home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



IX. Воспитание Калигулы как молодого нобиля

Согласно обычаю, молодые римляне, каким бы ни был их социальный статус, начальное воспитание получали в семье. Главными действующими лицами в воспитании Калигулы были, в первую очередь, его родители, потом, после их смерти, воспитанием занимались его прабабка и бабка. Но поскольку речь идет о мальчике, который происходил из семьи высших нобилей и был предназначен для почестей, духовной власти, высшего командования, даже для верховной власти, воспитание это принимало особенные черты. Домашнее образование включало в себя изучение двух культур и двух языков — латинского и греческого, серьезную физическую тренировку, риторику.

Таким образом, он научился говорить, читать и писать одновременно на латинском и греческом языках. Вокруг него все члены семьи знали два языка и были знакомы с греческой и латинской культурой. Переписка Августа и Ливии содержала цитаты на греческом языке, его дедушка Тиберий и отец Германик писали на греческом языке поэмы и пьесы, его дядя Клавдий, кроме греческого языка, знал в совершенстве этрусский. Начальная школа Гая развертывалась в семейном кругу с семи до одиннадцати-двенадцати лет под наблюдением его матери, ей помогали рабы или вольноотпущенники. Возможно, мать обращалась к учителю грамматики, которого она могла нанять в Риме. Методика преподавания заключалась в усвоении маленьких текстов в виде пословиц, которые надо было выучить наизусть. «Илиада» и «Одиссея» были его любимыми сочинениями, и Калигула выучил прежде всего отрывки из этих двух поэм. Позднее, будучи императором, он очень часто цитировал Гомера. Били ли его, как и других учеников, если он не выполнял свое задание? Вероятно, да, потому что в этом не было ничего необычного, хотя его отец был известен своей мягкостью. Дальнейшую учебу, с одиннадцати-двенадцати до пятнадцати-шестнадцати лет, Калигула проходил тоже дома — в Риме, в Лациуме или Кампании. Конечно, большая часть римской молодежи в Италии или в провинциях в этом возрасте посещала государственную школу, но с Калигулой все обстояло иначе, потому что он был из знатной семьи. У матери была возможность платить учителю за уроки на дому или даже купить образованного раба, однако в Риме было престижно учиться у известного грамматика. Такой учитель способствовал хорошему овладению языком. Еще лучше было иметь двух грамматиков, одного по греческому, другого по латинскому языку. Гай изучал, как и все его братья, классическую филологию, дисциплину, которая тогда была наиболее предпочтительной и которую в это время Квинтий Ремний Палемон адаптировал к латинскому языку, углубляя исследования Варрона. При этом требовался глубокий анализ произведений известных поэтов и прозаиков. Первым в этом ряду стоял Вергилий, которого позже Калигула критиковал, а также Гораций и Овидий. Все они были близки к его семье. Более ранние авторы также тщательно изучались, такие, как Акций[7], которого цитировал Калигула, а также, возможно, Плотин и Теренций. Среди прозаиков, как утверждает Светоний, он знал Тита Ливия и ритора Сенеку, двух своих современников. Не исключено, что он также изучал Цицерона. Однако не следует приписывать Калигуле страсть к литературе, которая отличала большинство членов его семьи. Светоний свидетельствует, что он был мало привязан к литературе. Видимо, багаж его знаний был средним; молодой человек владел необходимыми цитатами, чтобы показать образование и свою высокую культуру. Особый интерес Калигула проявлял к физическим упражнениям и особенно к риторике.

Любой молодой нобиль, собираясь стать офицером, должен уметь ездить верхом, что было само собой разумеющимся, а также уметь воевать на коне или в пешем строю. Гай никогда не пропускал такие упражнения, особенно он пристрастился к фехтованию. Он приобщался к кулачным боям, к бросанию копья, к борьбе, но удивительно, что, несмотря на его способность к овладению всеми видами спорта, он так и не смог никогда научиться плавать. К разным видам спорта молодой человек прибавил еще управление колесницей и искусство танцев. В Риме эти пристрастия были обычными. Его отец Германик занимался беговыми лошадьми, которые одержали победу в Олимпии. Калигула, естественно, имел в своем распоряжении конюшни отца и необходимое оборудование, т.е. тренировочные площадки в пригородных виллах и в Кампании. Бега на колесницах долгое время пользовались в Риме наибольшей популярностью, и они часто проводились в Большом Цирке.

Искусство танцев зависело от возраста. Молодые люди из благородных семей учились танцевать, так чтобы тело гармонично чувствовало звуки музыки. К тому же в некоторых церемониях требовалось выполнение танцев молодыми людьми и девушками. Искусство танца было прежде всего искусством молодых, и, естественно, заканчивалось вместе с возрастом. Перед публикой выступали профессионалы, театральные представления совмещались с короткими танцевальными выступлениями подростков. Проявляя интерес к танцам, Калигула здесь полностью соответствовал своему возрасту. А его положение в семье как самого младшего позволяло ему быть естественным и свободным, потому что за ним меньше следили.

Областью, где легко и при всеобщем одобрении мог проявить себя Калигула, была риторика, что стало своеобразным завершением его образования. Начиналась общественная жизнь Калигулы. Он все активнее участвовал в официальных церемониях и торжествах. Когда ему исполнилось семнадцать лет, Калигула выступил с надгробной речью в память своей прабабки Ливии на римском Форуме. Своеобразным «выходом в общество» являлись встречи молодежи на занятиях физическими упражнениями, верховой ездой, беседы в общественных банях, прежде всего в тех, что были сооружены Агриппой на Марсовом поле. Наконец, особую роль играло обучение искусству риторики, которая, впрочем, толковалась по-разному. На высшем уровне риторика опиралась на солидные философские и исторические знания, в том числе — право. Но обычно латинская риторика выступала как утилитарно-практическая. Она мало что заимствовала у философии, разве только «внешний лоск и основополагающие идеи и методы» (Марру, с. 414). История же преподносила примеры, высказывания, памятные события, демонстрировала многообразие выступлений, показывая культуру ораторов и, соответственно, значимость опровергающих аргументов согласно сложившемуся в веках искусству логики (mos maiorum). Иначе говоря, исторические примеры показывали, как можно действовать и вести себя, если ты оказался в сходных обстоятельствах.

Обучающийся исходил из советов ритора и ориентировался на образцы, которые преподносились ему на страницах составленных его предшественниками «руководящих трудов». Затем он составлял условную речь на определенную тему, следуя строго заданным нормам. Эти речи заучивались наизусть и затем публично произносились перед учителем и однокашниками, а также перед приглашенными родителями или друзьями. Предлагаемые сюжеты выступлений сводились к двум видам — обсуждение и полемика.

Обсуждение чаще всего строилось на исторических фактах. К примеру:

— Ганнибал после победы под Каннами спрашивает себя — нужно ли ему идти на Рим;

— Цицерон, находясь в Кампании, узнает, что в Риме за его голову назначена цена. Он спрашивает себя — бежать ли ему в Грецию или же ожидать убийц дома.

Полемика обращалась в первую очередь к сфере юриспруденции:

— посылка: обесчещенная женщина должна выбрать между осуждением на смерть своего обидчика или браком с ним без приданого. Сюжет: однажды ночью мужчина изнасиловал двух женшин. Одна из них требует его смерти, другая — выбирает брак с ним. Выскажитесь в защиту одной и другой.

— посылка: жрица должна быть чистой и целомудренной, как и ее родители. Сюжет: одна девственница была захвачена пиратами и продана в рабство своднику, который решил сделать ее проституткой. От клиентов она требовала уважения и платы. Когда некий солдат не пожелал этого делать и применил силу, она его убила. Будучи осужденной, она откупилась и вернулась к родным. Теперь она пожелала стать жрицей. Выскажитесь «за» или «против».

Подобные риторические упражнения обычно заимствовались из трудов Сенеки-отца, современника Калигулы, однако связаны они были с многовековой греческой и латинской традицией, а сюжеты почти не менялись. Конечно, прежде всего это интеллектуальные упражнения, мало связанные с реальностью, но они играли важную роль в обучении риторике, поскольку помогали блеснуть в торжественной речи, дать выразительное название выступлению, овладеть вниманием аудитории с помощью слов, логики рассуждений, умело подобранного стиля или силой убеждения. Прежде всего речь шла о том, чтобы быть решительным и уметь убеждать или переубеждать слушателей. Таким образом, искусство риторики одновременно принадлежало и аристократическому обществу, где господствовал дух соперничества, и государству, где граждане имели право на получение информации и обоснование принимаемых решений. Это было не показное красноречие, а упражнения, необходимые и в судебных прениях, и в ходе каждого заседания сената. А эдикты принцепса и его послания должны документироваться и редактироваться хотя бы потому, чтобы они не выглядели как решения тирана.

Подобные риторические упражнения обычно практиковались в публичных местах, например, на Форуме Августа, что отличало римлян от греков, которые упражнялись в красноречии в палестрах, вблизи спортивных сооружений. Правда, во времена Калигулы нобили не выступали с речами перед народом, за исключением надгробных, но в ходе дебатов и судебных процессов в сенате красноречие было особенно в цене.

Офицер из числа нобилей также должен был уметь выступить с речью перед солдатами, но только некоторые из них могли бы поставить это себе в заслугу, более того, мало кто мог быть литератором, обрабатывать свои мемуары или исторические труды. Калигула ушел недалеко от них, предпочитая утилитарный подход в ораторском искусстве. У него, как и у отца, проявляется склонность к судебной полемике, где не требовалось хорошего знания права, а достаточно было «домашних заготовок» по искусству защиты в суде. Можно было также пройти курс обучения у известного мастера судебного красноречия, наблюдая за его жестами и слушая его речь. В двадцатилетием возрасте Калигула покинул Рим, так и не освоив в полной мере искусства красноречия, однако сохранив в глубине души, как и его отец, страсть к изобличениям. Тем не менее Калигула был хорошим оратором, о чем свидетельствуют и Иосиф Флавий, и Светоний, который был хорошим литератором и изучал ораторское мастерство императоров.

Калигула умел выступать с энергией и страстью, но не только; в своих речах он высказывал немало идей, умело обосновывал тезисы защитной речи, обладал богатым запасом слов и имел сильный голос. Как и его соученики, Калигула любил блеснуть, но предпочитал все же в речах действенность и аргументированность. Преждевременный отъезд из Рима помешал ему расширить и усовершенствовать свои познания в риторике, однако во время принципата Тиберия Калигула проявил свои способности в публичном красноречии. Может быть, ответом на красноречие эпохи Августа, почитающего разум, порядок и спокойствие, стал возврат к веку Цицерона, но если речи Тиберия, к примеру, отличались от речей Августа, в частности, использованием знакомых образов, то речи Калигулы не строились по этой модели, так как стиль Тиберия был иногда хаотичным, даже изворотливым, тогда как его преемник стремился ухватить суть дела, что, несомненно, было связано с возрастом и темпераментом.

Калигуле невозможно приписать качества литератора, он никогда не заботился о том, чтобы оставить потомкам свои сочинения, предпочитая будущему настоящее, однако школьное образование заметно влияло на его сознание и характер. Предлагаемые в ходе обучения упражнения опирались на разнообразные сюжеты: «...фантастические удачи, неправдоподобные склонности; здесь фигурировали тираны и пираты, чума и безумства, похищения и изнасилования, мачехи и обездоленные дети, сомнительные положения и очищение совести, воображаемые законопроекты» (Марру, с. 415).

Декламационные упражнения вводили в несколько ирреальный мир, в ментальную вселенную, наполненную жестокостью, различными нарушениями и вместе с тем страстным стремлением к победе. Вот некоторые сюжеты:

— Агамемнон спрашивает себя: приносить ли в жертву свою дочь Ифигению?

— Александр Великий после неблагоприятного предсказания оракула спрашивает себя: входить ли в Вавилон?

— Женщина была подвергнута пыткам тираном, требовавшим, чтобы она признала участие ее мужа в заговоре; она отвергает все обвинения. Ее муж убивает тирана, а жену изгоняет из дома за бесплодие. Она обвиняет его в неблагодарности. Выступите «за» или «против» (Сенека-отец).

Практическое образование впоследствии исправляло то, что было излишним в этих сюжетах и примерах. Однако молодому нобилю еще надо было его получить, что и стало предметом забот его деда Тиберия.


VIII. Матроны, распоряжавшиеся Калигулой и его миром | Калигула | X.  Эволюция принципата Тиберия до 26 года