home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement











4

– Да? – солидным глуховатым баском пророкотала трубка.

– Симон, это я, – прижимая мембрану к губам, торопливо произнесла Этьена, – мне нужна твоя помощь.

– Этьена! – сразу сбиваясь с искусственного баса на естественный фальцет, отчаянно завопила трубка, – ты где пропадаешь?! Я тебя всё утро ищу!.. Ты же обещала, что сегодня!..

– Не сегодня, а завтра, – резко обрубила Этьена, – лоботряс несчастный! Ты хоть когда-нибудь научишься правильно запоминать числа?

– Почему, завтра?! Ты же говорила, что в среду…

– А сегодня – вторник.

– Но… – голос подозрительно хрюкнул, – я точно помню, что…

– Потом, – нетерпеливо перебила Этьена, – у меня тут груз. Нужна твоя машина.

– Ты что, купила что-нибудь?

– Не совсем. Ты можешь приехать?

– Конечно… Постой, ты же сама сегодня на колесах…

– Это не важно…

– Как это, не важно? – опять заорала трубка, – ты уехала с утра на своей машине, а теперь звонишь и… Ты что, машину разбила?

– Считай, что да.

– Сильно?

– Ты что, идиот?! – выведенная из себя, точно так же заорала Этьена, – тебе что, объяснять нужно? Ты можешь приехать или нет?

– Да.

– Слушай адрес, – Этьена выглянула из будки и прочитала ближайшую табличку, – где это, знаешь?

– Да, – натужно засопела трубка, – Этьена, извини, я сразу не…

– Ладно. Постарайся побыстрее… и без клаксона. Понял?

– Да!


«Ему потребуется минут тридцать, – нашаривая в кармане ещё одну монету, мысленно прикинула Этьена, – возможно, даже меньше. Если он правильно понял… ни черта он не понял, но это уже не важно… хорошо, место тихое».

Отсюда, из телефонной будки прекрасно просматривалась и улица, и стена, и калитка, выглянув из которой, она сразу наткнулась глазами на телефон.

Слава богу, что на этой улице оказался телефон!


Девушка опустила монету в прорезь автомата и набрала следующий номер.

– Приемная доктора Готье, – приятным женским голосом любезно сообщила трубка.

– Здравствуй, Мадлена. Гаспар свободен?

– Здравствуй, – обрадовалась Мадлена, – у него пациент, но если тебе срочно…

– Очень срочно.

– Хорошо, сейчас соединю.

Слышно было, как на другом конце провода еле слышно заверещал селектор, после чего в трубке что-то щелкнуло.

– Слушаю, – приятным, хорошо поставленным баритоном пророкотала трубка.

– Гаспар, это – я, – стараясь избегать пауз, заторопилась Этьена, – я хотела с тобой посоветоваться. У меня тут медицинская проблема. Понимаешь, я…

– Простудилась?

– Нет, занозу подцепила.

– Что?

– Занозу, понимаешь? – чуть ли не по слогам произнесла Этьена, – я понимаю, что я не во время, но она очень глубоко сидит… и кровь есть… и я не знаю, что с ней делать…

– Крови много?

– Да.

– Остановила? – заволновался баритон.

– Да.

– Хорошо. Угораздило же тебя!

– Это не!.. – Этьена вовремя прикусила язык и непроизвольно оглянулась, – я тут не причем.

– Всё равно, – казалось, что невидимый Гаспар облегченно перевел дух и назидательно поднял палец, – надо быть осторожнее. Ты дома?

– Нет. Меня подвезет Симон.

– Хорошо, – после секундной паузы решила трубка, – пусть везет сразу домой. С занозой в клинике тебе делать нечего.

– Ты уверен? А вдруг что-то серьезное?

– Тем более, нечего пугать моих пациентов твоими криками. Езжай сразу домой, ничего не делай и жди меня.

– Долго ждать?

– Нет. Я беру Мадлену и тоже выезжаю.

– А это не больно? – всё ещё опасаясь, что врач её неправильно понял, тянула время Этьена, – ты знаешь, что я боли боюсь, а тут такое… Вдруг тебе придется резать?

– Не волнуйся, трусиха, я захвачу анестезию.


«Понял, – вешая трубку, она отчетливо, настолько отчетливо, словно сама находилась в эту минуту в его кабинете, представила, как Гаспар молча указывает Мадлене сначала на свой докторский саквояж, затем на стерилизатор с хирургическими инструментами, – теперь только доехать…»


Не замечая, что всё ещё стоит в телефонной будке, девушка закрыла глаза и устало прислонилась лбом к автомату.

«Только бы больше ничего не случилось»!


За время её отсутствия в садике ничего не изменилось. Но, всё равно, едва закрыв за собой дверной засов, Этьена чуть ли не бегом пересекла дорожку, упала на колени и торопливо развела руками кусты.


Раненый лежал всё в той же позе очень уставшего и внезапно заснувшего человека. В тени его волосы, лишенные привычного золотисто-каштанового отблеска, утратили естественный цвет и казались театральным париком, кое-как нахлобученным на голову античной статуи. Ровная матово-белая кожа лица ещё больше увеличивала сходство.

«Как неживое… господи! Вдруг я не смогла остановить кровь?» – подхлестнутая страхом, она ужом вползла внутрь кустов и схватила раненого за запястье. «Нет, живой!.. – почувствовав под пальцами пульс, она отпустила руку и распахнула на мужчине плащ и пиджак, – остановила, – осматривая повязку, попыталась успокоить себя Этьена, – пятно не такое уж и большое, значит, остановила».

Она осторожно запахнула одежду, застегнула пуговицы и села рядом, зябко подтянув колени к подбородку.

«Как же всё запуталось!.. Что же мне теперь делать»?

Не отдавая себе отчета в том, насколько она устала, девушка опустила голову и уткнулась виском в колено. Теперь мужское лицо виделось ей как бы перевернутым, резко состаренным светотенью, прочертившей несуществующие пока морщины и густо подсинившей глазные впадины.

Несколько минут она жадно, не отрываясь, смотрела на его губы, потом мысленно обозвала себя дурой, отвела глаза и уткнулась взглядом в высохшую розетку буро-коричневого лишайника, украшавшую соседний стволик…


…где-то далеко, ещё по ту сторону реки, невысокий плотно сбитый парень, сидящий за рулем крохотного зеленого «ситроена», пытался объехать улицу, плотно закупоренную санитарным фургоном…


…«Как же всё запуталось… если бы мы не потеряли время в начале… и потом…» – опять, уже в который раз, она мысленно просмотрела весь путь, начиная от того момента, когда почти вслепую стреляла сквозь вращающуюся дверь и до…

«Мерзавец! Он стоял за шторой и ждал… как же я могла не заметить?! – сейчас она настолько отчетливо видела этого человека, что, казалось, могла бы описать его всего, вплоть до серебряного значка со свастикой, привинченного над нагрудным карманом, – я же чувствовала, что там кто-то есть…чувствовала и ничего не сделала! Надо было стрелять сразу. Нет! – тут же одернула сама себя Этьена, – нет. Он мог оказаться просто наблюдателем, который не причинил бы нам никакого вреда. Обыкновенным человеком, который услышал шум и подошел к окну. Мог… я убила его…»

Странно, но эта мысль почти не вызвала в ней никаких ярких эмоций. Словно она просто ликвидировала орудие убийства. Не человека, а машину, бездушную смертельно опасную машину, созданную такими же бездушными существами.

«Я в первый раз в жизни убила человека… наверное, это должно быть страшно, – попыталась проанализировать свои ощущения Этьена, – наверное… но я ничего не чувствую… Почему? Я никогда никого не убивала, а сегодня я преспокойно выстрелила в человека…»

Чувствуя, что запутывается, она уткнулась в колени лбом и крепко зажмурилась.

«Неужели и во мне сидит это проклятое желание убивать? Уничтожать, разрушать всё вокруг себя?… Я убила человека. Убила! Возможно, даже двоих…»

Там, на улице, когда она целилась через вертящуюся дверь, она могла бы попытаться сохранить тому офицеру жизнь. Могла бы, но…

«У меня не было другого выхода… если бы я промахнулась, то… Прекрати оправдываться! – безжалостно оборвала себя Этьена, – никому из них я даже не подумала дать шанс выжить… знала, что их надо остановить и была наверняка. Как ядовитых мух… Но они же люди! – на душе стало настолько паскудно, что появилось желание зажмуриться ещё крепче, – люди… у каждого из них была своя жизнь, которую я сегодня… Второй! – она резко выпрямилась и тупо уставилась на кустарник, – второй! Его скоро найдут!


Как же я сразу не подумала! Он – тоже немец, поэтому, когда его найдут, начнется такое! И в первую очередь прочешут ближайшие дворы! А мы…»

Она замерла и диким взглядом обвела кусты.

«Мы слишком близко! В любой момент здесь могут появиться боши. А я, как последняя дура, сижу здесь и жду, когда нас накроют»!

Этьена выскочила из кустов и метнулась к калитке.

«Где этого Симона носит!»

Где-то еле слышно прошумела машина.

«Симон»!


…Зеленый «ситроен» выскочил к Сент-Мишелю, пересек левый рукав Сены, проскочил мимо фасада Дворца правосудия, за закрытыми воротами которого мелькнула фигура часового с автоматом, пронесся по бульвару.…


В той квартире звонил телефон. Большой неуклюжий автомат стоял в тесной гостиной на столе. Звук далеко разносился по пустой квартире.


«Ситроен» проскочил мимо Луксорского обелиска, обогнул фонтан, пересек Риволи и нырнул в паутину улиц квартала Опера.


Здесь, во дворике, время остановилось. Каждая следующая минута намертво прилипала к предыдущей, и вместе с ней плотно прижималась к асфальту двора.

Одна… вторая… третья…

Упав на асфальт, минуты разбухали. Вскоре Этьене стало казаться, что они заполнили собой всё пространство. Даже воздух уплотнился и потеплел. Забывшись, она чуть было не расстегнула плащ, но, уже взявшись за пуговицы, вдруг в панике прижала руки к горлу.

Телефон замолчал, затем зазвонил опять.

Звон острой болью врезался в мозг.

Этьена подавила охвативший её приступ дрожи, вынула из кармана пистолет и методично, не позволяя себе ни одного лишнего движения, проверила количество оставшихся патронов. Даже не поднимаясь в квартиру, она знала, что телефон в ней звонит, уже не переставая, а в ответ на его молчание где-то на другом конце города медленно зреет раздраженное недоумение.


«Прекрати панику! – заставляя себя не думать, и всё-таки мысленно представляя себе того, другого, нетерпеливо бросающего трубку, мысленно приказала себе Этьена, – немедленно прекрати панику! Симон уже едет… минут через десять он будет здесь… он успеет… он обязательно успеет», – девушка сунула пистолет обратно в карман, сгорбилась и медленно зашагала по дорожке.


Один… два… три… четыре… кусты… поворот.

Один… два… три… четыре… калитка… поворот…

И опять один…


«Если не догадаются поручить проверку квартиры кому-то из местных, то пока курьер доедет, пройдет какое-то время… пока будут искать запасной ключ… или ломать дверь… – методично, как будто речь шла о каком-то абсолютно постороннем предмете, начала просчитывать Этьена, – даже если убитого и найдут, то, пока вызовут солдат, пока решат прочесать двор… пройдет время… а Симон уже в пути… возможно, уже на этом берегу… он успеет первым… – чувствуя, что подкатывает очередная волна паники, она до боли сжала скулы и продолжила своё равномерное хождение, – он должен успеть… Симон не подведет… за рулем он бог! Если надо, у него машина по крышам поедет…»


Она настолько вжилась в своё ожидание, что в первую минуту даже не услышала глухого негромкого урчания.


«Симон»?!


Этьена метнулась к калитке и прижалась лицом к просвету над дверью.


«Симон»!


Зеленый затасканный автомобильчик притерся почти к самой стене. Симон, невысокий, худой парень лет двадцати, вылез из машины и проворно нырнул во дворик.

– Ну?

– Сюда, – Этьена метнулась обратно и приподняла ветки кустов. Симон присел на корточки, заглянул внутрь и изумленно присвистнул.

– Ни хрена себе!.. Здоровый дядя. Что с ним?

– Вот, – Этьена проползла внутрь и слегка приоткрыла на раненом плащ.

– Ни хрена себе… – с трудом оторвав взгляд от плаща, Симон медленно перевел его на Этьену, – как его так?

– Не важно, – девушка запахнула и застегнула плащ, – надо убираться отсюда.

– Куда ты хочешь его везти?

– Ко мне. Гаспар уже знает.

– Ясно… – освоившись с ситуацией, Симон мысленно уже прикидывал возможности своего «ситроена», – посадим его на заднее сиденье.

– Хорошо.

Симон тоже заполз в кусты, закинул руку раненого себе на плечо и, не имея возможности подняться, полез обратно, короткими рывками подтягивая мужчину к выходу.

– Осторожней! – испуганно охнула Этьена.

Симон молча выполз на дорожку, крякнул и стал вставать, таща раненого за собой.

– Тяжелый, черт, – теряя равновесие, он качнулся и зыркнул на Этьену взглядом, – помоги!

Вдвоем они подтащили раненого к двери, Этьена распахнула калитку, затем заднюю дверь машины, ещё раз огляделась и кивнула.

Симон протащил раненого сквозь дверь, подтянул к автомобилю и попытался пропихнуть внутрь. Доре не столько сел, сколько стек на сиденье, на несколько мгновений задержался в шатком вертикальном положении и потек дальше, заваливаясь головой к противоположной двери.


– Садись быстрее!


Вдвоем они кое-как пропихнули внутрь его ноги и, как могли, усадили раненого на сиденье. Симон захлопнул дверцу, оббежал машину и плюхнулся на сиденье водителя.


– Сматываемся!


Машина резко рванулась вперед.

Этьену швырнуло назад. Доре съехал на бок и всей тяжестью навалился на неё сверху.

– Чтоб тебя!.. – притиснутая к двери, девушка отчаянно завозилась, пытаясь усадить раненого обратно, – когда ты водить научишься! Не кирпичи же везешь!

– Извини… – на полном ходу огибая приткнутый у тумбы велосипед, сквозь зубы пробормотал Симон, – как он?

– Ещё спрашиваешь!.. На дорогу смотри!

Симон резко выкрутил руль, уводя машину от столкновения с мусорным баком, выкаченным на улицу перед подъездом.

– Откуда он на тебя свалился?

– С крыши.

– А серьезно?

Этьена, наконец, смогла выпрямиться и, пытаясь удержать мужчину в вертикальном положении, обеими руками вцепилась ему в плащ.

– Сбежал из-под ареста.

– Дела… – присвистнул Симон, – там и прострелили?

– Нет… А!

Симон почти машинально увильнул от встречной машины и метров десять вел «ситроен» по тротуару.

– Да смотри ты, ради бога, на дорогу! – взвыла опять придавленная Этьена.

– Ладно.

При следующем толчке, когда «ситроен» лихо подкинуло на бровке, Доре глухо застонал и сполз с сиденья, уткнувшись головой в шею Этьены.

– Да тише ты!

– Хорошо, – петляя по переулкам, Симон поневоле сбавил ход.

«Теперь уже недалеко, – заметив, что машина выруливает к мосту, девушка открыла боковое стекло, дождалась, когда внизу замелькала вода и выбросила в окно пистолет, – так лучше… отпечатки!»

Она охнула и испуганно оглянулась.

«Я не стерла отпечатки пальцев… как же я так? Ну и что? – пытаясь успокоиться, она машинально разгладила на коленях плащ, – даже если пистолет и найдут, то вода всё смоет. Главное, я от него избавилась, а остальное…»

– Как к тебе подъезжать?

– Что?

– Я спрашиваю, – не оборачиваясь, повторил Симон, – подъезжать как?

– С тыла.

– Там же его по лестнице тащить!..

– Ну и что?!

– Как, что? Ты знаешь, сколько в нем весу?!

– Причем тут!..

– Притом! Я его на ровном месте еле поднял…

– Ничего, я помогу.

– Ты?! – Симон придушенно фыркнул, – уж ты-то поможешь!

– Заворачивай, – увидев нужную улицу, коротко приказала Этьена. Симон беспрекословно вогнал «ситроен» в щель между домами.

– Садистка ты… у меня сегодня свидание, а ты… хочешь, чтобы я остался неженатым… хоть бы имя узнала.

– Он что, от этого легче станет? – невольно усмехнулась Этьена.

– Точно, садистка…


предыдущая глава | Парадокс параллельных прямых. Книга первая | cледующая глава