home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

Атлантический океан. Атомная подводная лодка «Иван Грозный», класс РПКСН «Борей-2», бортовой номер «К-575».


Капитан первого ранга Валерий Шатров сидел в командирском кресле на мостике и зло грыз мундштук пустой трубки. Тяжело чувствовать себя загнанным под корягу карасем, когда Родина вручила тебе самое современное оружие — двадцать четыре баллистических ракеты мощностью по мегатонне каждая.

Его роль — месяцами ходить на стыке подводных течений у берегов вероятного противника, скрываясь в зоне акустической тени и создавая реальную угрозу неминуемого удара возмездия.

Кружить под водой, укрываясь от внимательных взглядов со спутников, цепких радаров противолодочных самолетов и автоматических сонаров береговой обороны.

«Иван Грозный» осторожно, на кошачьих лапах, прошел через всю Атлантику. Медленно полз по расщелинам, укрывался за шумом двигателей крупных судов, выпускал автономные имитаторы и сутками висел на предельной глубине.

Капраз Шатров был уверен — засечь двухсотметровую тушу подводного ракетного крейсера можно было лишь визуально. Тридцать миллиардов народных рублей были потрачены не зря — по всем характеристикам его «К-575» стремительно приближалась к идеалу.

Двухкорпусная конструкция, с резиновым противогидроакустичиским покрытием. Трехкаскадная амортизация, активные средства снижения и искажения шумов.

Но, черт побери! Взялась же откуда-то эта древняя «Вирджиния»?! Кружит и кружит над головой, щупая пространство радаром, выбрасывая буйки внешней связи, запуская поисковые модули и замирая на секунды, пробивая толщу воды армейским сонаром и прислушиваясь чуткими ушами гидроакустиков.

Звуковые удары мощностью в двести децибел лупцевали пространство на полсотни километров вокруг. Корчились от боли морские обитатели, глохли дельфины, сходили с ума и выбрасывались на берег киты.

Мундштук вересковой трубки хрустнул во рту у капитана. Сплюнув деревянное крошево, Шатров зло оскалился — гребаные пиндосы, нельзя так по-хамски вести себя в океане, мы тут вежливые гости, не более!

Для понимания: 150 децибел — это звук от старта космического челнока, 170 — подрыв светошумовой гранаты, 190 — гарантированный разрыв легких…

Ожил динамик с поста ГАК:

— Сигнатура лодки идентифицирована. SSN791 «Делавэр», класс «Вирджиния» в глубокой модификации. Командир — Рик МакГротон, вооружение — 4 «ТА» калибра 533 миллиметра плюс пара ракетных шахт для КР «Томагавк».

Первый помощник довольно кивнул:

— Старичок нам не соперник, можем утопить в любой момент. Кстати, есть за что — тяжелые сонары запрещены Конвенцией об охране окружающей среды от 2028 года!

Капитан поморщился.

— Амеры её не ратифицировали. А знаешь что…

Шатров наконец решился. В конце концов — на подлодке он царь и бог. Даже с правом принятия самостоятельного решения о нанесении ядерного удара…

— Подсади-ка им нанитов последнего поколения. Дадут боги — привезут колонию на базу, а там не только эта рухлядь паркуется, но и вполне современные стратегические ракетоносцы.

Беззвучно открылись заслонки кластеров внешней подвески, выпуская наружу пару неожиданно быстрых спрутов — искусственных носителей террор-ульев «Гремлин». Шустро засеменил по песку гигантский сверхтяжелый краб — мобильный док с колоссальными запасами спящих нанитов и малым реактором для подзарядки спрутов.

Однако прежде чем ульи достигли своей цели, события резко ускорились и время понеслось вскачь.

Вновь ожил пост ГАК:

— Наблюдаю неопознанную групповую цель. Подходит с глубины, пеленг 148, скорость — двадцать узлов, вектор движения — на перехват «Делавэра». Расчетное время пересечения курсов — 7 минут.

— Командир — БИПу. Вести доклад каждые шестьдесят секунд.

Американцы, не стеснявшиеся в использовании активных средств сканирования, также засекли появление потенциального противника. «Вирджиния» отработала маневровыми движками на корме, разворачиваясь к опасности носом и предусмотрительно оскаливая полуметровые раструбы торпедных аппаратов. Приняли за русскую подлодку?

— Кап! Кап! Кап! — зазвенела оглушительная капель сонара АПЛ.

«Дэлавер» грубо и по-хозяйски ощупывал идущую в нейтральных водах незнакомку.

Доклад гидроакустика:

— Цель ставит активные помехи! Практически полное поглощение эха сонара.

Капраз криво улыбнулся — хорошо, что этот ребус придется разгадывать не ему, а американцам. Лично он понятия не имеет, что за третья сила прет из глубины.

Впрочем, амерам проще. Они искали русскую подлодку, и это сильно искажает их восприятие. Что бы ни нащупали во тьме их жадные лапы, первая пришедшая в голову мысль будет о «Борее».

— Выпустить малый видеозонд! Оператору — вести на ручном управлении, чтоб ни одна песчинка не дрогнула!

Понаблюдать за происходящим хотелось — хоть фуражку жуй! Да и положить на стол командующему кристалл с кодами доступа к угнездившейся на вражеской базе колонии нанитов стоило не меньше, чем внеочередная звездочка на погонах.

Агрессивное поведение цели встревожило американцев. Сонар уже молотил безостановочно, резко возросла плотность кодированного радиообмена, настойчивых запросов «свой — чужой», а вскоре и вовсе — прямых приказов открытым текстом: «Остановиться и обозначить государственную принадлежность».

На мостик пошла картинка с зонда. Качество так себе, несмотря на многоступенчатую систему фильтрации помех. Однако разобрать происходящее можно.

Несмотря на стальные канаты нервов, кто-то из старших офицеров не выдержал:

— Так это ж…

Старпом вытаращил глаза:

— Киты, касатки, дельфины, акулы и что-то еще, непонятных очертаний. Все хором атакуют АПЛ ВМС США! Ущипните меня за фаберже!

Непонятно, что разглядели американцы, однако они явно получили добро на эскалацию конфликта. Следует признать, что еще долго терпели. Обычный нью-йоркский полицейский уже давно бы классифицировал ситуацию как «опасную для офицера» и палил бы на поражение, не без оснований уверенный в собственной неподсудности.

Взвыл акустик из поста ГАК, тревожно забубнил ИИ подлодки.

— Торпедная атака!

— Фиксирую пуск реактивных торпед! Одна… Две…

— Курс 77… 79… Ориентировочная цель — в глубине косяка рыбы, прикрыта щитами непонятной природы. Поражение через 17… 16… 15 секунд…

Как ни странно, аномальная стая почувствовала угрозу. Строй уплотнился и перегруппировался, подставляя под удар наименее ценные особи. На перехват торпедам рванулись касатки — истинные подводные убийцы, дорогу которым уступают даже киты.

— Перехват — подрыв! Еще подрыв! Незначительные потери среди хищников первой волны. Фиксирую повторный пуск торпед! Одна… Две… Все, «ТА» противника пустые.

— Здесь — акустик! Идентифицирую звуки перезарядки «ТА», а также отстрел контейнеров противодиверсионной защиты носовых кластеров ПДЗ. Подрыв! Фиксирую образование облака поражающих элементов. Размер — 800 кубов, плотность — до 30 элементов на кубометр.

Видеозонд «Борея» уже приблизился на достаточное для снятия качественной картинки расстояние. Теперь офицеры воочию наблюдали фантастическое зрелище — битвы АПЛ четвертого поколения с сильнейшими существами морских глубин.

Впрочем, у драмы было всего лишь два акта.

Первый — фаршировка вольфрамовыми шариками первой волны рыбьей армады. Не меньше сотни акул, дельфинов и касаток медленно всплывали либо погружались на дно, окутанные облаками красных разводов. Бились раненые киты, жалобно плакал редкий кашалот с оторванным хвостом.

Акт второй. Оставляя за собой бордовую завесу, косяк пробился к уязвимому телу подлодки и атаковал его плотным строем. Стопятидесятитонные синие киты легко сминали четырехсантиметровую броню прочного корпуса лодки. Создания поменьше крошили внешнее оборудование, намертво клинили маневровые движки, забивали технологические отверстия и щели.

Минута — и былая гордость американского флота, словно мятая пивная банка, опустилась на дно.

Однако мало кто наблюдал за столь радостным для военного моряка событием. Большинство офицеров, распахнув от удивления рты, продолжали следить за стримом с видеозонда.

Там, на безопасном от места сражения расстоянии, кружились в океанской синеве настороженно хмурящиеся и внимательно посматривающие в сторону «Борея» полногрудые русалки…


Мишка пер вперед, рассекая воду широкой грудью и тревожно шевеля ушами, — дно быстро понижалось, глубина искусственного моря подбиралась к двум метрам.

Диссонанс контрастного купания туманил разум зверя. Загривок дымился под жарким солнцем Фронтира, лапы сводило судорогой от суровых примочек Балтики.

Жирные бензиновые разводы на поверхности не добавляли излишнего оптимизма.

Это нынче так моря загадили или в одной из межмировых дыр торчит корма супертанкера на полмиллиона тонн нефти? Вот бы лапу наложить на эдакое богатство! Не знаю, зачем мне нефть в магическом мире, но хочу. Дайте два!

Выстрелы затихли вдали, дымный след ракеты быстро растаскивало ветром. Над головой тяжело и сыто кружили двухсотуровневые грифы. Добычи сегодня много, подранков и утопленников — хоть обожрись.

Твари Фронтира имеют одну общую неприятную фишку — получают опыт с убитых игроков и с базовой добычи своего вида. Для чего это сделано — понятно, дабы монстры подтягивались в уровнях вслед за игроками. Но легче от этого не становится. Если респаун сохранится, то и через сто лет эти пустынные земли так и останутся смертельно опасными для одиночек и малых групп. Фронтир умеет охранять свои тайны и сокровища.

Я мысленно давил на отсутствующую педаль газа и гнал мишку вперед — быстрей, родимый! Замолкшая пальба пугала — в этой локации любой монстр фатален для попаданца из реала. Причем не важно, с пулеметом тот появился или без.

По мелкой зыби цвета мыльных пузырей, таскало разнообразный техногенный мусор. От обрывков сетей до детских пластиковых горок. В бурном водовороте неизвестной природы кружило букинистический киоск.

Душа книголюба ахнула, хомяк жадно засучил лапками — сотни бесхозных томов, тысячи наименований глянца, бесценная сувенирная мелочевка. В отрыве от Земли любая фитюлька из реала становилась уникальной.

В хищную пену водоворота мишка не полез. Потоптался на месте, возмущенно-простуженно чихнул и дал задний ход.

Я разочарованно вздохнул и сделал скриншот. Убедился, что в цифровой подписи снимка присутствуют локальные координаты, и мстительно отправил его своим хозяйственникам. Пусть думают, расчесывают до крови затылки и печально сосут лапу — не одному же мне зарабатывать злую язву желудка?

Свежая порция беспорядочной стрельбы намекнула, что пистолет сменил хозяина, а мне явно следует поторопиться.

Мишка почувствовал мое настроение и рванулся вперед, ловко обходя подводные ямы и распугивая местное зверье. Один из плюсов моего запредельного уровня — резкое снижение аппетита и агрорадиуса у большинства тварей Друмира. Наскакивать на фиолетового чужака желающих немного. Косили недобрым взглядом из щелей и укрытий, копили злость, но нападать не решались.

Словно заядлый кавалерист, я на ходу свешивался с седла, выхватывая из воды наиболее интересный мусор.

Свежая газета из короткоживущего пластика — недешёвое удовольствие для любителей пошелестеть пожелтевшими страницами. Неужели сегодняшняя?! Новости из реала бесценны!

Пяток сохранивших плавучесть чемоданов, намекавших на грустную участь выработавшего топливо «Боинга».

М-да, тут в одно лицо делать нечего. Нужно выстраиваться цепью, от горизонта и до горизонта, а затем педантично просеивать зону катаклизма. Капля за каплей, песчинка за песчинкой.

Пустые замки подождут, а вот бесхозное добро из реала физика Друмира быстро помножит на ноль.

Мелочевка исчезнет за минуты.

Вон тот севший на мель мусорный контейнер — за часы.

А покореженный и притопленный микроавтобус — продержится еще сутки.

Кто сейчас не подсуетится — все последующие годы будет кусать локти. В этот супермаркет под открытым небом второго завоза, скорей всего, не будет.

Гумунгус вдруг остановился, повел носом и взял резко вправо. Попытавшись вернуть его на путь истинный, я нарвался на предупредительное рычание. Обалдеть, маунты совсем обнаглели, эдак скоро мне самому его возить придётся!

Пока я размышлял над преступлением и наказанием, мишка с блаженным урчаньем вклинился во встречное течение нежно-бирюзового цвета. Ширина протоки: от меня и до низких облаков, водичка приятно греет ноги, вокруг, кверху пузом, плавают цветастые тропические рыбки. Красиво…

Гумунгус вновь сменил курс и теперь словно плавающий танк стремительно рвался к цели. Оранжевая точка впереди заставила накинуть на разум вуаль «Орлиного Зрения». Десятикратный зум резко сузил сектор обзора, но помог победить расстояние.

На водной глади покачивался небольшой спасательный плотик для маломерного флота. На штанге мигал красный маячок. Предполагаю, что и на всех аварийных частотах пищало хилое «SOS!».

Три минуты хода плюс удачно подвернувшаяся полоса бархана, превратившаяся нынче в песчаную косу и избавившая нас от сомнительного заплыва. Радостно размахивающих руками спасаемых не наблюдалось.

Мишка взревел наподобие крейсерского ревуна, привлекая внимание разумных и разгоняя притворяющихся крокодилами варанов. Здоровенные твари… Неужто успели отожраться на халявном мясе?

Вот уже видны выведенные белой краской имя и порт приписки судна: «Хатиква, Эйлат».

Обалдеть, этих-то как сюда занесло? У них же есть свой маленький, но очень своеобразный кластер. В голой пустыне и абсолютно без воды. Такой вот подарок евреям от бывших союзников. Стройте акведуки, возите караванами и порталами. До ближайшего источника всего семьсот верст.

Вблизи надувное средство спасения выглядело откровенно хреново. Пропоротые и обвисшие секции, горсть еще горячих гильз, щедро залитых ярко-алой артериальной кровью. Ну и главное: на скрипящем от натуги резиновом дне плотика возвышался обелиск небесно-голубого цвета и непривычных для Друмира очертаний.

Вот я и обнаружил один из тех безымянных памятников, о которых рассказывал Стас.

Кем же ты был, неизвестный попаданец из реала?

Я провел кончиками пальцев по благородному камню. Хомяк услужливо зашептал на ухо: «Голубой мрамор, две штуки евро за квадрат! Прячь в сумку до лучших времен, ты сможешь! Я верю в тебя, старший брат!»

— Ай! — мелькнувшая когтистая лапка полоснула меня по ладони с предсказуемым нулевым уроном.

Я и ойкнул-то скорее от неожиданности и стыда, словно пойманный на срамных мыслях.

Из-за обелиска выглянул всклоченный кошак, выгнул дугой спину и угрожающе зашипел. Мол, не твое — не хапай!

— Хозяин твой? — сочувственно спросил я, деловито присматриваясь к зверушке.

Красавец мэйн-кун, мокрый, как выдра, и крупный, как рысь. Роскошный зверь!

Это монстров в Друмире — хоть консервируй. А с домашними фамилиарами лютая напряженка, от того и в цене. Тем более что мэйн-кунов в игре еще не видали, а любителей этой породы, готовых заплатить реально любые деньги, да еще и в долги влезть, наверняка хватает.

Интерфейс не ломался, окрасил цель в салатовый с оранжевой окантовкой — чья-то живность в агрорежиме и услужливо подсказал:

— Кот: «Кот». Уровень: 12.

Хм, без фантазии, но принимается. Медленно протянул раскрытую ладонь:

— Ну что, мордатый, будем дружить? Залезай на медведя, а я пока плотик упакую, хозяин-то твой — тю-тю…

Жух! Мелькнула и промахнулась кошачья лапа, заставив меня рефлекторно отпрянуть. В ловкости зверь сильно проигрывал, а бонус «Всегда в цель» — на первый удар при нападении из засады или стелса уже не работал.

Резкое движение видать всколыхнуло мозги. Я на секунду замер с открытым ртом, затем смачно хлопнул себя по лбу.

— Ой, дура-а-ак!

Торопливо полез в инвентарь, нервно поглядывая на обелиск, — только Павший знает, сколько он продержится в нашем слое реальности. Вообще, судя по камушку, вынужденный переселенец попался не простой. Президент банановой республики? Герой, победитель олимпийских игр? Знатный аятолла?

У меня ведь и у самого обелиск нестандартный, белого мрамора, на зависть другим игрокам. Не раз уже приходилось распихивать толпы любопытных, собравшихся у нестандартной могилки…

«Здесь покоится герой, чтивший память павших в бою. Остановись же на мгновенье, путник, склони голову и подумай о вечном…»

М-да…

Кот следил за мной внимательным взглядом.

— Сейчас, боец, потерпи! Реанимируем твоего хозяина!

Ломаю печать на свитке «Воскрешения», жду положенные двенадцать секунд и сдавленно ахаю.

— Хозяйку…

В хрустальной сфере возрождения видна фигура молодой девушки в спортивном топике с черной галкой брендового логотипа. Как там бубнила реклама? Крыло богини Ники?

А вот и еще один способ вычислять попаданцев — внимательно смотреть, в чем они спаунятся. Сорвавшиеся в игровых аватарах появляются в дизайнерских подгузниках для мальчиков, либо в полупрозрачном пеньюаре для девочек. А вот захваченные Друмиром земляне — воскресают в собственном исподнем.

Кстати, а ведь симпатичная, причем по меркам обоих миров…

Мне уже порядком приелись идеальные симметричные лица, сгенерированные ИскИнами по шаблонам, разработанным для пластических хирургов.

На фоне толп однотипных красавиц даже орки и гоблины начинали радовать глаз. Сознание замылилось, сделало выверт на сто восемьдесят и начало с интересом присматриваться к уникальным лицам простушек и бывших дурнушек.

Девушка крутилась вместе со сферой, присев на одно колено и удерживая равновесие расставленными в стороны руками. Десять секунд центрифуги. Поначалу и вправду может подташнивать…

Ее взгляд был на удивление спокоен и внимательно скользил по окружающим предметам. Щека чуть дернулась при виде трехметрового медведя, бровь взлетела вверх, разглядев седока в артефактной броне.

Я горделиво выпрямился — приятно все же спасти симпатичную девушку. Благодарностей особых не надо, но толику восхищения и целомудренный поцелуй приму достойно.

Звяк!

Сфера рассыпалась облаком тающих льдинок, и незнакомка рухнула в воду, предсказуемо окунувшись с головой. Ну да, пока суд да дело — плотик отдрейфовал на пару метров и воскрешение пришлось аккурат над теплыми водами тропического моря.

Девушка вынырнула, откашлялась — коварное падение подловило ее на вдохе. Брезгливо отгребла от себя ладошкой полудохлую медузу четвертого уровня, явное порождение реала.

Хм, немая она, что ли? Я бы уже матерился после купания либо хрипел от ужаса, приходя в себя от посещения Великого Ничто.

Я прищурился, поднимая интерфейсы и не очень прилично уставившись на мокрую девицу.

— Екатерина Медведева, 43-й уровень.

Хм, не понял… Это за какие заслуги система так круто одарила новичка? Она кто вообще? Киллер, спецагент или гений квестов?

Тем временем девушка подхватила на руки загрохотавшего встроенным дизелем Кота. Отбросила мокрую челку и наконец повернулась ко мне.

— Спасибо…

Голос приятный, как будто с легким, едва угадываемым акцентом. Подглючивает переводчик с иврита? А как же русское имя?

Пожал плечами.

— Расти большая и пореже умирай.

Девушка все-таки не стальная — едва заметно вздрогнула, затем криво улыбнулась, одной половиной рта. Её серо-голубые глаза выглядели пугающе — зрачки дрожали и метались по сторонам, словно она пыталась читать микрокнигу, закрепленную на спине у безумного комара.

Знакомая фишка — такое наблюдается при быстрой либо бестолковой работе с виртинтерфейсами. Следующее поколение людей будет лупоглазое, с перекачанными глазными мышцами… Хомо Окуломутори — человек глазодвигательный!

— Постараюсь. Слушай, у меня обзор на две трети окошками перекрыт, завалило — как рекламой на социальном канале виртнета. Уровни, еще уровни, достижения какие-то. «Сестра Давида» — жесть просто! Я в игрушки не играла практически, тут есть что-то важное или можно закрывать?

Я, честно говоря, обалдел от такого хладнокровия. Ее в другой мир закинуло, убило и воскресило — а она с котом обнимается, целомудренно топик выжимает и параллельно менюшки под себя подгоняет.

— Закрывай. Логи потом поднимешь, разглядишь свои награды. — Тут меня осенило. — Так ты умудрилась монстра из пистолета завалить?

Зачерпнув горсть латунных гильз, я позволил им со звоном просыпаться между пальцев. Кстати, тоже ценная сувенирка, на аукционе не одну тысячу золотых потянет. Ностальгирующих по огнестрелу хватает.

Катя помрачнела.

— Не я, охранник мой, Андрей. Первому варану он обойму четко в глаз разрядил. Сорок пятый калибр, экспансивные пули — зверю череп наружу розой раскрыло. Вот после этого нас и завалило окошками сообщений. Обзор перекрыло наглухо, его и сдернули в воду. Тварь не одна оказалась. Пока его рвали, плот течением оттащило, а стрелять я не могла, боялась Андрея зацепить. Ну а потом меня снова догнали…

Я хмыкнул — крепкое чувство долга у бодигарда! Даже Друмир их объединил в группу. А уж как замордовал критами монстра двухсотого уровня — любо-дорого представить. Видать, повышибал глаза плюс даблы-триплы в одну точку. Вот система и навесила вериг на варана, позволяя нубу завалить матерого зверя. «Хэд-шот комбо», «Слепота», «Парализация», «Стан», «Кровотечение». Шансы, в принципе, есть. Было бы дистанционное оружие подходящей мощи и достаточная вера в собственное мастерство…

— Могилку подбери, пока не протухла. Просто коснись рукой.

Девушка смахнула со щеки злую слезу, осторожно и недоверчиво погладила голубой мрамор. На секунду замерла, считывая сообщение интерфейса. Рефлекторно кивнула.

Обелиск хрустнул и рассыпался пылью, оставив вместо себя крохотный узелок с вещами. Мой хомяк тоскливо взвыл — все пошло прахом! Журнальный столик небесного цвета, ванная комната в благородных тонах, раритетные статуэтки и пепельницы идеально вписанные в дизайн Супер-Новы!

Катя быстро запрыгнула в тесные шорты и накинула легкую рубашку, завязала на животе хитрым узлом. Нацепила на пальцы серебряные колечки, задумчиво покрутила в руках и запихнула за пояс стоящий на задержке «Кольт-1911».

Я завистливо отвернулся — хоть и без патронов, но ведь огнестрел, да еще и легендарный «девятьсот одиннадцатый»!

Девушка облегченно вздохнула — в одежде ей явно было комфортней. Скептически оглядела мою амуницию, но все же поинтересовалась:

— Как у тебя с боеприпасами? Патроны сорок пятого найдутся? А еще лучше — «калаш», а?

Я покачал головой:

— Это мир меча и магии. Забудь про огнестрел. Вернемся в замок — определим твой класс и подберем экипировку. Сама-то к чему тягу испытываешь?

Девушка едва заметно улыбнулась.

— Я железо люблю… Меч двуручный в руках держала, ножики всякие папка дарит. Из арбалета неплохо стреляю!

— Двуручник это вряд ли, не в масть тебе. Хотя… Сейчас мутно все, непонятно к чему придем в ближайшее время. А вот арбалет, думаю, в руках удержишь!

Катя задумчиво кивнула, а затем вздрогнула и замерла от пришедшей в голову мысли.

— Погоди, мы же сейчас в виртуале, верно? Значит, и Андрея можно оживить?

Я пожал плечами:

— Теоретически да. Если могила доступна, если он сохранил разум и даст добро на воскрешение, ну и, в конце концов, обелиск еще надо найти…

— Там! — девушка уверенно ткнула рукой куда-то в бирюзовую даль. — Девятьсот сорок три метра от нас!

— Откуда знаешь? — склонил я голову к плечу.

— Чувствую… — удивленно прислушиваясь к себе, прошептала попаданка.

Я поставил диагноз.

— Рейнджер, со специализацией в охотника или скаута. Либо рога — в версии асассина. Ну или совсем экзотическое — друид с закосом под все того же рейнджера.

Катя непонимающе и раздраженно нахмурилась.

— Это типа игровые классы, да? Побоку! Главное, что я не брежу и реально чувствую, где Андрея искать. Так?

— Так, — кивнул я, вновь поражаясь стрессоустойчивости девушки.

Та приподняла брови.

— Ну, тогда чего стоим, воин?! Вперед, заводи своего медведя! Бодигард за меня жизнь положил! Мы с ним, правда, грызлись немало, нянька он еще та — надоедливая и нудная. Но он преданный и свой! А своих мы не бросаем!

Я поставил ногу в стремя, вскочил в седло. Подал девушке руку и легко забросил себе за спину, вторым седоком. Мишка на такой функционал прокачан. В свое время я немало опасался, что придется из боевого маунта делать семейный рыдван. Очень уж Танюха была заточена на создание крепкой семьи с десятком карапузов — недолюбила ее мамка в детстве…

Почувствовав, что девушка устроилась и перестала ерзать за спиной, не выдержал и поинтересовался:

— Слушай, а ты по жизни такая непробиваемая или просто еще не осознала, что переместилась в другой мир?

Звякнул мифрил брони, Катя зашипела, потирая отбитый кулачок. По печени, что ли, хотела меня приласкать? Мудро…

— Вот какого ты меня сейчас провоцируешь? Если я забьюсь в бабской истерике, тебе реально полегчает? Ну не привыкла я показывать эмоции, мои они, и ничьи больше! Я могу внутренне коченеть от ужаса или в клочья разрываться от счастья, но выражение лица в обоих случаях останется одинаково нейтральное! Рижская Высшая Юридическая Школа Дипломатии, понял?!

— Понял… Характер нордический, особо стойкий, чего ж не понять. Не дерись только — руки покалечишь или мишка сагрится. А ты пока не привязана нигде, улетишь с одного удара в отстойники Великого Ничто, оно тебе надо?

Катя вздрогнула, отчетливо сглотнула вязкую слюну.

— Поехали уже… Стресс у меня, понял? Адреналиновая накачка. Потом трусить начнет, как в безопасном месте окажусь. И не дуйся, спаситель нецелованный…

Я покраснел, мысленно благодаря всех богов за массивный шлем с кольчужной бармицей, прикрывающей пылающие уши. Спешно перевел разговор на другую тему.

— А мы сейчас на каком языке говорим? Латышский? Иврит? — я кивнул на плотик, заодно перевешиваясь с седла, касаясь рукой горячей резины и мысленным усилием закидывая предмет в инвентарь. Тридцать семь кило груза — мелочь!

Покосился на девушку — как ей чудеса? А пофиг ей, кривая ироническая улыбка и лихорадочно сверкающие глаза.

— На русском, братишка, великом и могучем. Да шевели ты уже ластами и не делай такое удивленное лицо! Твою рязанскую физиономию не замаскируют никакие эльфийские уши и бутафорские шрамы!

Я почесал обожжённую Светлоликим щеку искалеченной адамантом рукой. Буркнул:

— Шрамы как раз настоящие…

Толкнул пятками Гумунгуса, направляя его к могиле телохранителя. В сознании билось легкое раздражение, от того что мной снова манипулируют. Срочные дела громоздились на важные, спасаемые выстраивались в очередь, а бесхозные ништяки строили умоляющие глазки.

Только вот не я решал, кому подавать руку, а сидящая за спиной девица отнюдь не прибалтийского характера! Рядом с ней я действительно ощущал себя могучим, но слегка медлительным и тугодумным медведем. Или для мужика, а тем более русского, это и есть норма? Как там говорит пословица? Мы медленно запрягаем, зато быстро едем!

Впрочем, далеко мы не уехали. Напавшие на плотик вараны облюбовали себе тенистую низинку между чередой высоких барханов. Глубина впадины метров пятнадцать-двадцать, под водой кастовать «Воскрешение» не получится, а с песчаного островка или спины медведя не хватает дальности заклинания.

Ставлю маркер на карте, кошусь на побелевшие от напряжения пальцы девушки, крепко вцепившейся в луку седла. Чуть поворачиваюсь и громко, перекрывая непонятный далекий гул, кричу:

— Не достать! Будем возвращаться, тут нам делать нечего! Я снял координаты, озадачу гномов в замке — может, быстренько построят над обелиском герметичный колодец или колокол водолазный соберут. Что-нибудь придумаем! Блин, да что ж это ревет так, водопад?!

Катя закусила от разочарования губу, но согласно кивнула и ткнула пальцем, вперед.

— Семь водопадов! Нас как раз там выбросило, невдалеке. Вот после такого зрелища я уже ничему не удивляюсь…

Я вгляделся — не видно толком ничего, словно гроза висит над морем. Вновь накинул вуаль «Орлиного Зрения». Глянул и охнул! В небеса будто жахнули картечью! Из семи огромных дыр, на высоте от сотни метров до километра, под чудовищным давлением били разноцветные струи воды. Вот они, не затянувшиеся прорывы ткани реальности!

— Океан Семи Морей… — пробормотал я, привычно именуя новую географическую локацию и автоматом получая бонус «Первооткрывателя».

Шум стал совсем уж оглушительный. Оказывается завороженный зрелищем Гумунгус все это время брел к водопадам, используя верхушки барханов как песчаные косы и мели.

Грандиозность происходящего напомнила нам истинные размеры нашего величия. Пострадала даже Катина внешняя невозмутимость. Ухватив меня за плечо, она приблизила губы к моему уху и взахлеб делилась впечатлениями.

— Я вообще-то в теме Срыва и происходящего вокруг бардака. Отец финансирует «Коматозник» для малоимущих, условия там получше, чем в государственных «Лежанках». Вот мне и довелось поработать волонтером. Разрыв миров тоже не в одно мгновение произошёл — то есть связь исчезла сразу, но пространственные раны до сих пор не везде затянуло, хлещут кровью. Ну да ты и сам видишь!

Я кивнул — вижу…

— Папа позвонил, дал команду «Зомби апокалипсис». У нас многие ситуации закодированы и обговорены заранее. К сожалению, я в это время отдыхала на Красном море, каталась вдоль берега на нашей «Надежде». До убежища добраться не успели. Только яхту развернули — как нас зацепило и выбросило сюда вместе с куском кормы. Хорошо хоть Андрей всегда рядом находился. Обломки на дно, плотик сам надулся и всплыл. Ну а дальше ты уже знаешь. Кстати, как мир-то называется? Надеюсь, не «Падишах» или еще какая-нибудь жесть для извращенцев?

— Друмир, — успокоил я девушку. — Нормально тут все. Олигархи, спецслужбы, рабство и религиозные войны. Тебе понравится. Слушай, а что это за туша лежит на воде между синим и зеленым потоком?

Катя вгляделась, потом, опознав, кивнула.

— Лайнер! Огромный круизный лайнер! Метров триста длиной и высотой с шестнадцатиэтажный дом. Правда, его на бок завалило, не хватило, видать, глубины. И еще…

— Что? — насторожился я, скармливая таблетку валидола своему хомяку и прикидывая, объявлять ли аврал по Альянсу или справимся с гигантской мародеркой сами, силами клана.

— Мы вначале думали к нему поплыть, но потом Андрей дал команду лечь на дно и не отсвечивать. Корабль был уже захвачен и его спешно грабили какие-то уроды в пятнистой форме!

Я вздрогнул. Пятнистые?! Вот и вновь пересеклись наши дорожки!

Жажда мести, ярость за вырываемую из рук добычу, желание вскрыть один из векторов сил Друмира — все это сложилось вместе и определило мои дальнейшие планы.

Держитесь, гады! Иду на вы!


Глава 14 | Война | Глава 16