home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16

Приближаться к поверженному лайнеру я не рискнул. Не скрою, хотелось — до неприличия и зуда в жадных ладонях!

Хомяк истерил и топал ногами — зловредные чужаки наложили лапу на богатейшую добычу этого мира! Стоимость бесхозной груды технологичного железа, щедро нафаршированного ништяками от киля до двадцатой VIP-палубы, тянула на несколько миллиардов долларов.

Да, там нет ничего магического и артефактного. Из оружия — одни лишь бесполезные кухонные ножи, из драгоценностей — содержимое личных сейфов кают и единичных бутиков.

Отнюдь не Форт-Нокс, но!

Тысячи тонн широчайшей палитры металлов, миллионы литров ГСМ, бесчисленные предметы быта и роскоши, причем все натуральное, земное — стоили любых усилий!

А люди?! Даже если эта громадина шла порожняком — на ней не меньше двух тысяч матросов, офицеров и разномастного винегрета из наемного персонала! От матерых профи служб внутренней безопасности до поваров и смазливых певичек.

Грандиозное усиление для любого клана! Причем певички и танцовщицы канкана также пригодятся — демографическая проблема все еще остра и ежедневно звенит под моими окнами дуэльными клинками. Наемница-дроу — это лучше, чем ничего, но подходит далеко не всем…

Не спорю, кораблю десанта или стратегическим складам мобрезерва я бы обрадовался больше. Однако не стоит гневить удачу и жаловаться на мелкий жемчуг! Склони голову и достойно прими любой дар или удар!

Инстинкт требовал пробиваться вперед, разгонять всех стервятников и столбить добычу за собой. Но я сдержался. Рациональная составляющая моей души взяла верх над жилкой авантюризма, вновь растревоженной соло-приключениями.

Пришлось наступить на горло собственной песне и осторожно сдать мишку назад, укрываясь за хилой вершиной бархана. Гумунгус топтался на месте и нервничал — новорожденный островок с соблазнительным золотистым пляжем быстро пропитывался соленой водой и превращался в смертельную ловушку из зыбучих песков.

Меня же пьянил воздух свободы! Одиночество, пусть даже нарушенное Екатериной, лечебным бальзамом ласкало измотанные нервы.

Временно отложенные заботы неподъемного кластера, могучего Альянса и родного клана позволили мне осознать себя и переродиться. Я наконец-то перестал быть главной частью огромного механизма и вновь превратился в прежнего Глеба, беззаботно рысящего на медведе по Фронтиру!

Запредельное усилие длиной в несколько недель, затем фаза отдыха для переосмысления полученного опыта, и кристалл моей личности приобрел новую грань.

Спрыгнув с Гумунгуса, я шикнул на Катю — сиди! Влажный песок торопливо зачавкал, неумело затягивая свою первую жертву.

Пролистал книгу заклинаний, отыскивая запылившуюся иконку «Бинда». Сглотнул вязкую слюну — боюсь! До тремора в руках и ваты в коленях.

Видал я тысячи рабов и десятки пыточных камер. Сам висел на цепи и лежал на жертвенном алтаре. Слышал крики замурованных в камень.

Менять точку привязки, нарушая собственные правила, — реально страшно. Рукотворное табу крепко сдружилось с инстинктом выживания.

Но надо, Светлоликий подери, надо! Сейчас критически важно не потерять темп!

Стискиваю зубы, выбираюсь на пару шагов повыше, активирую пиктограмму.

Бытовая магия всегда медленная — одиннадцать секунд перелива огней, тихого звона колокольчиков и блеска любопытных Катиных глаз. И вот мне снова не рекомендуется умирать…

Кто знает, быть может, через пару часов здесь будет уютный полумрак океанского дна и давление в пару атмосфер.

Открываю штабной чат — хм, подозрительное затишье! Спят, что ли, господа офицеры? Сую палку в улей — поднимаю уровень тревоги до «Оранжевого», выдаю серию блиц-кодов: «Готовность к штурму» и «Противник неизвестен». Информирую о месте и времени собственного прибытия.

В этот момент небо за спиной озаряет яркая вспышка, через десяток секунд долетает раскатистое эхо взрыва, а затем приходит ударная волна.

Бум!

Земля брыкается, стена спрессованного воздуха величественно ревет о физических законах и пытается сорвать одежду. Ноги отрывает от бархана, в грудь бьет небесным молотом и мою тушу глубоко впечатывает в песок.

Мишка устоял за счет массы и четырех лап, Катя осталась в седле благодаря игровым алгоритмам, однако от оплеухи воздушного кулака потеряла две трети хитов. Девушка шмыгнула кровящим носом, недоуменно провела ладонью по шее, размазывая густые алые струйки, бегущие из ушей.

— Привыкай, — посоветовал я, напряженно всматриваясь в сторону магического взрыва.

Чувство направления и интуиция подсказывали — арки на Седьмое Небо больше нет. Ангелы ушли, запечатав свой слой реальности и громко хлопнув на прощанье дверью.

Вода стремительно отступала от острова, наполняя невидимую мне огромную воронку и оголяя усеянное наносными ништяками дно. Забились на песке рыбы, заблестело битое стекло, недоуменно заметались расслабившиеся было вараны.

Катя среагировала первой.

— Море уходит! Происходи дело в реале, я бы сказала — жди цунами!

Я заторможенно кивнул.

— Подпишусь…

Рассматриваю потенциальный хабар, параллельно подлечивая Катю и навешивая на себя скаутовские бафы. «Орлиное Зрение» и «Слух Волка» сейчас не помешают.

А ведь действительно — шумит где-то вода, я бы даже сказал, ревет пугающе и грозно!

Тряхнул головой, сбрасывая усиления, заторопился.

— Принимай приглашение в группу! Уходим!

Кидаю инвайт, терпеливо жду, пока девушка разберется с непривычным интерфейсом.

Тем временем на горизонте водная гладь изгибается быстро растущим грязным горбом. Мишка глухо ворчит и пятится, а у меня противно тянет в животе. Сейчас накроет и изломает в хлам. Через десять секунд респаун и снова в мутный поток, густо замешанный на острых обломках и опасных тварях. Затем по кругу, с приличными шансами обнулить собственный уровень.

Говорил ведь себе — нельзя привязываться за пределами родных стен!

— Да жми же! — ору я, уже не сдерживаясь, и спешно активирую жреческий «Портал к Алтарю».

К сожалению, он тоже не мгновенный…

Волна быстро разгоняется на мелководье, хищно нависая над нами и смеясь голосами десятков водяных элементалей. Пенные лапы тянутся к нам, страстно желая удавить и растворить в себе нашу силу.

С Кати слетает вся ее невозмутимость, ей до смерти не хочется вновь оказаться в Великом Ничто. Девушка бледна, как собственная тень, и пытается угнать оторопевшего Гумунгуса. Тянет уздечку, выворачивая на бок медвежью голову, бьет босыми пятками в чугунные бока. Угу, проще скалу сдвинуть с места…

Я сцепил зубы, кроша эмаль и выдавливая из себя хиты. Нужно стоять! Малодушный шаг назад приведет к потере концентрации и срыву каста. Вот тогда точно — хана!

Хлесткий удар в песчаную дюну совпадает с долгожданным хлопком переноса. Несмотря на скоротечность процессов прыжка, мы умудряемся захватить с собой пару тонн соленой воды и дюжину представителей морской фауны.

Эффектно…

Я отплевываюсь от неожиданного душа, пинаю ногой бьющуюся на камнях Первохрама рыбину, прямиком под нос к жадно принюхивающейся гончей из охранной пятерки.

Делаю отмашку Кате.

— Слезай, приехали. Здесь ты в безопасности. Добро пожаловать в мой замок!

Однако девушка не торопилась покидать уютное седло — там ей явно казалось безопасней.

Согласен, адские гончие и орки из числа храмовой стражи выглядят не очень дружелюбно. Да и сам Храм — умеет подавлять своим величием и мощной энергетикой.

Во дворе уже началась суета, прибытие блудного лидера не осталось незамеченным. Пусть побегают, кое-кому даже полезно. А то некоторые тыловики уже не только худеть, но и задницу нажирать умудряются, на казённых-то харчах и от хорошей жизни. Вот она, печаль многих знаний. Едят в четыре горла и понимают, что не могут не поправиться. А вера способна творить и не такие чудеса…

Медленно разворачиваюсь в сторону Трона Неназываемого, гипнотизирую его взглядом, набираясь решимости для предстоящего святотатства.

Как там говорил Ури? Найти свое Место Силы? Ну а где оно у Первожреца, как не у Алтаря Верховного бога?

Только вот по-сиротски стоять у подножья али ерзать на холодных ступенях я с детства не приучен. Сидеть на всем, что не плавает, — верный путь к геморрою и простатиту. Поэтому неторопливо подхожу к трону, сметаю невидимые пылинки с вечно-теплого оникса и решительно усаживаюсь в кресло начальника.

Всеобщий «ах!» восторга и ужаса я не расслышал. Зрение и слух вырубило наглухо, словно китайский фонарик подключенный для подзарядки напрямую к главному контуру АЭС.

Хлоп! Здравствуй истинная Тьма и Тишина…

Я превратился в разогнанный процессор, насильно запитываемый запредельными объемами энергий. Температура тела быстро росла, грозя сжечь глупый мозг. Астральные каналы звенели от нагрузки и закручивались в невероятные узоры, словно древесная стружка в пламени костра. Коли останусь жив — затейливая снежинка моей ауры заставит тревожно напрячься даже богов.

Сведенные судорогой пальцы удобно легли в эргономичные выемки, продавленные в камне руками Павшего. В реале уже наверняка трещала кожа и дымился нежный хлопок одежд. Еще немного, и запах паленого мяса перебьет ароматы жертвенных благовоний.

Однако результат был. Всего лишь на считаные мгновения, но я стал равен Младшим Богам!

Мир раскрылся передо мной как открытая книга. Непонятный для дикаря кирпич в потрепанной обложке, наполнился смыслом и вселенской мудростью. Я видел сквозь толщу скал, зрел древние клады и бережно укрытые рудные жилы. Запутанные квесты смущенно раскрывали свои секреты, а могущественные твари покорно склоняли бронированные головы.

Практически абсолютная власть! Вот ты какая…

Отметаю соблазны, с тревогой прислушиваюсь к нарастающему вниманию к своей персоне. Не все так шоколадно на вершинах Олимпа. Места давно распределены, истинные боги и незыблемые законы мироздания ревниво следят за соблюдением Равновесия. Никто не позволит раскачивать утлый челн посреди бурного моря.

Сжимаюсь под ревниво-настороженными взглядами, тянусь к инфополю планеты с единственным вопросом: где находится пул невостребованных душ?

Мир мигнул и послушно раскрылся, делясь со мной знаниями.

Великое равновесие, Карма, или простой игровой Баланс, — каждый выбирает слово по душе — раздраженно нахмурилось. Я брал удачу взаймы, играя не в своей лиге и дерзко замахиваясь на Недоступное.

Плевать!

Тянусь к спрятанному за изнанкой мира, запускаю жадные руки в самое сокровенное и охраняемое. Хамски ощупываю найденное, с невероятной скоростью сортируя попавшееся в ладони.

Короли и воины, разумные монстры и изгнанные духи. Те, кто ушел за грань и ждет своей очереди на перерождение. Одни еще что-то помнят, другие лишились индивидуальности и сверкают как мириады одинаково новеньких монеток. Черпай горстями, используй в нужде и не задумывайся — отличий не сыскать…

Мироздание визжит, возмущенно-испуганно, словно мои пальцы шарят у него под юбкой. Испуганно ревет разрываемое пространство, уступая дорогу невидимой длани занесенной для оплеухи планетарного масштаба.

Я испуганно жмурюсь, вжимаю голову и приподнимаю плечи для защиты лица. Руки заняты, мельтешат в бесконечном пуле душ, отыскивая взятое под покровительство.

Не оно… нет… чужое… пустое… снова пустышка… не помнит себя… ненавидит все теплокровное… скучает за полетом, других чувств не осталось… опять пустышка и снова не мое… плотная группа держащаяся вместе: воин-дроу… воительница… сержант Эсток, мне кажется я его даже помню — прости… безымянный клерик… младший сержант Мона Лиза… Беру!

Шлеп!

Спасительная оплеуха от самого мироздания врубилась в мою скулу и вышибла меня из не по рангу занятого трона.

Доспех дымился, хлюпал юшкой свернутый набок нос, кровила рассеченная бровь. Горела попавшая под удар щека, слюна стала вязкой и соленой, зубы с левой стороны приобрели внеплановый люфт. Лихо меня приложило…

Плиты Первохрама оказались усыпанными льдом — соклановцы вспомнили, как я повышал теплоотдачу Павшего, и применили ко мне ту же технику лечения.

Как ни странно руководила процессом растрепанная Катя, органично вписавшаяся в суету аврала и не терпящим возражения голосом отдававшая команды мельтешащим гоблинам. Даже заматеревший Арлекин не решался ей возражать, лишь кивал время от времени, подтверждая приказы странной незнакомки.

Отведя в стороны пытающиеся помочь руки, я поднялся сам. Чуток шатает, в голове порхают раскаленные бабочки, но жить вроде буду.

Переливы колокольчиков и рой зеленых огоньков намекнули о наложенной лечилке. Отмахнувшись от последних искр, я закрутил было головой, высматривая Лизку среди толпы ближников, как вокруг снова заплясали изумрудные вихри.

Не понял? Какой смысл дважды накладывать «Великое Исцеление?». Зазвучавшие рядом фанфары и мелькнувшие ангельские крылья сообщили о применении последнего довода паладинов: «Святые Руки». Кто это так расщедрился? Откат у абилки суточный, и обычно её трепетно берегут для совсем уж аховых ситуаций…

— Стоп! — поднимаю я руку и замораживаю суету вокруг. — Что за парад заклинаний?! Чего успокоиться не можете? Мы меня теряем?

Народ смущенно замялся, а затем кто-то из девчат поднес к моему лицу серебряное зеркальце. М-да…

Нос приобрел характерную горбинку перелома, а бровь перекошена свежим шрамом. Нанесенная мирозданием оплеуха бытовой магией не исцелялась.

Да что ж такое, ну не везет мне на противников! Кто только не расписался на моей шкуре! Боги, солнечная плазма, адамант и Великое Равновесие. Каждый стремится вломить по мордасам и навеки оставить свой след…

Кривлюсь, небрежно отмахиваюсь:

— Плевать! До свадьбы заживет! Прогнется реальность, уступит. Иначе через тысячу лет мы покроемся рубцами в десяток слоев.

Затем резко перехожу на деловой тон:

— Сержант Мона Лиза — что с ней? Есть новости?!

Людской гомон как обрезало, народ пялился с сочувствующим интересом, но при требовательном взгляде в упор поспешно отводил глаза.

Я нахмурился.

— Что?! Неужели зря все?! Да вы хоть понимаете, кому я оттоптал мозоли, пока доставал Лизку с того света?!

На правах ближника вперед выступил Кирилл. Парень радостно сбросил с себя обязанности особиста, по-прежнему обхаживал взбалмошную Ленку и являлся командиром одной из звезд дальней разведки.

Положив мне руку на плечо, он успокаивающе заговорил:

— Все в порядке, Глеб, ты ее вытащил! Отспаунилась она пару минут назад, вот только…

Крил замялся, а я не выдержал и гаркнул, распугивая чувствительных к эмоциям гончих.

— Что — только?!

За спиной раздался щелчок каблуков, и звенящий энергией девичий голос отрапортовал.

— Здравжел, командир! Докладываю по возвращению из Великого Ничто, готова приступить к выполнению своих обязанностей!

Лизка…

Оборачиваюсь, смотрю в задорно-надменные глаза дроу и мгновенно все понимаю. Ури был прав — девушка черпала силу в своих чувствах, ими же прикрылась от удара Светлоликого и их же потеряла в пламени первородной плазмы.

Во взгляде эльфийки можно было увидеть многое — чувство долга, радость новой жизни, полграмма пренебрежения и иронии. Вот только любви и обожания там не найти…

Медленно подношу раскрытую ладонь к виску, козыряю.

— Благодарю за службу… Разрешаю, выполняйте…

Девушка молча козыряет в ответ. Жест ей нравится, особенно в доработанном варианте, в который органично вписана непокорная челка и задорное подмигивание.

Провожаю Лизку взглядом, затем вновь поворачиваюсь к тревожно мнущемуся Кириллу.

— Может, оно и к лучшему… И хватит сопеть сочувственно, что за коллективный просмотр мыльной оперы?! Эй, всех касается!

Подняв голову, стегнул собравшихся тяжелым командирским взглядом. Бойцы мгновенно вытянулись по стойке смирно, а я добавил в голос металла:

— Порталистов для снятия координат и группу прикрытия сюда, бегом! Схема бафов: «Прыжок в неизвестное». Не забудьте наложить «Левитацию» и «Дыхание Рыбы». Я лично переброшу парней! После открытия перехода немедленно запускайте разведку, цель я укажу!

Вокруг вновь пошла движуха. Захлопали порталы, засуетились воины. Шуму было не так уж и много, основной поток громких команд и матерных приказов проходил через локальные чаты групп и подразделений.

Катю и ошалевшего от вида Гончих Кота сдал на руки интендантам с требованием: «Разместить и приодеть». Особисты, психологи и просто жаждущие новостей из реала, уже толпились в очереди, стремясь пообщаться с невероятной гостьей.

Я устало покачал головой — та еще будет беседа… Девица с характером молодой, не знавшей трепок львицы. Наверняка свято верит, что стоит ей лишь выпустить когти, и вся саванна испуганно затрепыхается под ее лапами.

Через пять минут пришла пора прыгать с четверкой бойцов в Океан Семи Морей.

Набафили меня словно для боя с очередным зарвавшимся богом. Охрана обоих кругов возмущенно играла скулами — размер пати не резиновый, перебросить смогу только четверку бойцов, из них один — визард-таксист, ходячая записная книжка, а не воин.

Я притворяюсь невозмутимым индейцем — усилием воли подавляю мимические мышцы лица и временно превращаюсь в памятник самому себе. Временами ловлю восхищенные взгляды. А то! Знай наших! У вашего командира мифриловые шары с адамантовым покрытием!

Стою, держу фасон и мысленно умоляю себя не разжимать кулаков, иначе станут заметны дрожащие пальцы…

Мягкий перенос «группового гейта», и мы ухнули по грудь в теплую воду, подняв веер брызг и спугнув стайку мелких полосатых рыбок.

— Барбус суматранский! — восхищенно ахнул суровый орк-берсеркер и попытался нырнуть с головой в волну.

Однако наложенная левитация к плаванью не располагала, медленно и натужно вытягивая нас из моря и подвешивая на высоте десятка сантиметров над водной гладью.

Я раздраженно сплюнул — кто знал, что в одном из лучших дамагеров клана спрятался истовый аквариумист?

— Снять координаты! Прикрывать виза! Открытие портала по готовности!

Мне бы уйти сейчас — но приходилось держать марку. Зависнув над мелкой рябью, дождался, пока визард выберется на ставшую совсем уж крохотной верхушку бархана.

Полминуты форматирования маны в упорядоченные структуры заклинаний, и из распахнувшегося окна портала повалили пятерки силовой разведки и девушки-дроу ближнего круга охраны.

Впрочем, во Фронтире я задерживаться не стал. После краткой постановки задач, с пересылкой скриншотов и тыканьем пальцем по векторам движения групп, мы организованно отступили под прикрытие надежных стен Супер-Новы.

Первым делом — смена точки привязки. В личных апартаментах я едва сдержался от ругательства — подушки в спальне хранили отпечатки чей-то крупной головы с огромными ушами. Опять Че за старое?! А почему на обеих подушках?! Неужели он себе подругу где-то надыбал? Чур меня, чур!

Осенив себя святым крутом, я устало рухнул в кресло и прикрыл глаза, отсекая лишние потоки информации и анализируя текущую ситуацию.

Минут через пятнадцать пойдут первые доклады от разведчиков — возможно, потребуется немедленная силовая операция. Значит, команда по клану: «В ружье!»

Демоны начинают напрягать. Свою задачу они выполнили, буду их потихоньку сливать из нашего слоя реальности.

Сбрасываю союзникам сигнал на построение, параллельно визирую приказ в штабной канал: «Тварей ада не беречь, филигранно подставлять под удары противника, обнуляя личный состав и на мгновения, как в фильме про Чапаева, запаздывая с помощью».

Ну не нравится мне в последнее время оценивающий взгляд Асмодея! А переиграть его в долгосрочном планировании и интригах — даже не надеюсь. По сравнению с древним, как разум, архидемоном — я словно загибающий пальцы первоклашка против профессора математики…

Тянусь мыслью к радостно всхлипывающему Бэрримору.

Замок скучает без внимания и общения, одного лишь подсматривания за тысячами своих обитателей ему мало. Может, построить рядышком какую-нибудь капеллу женского рода? Одолжить у Великого Ничто душу смазливой ведьмочки — пусть воркуют?

Рефлекторно тру левую щеку и качаю головой — нет уж, без меня. Могли ведь и голову оторвать, причем за дело…

Прошу замок накрыть кофейную полянку в эльфийском саду и пригласить туда старших офицеров. Сад — это вотчина Бэрримора, его гордость и радость. Немалую часть своих карманных денег дух замка тратит именно на ландшафтный дизайн «по-эльфийски».

Бэрримор величественно дает добро, сам рассылает посыльных, подавальщиц и накручивает хвосты поварам. Давно замечено — приказы полученные лично от замка неписи выполняют старательней. Еда выходит вкуснее, курьеры резвей шевелят ногами, а застилальщицы постелей мягче и податливей.

На портальной площадке звенело железо и ревела магия — перехватившие немного сна и отдыха соклановцы вновь деловито готовились к бою.

Я же сидел за невысоким дастарханом в тени поющих эльфийских деревьев и в окружении своих ближников. Видать, появление арбузов настроило замок на изучение культуры Средней Азии.

Офицеры впивались в сочную мякоть мега-ягоды, рвали руками лаваш и гладили лобастые головы гончих, вольготно пристроившихся на их коленях. Как оказалось, собачки великолепно снимали стресс и усталость, отбирая у вымотанных бойцов лишние эмоции. А уж если им накапать пятьдесят грамм кофе… Мир не видывал более преданных существ!

Кошусь на Оркуса, по-прежнему тащившего две должности — начальника внешней и внутренней разведки. Имея меньше тысячи человек списочного состава, мы не могли себе позволить узкую специализацию.

Я возлагал большие надежды на дедушек и бабушек спасенных детишек. Но преждевременный разрыв миров внес свои грустные коррективы — клан успел обогатиться всего на полсотни человек, которым еще предстоит длительная процедура омоложения разумом и роста в уровнях.

— Сергей, пошла информация от стелсеров?

Оркус лишь отрицательно покачал головой.

— Дальние номера еще не замкнули кольцо. Только по завершении маневра начнут сжимать окружность. Докладывают о побочных находках, но ничего сверхординарного.

Его руки были заняты — полковник нарезал арбуз на мелкие кусочки и скармливал их торопливо давящемуся Радужному Дракончику. Несмотря на огромное количество набитых в сражениях фрагов, фамилиар в размерах не увеличился, так и остался размером с попугая. Правда, дальность выхлопа встроенной горелки удвоилась, а по глобальному урону монстрик быстро догонял топовых рейд-боссов.

Охотники за сокровищами уже успели просеять сквозь мелкое сито несколько кубических километров пустыни, пытаясь повторить случайную находку экс-наемников. Разнокалиберных яиц было найдено немало, но Радужный так и остался уникальным.

Кое-кто из старателей обогатился на аукционах, некоторые стали обладателями ручных птичек и ящерок, основная же масса лишь плодила с моей помощью агрессивных монстров. Впрочем, отчаиваться еще рано, работы там на несколько столетий, копать и копать…

Ополоснув руки в пиале с розовой водой — эстетики ради, о микробах у нас пока не слыхали, я продолжил опрос:

— Есть новости от Стаса?

Сердобольный Кирилл подался вперед.

— Особист «Ветов» сейчас в Болгарском микрокластере. Говорят, там появился свой Оракул. Его брат-близнец остался в реале, и они вроде как способны поддерживать друг с другом мысленную связь. Вот и ломятся к нему все те, у кого остались нерешенные на Земле вопросы. Стас сейчас в неадеквате, так что Череп приставил к нему своего человека, чтоб не раскрутили его под это дело на имущество или секреты Альянса.

Я кивнул.

— Хорошо. Теперь по общим новостям, только бегло, со временем совсем беда… И еще — разыщите Нату. Ага, ту самую, в пятнистом неглиже.

Новостей было много, причем большинство — откровенно хреновых.

Первыми в унисон запричитали Дурин и Аналитик. Один берег клановую казну и арсеналы, ко второму стекалась вся информация.

Приобретя реальную физику, Друмир не смог воплотить все фантазии геймдизанеров. Некоторые, особо мощные либо совсем уж нелогичные предметы, просто не могли существовать, даже с учетом скидки на чудеса и магию. Распадались в труху перышки весом в тонну, теряли свойства многочисленные «Кольца Всевластия» и жезлы «Абсолютного Подчинения».

Повлиять на процессы я был не в состоянии, лишь дал команду сбрасывать все «поплывшие» предметы на аукцион, постепенно понижая цену и надеясь, что сработают долгосрочные заявки на покупку у автоброкеров. Не будем полагаться на авось, а просто зафиксируем текущие потери. Легко пришло, легко ушло.

В продолжение бедовых новостей. На диком коктейле из благословения Йаванны и разрыва миров принялись спешно скрещиваться и размножаться многочисленные твари Фронтира.

Дикая мутирующая флора и фауна шла в наступление. Нам пришлось снять пост «Дальний», ибо его раз за разом выносили собачьи стаи, состоящие из шакалов, волков и прочих дворняг всех калибров.

Некоторые поселки неписей регулярно вырезались под ноль, а мелкие города уже начали отгораживаться от лесов стенами. Ситуация еще не стала критичной, но природа наступала и перспективы маячили мрачноватые…

В столице светлых эльфов — Ясном городе — творились совсем уж темные дела. Король Солнце созывал всех остроухих под свою руку, объединяя их одним простым и понятным всем неписям лозунгом — «Смерть Неумирающим!».

Ясный быстро зачистили от экс-игроков, отведя под тюрьму один из внутренних Бастионов. Беда в том, что во многих случаях не спасал даже дар Макарии. Люди со спокойной душой устанавливали точку привязки в личных апартаментах или гостиничных номерах, и даже в страшных снах не думали о том, что улыбчивый бармен и дородный повар, будут крутить им руки и сдавать страже за символическое вознаграждение.

Сколько тысяч игроков сейчас сходило с ума в эльфийских застенках — не знал никто. Однако вопрос штурма Ясного города объединенными силами русского кластера маячил в ближайшей перспективе. Война предстоит не простая, количество неписей на порядок превышает жалкие остатки человечества…

Вдобавок ко всем бедам подвисло большинство квестов. Игровые персонажи исчезали с постоянных точек и маршрутов, закрывали лавки, переставали отвечать на приветствия игроков и кривили губы при виде квестовых предметов. Городская стража больше не просила зачистить подземелье от крыс, а у скучающей старушки пропала нужда в ежедневной передаче сотен писем на другой конец города.

Параллельно вспыхнула война среди финансовых и торговых структур. Коротышки из «Злата Гномов» разгромили игровой «Форест Банк» и подмяли под себя «Кобольд Траст». Банды из городских трущоб обложили данью мелкие лавочки и воевали с немногочисленной стражей за контроль над городским рынком Изначального.

Мир менялся, и чаще всего в сторону Хаоса…

Судя по всему, Золотой Век Друмира уходит, наступают времена всеобщей смуты и борьбы за Игровое Наследство…

Из неоднозначного.

Моей секретарше, леди Амаре, поступил запрос от Виртполиции с вежливой просьбой о встрече с «Глебом Назаровым, Первожрецом и главой клана „Дети ночи“».

По прогнозам аналитиков, будут просить о мире и завуалированно извиняться. Судя по всему их осталось ничтожно мало и меньше всего им хочется иметь могущественных врагов. Сейчас они постараются со всеми замириться, уйти в тень и нарастить мышцы на потрепанный костяк. А вот затем следует вновь ждать любые подляны.

Свою лепту в список странного внесли порталисты. По их сообщениям, Астрал штормил, и пространственные координаты частенько закручивало в нечитаемый узел. Дальние пробои все больше превращались в лотерею.

Вроде как новость откровенно плохая, но если задуматься, то шторм может временно разорвать связи между кластерами и обезопасить нас от внешнего вторжения, что было бы очень кстати. Так что ждем, с надеждой и цветами.

Доклады служб прервала подошедшая Пятнистая, явившаяся в полной экипировке прямиком из боевых порядков клана. Девушка откровенно нервничала, однако при виде арбуза смешно повела носом, принюхиваясь и чуть ли не облизываясь.

Я указал рукой.

— Садись, Ната, угощайся. Ты уж прости, но спокойно поесть я тебе не дам, времени в обрез. Я раньше тебя особо не допытывал, хотя странностей, как ты понимаешь, хватало. Но сейчас клану позарез нужна информация. Скорее всего, через считаные минуты мы вступим в бой с твоими собратьями в пятнистых одеждах. И мне бы очень хотелось знать — кто они такие и чего нам ожидать? Поможешь?

Ната вздрогнула, с трудом проглотила ставшую комом мякоть. Задумалась лишь на мгновенье, затем кивнула:

— Я расскажу…


Глава 15 | Война | Глава 17