home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

Счетчик оперативных сил тлел жалким трехзначным числом. Большинство из воинов в статусе «готов к бою» находились тут же, на стенах.

Диверсия в парке осадной техники была нашим пиковым усилием, на грани возможного. С надрывом, хрустом рвущихся мышц, привлечением всех временных союзников, активацией бафов «последней надежды» и массовым сливом абилок.

После такого напряжения откат неизбежен.

Не меньше тридцати тысяч могил превратили пространство перед крепостью в труднопроходимую засеку. Среди множества покосившихся надгробий пятая часть — наша.

Геймдизайнеры подыгрывали антуражу — тоскливо каркало обожравшееся воронье, хмурилось тучами небо, невесть откуда взявшиеся приблудные псы дрались за подозрительного вида кости…

Прогуливаясь по рукотворному кладбищу, можно было с легкостью восстановить картину противостояния.

Вот славянские письмена на граните, а вокруг — десяток разноязычных плит. В основном привычные символы латинского алфавита, с редкими вкраплениями экзотики — грузинская вязь, галичанский суржик, рубленая готика прибалтов…

Невдалеке пара покосившихся надгробий, слившихся тыльными сторонами в единый мемориал и даже сейчас старающихся прикрыть друг другу спину. Русский морячок из кронштадтского клана «Морфлот» и украинский побратим из одесских «Чёрных Бушлатов».

Парни бились в кругу врагов, не беспокоясь за спину, ведь ее прикрывал друг. И даже когда один из бойцов погиб — его могильная плита по-прежнему давила на лопатки второго, надежным панцирем прикрывая тылы.

Вот размазанное кольцо внешнего охранения — надгробия достойны славы своих владельцев. Камни исклеваны стрелами, испещрены засечками клинков и пятнами ударов боевых молотов. Разрушить могилу нельзя, но надругаться — легко, хватило бы сомнительных моральных качеств.

Рядом безмолвным памятником возвышается стометровый каменный вал из надгробных плит поверженных Светляков.

Наши парни рубились до последнего, намереваясь ошеломить противника и нанести ему удар такой силы, дабы серьезно отодвинуть время повторного штурма. Предполагалось, что единовременные потери в двадцать-тридцать тысяч бойцов отправят противника в нокдаун и остудят наиболее горячие головы.

Не получилось…

Задние ряды просто не видели, как избивают передних, оказались лишены возможности впечатлиться кровавой кашей драки на уничтожение и теперь отважно втаптывали в грязь могильные камни и тела оступившихся товарищей.

Моя же армия резервов не имела. Воскресшие бойцы торопливо натягивали второсортные запасные комплекты, морщились при виде казенного добра из распахнутых клановых складов либо вовсе задумчиво сидели в одном исподнем, глубоко затягиваясь сигаретой и ожидая действий эвакуационной команды.

Обычные парни, хоть и требовал я с них невозможного.

Герои — товар штучный, зачастую — крепко завязанный на ситуацию. Пьяная шпана в глухой подворотне и любимая девушка за спиной. Горящая машина и бьющиеся о стекло детские ладошки…

Привычный конвейер вытаскиваемой с поля боя экипировки дал сбой. Ну не могли мои стелсеры пробиться против наступающего людского потока, да и запарятся полсотни бойцов невидимого фронта тягать тысячи могильников.

Земля начала ощутимо подрагивать в такт слитному бегу приближающегося войска. Эффект толпы объединял личности в единый организм, напрочь отшибая чувство страха и индивидуальности, заранее прощая все грехи и щедро накачивая наркотиком вседозволенности.

Если раньше я видел в основном затылки своих бойцов, то теперь предрассветный сумрак раскрасился сотнями бледных лиц, тревожно оглядывающихся на своего предводителя.

Я напряг абсолютную память, вытаскивая наружу последнюю версию лоции портальных маяков. Имелась она и в цифровом варианте, запароленная в три этажа и обвешанная пугающими грифами. Однако мысль — всяко быстрее.

— Демонов на стены! — сманеврировал я драгоценным резервом одноразовых неписей.

Следующая команда уже визардам сопровождения:

— Портал в точку «19А»!

И тут же повернулся к усталым защитникам Тянь-Луна.

— Пригнитесь, парни! Скоро будет большой «Бум!».

Борясь со встречным воздушным потоком, продавил себя в арку и вывалился в двухстах метрах от точки входа, на позициях наших осадных машин.

Вокруг кипела суета — широкоплечие гномы спешно осваивали трофейную артиллерию. На пергамент торопливо переносились скачанные с виртнета мануалы и баллистические таблицы. Не хватало запчастей и специалистов с нужными скиллами, хаос поглотил склад боепитания.

Французский мангонель отказывался стрелять ядрами от русского камнемета, а английский скорпион клинило боеприпасами от баллисты.

Однако на площадке неконвенционного оружия царила благостная тишина — невысокий частокол и колючие взгляды тимуровцев обеспечивали стерильность территории.

Расчеты нервно курили вдали от прикрытых дерюгой авиабомб, а потенциальные камикадзе медитировали в тени, готовясь к финальному аккорду миссии и намаливая лишние проценты успеха.

Увидев меня, бойцы повскакивали с мест. Старший офицер рванулся с докладом.

— Здравия желаю, командир! Отдельный дивизион тяжелой осадной техники готов к выполнению боевой задачи! Сектора пристреляны, корректировщики на стенах, ведется независимый планшет продвижения отрядов противника в пределах досягаемости орудий. Готовность к открытию огня — сорок секунд!

— К бою! — коротко скомандовал я. — Тип боеприпаса: «ФАБ-500». Операторы: носители достижения «Святой Бессребреник»!

— Таковых всего четверо!

Я дернул щекой — мало! Ладно, план «Б»!

— Умка! Хотя нет, постой! Тебя не добросить… Лизка — впрягайся в сбрую! Вцепляйся в бомбу как в первый кинжал, подаренный тебе на совершеннолетие!

Завязанный на корректировщика планшетист повысил голос:

— Плотные массы противника в зоне вероятного поражения! При сохранении вектора и скорости движения через пятнадцать секунд войдут в зону уверенного, а через тридцать — гарантированного поражения!

Я повернулся к командиру дивизиона:

— Открывайте огонь по готовности. Ваша задача — поразить как можно большее количество живой силы Светлых!

— Есть! — козырнул старлей и бесцеремонно уселся на песок, закрывая глаза и полностью погружаясь в нирвану служебных интерфейсов, пристрелочных таблиц и каналов управления подразделением.

— «Хлопушка-1», наведение на сектор «А4»! Оператору «Единички» — приготовиться!

— К стрельбе готов!

— К полету готов!

— Обратный отсчет! Три… Два… Один… Огонь!

Данг! Противовес врубился в стопорную балку, обиженно взвизгнул рассекаемый тросом воздух, и черная точка авиабомбы унеслась по направлению к врагу.

Бам!!! Земля крепко лягнулась, отсушивая пятки и вышибая из присутствующих цифры мелкого урона. Впервые за сотни лет костяк Тянь-Луна пришел в движение, подпрыгнув на месте и явственно ойкнув.

Захлебываясь затараторил лог-аналитик:

— Есть попадание! На счет оператора записано 2612 фрагов! 2640!.. 2670! — Многочисленные кровотечения и травмы продолжают крутить счетчик. — Первичный лут: 3720 предметов! 3766!..

— «Хлопушка-2», левее сто, ближе тридцать! Огонь!

Данг!

— Заряд пошел! Фиксирую потерю и смерть оператора — сбруя зацепилась за ложемент! Есть попадание! Наблюдаю поражение множества целей!

Вашу мать! Я возмущенно скрипнул зубами, а хомяк забросил под язык таблетку валидола — недополученная прибыль в четыре тысячи предметов могла довести до инфаркта и менее жлобное существо.

— «Хлопушка-3», левее двести, ближе пятьдесят! Огонь! Остальным — перепроверить крепление операторов!

— Есть попадание! 3300 фрагов! Потери противника растут из-за большого количества раненых предыдущими подрывами! Лут — 4600! Фиксирую получение пакета игровых достижений! Наблюдаю существенный рост рейтингов клана и альянса!

— Огонь! — вновь проорал артиллерист, повысив прицел для удара в глубину строя противника.

Данг! Тишина…

— Точное попадание в портальную арку! Подрыв на той стороне! 242 фрага, все из одного клана. Лут — 311 предметов.

Да ё-моё!

— Огонь!

Данг! Бада-бада-бум!

Рвануло значительно сильнее, чем обычно, и как будто ближе.

— Попытка перехвата заряда в полете! Ну, или случайно влепили в парящего серафима… — позволил себе отвлеченный комментарий невидимый аналитик. — Подрыв на высоте двадцати метров. Фрагов: 4400! Лут: 5100! Цифры увеличиваются! Высокая эффективность воздушного подрыва — так и бейте!

— Мона-Лиза, приготовиться! «Хлопушка-5», огонь!

Данг! Бум!

— Есть попадание! Ухорезка ушла на респаун, фиксирую повышение уровня на 32 пункта!

Я кивнул — неплохо!

За считаные минуты мы опустили светляков на миллионы долларов и сотни тысяч человеко-часов фарма.

— Темп наступления замедлился, замечены единичные порталы — кто-то уходит с поля боя!

Я покрутил головой, ища оператора для «Шестерки». Ага, мои верные тимуровцы-энкавэдешники, как всегда, крутятся неподалеку.

— Тимур! Хромай сюда! Быстрее, родной, быстрее! Вплетайся в сбрую! Миссию свою понял?!

Дождавшись кивка, отступаю назад.

Артиллерист медлит, выбирая наиболее сладкую цель.

— Левее сто, выше — до упора! Там черно от кастеров! Огонь!

— Есть подрыв! Гоблин на респауне, попал удачно: плюс сорок три уровня!

Я замер, ожидая продолжения.

— Противник не замедлил движения, удары по тылам не столь эффективны!

Покосился на «Семерку» — последняя… Ничего она уже не решает, лучше сохранить для потомков. Аргумент весомый, одно лишь его наличие может сдержать некоторые горячие головы.

— «ФАБ» вернуть в арсенал! Переходите на беглый огонь дроидами! В темпе!

Огры-заряжающие сдернули псевдобрезент с пирамиды деревянных контейнеров. Мы учли прошлый опыт и теперь паковали роботов в тару средней прочности, минимизируя шансы открытия огня над нашей территорией.

Противно заскрипели колесики транспортных тележек, вздрогнула махина требушета, принимая запредельный груз. Тонкие ручки особистов полезли в предусмотрительно оставленные щели, вставляя элементы питания в тугие разъемы.

— Готов! — раздался писклявый голос.

— «Хлопушка-1», огонь!

Колотушка несется к стопору, гоблин стремительно вдавливает кнопку активации и выдергивает руку из ящика.

Не успел…

Данг! Контейнер метнулся в небо, махая нам на прощанье оторванной кистью особиста.

Крак! Лопнули стальные полосы обивки, ящик разлетелся облаком щепок.

Дроид быстро разрушил упаковку, а затем ощетинился в полете сенсорами, сканируя обстановку и классифицируя десятки тысяч целей.

Хлопок парашюта, и Штурмовик мягко приземляется посреди атакующих орд врага. Алый маркер на карте не проигнорировали. Раздумья Дроида мгновенно прервали, одним ударом запуская первичную программу самосохранения.

Жух! Протуберанец перегретой плазмы вязнет в плотных рядах атакующих.

Банг! Банг! Банг! Тяжелый рейлган щедро плюется вольфрамовыми снарядами, разогнанными до скорости в пятнадцать Махов. Твёрдосплавные сердечники не замечают преград, прошивают десятки тел и вязнут в окрестных дюнах.

Хлоп! Хлоп! Хлоп! Валится с неба мифриловый десант. Пошла потеха!

Урон у дроидов высок и зачастую бьет в зазоры между игровыми сопротивлениями стихиям. Как классифицировать лазерный луч, электрический разряд или пучок жесткого излучения? Но вот количество хитов вполне заурядно, под стать монстру триста плюс.

Оправившаяся от первого шока толпа накрыла моих желязяк плотным облаком деструктивной магии.

Наша стрельба дроидами мгновенно превратилась в развлечения для миллионеров. Да, каждый Штурмовик успевал завалить пару десятков светляков и подарить нам тридцать секунд времени, однако на ситуацию это особо не влияло — живем, пока платим.

Все переменилось, когда с ложемента ушел в полет Дроид-Лейтенант. Окутавшись защитными щитами, он мгновенно развернул тактическую сеть поля боя и взял роботов под свое командование.

Штурмовики начали действовать согласованно, оттягиваться под прикрытие товарищей, создавать на угрожающих участках повышенную плотность огня и требовать помощи в случае неприятностей.

Заброшенная следом пара десятков Дроидов-Ремонтников оказалась той самой вишенкой на торте, что придала диверсии финальный лоск. На этом наши складские запасы хоть сколько-нибудь воинственных роботов закончились. Не слать же хрупких Навигаторов, лишенных брони Супер-Карго или вовсе беззащитных Работников?

Следующие полчаса светляки вели отчаянный бой с крепко закопавшимся в землю штурмовым взводом. Отступать дроидам было некуда, за землю цеплялись намертво, словно бойцы народного ополчения у стен не успевшего эвакуироваться госпиталя.

Казалось, что плазменная иллюминация способна дать нам длительную передышку. Но нет, в какой-то момент огонь стал ослабевать, а затем дроиды дружно поднялись в свой последний рукопашный бой. А ведь не так уж и много их оставалось… Только вот боеприпасы, видать, на нулях.

Роботы напоследок смогли удивить. Вклинившись в ряды противника, они перегружали реактор и расцветали ослепительными вспышками самоподрывов.

Лебединая песня стальных воинов удалась. Несмотря на уничтожение техногенного заслона, ошеломленный противник отступил в базовый лагерь. Требовалось время для того, чтобы разгрести десятки тысяч могил, воскресить потерявших опыт бойцов, отремонтировать покоцанный шмот и провести дополнительную накачку, превращая невнятную бойню в грандиозный успех.

Стелсеры обеих сторон шныряли по лунному пейзажу поля боя, демонстративно игнорируя друг друга и растаскивая завалы надгробий. Официального перемирия никто не объявлял, это повредило бы имиджу Света. А вот такое тихушное и негласное работало на ура.

Конечно, не без словесных перепалок, попыток распропагандировать противника и частных вызовов пободаться на дуэли.

На наших стенах прибавилось бойцов.

Наконец-то смогли сбросить маски парни Кремня, «Беркута» и примкнувших к ним сил.

Нарастал поток очнувшихся от спячки диванных генералов, разглядевших, что война у порога и их хата в центре села неожиданно превратилась в крайнюю, а вместо соседей одни только дымящиеся воронки.

Шли обиженные мстители, лишившиеся любимого свечного заводика, элитного курятника или виртуальной дачи с помидорчиками. Нарастала инфовойна в реале — раззадоренный народ логинился на давно заброшенных персонажей, стряхивал с них пыль и шел фаниться — бить морду нелюбимым пиндосам.

Ценность такого пополнения была сомнительна и доверия не вызывала. Новоприбывшим нарезали сектора у подножья костяной стены, отчего некоторые обижались на недоверие и, пылая праведным гневом, покидали поля боя с гордо поднятой головой.

Движуха наблюдалась не только у нас — в лагере противника постоянно звучала глухая канонада порталов. Одни кланы уходили, разочаровавшись в двухсуточной осаде, стоившей им опыта, времени и денег. На их место прибывали толпы новичков, воодушевленные нарастающей истерией в виртнете. Желающих пободаться с засевшими на темной стороне русскими — хватало.

«Стражи Первохрама» так же собирали свои силы в кучу, готовясь к финальному замесу «двадцать против одного». На удивление, народ был спокоен.

Как говорил Суворов: «Мы русские. Какой восторг!»

Так и сейчас. Боги за нас, у Первожреца полная колода тузов, за спиной — родные хаты. Разве мы можем проиграть?!

Несколькими часами позже, под прикрытием утреннего тумана, враг попытался разыграть один из своих козырей.

Я принимал доклад о действиях террор-групп, когда лениво валяющаяся при штабе гончая настороженно подняла голову. Покрутила острой мордой, затем вздрогнула обрубками ушей, проводя точную юстировку на сигнал. Глухо взрыкнула, привлекая внимание, и уставилась на меня.

Голова мгновенно взорвалась мыслеобразами, передаваемыми сетью живых ретрансляторов.

Уютный овраг, укрытый тенью и туманной дымкой, подсвеченной сиянием распахнувшейся арки. Стремительно выдавливаемая из портала сжатая в тугую пружину армия. Словно кто-то наступил на открытый тюбик с пастой. Человек триста в минуту, не меньше!

Светляка вам в глотку, да где же это?! Координаты?!!

Гончая фыркнула, пуская пузыри из черных прокушенных губ и с трудом выдавливая из себя весь спектр восприятия твари Инферно.

Тепловая картинка местности — хаос в желто-красной гамме — не то!

Запахограмма — сталь, кожа, яды, теплая плоть в десятке вкусных вариаций. Полностью уникальный спектр унюхиваемый с десятка километров! Не то!

Эмоциональный слепок — напряжение, алчность, страх, злое веселье, ненависть. Яркие мазки чувств заполнили окружающее пространство. Красиво, но… бесполезно!

Магический отпечаток местности — узор астрала, вязь нитей силы, россыпь фонящих растений и минералов. Не то! Ну не вижу я в этом спектре! Просто картинку, на горизонт, вокруг!

Замелькали новые образы — скальная гряда окружающая Долину. Совсем близко, километра два, не больше. Роща акаций, едва различимая в неверном утреннем свете. Холм с невнятными развалинами и спиралью древней дороги. А вот это уже ориентир!

Мысленно листаю страницы картографического атласа Долины. Место приметное, ну же! Пара кэмэ от кромки, возвышенность, строения, серпантин! Не то… не то… опять не то… Вот!

Дальний от замка угол, шестьдесят верст по прямой! Далеко же заныкались, твари!

Так, бойцы на стенах, в резерве в основном неписи.

— Тревога! Прорыв в секторе «Н27»! Порядка двух тысяч разумных, количество увеличивается на три сотни ежеминутно. Демонов, гномов и остатки тяжей — в ружье!

Только ведь мало их! А ближайшее прикопанное яйцо Василиска километрах в пяти. Далеко, да и не хватит там одного Васьки, поздно засекли! Придется распечатать резерв!

— Извлечь Короля и обоих Диких из «Арсенала-4»! Портировать следом за мной, в ближайшую к прорыву точку! Прыгаем, срочно!

Визарды подвисли в трансе, их глаза дрожали под прикрытыми ресницами. Наконец, один из них выпал в реальность:

— Командир, затык с логистикой. Метка маяка есть только у одного порталиста. Сейчас с ним прыгнет пятерка наших магов и продублирует съем координат. Две минуты…

Я скрипнул зубами:

— В следующий раз наделайте свитков! Чтоб в каждой караулке лежал опечатанный фолиант с десятком пергаментов перехода в любую точку!

Оркус успокаивающе тронул меня за плечо:

— Нельзя командир, секретность! Не уследим!

— Секрет Полишинеля! Раз есть у одного — считай, есть у всех! А после победы — тут и подавно будет проходной двор. Монополию на храмы нам не удержать, да и невыгодно политикоэкономически, мать его так!

По большому счету бушевал я зря — нам все равно требовались эти минуты на подъем войска по тревоге и извлечение артефактов из хранилища. Одной лишь громкой команды недостаточно, у любого приказа есть время исполнения.

Портал перенес нас в прогрызенный ручьем овраг, теоретически укрывающий от любопытных взглядов и глушащий акустический хлопок. Нервничающая охрана спешно выстраивала оборонный периметр, а огры-носильщики мялись на месте с огромными яйцами Василисков в руках, напоминая мне муравьев, спасающих свои личинки.

Между лопатками ощутимо зачесалось, я покосился в сторону, откуда веяло чужой злобой.

Угадал… А может, реально учуял, вдруг после ментального контакта с гончими удалось перенять часть их навыка?

Со стороны горного кряжа ветром доносило позвякивание стали, пересвисты накладываемых заклинаний, приглушенный разноязычный мат. Мерцающий неоном туман злорадно намекал, что порталов там уже не счесть и всяко больше одного.

Я вновь поежился и обратился к Оркусу.

— За нами наблюдают…

Тот безразлично пожал плечами.

— Несомненно. До точки прорыва меньше километра. Мы по-любому в зоне внимания дальнего охранения противника.

Словно подтверждая его слова, шагах в тридцати от нас вспыхнула короткая схватка. Расходящиеся кольцом ухорезки наткнулись на вражеского стелсера, заползшего под куст.

Извини, родной, спрятался ты неплохо, но задранные в небеса скиллы дроу перевесили. Дальше уже дело техники — предательски пискнул алым маркером игровой радар, и кто-то мгновенно получил черный клинок под подбородок.

За спиной распахивались грузовые порталы, овраг стремительно наполнялся низкорослыми гномами и резкими демонами. И те и другие рвались в бой, мотиваторов хватило бы на три мировые войны…

— Сдвигаемся в сторону, нужна свободная площадка для призыва Василисков! — скомандовал я Умке, возглавляющему солидно возросшую группу охраны. А что поделать — мы на передовой, тут одной ухорезки под шелковыми простынями явно не достаточно…

— Большая? — уточнил Умка.

Я сдвинул шлем на лоб и задумчиво почесал затылок.

— Где-то с пароход… Отойдем от портала шагов на полста, думаю — хватит.

Не хватило…

Да и наших предупредить все же стоило — замотался я. План выполнял, словно галки в анкете расставлял. Все на рефлексах…

Мироздание охнуло, надрывая жилы в тяжких родах.

Ломая все законы физики и биологии, из тесного пространства яйца стремительно масштабировалась фигура исполинских размеров. Словно огромный айсберг всплывал из глубин морской пучины.

Бронированный бок Василиска врезался в нашу группу, размазывая бойцов в кровавое пюре, а счастливчиков, вроде меня, брезгливо отбрасывая в сторону.


— Внимание! Король Василисков обрел плоть!

— Ужас древних времен вернулся в нашу реальность, мир уже никогда не будет прежним!

— Друмир уважительно склоняет голову перед Королем и дарит нам новые возможности.

— Обновление списка кулинарной и алхимической рецептуры…

…12%…Error… Update server not available… Ошибка связи… Откат обновления 12.8.1… Ошибка… Access denied…


Наверное, именно в этот момент в Друмире появился первый претендент на ночную вазу, наполненную золотом.

Увидеть, как игра сыплет системными ошибками, реально страшно, до мокрых штанов и седых волос. Особенно если ты в срыве и нет возможности переустановить сбойнувшую программу.

Поднимите глаза на голубое небо, а теперь представьте, как по нему бегут строки белого кода, превращая воздушную даль в «Синий Экран Смерти».

Столкновение с шершавым боком зверя игра обсчитала как удар. Сопоставив массы и помножив их на скорость, алгоритм урона чуток поколебался: «где ставить запятую?»

Решив, что триста тысяч — это явный перебор, он переправил результат на тридцать, использовав аварийный коэффициент «реалистичности», и с чувством выполненного долга списал с меня две трети хитов.

Позорно сидя на заднице и харкая кровью из пробитых осколками ребер легких, я, задрав голову, смотрел на махину Короля Королей. У японцев сегодня праздник — любят они таких вот гигантусов…

Василиск, высотой с девятиэтажку и длиной в десяток подъездов, медленно ворочал огромной башней, украшенной церковным куполом золотой короны и сверкающим бриллиантом размером с троллейбусное колесо.

При виде такого богатства мой хомяк окончательно утратил берега. Ухватив меня за грудки, он брызгал слюной и визжал: «Я же говорил! Я же говорил! Валить его надо, валить!»

Король вдохнул полной грудью, вымораживая астрал и вытягивая энергию отовсюду, куда простиралась его воля. Огромные накопители зверя были девственно пусты.

Поведя вокруг тяжелым взглядом змеиных глаз, тварь безошибочно отыскала меня среди тысяч разумных и плавным движением приблизила двадцатиметровую будку к моему лицу.

Вертикальные зрачки нащупали мой взгляд, и стальная кувалда ударила по разуму, пытаясь подчинить своей воле и получить послушного, хоть и чуток дегенеративного раба.

Защита от ментального давления расползлась гнилой тряпкой, сила Первожреца уступила воле Короля Королей, из заемных костылей остался один лишь хомяк — хрипящий, загнанный в угол, но «за свое» готовый сражаться хоть со всем светлым пантеоном.

Я и бесконечно древняя тварь…

Один на один…

Василиск внушал мне статус невесомой соринки, чудом попавшей в глаз Владыке.

А я медленно тянулся к Посоху и прикидывал, как прорублю глазное яблоко, удержусь за амбразуру века от хлынувших тонн мутной жижи, а затем проникну вовнутрь древней башки и начну нарезать мозг на тонкие дольки…

Король сморгнул, дернул верхней губой и медленно отвел взгляд.

— Ты силен, разумный! Признаю за тобой право лично обращаться к Королю Королей! — набатом прозвучал в моей голове.

Кровь толчками пошла из ушей, алые слезы удачно затерялись на разбитом всмятку лице. Ничего, попустит — я уже слышу знакомые переливы лечилок за спиной…

Насильно понижаю чувствительность восприятия, мысленно отгораживаясь стеной от Василиска. Сплевываю на песок тягучую слюну, замешанную на крошеве зубной эмали:

— Признаешь ли ты наш договор, с правом троекратного использования василисков в бою и пактом взаимного ненападения?

Желтые змеиные глаза сузились, драгоценность в короне весело блеснула. По-моему, Короля Королей забавлял процесс ведения переговоров с борзым муравьем.

Небеса предупредительно зарокотали. Глотком свежего воздуха я ощутил незримое присутствие Неназываемого. Спасибо, Пашка!

Василиск покосился одним глазом на небо, словно хамелеон-переросток, нервно дернул хвостом, снеся злополучную рощу акаций вместе с играющими в ней в прятки наблюдателями обеих сторон.

— Признаю… С тремя условиями! Первое — ты оживишь всех моих подданных, находящихся в твоей власти!

Я кивнул — было такое.

— Второе! Общие потери среди Древнейших не могут превышать двух особей низшего ранга или одной высшего!

Поморщившись, вновь кивнул — о рангах уговора не было, но спишем на сложности коммуникации сквозь яичную скорлупу.

— Третье! На все время действия договора ты будешь оживлять все яйца, о которых мы попросим.

Король напрягся, его веко дрогнуло. Как он думал, незаметно. Непрерывно шевелящаяся скала вдруг окаменела, а двухметровый глазик слегка моргнул. Хреново быть гигантусом — я ведь даже слышу, как бьются оба сердца зверя. Пульс участился…

Интересно, что ж он так разволновался? Какой процент яиц в кладке дает реальное потомство? Не в этом ли загадка исчезновения сильнейших монстров Друмира?

Покачал головой:

— Нет, Король. О третьем пункте мы будем говорить отдельно и в более спокойной обстановке. В нашем договоре его не было и боги тому свидетели!

Небеса согласно громыхнули, Супер-Васька оскалился и злобно покосился ввысь.

Я продолжил:

— Сейчас я верну к жизни двух Диких, а затем использую право первого боя. Недалеко отсюда разворачиваются силы моих врагов — их нужно уничтожить или изгнать из Долины. А затем оборонять площадку…

Король нетерпеливо взмахнул хвостом, поднимая песчаное цунами.

— Чую… Много теплого мяса, деликатно приправленного магическими источниками… Хочу… Я сделаю это… И место выбрано правильное — тут можно построить Малый Колодец Силы. Силы Камня! Я решил — первую кладку мы отложим здесь!

Я хмыкнул — шустрила какой…

— Обсудим! Потом… Враг не ждет и все прибывает! Мои воины помогут тебе!

Василиск оглядел побледневших демонов и восхищенно-испуганных гномов. Фыркнул:

— Воины… Пыль под ногами… Верни миру моих Высших!

Я повернулся к ограм-носильщикам:

— Вон туда, подальше, ставьте яйца — и бегом назад. Торопитесь!

Коротконогие, но шустрые огры помчались к указанным точкам, а Король Королей нетерпеливо срубал хвостом макушки окружающих холмов.

— Бойся! — проорал я словно при броске гранаты.

— Роа-а-а-а-р!!!

Торжествующе пророкотала пара гигантских глоток и преклонила передние лапы перед своим Королем.

Поймав гордый взгляд Древнейшего, я молча указал рукой на сияющий магией лагерь светляков.

Василиск презрительно отвернул башню, прошипел то ли команду, то ли ругательство, развернулся с грацией суперлинкора «Ямато» и медленно, полсотни метров за шаг, двинулся к врагу в окружении свиты Диких.

Походный ордер древних созданий скрыл от меня горизонт и восходящее солнце. Монстры отошли достаточно далеко, чтобы, не задирая в небо голову, можно было разглядеть имя Короля.

Ё-моё, Гензилла? Гена?! Ну, удружили, детки!

Рядом хрустнула ветка. Повернувшись, я разглядел изумленного Белого Чебурашку с распахнутым ртом и звездой Героя на груди. Проморгавшись, Че застрекотал пулеметной очередью микропорталов, стремительно догоняя зеленого собрата.

Звиздец светлым котятам!


Глава 1 | Война | Глава 3