд до выхода на боевой курс!

Отлично! Давно пора испытать в бою пожирателей мифрила. Убытка от них — хватит купить личный нанокластер. А вот пользы пока не видали…

Вытащив свисток призыва маунта, без особой надежды дунул в костяное нутро. Хрен там!

За тридцать лет вынужденного заточения Гумунгус нагулял немало воли, и теперь явно взял отпуск — игнорит меня по полной. Самое смешное, что от Эрика сбежал его брюхатый бэтээрчик. В каких лесах теперь ныкается сладкая парочка — никто не знал…

Машу рукой, привлекая внимание мехвода, охраняющего штабную группу голема. Тот понял все правильно. Лихо, на одной лапе развернул механоида и подогнал его ко мне.

Запрыгиваю на заднюю площадку, цепляюсь за кустарно наваренные скобы. Хлопаю по фанатской пародии на шлемофон — поехали!

Выбрасывая клочья травы из-под шипастых шагоходов, голем рвет с места, а я вспоминаю тоскливые глаза экс-танкистов из «Ветеранов». Ей-богу, помани я пальцам — сбежали бы бойцы от Черепа!

Ведь танкист, как и летчик, — это навсегда. Состояние души, а не профессия! И можно лишь попытаться понять, что творится в этой душе, когда уши улавливают глухой рокот маго-алхимических движков, нос жадно расширяется от запаха разогретой гномьей смазки, а сердце замирает при виде многотонной стальной машины, легко форсирующей заградительный ров!

Грохот схватки стремительно нарастал. Лязг металла выделился в отдельный пугающий трек. Сполохи магии слепили глаза, зарево разноцветных огней напоминало пожар на фабрике фейерверков. Мрачные облака ядов заставляли горло рефлекторно сжиматься, заранее провоцируя тошноту и кашель.

— Роа-а-а-а-р! — крик ярости и боли заглушил остальные звуки.

— Давай, братишка, жми! — крикнул я мехводу, отчетливо расслышав нотку отчаяния в вопле могучего зверя.

Голем взлетел на дюну и резко оттормозился. Я впечатался головой в бронированную спину механоида и кромкой погасившего удар шлема рассек лоб. Однако возмущаться времени не было — широко распахнув глаза, я торопливо впитывал картину боя.

Грозных Василисков забивали…

Светлые были готовы к схватке, шли на пике своей формы и уже успели развернуть порядка двадцати тысяч бойцов. При этом из десятка открытых порталов лезли и лезли все новые воины, словно мясной фарш из мясорубки.

Количество противника визуально удваивалось из-за многообразного бестиария петов, призванных духов, фамилиаров и маунтов.

До обоза с осадной машинерией дело еще не дошло, да и побили мы ее знатно, но то, что за спиной армии вторжения выстраивается длинная колонна повозок, я не сомневался.

Одного из Диких уже свалили, умудрившись перебить ему лапы и загнать жизнь в красный сектор. Тысячи разумных муравьев облепили бьющееся в последних усилиях тело, терзая его сталью и магией.

Конечно, происходи дело в реале — хрен бы кто пробил своей зубочисткой роговую чешую Василиска. Каждая пластина размером и прочностью могла уверенно конкурировать с танковым бронелюком.

Однако мир с трудом избавлялся от навязанных ему алгоритмов, поневоле подыгрывая алчным человечкам. Урон от оружия умножался на модификаторы силы, минусовались показатели брони и физического сопротивления цели, вычислялся шанс крита и травмы.

Чавк! И тривиальная сталь пробивает сорок сантиметров хитина, снимая с удивленного монстра очередную порцию хитов…

Ближе ко мне пятилась оставшаяся пара — Король и прикрывающий его своим телом Дикий. Даже проигрывая в битве, звери по-прежнему поражали размерами, мощью и благородным величием.

На моих глазах Васька махнул хвостом, словно гигантской косой срезая тысячу жадно лезущих вперед воинов. Казалось бы, продолжай в том же духе! Но… Игра, чертова игра…

Каждое оружие и спецабилка имеет подогнанную под баланс скорость удара либо перезарядки. В недрах интерфейса Василиска включился таймер отката, запрещая использовать смертоносное умение.

Дорога из могильных камней устилала путь отступающих монстров, однако никакая первобытная ярость не способна перевесить сотню килограммов арбалетных болтов в одном залпе.

Тучи мелких блох, оснащенных острым магическим железом, висели на шкуре ящериц и били, били, били…

Зеленоватого отлива шкура монстров давно бы уже окрасилась в алый цвет, если б не была столь закопчена и не полыхала очагами сотен пожаров.

Тысячи кастеров плели цепочки путающихся друг с другом заклинаний и обрушивали их на тела переоценивших свои силы Василисков. В этом магическом смерче рождались новые заклятья, но мало кто успевал их оценить, за исключением моментов, когда мага разрывало нежизнеспособной конструкцией.

С неба валились крупные астероиды, вышибая из тел монстров брызги бронированной чешуи. Некоторые визарды шли ва-банк, сжигая в одном заклинании всю свою ману. Довольно толковое решение в текущей фазе боя…

Добиваемый на земле Дикий с трудом поднял окровавленную голову и жалобно взвыл, прощаясь с крохотным прайдом. Его собрат ответил отчаянным воплем и рванулся было на выручку, но был мгновенно остановлен чувством долга и строгим рыком Короля.

Гигантские ящерицы вновь отступали, доказывая простую истину — танки без пехотного прикрытия не более чем братская могила.

Венценосный Василиск оглянулся, заметил меня на вершине холма, и прожектор змеиного глаза полыхнул надеждой.

Наученный горьким опытом общения с небожителями, я не стал плодить влиятельных должников — коронованные особи такого не терпят.

Напряг разум и мысленно поинтересовался:

— Позволь и мне присоединиться к твоей битве? Клинки моих воинов ржавеют без смазки кровью…

Король изумленно моргнул. Видать, ожидал, что я начну выкручивать ему лапы, требуя преференций за спасение монаршей шкуры.

— Позволяю, — прохрипел уже не столь спесивый ответ. — Благодарю… тебя…

Киваю — принял к сведению.

Выделяю агонизирующего Дикого, никак не желающего расставаться с жизнью. Активирую «Помощь Неназываемого».

Выдернутый с того света Василиск торжествующе ревет! Рывком поднимается на лапы, отряхивается, словно мокрый пес, сбрасывая с себя сотни злых мурашей.

Арсенал обнуливших таймер абилок пришелся как нельзя кстати — Дикий на пределе возможностей отрабатывает все доступные ему связки, мстя за минуты слабости и лишая тени жизни все, до чего способен дотянуться.

А вот небеса протестующе ахнули, причем искаженным голосом Павшего. Реальность мигнула, из пространственной складки вывалился согнутый болью Неназываемый.

Уловив мой взгляд, он отмахнулся, отказываясь от помощи. С уважением и раздражением бог поглядел на восстановленного его силой Дикого и вновь скрылся в астрале, хлопнув виртуальной дверью.

Видать абилка-то — не халявная. Реально заякорена на Пашку и черпает хиты прямиком из божественной мощи. Надо быть поосторожней, а то свалю с ног Главу Пантеона в самый ответственный момент…

Поворачиваюсь к сопровождающему меня порталисту, кидаю ему файл с координатами закладок яиц Василисков.

— Возьми грузчиков и бегом по точкам! Соберите все яйца — и назад!

Затем переключаюсь на Короля, мысленно ору на венценосную особу:

— В кольцо! Сжимайтесь в кольцо! Уменьшайте фронт соприкосновения противником! Отступайте на вершину бархана!

Король Королей меня услышал, хоть и вряд ли понял смысл маневра. Однако советом не побрезговал. Сухопутные линкоры зашевелились, ужимая построение и пятясь к холму.

Игровые условности можно использовать и так. Кто виноват, что арбалеты бьют едва ли на полста шагов, а большинство заклинаний и вовсе — на тридцать-сорок?

Сколько врагов уместится в круге радиусом пятьдесят метров? Пи эр квадрат? Где «Пи», это полный пипец приблизившимся на расстояние вытянутой лапы зверя…

В общем — всяко меньше двадцати тысяч. Хотя скорее пятнадцати — усеянная могилами взлетная полоса таки впечатляла…

Блин, как же побеждать-то?!

Над полем боя зависла небольшая техническая пауза. Враг зализывал раны, спешно воскрешал павших бойцов и задумчиво чесал репу — с какого перепуга вдруг ожил препарированный живьем Василиск? Некоторые из фантазеров утверждали, что уже видели в его кишках сиянье десятков артефактов!

Крупные отряды светляков маневрировали по фронту, довольно точно выстраивая заслоны по направлению приближающихся гномов и демонов.

Полностью зачистить тылы от стелсеров противника нам явно не удалось. Сидят, уроды, закопавшись в песок, сверкают невидимыми глазами и считают наши отряды…

С другой стороны — силы вторжения раздерганы, многие абилки слиты, мана подрастрачена, а среди воскрешённых бойцов свирепствует посмертный дебаф.

Дюна задрожала, струйки песка поползли к подножью. Набравший скорость отряд гномов вышел на финишную прямую.

Подправляю курс хирда на тактической карте, перенаправляя их на деблокирование Василисков мимо возмущенного строя врагов. Зажать противника между молотом и наковальней — прием древний, как женское коварство. Причем столь же действенный.

Бум! Грохот и чавканье сминаемой плоти на мгновенье заглушили остальные звуки. Лобовой удар гномьего хирда страшен! Полмиллиона кило стали и плоти, собранных в единый кулак!

По всей линии соприкосновения в землю втоптаны наиболее ценные и беззащитные классы противника. Лучники, арбалетчики, клерики и хлипкие кастеры.

Гномы держат строй, синхронно взмахивая секирами, затем делая полшага вперед, прикрываясь щитами. И вновь — тысяча топоров бликует на испуганном солнце… Удар! Щиты, шаг! Удар!

Бороды заткнуты за пояс, глаза сверкают счастьем, луженые глотки пытаются орать древние семейные гимны. Жизнь прожита не зря, будет о чем рассказать потомкам, сидя у камина с кружечкой нефильтрованного темного!

Позади мечутся матерящиеся доктора, оказавшиеся на две головы выше своих подопечных, ловящие все перелеты и вообще неудачно привлекающие внимание.

Поднажали и Василиски, воспрявшие духом при виде нежданного подкрепления. Кровь густеет в жилах даже у нас, сотни покосившихся керамических статуй украшают дюну. Некоторым условно повезло — их коснулось дыхание Короля Королей. Вместо тривиальной красной глины их тела сковывает благородный мрамор.

Однако ящерицы больше не увлекаются. Вперед не лезут, довольствуются короткими выпадами. Один из Диких держится позади — его хиты вновь загнали в оранжевый сектор и древняя тварь занимается самым главным — сохранением собственной шкуры и прикрытием флангов Короля.

У нас максимум минута более или менее комфортного боя.

Затем оставленные без внимания вражеские тысячи очухаются, получат новый приказ и ударят в корму увлекшихся гномов, превращая красивую высокоманевренную битву в слоеный бутерброд хаотической рубки. Тот формат боя, где тактика — ничто, а численное превосходство бессовестно решает.

Хм… А и фиг с ним! Будем делать «шубу»! Намазывая слой за слоем и раз за разом зажимая противника между двух огней!

Разворачиваю демонов. Они припечатают пехоту противника, жадно тянущуюся сталью к беззащитным гномьим спинам. К сожалению, развернуть хирд в две стороны невозможно. У этого построения есть только один вектор: вперед! Эдакий кровавый горнопроходческий комбайн…

Бросаю взгляд на поле — геометрия четких построений нарушена, враг, наконец, разглядел истинного противника. Толпа тысяч в семь голов с гиканьем несется к нам, намереваясь захлестнуть и растоптать. А уж затем — сладкий дележ артефактов из Василисков и финальный рейд на Первохрам…

Демоны уже втянулись в бой, запечатав многослойный гамбургер. Трехсотуровневые монстры щедро сеют смерть — в свое время нам требовалось полсотни бойцов на одного воина Инферно. Так что рубка двух сотен Светоборцев с тремя тысячами Светляков — отнюдь не жест отчаянья, а вполне себе плюсовая ситуация.

На этом участке две армии успешно уничтожают друг друга. Враг теряет опыт, оставляет могилы на чужой территории и платит примерно пять к одному. Пиррова победа нам обеспечена…

А вот чем парировать вторую волну?! Да и порталы исправно поставляют противнику порции свежего мяса…

Бросаю в штабной чат:

— Снять три тысячи бойцов со стен Тянь-Луна и срочно ко мне!

Ответа жду непозволительно долго…

— Командир! Светлые выстраиваются для атаки костяка! Порядка тридцати-сорока «кей», не меньше! Подтвердите приказ! В случае его выполнения велики риски потери крепости!

Лихо… Это то, чего я так опасался, увеличение количества точек обороны. Не можем мы себе позволить драться на два фронта!

— Отставить! Держитесь, парни. Попробуем справиться своими силами. С нами Неназываемый!

М-да, беда…

Остается лишь тянуть время до возвращения посыльного с остатками кладки Василисков.

Помножат моих неписей на ноль, как я потом буду смотреть в глаза старейшинам гномов и Асмодею? Положил армию в первой же битве?!

Покрутил на пальце кольцо призыва Верховного. Не настал ли тот самый «Час Икс»?

Нет, стремно мне — до икоты… Опасаюсь я Асмодея в нашу реальность приглашать, справлюсь и без демонических костылей!

У мальчика, воспитанного хомяками, обнаружилось пятьдесят заначек…

Начинаю скрести по сусекам.

Активирую план «Микропипец»: вдвое урезаю стражу, персонал наблюдательных пунктов и внешних караулов. Отзываю диверсионные группы. Ставлю под ружье бойцов второй очереди — уровни сто плюс.

Через десять минут у меня будет отряд сомнительной боеспособности, численностью в две тысячи разумных. Одним словом — ополченцы. Смазка для вражеских клинков.

Этого явно мало…

Вздохнув, распечатываю очередную кубышку. На этот раз — платную. Через амулет поднимаю интерфейс найма Первохрама, выбираю давно созданный профайл Темных Паладинов.

Гремучая смесь из воина и лекаря. Правда, маной не владеет, все псевдомагические действа завязаны на абилки. Большинство лечилок идет от нанесенного врагу урона. Доступно принятие на себя чужого урона либо и вовсе хардкор — паладин может отдать свои хиты ради излечения союзника. Хиты — или жизнь, воскресив товарища и заняв его место в Великом Ничто. Вот такие неоднозначные темные…

Четыре сотни бойцов двести десятого уровня. Вот и все что может дать нам Храм. Плюс двойной прайс за право покинуть стены.

Хомяк рыдает, Дурин грузит в тачку золото, а я скриплю зубами.

Пятнадцатиминутный таймер призыва бодро замигал цифрами, и я переключился на интерфейс Супер-Новы. Тут дела и вовсе кислые — немало пойнтов найма выбрано на персонал, ухорезок, расчеты артиллерии и троллей дальнего круга охраны.

Девочки из Дома Удовольствий, харизматичные гоблины-уборщики и незаметная прислуга — большинство из них наверняка в срыве. Соклановцы уже давно впитали базовые стандарты поведения, ведущие неписей к оцифровке.

Никто не брезговал выпить с простоватым огром-заряжающим, пожать руку садовнику и поинтересоваться, как у него дела, подарить молчаливому стражнику метательный нож…

Однако рисковать и обнулять контракты я не стал. По общей договоренности, рвать договора будем раз в год — шестого мая, на Юрьев день.

Так что улов с Супер-Новы был скромен — две сотни девчонок-ухорезок. Вот парни возрадуются, если, конечно, свеженанятые красавицы-дроу переживут эту битву…

Через четверть часа боевая связка из паладинов и убийц магов прибудет на поле, дабы послужить еще одним слоем в кровавом салате. Однако до этого времени нужно еще продержаться…

Кстати, по клану уже давно гуляет электронная методичка: «Воспитание идеальной девушки на свой вкус». Как ни странно, техника работает. Цель — прогнать по-детски наивную непись через формовочные прессы шаблонных ситуаций с подходящими для тебя реакциями.

Дом — уют. Муж — вожак. Крик — неприемлем. Секс — безотказен.

Угадать наиболее востребованные мужиками запросы было несложно.

Методичка быстро переросла простецкий свод правил и рекомендаций. Сложный опросник выпытывал у страждущего идеал поведенческих реакций его будущей половинки.

Хочешь послушную домохозяйку, при этом страстную королеву в постели? Заказ принят, ожидайте завершения работы анализатора!

На основании ответов выдавал длинный список фильмов, музыки, книг и мест, которые надо посмотреть, прочитать и посетить.

Я морщился — но пока держался от воспитательного процесса в стороне.

С одной стороны — от программирования характера ощутимо пованивало тухлятинкой. Было в этом что-то неправильное…

С другой — перевоспитать дроу просмотром сотни фильмов? Хм… По-моему, девчата просто играли своими кавалерами, словно трижды перевербованные агенты. Хрен поймешь, на чьей они стороне…

Соберутся кучкой, похихикают о чем-то своем, полируя ногти клинками. А тут явится гордый супруг, поигрывая халявными бицепсами и широкими плечами:

— Дорогая, пора домой! Я достал новые кружевные простыни от лучшей мастерицы-белошвейки! Между прочим — нить выделана из «Цветка Страсти», к тому же наложены чары «Неутомимости» и «Повышенного Восприятия»!

Ухорезка восхищенно глянет на своего добытчика, скромно потупит глазки и, незаметно подмигнув товаркам, засеменит следом за своим героем…

— Воздух! — раздалось радостно-истеричное, отвлекая меня от неуместных воспоминаний.

Нужными рефлексами я не обладал, поэтому вместо прыжка в ближайшую щель захлопал глазами и закрутил головой.

На этот раз повезло — со стороны солнца на неотвратимо приближающиеся вражеские ряды пикировала тройка драконов. Огромная туша Доминошки и вымахавшие до размеров грузовика Даша и Коша.

Момент раскрытия контейнеров я не уловил, а вот стальной ливень из тяжелых граненых стрелок не заметить было невозможно! Впервые после Первой Мировой Войны флешетты вновь применялись на поле боя.

Рецепт, к сожалению, кустарный. Творчески доработанные арбалетные болты. Особых показателей урона добиться не удалось. Наоборот, после искусственного утяжеления характеристики предмета здорово просаживались, заставляя мастеров брезгливо кривиться. Надеялись мы на массовость да шок от неожиданной кары с небес.

Попали довольно удачно, вновь подтверждая безжалостную статистику войны. Пять-семь процентов потерь приходятся на долю «дружественного» огня. Где-то так нас и накрыло.

К сожалению — драконы не являлись частью рейда, так что досталось всем — и правым, и виноватым.

Шальным порывом хлестнуло по штабной группе, барабанной дробью прозвенело по гномам, а затем щедро окатило приближающееся людское море противника.

Убило мало кого, а вот покалечило — как бы не треть. В теории флешетт пробивает всадника вместе с лошадью. В нашем же слое реальности живучесть топов сродни неубиваемому коту Томасу из мультика. Бить надо сильно, долго и с недюжинной фантазией.

На моих глазах заточенная стрелка пронзила вражеского медведя-перевертыша от затылка и до подбородка, вышла через нижнюю челюсть и по самый хвостовик ушла в когтистую лапу.

Упади да сдохни! Однако хрен там! Минус шесть процентов хитов и легкая хромота, вот и весь эффект…

М-да, интересно, какова живучесть такого игрока в реале? Из пистолета его точно не взять. Максимум — нашпигуешь свинцом толстую прослойку медвежьего сала.

Автомат? М-м-м… Переводя в килоджоули, у флешетты урон будет повыше чем у пули. А значит — в эту тушу нужно вбить как минимум полный магазин. Желательно — по уязвимым точкам.

Дела…

А ведь мы уже давно засекли второй слой интереса гээрушника Лазаря. Тот с цепкостью ставшей на след гончей копал информацию по аномалиям и порталам, способным приоткрыть завесу между мирами.

Мол, у самой демократической страны в мире уже есть успехи на этом поприще — а мы грустно сосем лапу. Причем не только в Друмире — но и в неплохо освоенной краснозвездными кораблями «Еве-4»…

Противник сбился с шага, загалдел в непонятках, а затем испуганно рассыпал строй при виде имитирующих повторный заход драконов.

О-па! Холостой, да не совсем!

Доминошка выдохнула «Облако Праха», вызвав истеричные вопли среди светляков. Оружие и амуниция на глазах покрывались ржавчиной и расползались гнилыми дырами. Вот это удар! А ведь и у Василисков есть схожая абилка!

Не случится ли так, что силы вторжения вернутся в родные пенаты в одних лишь грязных труселях? Рассядутся потом на ступенях храмов Светлоликого с рукописными табличками «Подайте на экипировку!». Было бы славно!

Призрачная мелкота накрыла толпу волной ужаса, от которого один из атакующих волков-оборотней поседел прямо на моих глазах. Затем дракоши вырвали из пригибающихся рядов десяток неудачников и ломанулись прочь, нахватав в тушках немало дырок от стрелков и магов противника.

Третьего захода видать не будет. Одиночные мегамонстры не пляшут против тысячных толп.

Враг вновь прибодрился. Непрерывно прибывающее подкрепление подталкивало бойцов в спину, и светлые вновь ломанулись вперед. Приближающаяся армия выбросила протуберанец тысячного отряда, намереваясь слизнуть с холма штабную группу.

Тролли и ухорезки выстраивались в жидкую линию. Умка поплевал на ладони, зачерпнул песка и выхватил из заплечных ремней мифриловый ствол.

Я потянулся было к посоху, но заметил, как вздрогнули окружающие меня офицеры. Видать реально неприятная аура окружает артефактное оружие. Ладно, успею еще…

И все же… Мало нас, очень мало!

Рядом кто-то шмыгнул носом. Покосившись в сторону, замечаю растрепанного Чебурашку с подбитым глазом. Зверушка вытирала нос свалявшимся плюшем лапы и, набычившись, глядела на приближающихся светляков.

Я заискивающе попросил:

— Че! Нам бы подмоги, хоть какой, а?

Чебурашка зыркнул на меня, перевел взгляд на противника, затем недовольно кивнул — моя просьба лишала его славной драки.

Хлопок дальнего портала чуть не пробил мне перепонку левого уха, но я довольно улыбнулся — Че не подведет!

Стоящий рядом тролль вскинул щит, и практически сразу сотни ищущих добычу стрел забарабанили вокруг. Противник подошел на дистанцию прицельного огня.

Еще десять секунд — и вражеские маги превратят вершину холма в жерло действующего вулкана. Им даже приближаться не потребуется — перевес двадцать к одному не лечится никакими щитами!

— Вперед! Держимся вместе!

Последнее я мог и не говорить. Центром нашей микровселенной являлась моя фигура, сбившиеся вокруг охранники лишь усиливали сходство с небесной сферой.

По-хорошему — надо было уходить порталом.

А вот по правде — имелась возможность стянуть на себя лишнюю тысячу противника. Да и искал я боя! Меньше всего мечтал о карьере паркетного генерала! Не навоевался — драки хочу! За дом родной, за правое дело!

Оглушительный лязг сражения, ярость десятков тысяч людей, убивающих друг друга, — пьянили и лишали осторожности. Молодой мир воспринимал все в ярких красках и жадно резонировал в такт запредельным эмоциям разумных. Это тебе не старая безразличная Земля, где можно сжечь во вспышке ядерного взрыва миллион жизней, а древняя, изъеденная вирусом цивилизации планета, даже не чихнет банальным ураганом…

Бам! Тролли внешнего кольца охранения глубоко вклинились в людское море. Мы успели стоптать первый десяток рядов, когда фланги вражеского войска сомкнулись, отрезая нас от внешнего мира и обрекая на бой в окружении.

Минута. Нас раздергивают, виснут на руках, валят на землю и погребают под телами. Тролли бьются как одинокие медведи, затравленные собачьей стаей. Шкура висит клочьями и алыми сосульками, кровь уходит из тела, пальцы леденеют, им все труднее удерживать оружие. Порваны мышцы и надрезаны сухожилия, ноги подгибаются от массы висящих на загривке псов.

Вторая минута боя. Торжествующие крики светляков и смолкший паровозный гудок боевой песни тролля сообщают — Умка пал… Сердце сжимается болью, дыхание перехватывает — я еще никогда не терял своего верного альбиноса! Когда он теперь возродится и как мне смотреть в глаза Бомбе?

Третья. Элита ухорезок творит чудеса. Школа демонического боя великолепно подходит для тесной средневековой схватки.

Короткое «Ха!» — и невидимое крыло силового удара пробивает просеку во вражеских рядах, раскидывая противника вместе с тоннами мокрого от крови песка. Джедайки…

Наверное, с высоты это выглядит очень зрелищно: наш ужавшийся до смешных размеров оборонительный круг распускается десятками алых лучей. Мгновение, и мы неожиданно оказываемся посреди пустого пространства, в окружении отпрянувшей массы войск.

Использую нежданную паузу. Хомяк в золотых доспехах больше не жмется, сам подает мне один из Камней Душ, снятых с тел павших серафимов.

Неоднократно сбиваюсь с каста под прессом висящих над головой заклинаний, но все же умудряюсь поднять грозного пета триста пятидесятого уровня.

А теперь — сюрприз! Активирую «Разделение» и получаю полноценный взвод шестикрылых павших ангелов, да простят меня боги старой Земли!

Маятник качнулся вперед, волны вражеского войска вновь ударили в жидкий девичий строй. Навалились, придавили сталью, удушили магией и смяли. До встречи, девчата…

Петы бросаются во все стороны, реагируя на урон хозяину. Висящая над головой разноцветная магическая туча грызет плоть, и серафимы стремятся прорваться к подлым кастерам. Их перехватывают, бьют, перетягивая агро на себя. Минута — и хаос боя уносит ангелов в глубь вражеского строя.

Я остался один. Демонический посох уже давно в моей руке, тянет жизни и корежит противников на десятки шагов вокруг. При такой плотности нападающих поток заимствованных хитов превращает меня почти в бессмертное существо.

Приоткрываю заслонки своей души, громыхаю безумным смехом и бросаюсь в битву.

Тяну время, расчетливо экономлю силы, односложными па танцую среди клинков и пложу инвалидов. Хлоп — минус рука, чавк — прощай стопа…

Горстями черпаю Очки Святости и на ходу подлатываю чужие раны, прижигая обрубки и останавливая кровопотерю.

Я не хочу тупо запортить адамантом чужие аватары, накладывая на них вечный дебаф. Нет! Мне нужны наглядные жертвы войны на паперти у Светлого храма. Пусть одноногие и однорукие ветераны тысячелетиями пугают молодежь кошмарами похода на Восток!

За спиной — дорога из орущих от ужаса и вяло шевелящихся тел с заметным некомплектом конечностей. Кто к нам с мечом придет, от меча и погибнет…

Начинаю уставать, вязнуть в нарастающем сопротивлении. Плотность убойной магии над одинокой фигурой поражает воображение. Густой поток стрел натыкается на дарованный кровью Светлоликого иммунитет.

Меня давно расшифровали и опознали.

Большелобая голова в стане противника сменила вектор главного удара и активировала фильтры на собственном батл-чате. Враг лезет и лезет, не зная об уготованной ему судьбе.

Ставка на инстинкт самосохранения не сработала, я окончательно выдыхаюсь, замедляюсь от перегрева и груза нападавшего в сумку лута.

Пора готовиться к встрече с Ллос?

Хлопок портала, и рядом со мной появляется Белый Чебурашка с располосованной когтями мордахой и клочками черной шерсти в судорожно сжатых лапах.

За Че следует погоня — дуплет порталов, и на песке оказываются два огромных разъяренных зверя, крутящих головами и выискивающих ушастого обидчика.

Мои губы помимо воли расползаются в улыбке.

— Багира, Саблезуб! Как же я рад вас видеть!


Глава 2 | Война | Глава 4