home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



VIII. Друзилла, очень дорогая сестра

Современные популярные эротические и порнографические фильмы, посвященные Калигуле, а также предания, приписывают ему репутацию человека, не имеющего никаких моральных ограничений. Однако дело обстоит намного сложнее. Конечно, истину обнаружить вряд ли возможно, потому что дошедшие до нас исторические источники весьма тенденциозны; лишь суровый иудей Филон Александрийский старается быть объективным, что же касается Светония или Плиния, то они очень пристрастны в своих сочинениях, где сладострастный и жестокий Калигула предстает настоящим чудовищем, бичом человечества, недостойным быть правителем государства.

Известно, что еще до того, как стать императором, Калигула женился, однако его жена скончалась при родах. Упоминается о его любовных связях с Эннией Невией, женой префекта претория Макрона. В Риме ходили слухи о любви Калигулы к мужчинам, но это лишено оснований. Будучи неженатым, Калигула не имел наследника, что представляло собой важную политическую проблему. А летом 38 года стало известно о его скандальной связи с родной сестрой Друзиллой.

Калигула не был гомосексуалистом, хотя и мог иметь какие-то приключения с мужчинами. Так, говорили о его связи с мимом Мнестером, а также со своим зятем Лепидом, однако близкие взаимоотношения со знаменитым актером можно подать как просто хороший тон. Что же касается просто любовных связей молодых людей, то здесь обычное сексуальное любодейство попросту использовалось в политических интересах. Но для сенатора или всадника гомосексуализм являлся бесчестием и мог привести к изгнанию из соответствующего сословия. Хотя после гибели принцепса принадлежащий к семье консула Валерий Катулл говорил о гомосексуальной связи с Калигулой, что было весьма вероятно, поскольку этот человек был известен как пассивный партнер.

Калигула считался человеком влюбчивым. Известно, что префект претория при Нероне Нимфидий Собин был чрезвычайно похож на Калигулу. Это сходство объясняли тем, что мать префекта являлась дочерью Каллиста, вольноотпущенника Калигулы, и последний воспользовался своим правом ее покровителя, что встречалось довольно часто. И хотя дату рождения Нимфидия определить невозможно, сам факт любовной связи представляется весьма правдоподобным. Калигула имел связь также с куртизанкой Пираллидой; впрочем, для тогдашних нравов здесь не было ничего предосудительного. Шокировала его страсть к пиршествам с женщинами знатного происхождения, но это закончилось, когда Калигула избавился от опеки Макрона.

Проблема наследника стала делом его окружения. Нам неизвестно, сколько брачных партий ему предлагалось, сколько супругов в угоду принцепсу готовы были предоставить ему своих жен, поскольку выбор избранницы приносил множество выгод ее семье. Пока же у него не было жены, первыми дамами государства после смерти Антонии являлись три сестры принцепса, которые были представлены на монетах и упоминались в официальных клятвах. Имел ли Калигула с ними кровосмесительную связь?

Самой амбициозной из них была Агриппина II, жена Гнея Домиция Агенобарба. Но после того, как она родила 15 декабря 37 года Нерона, о ее интимных связях ничего не было известно. Амбиции могли подтолкнуть ее в объятия брата, но не будем забывать, что именно она позднее была обвинена в намерении совершить подобное преступление со своим сыном Нероном. Впрочем, обвинения в инцесте были обычными в политических процессах того времени; Макрон, пытаясь нейтрализовать мужа Агриппины II накануне кончины Тиберия, обвинил его именно в интимной связи со своей сестрой.

Самая младшая из сестер, Юлия, родившаяся в 18 году, была женой Марка Виниция, но детей у них не было. Нам неизвестно, много ли у нее было любовников, но, похоже, что амбициями она не отличалась. Остается Друзилла, самая известная из всех троих. Она родилась в 17 году и росла вместе с Гаем, который, будучи уже юношей, имел с ней интимную связь. Друзилла в 33 году вышла замуж за Луция Кассия Лонгина, но у них не было детей, и в 37 году Калигула развел их. Принцепс проявлял к ней особое расположение; Светоний же свидетельствует, что он открыто держал ее как законную жену и даже назначил во время своей болезни наследницей своего имущества и власти (Светоний, Калигула, 24). Однако это утверждение представляется надуманным, поскольку везде Друзилла представлена как сестра Калигулы, и только; сомнительно и то, что она могла быть назначена наследницей в то время, когда еще был жив Гемелл. Следует все же различать частные дела и политические решения.

Известно, что в конце зимы или в начале весны 38 года Калигула по любви с первого взгляда женился на Ливии Орестилле, Друзилла же была выдана замуж за Марка Эмилия Лепида. Молодой нобиль из старинной знатной семьи Гай Кальпурний Пизон пригласил принцепса на свадебное пиршество по случаю бракосочетания с Корнелией Ливией Орестиллой (или Орестиной). Однако принцепс сам увлекся невестой, приказал отнять ее у мужа и увез к себе, чтобы жениться на ней. Этот брак был хорошей партией, поскольку Орестилла, дочь и сестра консулов, происходила из старинной и знатной республиканской семьи. Луций Кальпурний Пизон не противился воле Калигулы и за это был награжден введением в арвальское братство.

Супруг Друзиллы также относился к очень известной семье. Это был человек с большими амбициями и, входя в императорскую семью, он стремился к власти.

Позднее Калигула даже назвал Лепида своим наследником и провел через сенат решение, что его молодой шурин может добиваться магистратуры за пять лет до наступления возраста, положенного по закону. Что же касается Домиция Агенобарба, другого зятя Калигулы, то он имел дурную репутацию человека жестокого и необузданного. В юности Агенобарб, находясь на Востоке, входил в круг друзей Гая Цезаря, сына Августа, и однажды убил одного из своих вольноотпущенников, отказавшегося пить столько, сколько он ему приказал; за это он был изгнан Гаем Цезарем. В Риме, когда он мчался вскачь по Аппиевой дороге, то намеренно задавил ребенка; в другой раз на Форуме он выбил глаз одному римскому всаднику, когда тот за что-то его упрекнул. Кроме того, он отказывался вернуть банкирам деньги, занятые им для приобретения вещей на аукционе, а во время игр, им устроенных, он не стал награждать победителей. Все это создавало ему репутацию высокомерного и недобросовестного человека.

Виниций, третий зять Калигулы, в 30 году стал консулом. Он был верен принцепсу, поскольку принадлежность к императорской семье обещала для него блестящую карьеру, по крайней мере, он имел право на нее претендовать. В определенной степени можно признать, что три зятя, три сонаследника Калигулы, были, в силу своих склонностей, предназначения или обязанностей, интриганами. К тому же двое из них, стремясь к власти, имели на руках серьезные козыри, прежде всего в силу своей знатности и своего происхождения.

Но вскоре внезапный удар судьбы потряс императорскую семью и все государство: 10 июня 38 года умерла Друзилла. Современники свидетельствуют, что скорбь Калигулы была безгранична. Сенека отмечает: «После того, как умерла его сестра Друзилла, Гай Цезарь уединился и отказался от общения с согражданами. Он не присутствовал на ее похоронах, не выходил из своего дома в Альбе и не желал заниматься какими бы то ни было делами, ссылаясь на «преждевременную утрату» (Сенека, Утешение Полибия, 17, 4). Было решено отменить все празднества и объявить всеобщий траур, такой же, как и при извещении о гибели Германика. Состоялись торжественные похороны, на которых Лепид произнес надгробную речь. «Когда она умерла, он установил такой траур, что смертным преступлением считалось смеяться, купаться, обедать с родителями, женой или детьми» (Светоний, Калигула, 24). Дион Кассий говорит о том же, добавляя, что кабатчик, который продавал теплую воду, был предан смерти по обвинению в нарушении благочестия, что представляется весьма вероятным. Принцепс стал отращивать в знак траура бороду и волосы и, словно он не мог более находиться в Риме, отправляется на юг Италии и в Сицилию.

Так спустя шесть месяцев после испытания тяжелой болезнью Калигула столкнулся с утратой нежно любимого человека. А его безумная любовь и стремление победить смерть учреждением нового культа обожествления Друзиллы породили в безнравственном обществе легенду о «безумном императоре». Но в это тенденциозное представление должны быть внесены серьезные коррективы.


VII. Популярная политика, политика зрелищ | Калигула | IX. Любовь Калигулы к эллинизму