home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement









2

Через пятнадцать минут раненого уже перенесли на кровать. Мадлена осталась в гостиной собирать инструмент и увязывать в узел испорченное бельё. Гаспар с Симоном прилаживали к кровати капельницу.

Этьена села на постель, осторожно поправила съехавшее до пола одеяло.

– Смелее, – тут же прокомментировал её действия Симон, – ему теперь всё равно.

– Типун тебе на язык.

– Довольно и радикулита, – парень развернулся к ней лицом и выразительно потер свободной рукой поясницу, – его я сегодня точно заработал. Учти, если вечером моя подружка будет мною недовольна, то завтра я…

– Ладно…

Чувствуя себя не просто выжатой, а выполосканной и выкрученной, как старая кухонная тряпка, Этьена устало сгорбилась в уголке кровати.

– Ох, женщины, – Симон картинно закатил вытаращенные глаза к потолку, – стоит только красивому мужику свалиться им под ноги и всё! Готово! – в подтверждение своих слов он хотел широким взмахом руки указать на Этьену, но в последнюю минуту смешался и неловко ткнул кистью в кровать.

– Тише ты! – негромко рявкнул Гаспар, – держи ровнее!

– Слушай! – игнорируя слова брата, Симон с преувеличенной серьезностью свел брови, – может и мне попробовать, а?

– Ростом не вышел, – не поднимая головы от капельницы, которую он липкой лентой прикручивал к спинке кровати, недовольно пробурчал врач.

– А я свалюсь дважды! Если надо, то могу с табурета, или из окна, а то, даже с крыши… если, конечно, там невысоко падать…

– Заткнись, – Гаспар закончил свою работу и выпрямился, – всё, – он сунул в руки брата остатки лейкопластыря и подошел к двери, – Мадлена, у тебя как?

– Всё собрано.

– Отлично. Ты идешь?

– Да.

– А лейкопластырь? – взмахнул зажатой в кулаке бобиной Симон, – его тоже в саквояж надо.

– Иди, положи, – выпуская Симона в коридор, Гаспар защемил пальцами его рубашку, – пойдешь обратно, захвати сюда стулья и кофе.

– Кофе мог бы и сам. Не переломишься.

– Давай, давай.

Засунув бобину в саквояж, Симон завернул на кухню, составил на поднос чашки, сахарницу, кофейник, горкой высыпал ложки. Затем пересчитал оставшиеся чашки, поднял голову и задумчиво потер пальцем переносицу, после чего снял с полки высокие стаканы для коктейля и тоже поставил на поднос.

В кухню неслышно вошла Мадлена, удивленно скользнула глазами по стаканам, перевела взгляд с подноса на полку, с полки на ведро, молча поменяла стаканы для коктейля на граненые, взяла поднос и вышла.

– Значит так, – отхлебнув кофе, Готье прислонился к стене и строго посмотрел на Этьену, – положение у него серьезное, но не критическое. Лучше было бы отвезти в госпиталь…

– Нельзя…

– Сам знаю, что нельзя. Придется лечить его здесь. Ночью у меня дежурство в госпитале, поэтому с ним останется Мадлена. Утром я пришлю Симона.

– А ты?

– Я с дежурства сразу к себе. Проведу утренний прием и приеду.

– Может отменить?…

– Нет. Прием лучше не отменять. Не стоит привлекать лишнего внимания, – заметив, как напряглось её лицо, Готье сбавил тон и мягко произнес, – не волнуйся. До утра здесь пробудет Мадлена. Если произойдет что-то непредвиденное, то я отменю всё и приеду, – он старательно обошел Этьену взглядом и опять нахмурил брови, – я оставлю Мадлене снотворное для тебя. Вечером выпьешь и ляжешь спать. Тебе надо отдохнуть. Ясно?

Этьена молча кивнула.

– Утром Мадлена уйдет, а тебе дежурить день и, возможно, ночь. Так… – он рассеянно поболтал в стакане кофе, – в ближайшие четыре-пять дней из дома не выходи.

– Почему?

– Потому, что мне придется оформить тебя, как больную…

– Инфлюенция? – подсказала Мадлена.

– Пожалуй… это позволит объяснить расход анальгетических и жаропонижающих препаратов…

– Ты думаешь, – пытаясь поймать его глаза, Этьена подняла голову и прищурилась, – они потребуются?

– Возможно… по крайней мере, в первые несколько дней… сейчас трудно что-то загадывать вперед… пулю я вынул, но пулевой канал… – не зная, как сказать, он поднес кулак и лицу и ожесточенно потер им подбородок, – нехороший пулевой канал… хотя, может, и обойдется… судя по мускулатуре, мужик он сильный… Кто он?

– Не знаю, – быстро и нервно ответила Этьена.

– Может быть, – тихо спросила Мадлена, – не надо сегодня? Этьена и так очень устала…

– Надо. Человека с огнестрельным ранением наверняка ищут либо боши, либо полиция, – Гаспар поставил стакан на поднос и развернулся лицом к Этьене, – рассказывай.


«Рассказывай… легко сказать!»

Утро… «Сеюш»… Крыши…

Для неё это уже стало прошлым.

«Нет. Гаспар прав,» – уже мысленно откручивая назад киноленту событий, жестко оборвала себя Этьена.


– Его арестовали в ресторане «Сеюш». Это на Монмартре.

– За что? – нетерпеливо встрял Симон.

– Не знаю. Я находилась снаружи и видела, как он раскидал охрану, спрыгнул с крыльца и попытался сбежать. Патруль начал стрелять. Я вмешалась.

– Как?

– У меня был с собой пистолет… – не зная, как объяснить своё поведение, она попыталась как можно быстрее проскочить это место, – там от дома вниз сразу идет пешеходная лестница, поэтому…

– Ты в кого-то попала? – не давая увести себя в сторону, всё тем же неприятно жестким голосом остановил её Гаспар.

– Да.

– Убила?

– Не знаю… – опустила глаза Этьена, – возможно…


«Да! Я убила того человека, в которого стреляла через стеклянную дверь».


– Где пистолет?

– Выбросила в Сену.

– Хорошо, – с оттенком удовлетворения произнес Гаспар, – дальше.

– Квартал оцепили. Пришлось уходить по крышам.

– Так это его на крыше?.. – изумленно выдохнул Симон.

– Да. Кто-то увидел нас и выстрелил в окно.

– Как, в окно? – задохнулся Симон, – какого черта? Ты хочешь сказать, что нашелся мерзавец, который…

– Это был немец. Офицер.

– Дьявол! – Симон вскочил и бестолково закрутился на узком пятачке между окном, тумбочкой и кроватью, – это ж надо было?! Гадство какое!.. Их там почти и не селят и вот, на тебе!

– Сядь, – не поворачивая головы, тихо уронила Мадлена.

Симон автоматически плюхнулся на подоконник и зажал ладони между коленями.

– Почему он дал вам уйти?

– Я… – девушка невольно опустила глаза и разгладила на коленях халат, – возможно, я… я выстрелила в окно, – словно ища поддержки, она скользнула взглядом к лицу лежащего на кровати мужчины, – у меня не было другого выхода… я боялась, что он помешает нам спуститься… – она решительно вскинула глаза, – мне наплевать, что с ним стало!

– Ни хрена себе, – ещё больше вытаращив глаза, обалдело уставился на неё Симон, – ни хрена…

Мадлена быстро подняла голову. Симон наткнулся на её взгляд, покраснел и умолк.

– Черт знает что! – Гаспар в сердцах хлопнул стаканом о поднос, – балаган какой-то… – он потер лоб и растеряно уставился на кровать, – ничего не понимаю. С таким ранением отключаются сразу, а ты говоришь, что он ещё смог спуститься вниз и пройти…

– Нет, – уточнила Этьена, – он потерял сознание сразу, как только спустился.

– Всё равно, необъяснимо…

Не имея сил спорить, она только молча повела плечами.

– Хорошо… допустим… – Гаспар поднял голову и уткнулся в Этьену взглядом, – зачем ты поехала на Монмартр?

– Надо было, – быстро отпарировала Этьена.

– Ты там с кем-нибудь встречалась?

– Нет.

– Кто-нибудь заранее знал о твоей поездке?

– Нет.

– Кто-нибудь мог предположить, что ты туда поедешь?

– Нет.

– Вспомни хорошенько, – профессионально мягким тоном, таким, каким он выспрашивал бы у больного симптомы болезни, продолжал допрашивать её Готье, – возможно, если ты планировала поездку заранее, то ты могла…

Этьена отрицательно качнула головой.

– Нет…

– Думаешь, нам его подсунули? – став непривычно серьезным, Симон попытался медленно, по-взрослому изучить лицо лежащего на кровати мужчины.

– С таким-то ранением?!.. – удивленно подняла брови Мадлена.

– Могли промахнуться…

– Нет, – поддержал жену Гаспар, – если бы его хотели внедрить к нам, то не стали бы так рисковать. Стрелять по туловищу слишком опасно, да и процесс выздоровления затягивается. В такой ситуации целились бы в мягкие части…

– А они у него есть? – с шумом выдохнув носом воздух, облегченно подъязвил Симон, – лично я, пока тащил, не заметил. И вообще, – он сунул руки в карманы и решительно развернулся лицом к брату, – что ты к ней привязался? Бошей потрепала? И правильно! Давно пора, а то сидим здесь…

– Заткнись… – раздраженно скривился Гаспар, – тебе бы только…

– Что, только? – чувствуя, как от возбуждения начинают мелко дрожать пальцы, Симон сжал их в кулаки и поддался вперед, уже готовый в любую минуту вскочить на ноги, – сидим здесь, как крысы и воображаем, что мы кому-то нужны!

– А ты что предлагаешь?! – точно также развернулся к нему Гаспар, – лезть всем на крыши и стрелять в бошей?

– Хотя бы!

– Один уже полез! – Гаспар зло кивнул на кровать, – идиот! По-идиотски подставил и себя и…

– Да тише вы! – Мадлена чуть ли не силой втиснулась между ними и укоризненно посмотрела на мужа, – вы что?…

– Извини, – остывая, растерянно пробормотал Гаспар, – с этим кретином…

– Перестраховщик…

– Хватит, – склоняясь над кроватью, оборвала спор Мадлена.

Женщина легким профессиональным жестом коснулась пульса на запястье мужчины, затем поправила шнур, по которому от прозрачной груши-капельницы к запястью поступал раствор.

Симон отвернулся к окну и забарабанил ногтем по стеклу.

Мадлена поправила одеяло, вернулась на свое место и села, спокойно сложив на коленях руки. Гаспар облокотился спиной о стену, сжал в горсти подбородок и сморщился.

– Тебя что-то беспокоит? – наблюдая за мужем, негромко поинтересовалась Мадлена.

– Да, – Гаспар перестал тянуть себя за подбородок и рассеянно потер пальцем щеку, – как-то всё слишком легко получилось.

– Это ты называешь легко? – кивнула на постель Этьена.

– Именно. Почему вам дали уйти? – не унимался Гаспар.

– Потому, – резко оборвала Этьена, – что я пристрелила офицера и пробила колесо патрульной машины, – теперь Симон изумленно воззрился на неё, – этот парень великолепно знает крыши, поэтому уйти оказалось не так сложно, как тебе кажется. Тем более, что на крыше никто нас и не искал. Но всё равно, нам повезло. Нам дико, невероятно повезло!

Выпалив единым духом эту тираду, она вытянулась в струнку и вызывающе вскинула голову.

– Ладно, – после длительного молчания как бы подвел итог разговора Гаспар, – будем думать. Я свяжусь с Жераром. Возможно, он сможет что-то выяснить. Тогда и будем решать… Где твоя машина?

Этьена назвала адрес.

– Хорошо. Я тебя туда подкину…

– По-моему, на сегодня с неё хватит, – старательно обходя девушку взглядом, решительно сполз с подоконника Симон, – машину заберу я.

– Хорошо. Если всё спокойно, пригонишь машину сюда… сразу не подходи, покрутись вокруг, проверь, не следят ли за машиной…

– Не учи ученого… – обиженно засопев, оборвал его Симон.

– Тогда на сегодня всё, – Гаспар устало встал, – пошли.


предыдущая глава | Парадокс параллельных прямых. Книга первая | cледующая глава