home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



I

Был теплый солнечный день. Дети нашей группы, нарядные и веселые, играли во дворе дома ребенка, в ожидании автобуса. Накануне нам объявили, что мы уже повзрослели, и нас переводят в детский дом.

Пока шли сборы, во двор вошли мужчина и женщина.

Все дети побежали навстречу гостям. Одни — в надежде получить гостинцы, другие — с мыслью обрести в лице очередных посетителей долгожданных родителей.

Несколько дней назад мы так же играли во дворе и видели, как какие-то пожилые люди унесли на наших глазах маленького Димку, посадили его в машину, и он больше не вернулся к нам.

— Счастливый! — прошептала я вслед…

В тот день я тоже побежала навстречу гостям, но близко подходить не стала. Меня никто не станет брать. Больная, говорят.

Я стояла в сторонке, но мужчина улыбнулся, протянул руки и говорит:

— Девочка, подойди ко мне!

Я не подошла — я подлетела, растолкав других, и вскоре оказалась на руках незнакомца. Тут же обвила его шею руками и прошептала:

— Я так вас люблю!

Но дети стали кричать-надрываться:

— Яра скоро умрет!

— Яра больная! Очень больная!..

— Все сначала выбирают ее, а потом оставляют!..

Воспитательница виновато улыбнулась мне, взяла меня у мужчины и сказала, что гостей ждет заведующая.

— Какая же красавица! — сказал гость, потрепал мои волосы и покинул нас.

А Лиза подбоченилась и сказала:

— Меня бы сразу забрали, но у меня есть мама! А ты ничья!

Я подбежала к воспитательнице, обняла ее колени и спросила:

— Меня закопают в землю?

— Не говори глупости, Яра!

Разве эти взрослые когда-нибудь серьезно поговорят с детьми! Тут я заметила у калитки Сим-Сима. Мальчик стоял со своим отцом. Вообще-то его звали Серафимом, но это было очень «взрослое имя», оно нравилось только его папе.

Я подбежала к ним и спросила:

— Дядя Павел, скажите, куда деваются дети, которые умирают?

— Дети вообще не умираю!! Ты когда-нибудь видела, как ребенок умер? — спросил меня Сим-Сим.

— Нет.

— И я не видел.

— Но ты слышал, как сейчас кричала Лиза? Она сказала, что я скоро умру! — говорила я и смотрела в глаза дяди.

— Наверное, они превращаются в птиц! — еле выговорил тот и слегка покачнулся.

«Нализался вина», — сказала бы наша няня.

— В птиц? — обрадовалась я, но не знала, где живут птицы.

— Они живут в сказочной стране! — объяснил Сим-Сим. — В той стране все дети и птицы имеют родителей и живут вместе с ними.

— И мам не сажают в тюрьмы! Сволочи! Они разве о нас подумали! — рассердился на кого-то дядя Павел.

Но тут воспитательница позвала нас:

— Ребята! Автобус приехал!

— Я пошел! Завтра приду навещать тебя на новом месте, Серафим. Принесу камсу! Сегодня купил целую коробку, — сказал дядя Павел и ушел.

Мы уже залезали в автобус, когда Сим-Сим расплакался:

— Может нас везут к врачам? Давай лучше сбежим, Яра.

— Разве они завяжут девочкам новые банты к врачам? Да и воспитательница наша плакала сегодня, «жаль расставаться с детьми», говорит. Ты не веришь Зое Ивановне?

Сим-Сим не стал отвечать. Вообще-то он мальчик храбрый и никому меня в обиду не дает. Кричала же утром Лиза «жених и невеста — из одного теста!», я сказала Сим-Симу, чтобы он побил девочку. И он побил ее. А я завязываю ему шнурки, застегиваю пуговицы и иногда выпиваю его молоко. Я не очень люблю молоко, но надо бывает выручить мальчика. Не то няня Ольга могла заставить его сидеть за столом долго-долго!

А то, что он боится врачей и не любит их, так кто же из детей их любит?! Они причиняют нам боль и неприятности!

Автобус поехал, и все забыли о неприятностях! Так здорово было покинуть Дом ребенка — маленький уголок земли, где нам знакомо каждое деревце, каждый кустик! А тут многолюдные улицы с транспортом, «домами до неба» с «животами».

Но радость ребят была недолгой. Автобус остановился возле двухэтажного дома, и Зоя Ивановна сказала:

— Приехали! — затем обернулась к сопровождавшей нас медсестре: — Ирина, не забудь прихватить документы.

— Не забуду.

Когда мы вышли из автобуса, нас построили парами.

Навстречу нам уже бежали дети, повзрослее нас, и кричали:

— Новеньких привезли!

— Малышей привезли!

Я поняла, что и в новом доме будем жить с детьми и огорчилась: так хотелось пожить со взрослыми! Хотелось, чтобы меня обняли и спросили: «Солнышко мое, ты голодна?» — как делала няня Ольга, когда к ней прибегала внучка. Бабушка непременно целовала ее и угощала сладостями. А тут…

Нас завели в кабинет врача, посадили рядком на скамейке и велели «сидеть тихо». Врач детдома Лариса Сослановна и медсестра Стелла должны были с нами познакомиться.

Сердечко мое тревожно забилось, когда я поняла, что обозначает слово «познакомиться». Ирина брала из папки бумаги, читала имя и фамилию ребенка и говорила, кто из родителей будет навещать «воспитанника».

— Постников Серафим… Себя назвал Сим-Симом, — сказала в это время Ирина, отдала бумаги Ларисе Сослановне и продолжала: — Мать его в тюрьме, а навещает отец, если этого пьяницу можно назвать отцом.

— Мой папа хороший! Сама ты дура! — раскричался Сим-Сим, сел на пол и стал дрыгать ногами да выть.

— Выпороть бы тебя! — рассердилась Стелла. — Разве можно обзывать взрослых?!

Зоя Ивановна подняла мальчика, уговаривала успокоиться и сняла с него рубашку.

Врач послушала его грудь, спину, пощупала живот и сказала:

— Хороший мальчик. Здоровый. Оденься и застегни пуговицы.

— Их застегивает всегда Яра.

— Хорошо.

Тем временем Ирина произнесла:

— Мартова Яра… Самая старшая в группе и самая умная…

— Мудрая, — как моя бабушка, — с улыбкой добавила Зоя Ивановна.

Я замерла. Хоть бы не сказали Ларисе Сослановне, что у меня никого нет. «Она же меня любить не станет!» — подумала, но в ушах зазвенели те ужасные слова:

— У нее совсем никого нет. Один солдат нашел ее на скамье в парке и отнес в милицию. Это было в марте месяце, отсюда фамилия девочки Мартова, а служивого звали Ярославом, и ребенку дали имя Яра.

— И такую красавицу никто до сих пор не удочерил? — улыбнулась мне врач. — Голубоглазая блондинка с длинными ресницами. Чудо!

— И нам такую подсовываете?! — рассердилась толстая Стелла, показала пальцем на запись в бумаге и сказала: — Пусть везут ее во второй детдом!

Я улыбнулась и сказала:

— Все говорят, что я скору умру. Потому не забирают.

— Глупости говорят, — огорчилась врач.

— Да нет же! — сказала я, — я сама слышала, как полюбилась одной красивой тете, но она сказала: «Через полгода-год ее надо будет хоронить, а она такая красавица!»

Стелла не успокаивалась, и я заплакала:

— Я хочу быть с Сим-Симом!

— Сим-Сим жених Яры! — подала голос Лиза.

Я не обиделась на нее: только бы не разлучили со знакомыми детьми, с хорошим мальчиком.

— Никуда я ее не отправлю. Яра уже наша девочка и будет жить у нас. Иди, оденься.

Я оделась и села рядом с Сим-Симом.

— Ты не бойся, Яра! Ничего не бойся! Если умрешь и превратишься в птицу, я каждый день буду кормить тебя. Ты любишь все сладкое, и я буду отдавать свои печенье и конфеты тебе. А вырасту и превращу тебя снова в девочку.

— И фату мне купишь?

— Куплю. Только ты не плачь.

— Я же не дурочка какая-нибудь! Птицей жить даже лучше. Буду летать и искать солдата, своего отца! А что? Сяду солдату на плечо и спрошу: «Ты не Ярослав?»…


предыдущая глава | В стране сказок | cледующая глава