home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11

Российская Антарктическая станция «Прогресс-2» в оазисе Холмы Ларсеманн, на берегу залива Прюдс.


Дежурный по станции бессмысленно пялился во мрачную тьму за окном. Мощные прожекторы вязли в плотном месиве снежной бури, столбик термометра зябко жался у цифры «-67». Далеко не рекордные «-89», но, учитывая скорость ветра, верная смерть для заплутавшего в ночи. Хотя откуда в Антарктике случайные путники?

В ответ на неуставные мысли ехидно тренькнул аудиосигнал системы внешней охраны. Сейсмодатчик вычленил в какофонии шумов размеренную поступь чьих-то шагов. Подтверждающее крякнули контроллеры объема, а любопытные мордочки тепловизоров уже вовсю щурились максимальным зумом.

Рука дежурного потянулась к кнопке общей тревоги и замерла на полпути. Из раскрытого рта сыпались крошки так и не прожеванного печенья.

На территорию станции медленно и устало втягивался облепленный снегом караван верблюдов…


Стены Храма опасно дрожали, с верхотуры готических потолков сыпалась массивная лепнина, добивая раненых и добавляя проблем живым.

Весь город синхронно вздрагивал, здания покрывались цепочками трещин и пугающе быстро теряли проценты прочности. Беда не приходит одна — Фритаун медленно, но неумолимо превращался в руины.

Астрал корежило от ударов запредельной силы. Пространство испуганно рябило и ходило ходуном — в небесах сражались четыре богини…

Потрепанные Гестия и Прекраснейшая, уже потерявшие персональные щиты, пустившие первую кровь и крепко испугавшиеся содеянному. Ревность и ярость хороши, но не в ущерб личной безопасности.

Потенциально вечные существа, к тому же познавшие смерть и забвение, с большим трепетом относились к собственной жизни. Теперь небожительницы больше думали о защите, осторожно обменивались коварными женскими маго-уколами и искали возможность выйти из боя без потери лица.

На других скоростях, и в другом срезе реальности Ллос гоняла свою ненавистную дочь. Темную Деву спасал лишь легендарный Лунный Клинок, опасный даже для бога, и то, что, готовясь к захвату Храма, Паучиха выложилась по полной. Создание армии и переброска ее из Чертогов серьезно опустошили резервы подземной Небожительницы.

Но и в этом случае призыв богини добрых дроу прямиком в лапы Ллос — есть подстава эпических масштабов. И чувствую, что мне за нее еще предъявят. «Хаотическое Добро» оно такое — с мифриловыми кулаками…

— Помоги-и-и… — донесся до меня крик-стон в своей самой пугающей интонации — похоронной.

Сплюнув комок быстро густеющей крови, я с хрипом и хрустом сломанных костей пополз на голос. Руата…

Задранная в небеса регенерация едва перекрывала кровопотерю от разорванной печени. Остальное все лечится — мне бы десяток секунд на каст свитка «Полного Исцеления» — и сверкал бы как надкусанный огурчик.

Игровые аватары — это не тряпичные куклы, набитые бестолковыми нулями и единицами. У нас все серьезно — анатомия фэнтезийного разумного соблюдена с максимальной дотошностью: над непрофильным спецзаказом работал целый институт судебной медицины. И теперь начинающего потрошителя ждет множество прекрасных открытий, вплоть до шести рудиментных отростков аппендикса в теле матерого огра…

— Первожрец! Ты обещал! Помоги!!!

Ужас в голосе княгини гнал меня вперед.

Мне бы кто помог…

Нет, так дело не пойдет, нужен передых!

Рухнув на каменные плиты, я перевернулся на спину, зажал ладонью рану в боку, уменьшая кровотечение и давая регенерации шанс вытащить мои хиты из бардового сектора. Полежав с десяток секунд, я со стоном сел.

Разглядев мнущихся невдалеке воинов «Дома Ночи», махнул рукой: помогите! Я, между прочим, тоже ваш князь…

Бойцы радостно бросились на помощь — отсутствие приказов их смущало и лишало жизненных ориентиров.

Опершись на стальные плечи, встал на ноги. Ощущение — словно лом проглотил. Позвоночник обиделся и делал вид, что меня не знает. Не повезло ему с хозяином. После божественных оплеух и полета сквозь Храм я реально устал закрывать сообщения о травмах и переломах.

Блин, где все наши боевые Айболиты?! Когда не надо — так и крутятся вокруг, стремясь кастануть какую-нибудь экзотическую гадость, прокачивая концентрацию или редкий скилл, завязанный на результат! Достижения у врачевателей в основном накопительные, вот и рыщут жадно в поисках подранков либо невольных добровольцев.

Между прочим наложенный исподтишка «Глаз Орла» приравнен к мгновенной дальнозоркости в «плюс девять». А уж как пучат глаза и комично разевают рот неожиданно поймавшие «Дыхание Окуня» — описать невозможно. Ощущения там — своеобразные…

Хлопаю себя по мензурочному патронташу на поясе. М-да, одно лишь стеклянное крошево. А говорили — фиалы неуничтожимы…

Щупаю свитки заклинаний — труха и тлен.

А ведь лихие проценты снимает Мироздание за попытки творить чудеса в кредит…

У входа в Храм послышался шум. Судя по рейд-радару — клин наших войск пробился к святилищу и ударил в спину вялым паукам. Без Патриарха и прямой мотивации со стороны Ллос армия арахнидов превратилась в разрозненную и туповатую толпу агро-монстров. На одном инстинкте уничтожения много не навоюешь.

Гулкие удары стали о хитин, яростный рев магии, десяток погасших зеленых маркеров на мини-карте. Затем в проем арки главного входа осторожно заглядывает морда орка-воина из танков первой линии. Без труда разглядев в темноте мою сгорбленную фигуру, он расплывается в страшноватой улыбке и оборачивается назад:

— Командир здесь! Лекаря сюда, срочно! ДОТ на лиде, кровью исходит!

Я морщусь:

— Фиал лучше дай, красный. И печать на свитке «Лечения» сломай, не жмись!

Орк просочился под грандиозные своды Храма, следом за ним в помещение быстро набиваются потрепанные бойцы Альянса и немногочисленные неписи союзников. Народ косится на тела павших защитников святилища, сдирает шлемы при виде сверкающего Алтаря новой богини. Кое-кто из дроу уже начал притоптывать на месте, посвящая Темной Деве свой танец-молитву.

— Извини, командир, пустой! На одной божественной поддержке шли, базовые расходники на нулях. Страшная штука эти пауки — хиты обнуляют — за секунды! Если б не баф «Наше Дело Правое» — хрен бы я тут стоял…

— Первожрец!!! — полный боли и ярости крик Руаты заглушил голос болтливого орка.

Я вздрогнул и закрутил головой, выискивая источник. Вон та плотная группа у входа!

Вокруг уже сияли сполохи целительной магии, мелькали эмблемы штабных офицеров. Степень опасности локации упала ниже запретной для них «Семерки».

Благодарно кивнув на массовый поток лечилок, я встряхнулся, прогоняя из тела память травм, и заторопился к воинам «Дома Ночи» столпившихся вокруг коленопреклоненной княгини.

Дорогу преградила безмолвная медсестричка из «Ветеранов». Кивком указала на залитый кровью бок, затем одним движением распустила толстую косу, извлекая из нее длинную ленту белого шелка.

Я улыбнулся максимально ласково и осторожно отодвинул в сторону хрупкую девушку.

— Не сейчас, красавица. Погоди минутку, потом перебинтуешь.

Кренясь, словно линкор, получивший торпеду в правую скулу, я наконец-то добрался до плотной группы дроу. Бесцеремонно растолкав эльфов, я увидел распростертое на полу тело князя «Дома Ночи». Так вот кому Ллос приказала умереть…

Десятки глаз смотрели на меня с тоской и надеждой. Руки воинов грели гарды малых фамильных «Жнецов». Не выполнившие свой долг бойцы готовились уйти к предкам. Гвардеец «Личной Сотни» не может надолго пережить своего князя. И тут даже не в клятве дело… Честь, выкрученная до максимума программистами и возведенная в абсолют верой самих бойцов.

— Помоги… — прохрипела Руата, вцепившись скрюченными пальцами в воздух. — Ему нельзя умирать! Паучиха положила глаз на сильную душу и привязала её к своим Чертогам!

Руки княгини дрожали от напряжения, ногти с хрустом выворачивало из тонких пальцев. Кровь текла по предплечьям, разукрашивая влажными полосами нежную замшу артефактного доспеха.

Вокруг беспомощно суетились маги Дома. Сидел посреди сложной пентаграммы выложившийся по-полной ритуалист. Отпаивали дорогими фиалами наемного некроманта. Пол был усыпан пустыми склянками от фиалов и сломанными печатями свитков.

Все доступные варианты воскрешения не сработали, да еще и одарили кастеров персональной оплеухой от Ллос. Наложенная на душу князя Метка Принадлежности умело огрызалась и успешно отбивала атаки на собственность хозяйки.

Я непонимающе склонил голову, морща лоб и с усилием всматриваясь в невидимое. Глаза взорвались болью, алые слезы потекли по щекам. Реальность грубо форматировала часть колбочек сетчатки, расширяя спектр восприятия до уровня астральных материй.

Яркость мира чуть просела — все имеет свою цену, а вот окружающее пространство наполнилось жизнью. Сонмы нематериальных сущностей суетились вокруг нас.

Мельтешили Духи, приманенные камланьем шаманов.

Кипели праведным гневом Стихии, удерживаемые на коротком поводке призвавшими их магами.

Бились в клетках мертвой плоти порабощенные некромантами Души.

Могущественные Эгрегоры пожирали водопады разноцветных эмоций — от черной ненависти до слепящей боли.

Седоволосые духи предков следили за славными делами своих потомков.

А Руата… Руата намертво вцепилась в душу Князя, не позволяя ей выполнить волю богини и навеки уйти в Чертоги Ллос.

Я рухнул рядом на колени и бестолково попытался ухватить эфемерную душу. Хрен там, «гостевой допуск» — смотри, но ничего не трогай.

Никаких чудес за рамками игровых алгоритмов. Резервы организма испиты досуха. Энергия выжата даже из костей черепа, а несчастная Искра едва тлеет и жалобно всхлипывает, умоляя оставить ее в покое и не отбирать последнее. Инстинкт самосохранения есть даже у пламени…

На периферии зрения мелькнуло сияние божественной сущности. Мягкий зеленый свет жизни!

Бог врачевания рационально следовал за линией войск, пребывая в идеальной для себя среде — на поле боя, где тысячи воинов истекают кровью и истово жаждут исцеления.

Божественная сила менялась на людскую благодать по очень выгодному курсу. Небожитель сиял от довольства и переполнявшей его энергии.

— Асклепий! — гаркнул я во все горло, заставив вздрогнуть даже каменных горгулий. — Помоги!

Врачеватель недовольно нахмурился, дернул щекой. Фамильярность забравшегося на верхотуру власти смертного его явно раздражала. Однако мне было не до реверансов и политесов. Руата слабела на глазах, душа Князя все быстрее ускользала из влажных от крови пальцев.

— Верни душу в тело! Ему нельзя умирать!

Асклепий одним взглядом оценил картину происходящего, затем покачал головой:

— Тебе нужен зомби? Обратись к некромантам. Его плоть мертва, а душа принадлежит другому богу. Воскрешение тут бессильно, а лечение — бесполезно. Прости…

Я зарычал от ярости!

— Какой же ты бог врачевания?! Тут несчастная третья минута клинической смерти, даже наши реаниматоры вытащили бы парня!

Небожитель набычился, его глаза недобро сверкнули.

— И каким же образом?

Я спешно зазвенел хламом в кладовых памяти, вытаскивая все, что слышал, читал или видел в фильмах о первой помощи.

— Удар по грудине! — мои руки ухватились за доспех князя, как фольгу разрывая сияющую магией сталь.

Охнули свидетели чуда и тут же возмущенно засопели — удар кулаком в грудину усопшего слабо ассоциировался с лечением.

Натужно мигнула Искра, едва удерживаясь на грани развоплощения.

— Непрямой массаж сердца, до сотни сокращений в минуту! В перерывах — искусственное дыхание!

Ребра князя хрустели под моим весом, что подсказывало — я на правильном пути. Я ведь точно помнил сцену из бесконечного адвокатского сериала, в котором родственники реанимированного пациента судились с больницей. Мол, сломали дедушке пару ребер. Жизнь, правда, спасли, ну да это к делу не относится…

Рука бога легла мне на затылок, облегчая процесс вспоминания и вытаскивая из разума даже то, чего там никогда не было, — страницы справочников, химические формулы.

Асклепию хватало намека, одной лишь ниточки, ухватившись за которую он разыскивал в инфосфере Реальности нужные ему знания.

Словно ужаленный эликсиром правды, я нес торопливую скороговорку:

— Один миллилитр адреналина каждые три минуты с постепенным повышением дозировки, затем вазопрессин и атропин! Разряд дефибриллятора в двести джоулей с повышением до четырехсот! В случае…

— Хватит! — оборвал меня бог и довольно грубо оттолкнул в сторону.

Затем присел рядом с телом князя, наложил руку на грудь и шарахнул чем-то маго-электрическим. Мышцы воина сократились, могучую фигуру выгнуло дугой, до скрипа пластин доспеха и звона лопнувших на предплечьях браслетов.

Чиркнув острым ногтем по запястью реанимируемого, Асклепий неэстетично плюнул в зев раны синтезированным во рту и светящимся ядовитой зеленью раствором.

С любопытством склонив голову, он наблюдал за ходом лечения.

Подождал десяток секунд. Нахмурился. Приложил вторую длань и выдал цепочку коротких разрядов. Склонился над подрагивающим телом и вдохнул в него кислород, густо замешанный на божественной энергии.

Куда там атропину!

Князь хрипло и длинно вдохнул, закашлялся и забился в руках удерживающих его воинов.

Тело без разума — такое я уже видел во владениях Асмодея. Страшноватое зрелище, даже безумцы так не пугают…

Асклепий не глядя потянулся к ускользающей Душе.

Крак! Магический разряд впился в ауру вздрогнувшего от неожиданности бога. Метка Принадлежности авторитетов не признавала, один лишь голый запрос: «свой — чужой».

Врачеватель тест не прошел, за что и поплатился. Поврежденный участок астральной оболочки укрылся за непрозрачной мутью.

— Во что вы меня втягиваете… — пробурчал бог и искупал душу князя в потоке чистой энергии, выжигая все лишнее и наносное.

Затем одним движением обрубил жадные нити Ллос. Автономные модули заклинаний не могли противиться прямому вмешательству Небожителя.

Асклепий прислушался к чему-то, затем удивленно покачал головой.

— Надо же… Получилось…

Легкий шлепок ладонью — и сверкающий девственной чистотой шар души четко вошел в лузу физического носителя.

Секунда — и тело князя перестало биться в хаотичных судорогах. Он открыл глаза, оглядел окружающих осмысленным взглядом и кивком головы поблагодарил бога.

— Благодарю за чудо, Асклепий. Я своими руками воздвигну в Цитадели Дома посвященный тебе Малый Алтарь! Разорю артефактные хранилища предков — но слово исполню! Кирпич из окаменевшей крови Архидемонов, да простит меня Патриарх Темного Пантеона. Источник магии, чистый, как слеза Единорога, и чудом сохраненный от жадного взгляда Светлых Инквизиторов. Камни-накопители величиной с голову Изумрудного Дракона. Надеюсь, что ты лично освятишь Алтарь своим присутствием!

Бог довольно улыбнулся, благосклонно кивнул и ехидно подмигнул куда-то в сторону моего солнечного сплетения, где хватался за сердце виртуальный хомяк. Глубоко зрит, Небожитель…

Асклепий встал и энергично потер руки:

— Ну, а еще пациенты со схожей симптоматикой есть? Нет? А если найду?

Глядя на мое ошарашенное лицо, Асклепий радостно заржал.

Да, неслабо он у меня в голове поковырялся… Приоткрылся, блин, делясь знаниями. На всякий случай нужно сменить пароли, текущие протоколы и места секретных закладок. Ну, твою же мать!

Озадачу-ка и я бога в отместку, уж больно довольным он выглядит. Жри лимончик!

— Асклепий, ты не мог бы приглядеть за Алтарем Эйлистри, пока хозяйка в отлучке?

Бог изумленно вскинул брови.

— И от кого же мне его охранять? От Светлых? Или… — врачеватель ехидно посмотрел на меня. — От Темных?

Я решительно махнул рукой.

— Ото всех!

Может, зачтется мне со стороны «Доброго Хаоса»?

Небожитель задумчиво почесал затылок, просчитывая ситуацию и глядя на меня очень серьезными глазами. Затем решительно кивнул.

— Я принимаю твою просьбу!

— Внимание! Деяния определяют путь!

— <_безымянный_> Дом обрел свое Имя!

— Отныне он нарекается «Пантеоном Равновесия»!

— Действуя в векторе своего выбора и находясь под покровительством Великого Равновесия, боги пантеона обретают дополнительную Силу.

Настала моя очередь тупить.

Тем временем в небесах раздался торжествующий хохот Гестии и сдавленный писк Прекраснейшей. Погнали наши городских!

Асклепий тоже не терялся — забормотал вполголоса, активируя новые умения, окутываясь пленками защитных щитов и призывая в помощь Призрачных Стражей запредельного уровня.

Вот тебе и не боевое божество!

Походу, он мне теперь должен немало. Ведь без меня не свернуть ему на путь Силы. Так бы и практиковал тысячелетиями насморк да виртуальный геморрой…

Я покосился на Князя, на груди которого рыдала счастливая Руата. Грустно вздохнул — хороша Маша, но не наша… Приворожила-таки дроу! В свое время она давила на меня всей своей мощью, приручая глупого теленка и ласково ведя его на бойню.

Поймал взгляд ее супруга, коротко отсалютовал, как равный равному.

Живи! И больше не умирай! В следующий раз меня может и не оказаться рядом. Да и Искрой рисковать я больше не готов. Едва тлеет моя кроха…

Зябко обнял себя за плечи, стремясь защитить и укрыть измученное Пламя Творца. Кивнул мнущимся в нетерпении штабистам.

— На выход, парни. Снаружи поговорим.

Во дворе Храма было шумно.

Суетилась трофейная команда, определяя порядок и принадлежность лута.

Скауты и прочие собиратели потрошили туши пауков, вырезая разделочными ножами пластины хитина и ковыряясь в кучах сизых потрохов.

Группа особистов вела экспресс-допрос провинившегося в чем-то бойца. То ли скрысятничал, то ли баф «Наше Дело Правое» увел урон воина в ноль — а это более чем подозрительно.

Бледный Стас стоял на крыльце, задрав голову в небо и наблюдая за облаками. Я обрадовался особисту как родному. Признаться честно — волновался за его разум. Оказаться отрезанным от жены и детей, лишиться главного смысла жизни — такое пережить непросто.

— Привет, брат! Что там, в небесах? Дождь будет?

Стас юмор не поддержал. Повернулся ко мне, пожал протянутую руку. В его глазах вновь сверкала жажда жизни.

— Самолет… — с удовольствием произнес особист и улыбнулся.

— Ась?

Я нахмурился и зашарил взглядом среди облаков. Рядом уже гомонил народ, тыкая пальцами в небесную синеву. Кто-то из кастеров любезно наложил групповой «Глаз Орла».

Да вот же он! Четырехтурбинный пассажирский лайнер шел на высоте десятка километров, оставляя за собой четкий инверсионный след и, чуть рыская по курсу, высматривая знакомые ориентиры и спасительный штрих посадочной полосы.

— Какого хрена?! — только и смог прошептать я.

— Эхо разрыва миров… — довольно подытожил Стас. — Пока вы тут давили насекомых, я пробежался по кластерам, мониторя чаты и собирая слухи. Вдруг развод не окончательный и остались какие-то лазейки?

— И?! Неужели нашел?! — я подался вперед. Информация стратегическая и архиважная.

— Пока что нет. Но вот всяких странностей насмотрелся — выше головы. Два мира разорвало по живому, без наркоза и всякой деликатности. Словно великан пожалел сиамских близнецов и разделил их как мог, вручную. Смотри, что я прикупил на базаре Ясного.

Стас потянулся к пространственному карману и извлек тяжелую пластину овального стекла с до боли знакомой надписью «Не прислоняться».

С удовольствием оценив мой шокированный вид, особист даже позволил поцарапать ногтем надпись и прокомментировал.

— Натуральный «Метровагонмаш», никакого фуфла-новодела в виде «Мерседесов»! Один хитрожопый гном продал мне по весу серебра. Уверяет, что уникальный артефакт неопознанных свойств, но готов притащить еще полсотни таких же. Причем некоторые даже с цветными картинками. Сечешь?

Я кивнул.

— Думаешь, где-то валяется обклеенный рекламой бесхозный вагон метро?

Стас хмыкнул.

— Мелко мыслишь. А если под землей очутилась целая станция, а то и вовсе — Кольцевая?

Я задумчиво закусил губу — килотонны техногенных артефактов, галереи подземных схронов. Ух, какой потенциал! А главное…

— А люди, люди перенеслись?

Глаза Стаса сузились, как у человека, высматривающего далекую цель.

— Ходят слухи, что да. Я лично видел лишь странную группу безымянных надгробий в виде крестов. Огр-страж мычал что-то невнятное про «град из хуманов». Может реально кого-то перенесло из родной двадцатиэтажки на площадь Ясного, но как тут проверить?

Почесав бровь, я уточнил:

— А воскресить не пробовал?

Стас побледнел. Затем торопливо захлопал себя по карманам, чертыхнулся: и заорал куда-то в сторону:

— Свитки «Резуректа» мне, срочно! Все, сколько есть! И «такси» до Ясного! Мигом! Глеб, команду на поиск «пустых» надгробий сбросишь в чат?

Я удовлетворенно кивнул — особист стал на след, теперь будет копать до упора. Мотивация у него запредельная. Пробиться к семье либо отыскать ее среди невольных попаданцев в Друмир — да он чайной ложкой горы сроет!

Активировав панель управления Альянсом, отдал высокоприоритетный приказ. Всем обращать самое пристальное внимание на несвойственные миру предметы, в особенности техногенные артефакты и следы людей, в том числе посмертные. Брать скрины, снимать координаты, по возможности — отжимать в пользу клана.

— Мужики, кому арбуз?

Я ошарашенно вскинул голову, слепо прищурился, глядя сквозь мутные, полупрозрачные окна интерфейсов. Чертыхнулся, посворачивал все менюшки в трей.

Хм, реально, арбуз! Да он прямо жрет его!

В пяти шагах от штабного группы стоял один из скаутов отрядов дальней зачистки и смачно хрустел отсутствующей в Друмире ягодой, бережно сплевывая косточки в кулак.

— А угости! — сразу десяток рук потянулось к хитроглазому соблазнителю.

<_Неопознанное_растение_0162_Error_ НЕХ_001011111_> легко поддалось редкому клинку из окаменелого зуба Мегалодона.

Те, кто при делах, на секунду прекратили пускать жадные слюни и с уважением покосились на скаута. Ножичек с головой выдавал в хозяине исцелованного богами везунчика либо уникального задрота в кубе.

Предположим, что прокачаться до Великого Мастера в Рыболовстве — вполне реально. Особенно если действительно любишь посидеть с удочкой на берегу водоема.

Но вот дальше включался великий белорусский рэндом, обещая вылавливание артефактного предмета с шансом где-то один на миллион.

Зуб ископаемой акулы входил в короткий список из дюжины сокровищ, покоящихся на дне Мертвого Океана, превратившегося ныне в пустыню Фронтира, с ее редкими озерцами в смертельно опасных оазисах.

Нечастое и феерическое зрелище — один удит рыбу, а его охраняет измотанная и окровавленная звезда наемников. Брежнев на рыбалке в зоне боевых действий, не меньше!

Крак! Вкусно хрустнул арбуз под неказистым на вид клинком.

Чавк-чавк! Смачно впились в сочную мякоть идеальные зубы десятка разумных. Хищные клыки орков и эльфов, сверкающие резцы гоблинов, несокрушимые моляры троллей. Даже гном-непись, единственный выживший из Бухого Отряда, и тот жевал с задумчивым выражением на лице, настороженно смакуя гигантскую ягоду.

— Народ, глядите, кого я поймал! — нарушил сосредоточенную тишину клановый друид-птичник, использующий прирученных крылатых для плохонькой высотной разведки. Зрение у пернатого хищника специфическое — словно разглядываешь черно-белое фото сквозь каплю грязной воды.

Вечно загаженный пометом наплечник его доспеха был пуст — то ли схарчили сокола, то ли кружил где-то в недосягаемой вышине, ожидая сеанса единения разумов.

Измазанные в земле руки друида (побочный эффект от копания кореньев и возни с растениями) — бережно сжимали испуганного воробья.

— Матерый… — гордо прошептал птичник. — Третий уровень! Прикиньте — прикрываю я отход террор-группы из саб-кластера независимых хохлов, причем выложился — до дна! Пять гектаров Колючкой засеял! Остатков маны — только соплю пролевитировать… И тут — мимо пролетает это чудо в перьях! Воробей! В Друмире! Да еще багнутый какой-то, не опознанный системой!

Друид ласково пригладил перья взъерошенной птицы и продолжил:

— Я тогда еще про осколки реала не слышал ничего, думал, квестовый или коллекционный, а может, и вовсе чей-то сорвавшийся с привязки фамилиар… Едва успел фолиант со свитками достать и кастануть «Гнев Василиска!». Хватило бы дракона обездвижить, не то что этот комочек цвета детской неожиданности… Минус сотня золотых, не считая горсти оникса в качестве ингредиентов! Там под удар много кто попал, включая шального стелсера и прайд пустынных львов. Пришлось спешно делать ноги…

— Так продай! Пять сотен дам, я Катьке подарю, она по реалу жуть как ностальгирует… — вмешался невысокий эльф-энчантер, аккуратно пряча в карман семечки халявного арбуза.

— Вот тебе! — продемонстрировал грязный кукиш друид. — Единственный в мире воробей — он бесценен, как скрипка Страдивари!

Предмет обсуждения, до того переводивший испуганный взгляд с одного разумного на другого, принял гордый вид и согласно чирикнул.

— Между прочим, Командир! — перевел на меня взгляд любитель пернатых. — Там какой-то жутко жадный хохол, продавал в общем чате хаски! Говорит — единственная, на весь виртуал. Причем со всеми прививками и ГЛОНАС-микрочипом под шкурой! Миллион голды хотел, гад!

Хаски… Я мечтательно зажмурился.

В Друмире почему-то нормальных собак не было. Либо диванно-плюшевые создания в виде фановых аксессуаров, либо МОБы-мутанты в качестве предметов фарма. Те же гнолы, не к ночи будут помянуты.

А вот чтоб «друг человека», «первый помощник в охоте и охране» — так хрен там.

— Круто… Но безумно дорого… — только и вздохнул я.

Друид оживился.

— Вот и парни так подумали! В общем, забили стрелку с этим продавцом, встретились под видом покупателей, поговорили…

— И что?

— Ну и прут его теперь сюда!

— Кого?! — не врубился я. — Хаски?

— Нет! Как раз хаски мы будем из него выбивать! А тащит наша террор-группа самого хохла вместе с его виртуальной котомкой и заныканной в ней собачьей конурой!

— Хулиганы… — одобрительно улыбнулся я.

Утер губы от сладкого сока, и повернулся к энчантеру, уже выкатывавшему из сумки очередной арбуз. Поток желающих прикоснуться к халявному прекрасному — не ослабевал.

— Где добыл-то? — указал глазами на зелено-полосатую дичь.

Тот ухмыльнулся.

— Ты не поверишь, командир! Чистили от разбежавшихся пауков город, вышли на базарную площадь. А там непись сидит. Багнутая, как этот воробей. И целый загон арбузов на продажу! Дед такой зачетный, словно из арабских сказок сбежал. Правда, поначалу какие-то суммы бумажные требовал, но и на серебро согласился. Поторговались — всласть! У него еще, кстати, дыни есть! А рядом — лепешечная, правда, торговца не видел, но запах! Чуть слюной не изошел!

Я переглянулся с офицерами штаба и устало покачал головой — идиот… Ему б за огра играть, а он высшего эльфа выбрал.

— Сюда этого деда! Срочно и со всей деликатностью! Кажись, занесло к нам самую натуральную палатку бахчевых…


Глава 10 | Война | Глава 12