home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13

Москва. Дежурная часть ОВД Коньково.


Старший лейтенант Мансуров грубо нарушал устав, разбавляя рутину вечернего дежурства холодной логикой скоростных трехмерных шахмат. Старлей мечтал стать следователем и каждую свободную минуту посвящал тренировке мозгов.

Сигнал пульта заставил его невольно выругаться. Разум не справился с нагрузкой, и с таким трудом выстроенная комбинация четырнадцатиходовой атаки по правому флангу рассыпалась под весом собственной нелепости.

Полицейский принял звонок и привычно отрапортовал:

— ОВД Коньково, дежурный — старший лейтенант Мансуров.

Чуть отставив в сторону истерично кричащую трубку, старлей внимательно вслушался в женский голос и недоверчиво переспросил:

— Кто-кто к вам ломится? Зомби? Как в кино, говорите? Понял, примем меры… Произвожу идентификацию коммуникатора и снятие географических координат. Перевод средства связи в режим маяка, принудительная активация камеры, запись трансляции на удаленный сервер. Ожидайте приезда наряда, ориентировочное время прибытия — четыре минуты.

Дав отбой, полицейский убедился, что ближайший экипаж ППС принял вызов. Задумался на секунду — может, сразу врача вызвать? Диагноз, в принципе, понятен — алкоголь, передозировка виртуальными играми или особо смачный 3D-ужастик растревожили фантазии очередного обывателя.

Снова сигнал.

Старлей ответил на вызов, выслушал сбивчивую речь.

Вот теперь профессиональная невозмутимость покинула стража порядка. С трудом сдерживая иронию, он с удовольствием переспросил:

— Как вы сказали? Белые кролики падают с неба, разбиваются в кровавые лепешки, тем самым пугая детей? Очень интересно! Переключаю вас на горячую линию МЧС — спасение животных — это их профиль.

Подложив смежникам виртуальную свинью в виде очередного городского сумасшедшего, полицейский довольно осклабился и дал отбой.

Пульт тут же взорвался трелью очередного сигнала. Мансуров нахмурился и покосился на соседние кабинки с дежурными офицерами. Все на перекуре, что ли, на него одного звонки поступают?!

Да нет, бубнят лейтенанты, даже лица у парней какие-то напряженные…

Подняв глаза на оперативное табло, полицейский ошеломленно охнул:

— Свободных операторов: 0/6. Входящих звонков: 79… 117… 153… 211…


Штабная группа ныряла в портальную арку одной из первых, практически сразу после отряда боевого охранения, настороженно оскалившегося сталью. Морской принцип «капитан покидает мостик последним» в Друмире не работал. Рисковать сердцем и мозгами клана было неразумно.

Вообще, с однозначно безопасными локациями у нас глобальная напряженка. Даже посреди полевого лагеря армии Альянса в любое мгновение могут распахнуться окна вражеских порталов и стремительно захлестнуть командирский шатер сотнями бойцов группы захвата.

Как этому противодействовать, пока не ясно. Аналитики молчат. Маги стыдливо отводят глаза. Ритуалисты чертят зубодробительные пентаграммы, а алхимики требуют все более редких ингредиентов.

Сам, все сам…

Вручную менять ландшафт, копая вокруг палаток ловчие ямы и вбивая в дно отравленные колья? Сеять хаос в Астрале, принося кровавые жертвы и в кашу замешивая пространственные координаты? Разыскивать божественные мощи и таскать их за собой в ковчеге?

Думай, голова, думай! Корону куплю…

Город за нашими спинами стонал и всхлипывал. В вымороженный безмагией воздух ввинчивались дымы многочисленных пожаров. Ветер играл бесхозным имуществом, по улицам слепо шатались лишившиеся управляющих скриптов неписи. Одни из них пытались заниматься привычным делом, приглашая редких посетителей в полыхающие и разграбленные рестораны, другие бездумно мели камень мостовой…

Участки стерильной чистоты посреди истерзанного города пугали больше, чем вид огромного паука, волочащего за собой десятиметровую гирлянду сизых кишок из вспоротого брюха.

— Банг! — звонко хлопнул акустический удар портального перехода, и привычные запахи Долины ласково окутали вернувшихся домой бойцов.

Хлоп! Клац! Щелк! Практически явственно расслышал я, как один за другим слетают внутренние предохранители, удерживавшие в туго сжатом состоянии пружину человеческой воли.

Ноги подкосились от разом нахлынувшей усталости, и я с трудом сделал пару шагов в сторону, заваливаясь на мягкую эльфийскую псевдотравку, а не на пыльные плиты зоны перехода.

Вокруг суетились тыловики, низкоуровневые родственники, сочные и доступные девочки из Дома Удовольствий. Бойцов, наконец-то ощутивших себя в безопасности и враз лишившихся внутреннего стержня, подхватывали под руки, растаскивая по домам, кабакам и койкам.

Обнявшись и пошатываясь под грузом мародерки, медленно брели в сторону своего жилища величественные фигуры пузатой Бомбы и невероятно разросшегося в плечах Умки.

Скоро, ой как скоро среди галдящей человеческой детворы появятся пятнистые далматинцы троллей. И судя по тому, с каким таинственным видом зачастили к Бомбе многочисленные женщины Альянса, к ним вполне могут присоединиться коренастые гномята, крохотные гоблинята и прочие зубастые орчата.

Причем стоит учесть, что у нас хватает и смешанных пар, где «эльфийка плюс хуман» — далеко не самая экзотическая комбинация.

Мое внимание привлекла Астра, бывшая наемница, фанатичный коллекционер фиалов крови. По примеру фемен-звезды Зены она одной из первых примкнула к «Детям Ночи», правда, выбив себе сомнительное право приоритетного отбора фиалов во время всех рейдов Клана.

Стратегия уже принесла результат: коллекция стремительно приближалась к фулл-сету. Восемьдесят семь пузырьков, лучший комплект кластера!

Сейчас Астра сверкала кружевным шелком исподнего, шипела рассерженной змеей и злобно пинала ногами крохотный комочек, состоящий из тонких веревочек, немногочисленных мифриловых чешуек и горсти сверкающих стразиков энчантнутых камней.

Вгляделся в избиваемую кучку:

— Доспех «Ночной Принцессы». Класс предмета: Эпический. Прочность: 19/200. Вес: 0.1 кг.

— Ограничения по расе: только для хуманов и эльфов.

— Ограничение по полу: только для женщин.

— Ограничение по уровню: 200+.

— Ограничение по классу: только воины, паладины и рыцари смерти.

— Ограничение по религии: только для темных.

— Эффект: броня +600, ловкость +50, сила +50.

— Эффект: в ночное время скорость регенерации утраивается.

— Эффект: «Желанная». Симпатия особ мужского пола возрастает на случайную величину. Возможны спонтанные подарки, случаи вмешательства в бой на стороне обладательницы доспеха, активация скрытых диалогов и новых сюжетных линий.

— Эффект: «Черная Зависть». Сияние драгоценных камней вызывает резкую антипатию у встречных женщин. Обладательнице доспеха стоит быть готовой к подлостям и каверзам, вплоть до ядовитой слюны в чаше Гостевого Напитка.

Прочитав, я уважительно хмыкнул — солидная вещь, пусть и со своими заморочками. За что ж она ее так?

— Астра, прекрати эпик тиранить, у него уже прочность в ноль просела. Чего лютуешь-то? Броня натерла плечи?

Развалившиеся на травке воины сдавленно хрюкнули. Наемница известна крутым нравом, смеяться ей в лицо мало кто рискнет. Но и обозвать «броней» сексуальную паутину дизайнерского доспеха было явным преувеличением.

Тонкая ниточка шелка между загорелых ягодиц. Треугольник мифриловой пластины размером с ладонь стыдливо прикрывает самое сокровенное. Сбруя цепочек из драгметаллов обвивает плоский соблазнительный живот. Высокая грудь вызывающе колышется, якобы защищенная парой крохотных нашлепок с рублевую монету каждая.

Внешний вид — ураган! Характеристики — великолепные, хоть и не особо достоверные. Мечта танка первой линии! Хорошо, что мужики такое носить не могут, а то был бы соблазн напялить на себя ради заветных шести сотен к броне.

Тьфу, чур меня, чур! Убереги нас, Павший, от образа министра культуры Евросоюза Кончиты Вурст!

Астра уже выдохлась, в последний раз пнула несчастный доспех и без сил рухнула на пыльные плиты.

Холостые парни дружно вздохнули — каждый из них не отказался бы превратиться в холодный гранит, дабы именно на нем сейчас восседала бархатная попка прекрасной, но такой недоступной эльфийки. Для кого она хранит свою верность и кем была в реале — не знал никто.

Экс-наемница шмыгнула носом, утерла злые сопли шелком брони и, обижаясь на весь мир, непонимающе пожаловалась:

— Командир, вот что за хрень творится?! Я сегодня сдохла двадцать семь раз! Этот гребаный «эпик», стоимостью как крыло от «Боинга», пропустил девяносто шесть процентов входящих ударов! Полностью и без малейшей попытки срезать урон! Количество критов, травм и переломов я просто не в состоянии сосчитать! У меня не осталось ни единой целой кости, ни одного работающего сустава! Все сталью нафаршировали! Тысячу шрамов на лицо Прекраснейшей! Да мне даже в аппендицит загнали арбалетный болт!

Я вопросительно приподнял бровь и покосился на стоящего рядом Аналитика.

Андрей, он же Сиам, князь загадочного Дома Тени, согласно кивнул.

— Отдел первичной обработки информации зашивается, но предварительное подтверждение феномена получено. Причем общий результат скорее оптимистический — средневзвешенный урон по бойцам Альянса просел на восемнадцать процентов. Дьявол, как говорится, в деталях. Как только раскладываем картинку по половому признаку, статистика становится довольно занятной. По мужчинам клана дамаг проходит со снижением практически на треть, а вот по милым дамам наблюдается ураганный всплеск насилия. Наши феминистки нахапали по четыреста процентов урона. Как это объяснить — мы пока не знаем. Работаем…

— Кхм… — негромко кашлянул сидящий невдалеке боец, желая привлечь внимание, но не решаясь вмешиваться в разговор большого начальства.

Я вопросительно посмотрел на парня. Тот выразительно указал бровями на горстку шелка в руках взбешённой Астры, а затем ткнул взглядом в фигуры бойцов охранения, по самые брови закованные в многопудовые латы.

Я непонимающе нахмурился, а затем едва сдержался, чтобы не хлопнуть себя по лбу. Точно! Ведь просто же все! Главное — оторвать глаза от сухих математических формул!

Вздохнул, требовательно протянул к наемнице руку, указывая пальцем на чудо-доспех.

Девушка мгновение поколебалась — все ж таки тряпка стоимостью в сто сорок тысяч золотых. Затем сплюнула и вручила мне так жестоко подведшую её броню.

Я взвесил в ладони крохотные нашлепки бронелифчика, плод фантазии дизайнерского ИскИна. При всем идиотизме конструкции рисовали его не от балды, а трудолюбиво замеряя уровень гормонов в крови подростков, в зависимости от радиуса чашек лифа. Не удивительно, что на выходе они ужались до совсем уж неприличных размеров.

Лапать девичьи бронестринги я постеснялся. Однако принцип все тот же — крутим перед целевой группой различные 4D-модели, взвешиваем массу выделившейся слюны, задумчиво чешем репу при виде результата.

Вот и мучаются девы виртуальных миров, зябко кутаясь во время снежного бурана в прозрачный тюль и подставляя под дубины горных великанов невесомый шелк брони.

Пока речь шла об игрушках, система ставила мозг на дыбы, но работала. А вот сейчас — физика новорожденного мира мстительно крутит нам дули и разводит руками: «Ну не шмогла!»

Прикинув размер мифриловой чешуи, я произнес.

— Знаешь, Астра, а хочешь, я угадаю, какая площадь твоего прекрасного тела по-настоящему прикрыта броней? Сколько там ударов по тебе проходило? Девяносто шесть процентов? Вот и считай. Как раз получишь габаритные размеры этих самых фиолетовых заклепок…

Покосившись на остальную экипировку воительницы, я удовлетворенно кивнул:

— Как я понимаю, золотая диадема на твоей голове это типа шлем, а греческого вида сандалии на тонкой шнуровке через идеальные икры — латные сапоги?

Астра уже начала понимать, к чему я клоню, ее глаза быстро наполнялись слезами.

Я безжалостно добил:

— Ну да, ты ведь у нас танк первой линии, тебе без брони никак…

Воительница вскинула голову:

— Что же делать?!

— Продавай! И как можно быстрее. Купи нормальную готику, с максимальной площадью покрытия тела. Получишь не минус триста, а плюс сорок процентов снижаемого урона. Кстати… — я повернулся к Аналитику. — Всех касается! Оформите закрытую рекомендацию по клану — сбрасывать фентезийные кружева и скупать полноценный рыцарский фулл-плэйт! Через сутки поделимся знанием с Альянсом.

Астра схватилась за голову и едва слышно прошептала:

— Шестьсот тысяч на экипировку, папкин «Крузак», мамкины брюлики… Все зря…

Я успокаивающе погладил девушку по волосам, с травяной галерки раздался слитный завистливый вздох.

Торопливо отдернул руку — от эльфийки так и шибало дурными гормонами.

Хрипло откашлялся, чуток пустил в голос петуха:

— Напоминаю, совещание старших офицеров через… семь минут. Остальным — отдыхать!

Народ вяло зашевелился. Я встал и тут же резко присел, не желая привлекать к себе внимание. Над декоративно подрезанными кустами мелькали синие уши экс-отшельника Грыма. Утомивший всех летописец торопился к портальной площадке, страстно желая исполнить свой долг перед потомками.

— Атас, парни, Грым идет!

А вот теперь проняло!

Миг — и всех способных передвигаться сдуло от зоны перехода. Быть пойманным за пуговицу и оказаться подвергнутым нудному двухчасовому опросу желающих не нашлось.

Я схитрил — усилием воли перебросил страницы виртуальной книги заклинаний на бытовую вкладку и активировал «Гейт» к точке привязки. Домой, в родные апартаменты!

— Приветствую, хозяин! — торжественно и чуть сочувствующе прошептал на ухо Бэрримор.

Застыв, как встревоженный кот, я медленно кивнул.

Рабочий кабинет из благородного тысячелетнего дуба встретил меня непривычной прохладой и тоскливой моральной пустотой. Я непонимающе наморщил лоб, медленно прошелся по периметру комнаты, осторожно касаясь пальцами бытовой мелочевки, переставшей вдруг дарить радость.

Подсохший букетик ночных цветов в кривобокой самодельной вазочке из бересты.

Сдвинутое в стратегический обзорный угол кресло, рядом столик с исцарапанной полировкой и исклеванной клинками столешницей.

Зеленая рубаха с частично расшитым воротником, спешно прикрытая наброшенным сверху полотенцем. Девчонки-дроу из ближнего круга охраны часто возились с одеянием для своего будущего избранника, когда считали, что их никто не видит.

И запах… Лесная поляна ранней осенью… Дроу? Лизка!

Как аксакал-Айбек, я мгновенно все понял и осознал. Битва на утесе, сжигающий душу разряд плазмы Светлоликого, прикрывшая меня тень и негромкий девичий вскрик.

Понял, но не смог поверить…

Рванул входную дверь, уперся взглядом в вытянувшихся караульных.

— Где младший сержант Мона Лиза? Она воскресла?!

Синхронный всхлип и мгновенно-наполнившиеся влагой глаза были мне ответом. Одна из дроу решительно махнула челкой, рванула на горле блузку, наполняя коридор стуком разлетевшихся пуговиц, и шагнула вперед:

— Я за нее!

Я недоуменно уставился на черное кружево шелковой ленты, с трудом удерживающей полную грудь телохранительницы. Перевел взгляд на глаза дроу. Дикая кошка, ломающая себя и пытающаяся в одно мгновенье стать домашней. Зачем?!

— Застегнись… — только и прошептал я, захлопывая дверь.

Привалившись спиной к надежным дубовым доскам, прикрыл глаза и торопливо зашуршал страницами внутреннего интерфейса.

Статистика… Людские резервы… Наемный персонал… Боевики… Сортировка: женщины дроу. Двести девять человек. Сортировка: по званиям, от старшего к младшему. Пара лейтенантов, прапорщики, линейка сержантского состава. Мона Лиза — не в списках…

Взвыв от вселенской несправедливости, я закусил губу и с силой врубился затылком в дверь. Думай! Думай! Девчонка за тебя жизнь отдала!

Мысленно потянулся к Супер-Нове.

— Бэрримор, где сейчас Асмодей?

— Силы Серебряного Легиона получили гостевой доступ и размещены в Главном Форте, за внешним периметром стен.

Я благодарно кивнул.

— Спасибо, дорогой… Что б я без тебя делал? — и уже совсем без надежды спросил. — Лизки и правда нигде нет?

Древний дух меня понял.

— Сожалею…

Бежать к Форту, сбивая ноги через три монолита стен, я не стал. Долго, не по статусу, да и панику поднимать не хочу.

Вызвал дежурного визарда, указал желаемую точку перемещения.

Тот вытащил из инвентаря толстенный фолиант и довольно быстро отслюнявил мне нужный свиток. Извиняюще развел руками:

— Командир, распишись в гроссбухе. Правила есть правила, свиток номерной, из списка «А», как и все порталы в Долину.

Поставил размашистую закорючку, закрыл за таксистом дверь и спешно сломал печать.

Держись, Лизка! Я знаю, что такое Великое Ничто, сам там бывал. Хреново — до потери индивидуальности. Но ты держись! Главное — чтобы плазма Светлоликого на самом деле не испепелила твою душу. Все остальное — преодолимо!

Форт выглядел… м-м-м… пугающе. Демоны начали обживать его на свой лад, и я по ледяной дрожи собственного позвоночника вновь почувствовал, с кем связался.

Белые стены укрепления украсились алыми пентаграммами и кровавыми потеками. Чадили серые свечи непонятного происхождения — как бы не из сала праведников. Жалобно мычали предназначенные на заклание животные.

Демоны ловили момент и спешно черпали силу у теплокровных созданий реала. Один жертвенный петух — это уже неплохо. Черный козел — весомый дар. Тысячное стадо быков — событие, полностью меняющее равновесие в Инферно.

Многоступенчатая груда сверкающих черепов намекала — дурной силы адовы твари нахапали изрядно. Да и сама форма пирамиды, кропотливо вписанная в незнакомые руны, напрягала. Зиккурат они строят, что ли?

Ко мне неторопливой походкой приблизился Светоборец.

— Верховный на… — он замялся. — На охоте. Изучает местную фауну. Чем я могу быть полезен союзнику?

Я начал понемногу звереть.

Архидемон свободно шляется по землям Долины?! Белоснежные стены Супер-Новы превращаются в опоры сатанинского храма?! Сотни жертв истончают барьер между мирами, и мне уже кажется, что я слышу стоны мириадов грешников…

— Можешь… — скрипнув зубами, ответил я. — Гостевой доступ предполагает ровное сидение на жопе без резких движений и ведения хозяйственной и миссионерской деятельности. Так что слушай меня внимательно! Стенам — вернуть первоначальный девственный вид. Зиккурат — разобрать! Животных — отпустить!

Светоборец набычился, ощутимо потянуло холодом. То ли эхо эмоционального противостояния, то ли отголосок большой волшбы.

— Жертвы заклания куплены у коротышек за истинное злато!

Я отмахнулся.

— Компенсирую. Хотя и не обязан… Короче! Хорош тут филиал Ада городить, подчищайте все и падайте на матрасы, в казарме. В случае нужды и согласно букве договора — будете призваны в бой! Легион отдан в мое распоряжение сроком на 168 часов. Не нарывайтесь на приказ о групповом харакири!

Генерал нехорошо оскалился, ненавязчиво положил руку на рукоять меча.

— У меня приказ Верховного, и только его слово может отменить его же волю.

Адреналин шибанул в голову, срывая клапана, вымывая из сознания скромного починяльщика гаджетов и вытаскивая наружу разгневанного Лорда.

Адамантовая Длань в виде перчатки с хищными лезвиями невесть как прыгнула в мою руку и тут же зашептала на ухо что-то бесконечно кровожадное и многообещающее.

Я сделал шаг вперед, вторгаясь в личное пространство генерала адовых легионов и мгновенно инициируя конфликт двух доминантных самцов.

— На этих землях есть только МОЕ слово! Двух несогласных с этим богов я сегодня убил, а третьего час гонял по разрушенному городу. Неужели ты думаешь, что пара древних демонов способна диктовать мне условия?!

Я привирал и блефовал, хоть и истово верил в свои слова.

Да, использовать Длань мне абсолютно не хотелось. Гнилое было сердце у Светлоликого, и оружие вышло точно такое же. С червоточинкой, быстро и незаметно затягивающей в Хаос наивного дурачка, дорвавшегося до невероятной мощи.

Блефовал, но вера и безбашенная готовность идти до конца не раз заставляли более сильного противника пятиться перед безумной мелочью.

Так сухонький туберкулезный зэк может одним лишь базаром и демонстрацией отсутствия социальных тормозов задавить своим авторитетом компанию здоровых мужиков.

Впрочем, архидемон и сам не промах — альфа-самец с тысячелетней памятью и бесконечной портретной галереей поверженных противников.

Гипнотизируя меня вертикальными зрачками, он медленно отчеканил:

— Приказ Высшего — вот единственная сила, которой я готов подчиниться.

Я с трудом придавил рвущуюся наружу агрессию и взял контроль над разумом. Рано еще конфликтовать с демонами, мне только войны на два фронта не хватало! Да и нужны мы пока друг другу…

О чем-то таком думал и выдернутый при помощи Кольца Призыва Асмодей. Невероятная интуиция или безмолвный обмен мыслеобразами позволил ему мгновенно въехать в ситуацию и расплыться в сверкающей американской улыбке.

— Глеб, я рад видеть своего союзника в полном здравии! Эк ты лихо заломал зарвавшихся божков! А меня, видишь, помяла слегка пара Серафимов. Святости накопили твари пернатые преизрядно… Ну да ничего, встретимся еще! А звал-то чего? Я, кстати, роскошного медведя отловил и на источник силы подсадил — лет через триста будет знатным трофеем! Приглашаю на охоту!

Вот про медведей это он зря…

Уставившись на Высшего тяжелым взглядом, я потянулся к свистку призыва и дунул, подстегивая маломощный артефакт хлыстом личной просьбы. Гумунгус, дорогой, ну иди ты уже к папке!

— Р-р-р-а-а-р-р!!!

Как удар под дых! Словно крутому супергерою неожиданно показали его давно пропавшую дочурку…

Я часто заморгал глазами и благодарно кивнул, когда теплый шершавый язык прошелся по моему лицу, предотвращая конфуз.

Потрепал могучий загривок — а ведь реально вымахал! Живая махина с танк «КВ» размером!

— Этот? — я внимательно посмотрел на Асмодея.

Глаза демона сверкнули едва заметной злобой.

Сам бы не учуял, но мишка заворчал, а у дремлющего в душе хомяка шерсть встала дыбом.

— Да кто ж их упомнит… — отмахнулся Верховный. — Богата твоя Долина, тварей теплокровных хватит на 666 гекатомб!

Демон запнулся, ляпнув лишнее, а я нахмурился:

— Частично ради этого и звал… — Продолжая правой рукой лохматить шкуру вернувшегося медведя, я левой обвел вокруг себя, указывая на сатанинский шабаш в Форте. — Убрать! Отмыть! Провести обряд очищения! Залатать прореху между мирами! Удалить закладки в пространстве! Восстановить популяцию нейтральных тварей Астрала и разогнать хаоситов! Не обсуждается!

Дышать становится тяжеловато. Воздух стремился убраться от двух фигур, между которыми от напряжения загудели магические потоки и вспыхивали, сгорая и умирая, невесомые пылинки.

Демон думает и просчитывает ситуацию быстрее. Там, где я начинаю плыть от впрыснутого в кровь адреналинового коктейля, он легко ставит рациональное впереди эмоций и дружелюбно улыбается.

— Не проблема! Глупая инициатива снизу, виновные будут наказаны.

Светоборец вздрагивает, но молча переваривает незаслуженную взбучку. Хорош генерал, с полуслова понимает своего хозяина…

— Что-то еще? — Асмодей сама любезность.

Я несколько секунд молчу, выдавливая на передний фон сознания попсовую песенку. Вдруг эта тысячелетняя тварь и мысли читать умеет?

— Нет. Просто следуй букве договора. Сколько времени еще планируешь пробыть в нашем слое реальности?

Демон безразлично пожимает плечами.

— Если не выгонишь — то присмотрю за Легионом, а затем уже с ним вернусь в родное Инферно. Светоборец еще чудит временами, часть личности утеряна в Великом Ничто.

Стараюсь не морщиться — я бы выгнал. Но идти на открытый конфликт пока не готов.

Как и вскрывать перед Асмодеем свои болевые точки. Не буду я у него просить помощи, ты уж прости, Лизка. Помашет он сейчас отрицательно головой, а потом упрячет тебя в подвалах и предъявит мне в самый неудачный момент. Нельзя очеловечивать демона, нельзя!

Ставлю ногу в стремя на сбруе медведя, сильным толчком отправляю тело в седло. Задача не тривиальная, Гумунгус уже достиг трех метров в холке. Да и спина у маунта широченная, сидишь, словно на цистерне бензовоза.

Посылаю мишку рысью. Земля подрагивает, многотонный косматый легко держит крейсерскую скорость в шестьдесят кэмэ.

Прокрутив спираль между стен Супер-Новы, заодно немного успокоившись и взбодрив расслабившуюся было стражу тыловых постов, я добрался до портальной площадки.

Вновь тянется передо мной дежурный визард.

— Портал к арке на Седьмое Небо. Срочно!

Осторожно пищит приват: Амара, моя величественная секретарша в княжеском звании.

— Глеб, старшие офицеры собрались в ожидании совещания.

— Отменить! — рубанул я. Но затем поправился: — Пусть начинают без меня. Главная задача — определение вектора развития клана согласно текущей ситуации. Все, отбой!

Стегнув Гумунгуса своей волей, заставил мишку подняться на дыбы и яростно взреветь. Зло сплюнул сам — роль личности в истории, блин! А если я завтра сдохну?! Все, клан зачахнет, альянс развалится, сдадим кластер силам «бобра»?

Нет, ребята, пулемета я вам не дам. Сами, все сами! Не появлюсь я сегодня, у меня друг в беде!


Глава 12 | Война | Глава 14