home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Сегодня одни огорчения

Аслан спал на диване, разметав смуглые руки и ноги, и улыбался во сне. Еще бы! Мальчику снился чудесный сон. Он парил над поляной, как горный орел. Потом откуда-то прилетел огромный серебристый самолет.

— Папа! Папа! — обрадовался ему мальчик.

Самолет посмотрел на него большими стеклянными глазами и засмеялся.

— Я к тебе прилетел, — сказал он мальчику.

— Покатай и меня, Аслан! — услышал он голос Тимура с поляны.

— По-ка-таем! — громовым голосом ответил самолет и подставил Аслану свое крыло.

Мальчик уже схватился за крыло и тут, вздрогнув, проснулся.

— Где он? Где мой папа?! — испуганно оглядываясь по сторонам, спросил Аслан и, не найдя в полутемной комнате ни отца, ни самолета, горько заплакал.

Никто из взрослых не приходил на плач, и он решил сам разыскать их.

Аслан слез с кровати, зашлепал к двери, но вдруг остановился. Два ярких солнечных луча преграждали ему путь. Они были натянуты от щели ставен до середины комнаты. Вокруг них резвились мелкие пылинки. В другое время он попробовал бы их лизнуть, чтобы убедиться, какие они на вкус и где могут пригодиться в его мальчишеской жизни. Но сейчас Аслан обошел лучи стороной, на всякий случай, чтобы не обжечься об огненные нити.

Бабушка Разиат сидела во дворе, под ореховым деревом, и нанизывала на нитки тоненькие дольки яблок. Несколько таких бус уже сушилось на проволоке посреди двора.

Аслан щурился от яркого солнца, тер глаза кулачками и хныкал.

Мальчик надеялся, что бабушка отложит иглу и поспешит к нему. Но она будто и не слышала: нанизывала да нанизывала одну за другой дольки яблок на толстую большую иглу и думала о чем-то своем.

Аслан подошел поближе.

— Ты разве не слышишь, что я плачу? — обиженный невниманием, спросил он.

— Слышу, — спокойно ответила бабушка.

— А почему не спрашиваешь, что со мной? — удивился он.

— Ты раньше всегда плакал после сна, потом перестал, и я подумала, что ты вырос и поумнел. А тут снова…

— Нана! Папа же прилетал! Как ты не понимаешь?! — воскликнул он.

— Это был сон, — тихим голосом сказала бабушка. Она посмотрела на внука погрустневшими глазами и обняла его одной рукой.

— Папа же прилетал! — повторил мальчик и добавил: — Тимурку спроси, если мне не веришь. Он видел самолет!

Аслан не раз слышал от взрослых, что из своего сна ничего не возьмешь. Но сейчас ему очень хотелось повидать отца.

— Вечером он тебе снова приснится, — пообещала бабушка.

Она повязала на голову сползшую назад косынку и снова принялась за работу.

— До вечера папа улетит далеко! И как он меня найдет в темноте? Я лучше сейчас усну!

Он побежал в комнату и долго лежал на диване, зажмурив глаза, спрятав голову под подушку, но уснуть так и не смог.

Тогда он снова вышел на залитый солнцем двор.

— Пойди, поиграй с детьми, мое солнышко, — посоветовала ему бабушка.

— Да?! А если Тимурка спросит меня, почему я не покатал его на папином самолете? Что я скажу? — ворчал Аслан.

Бабушка ничего не ответила, только складка меж бровей залегла глубже, и от этого лицо ее стало еще печальнее.

Аслан решил узнать, ушел Тимур или все еще ждет его на поляне. Сделав несколько шагов в сторону калитки, он увидел свою тень и остановился.

— Ты что за мной ходишь? А?! — и для большей строгости добавил: — Отвечай, когда тебя спрашивают… взрослые!

— И когда ты только поумнеешь? А ведь уже большой, — смеясь, сказала бабушка.

Аслан остановился и подпрыгнул. Тень тоже подпрыгнула. «А если б тень стала показывать разные фокусы: побежала бы по двору вниз головой, прокатилась бы колесом, полетела бы как птица?»

— Вот тень моя неумная, — сказал он убежденно… — Ничего сама не умеет делать, а ведь больше меня! Смотри!

Аслан поднял руку, и на асфальте двора длинноногий человечек с лохматой головой тоже вытянул руку вверх.

— Нана, смотри, на нем шапка из овчины! — засмеялся Аслан, показывая пальцем на свою тень.

— Сбрить твои кудри надо. Тогда и тень снимет овчину. Ты не девочка, а мальчик, и такие кудри тебе ни к чему, — ответила ему бабушка.

— Это вовсе не моя тень. На мне, видишь, шорты, а она совсем голенькая! — рассудил Аслан и пошел дальше.

— Такое выдумает нана! — сказал он бежавшему за ним Гибису — молодой овчарке. — У Фатимы — косы. Ее и записали в школу. И у Тимурки чуб до самых бровей отрос. А я чем хуже? Я тоже хочу в школу.

Аслан думает, что в школу без волос не принимают, а ему попасть туда обязательно надо. В школе дают красные галстуки, звездочки и портфели. Аслан бы целыми днями гулял между школой и домом в новенькой синей форме. Взрослые бы спрашивали его:

— В какой ты класс ходишь?

— В пятый «А», а Тимурка и Фатима пойдут только в первый! Я их обогнал! — отвечал бы он.

— А какие у тебя отметки, Аслан?

— Пятерки!

— Кем будешь, когда вырастишь?

— Дедушкой Тасо, — ответил бы он, потому что нет на свете лучше человека, чем его дед.

Подумал так мальчик и вздохнул:

— Зря меня не записали! — сказал он Гибису и сел на скамейку под окнами дома.

На улице было жарко и безлюдно. И Тимурки на поляне не было.

— Я уже большой, Гибис, и все знаю. Как же в школу меня не принимают? — продолжал он жаловаться.

Аслан давно знает самые главные буквы М и А. Может начертить их мелом на асфальте, стене или песке. Из этих букв получается слово МАМА, если Аслан не забывает, что первой стоит буква с двумя вершинами, а за ней — с одной вершиной.

Аслан мог бы ходить в школу один, но только полно везде ничейных гусей и собак. Они нападают на детей просто так, потехи ради.

Вот на ребят в школьной форме они не посмеют напасть!

— Ты когда-нибудь видел, чтобы на школьника петух напал? — спросил он Гибиса.

Пес смотрел на мальчика веселыми глазами, хлопал пышным длинным хвостом по пыльной земле.

Мальчик снова задумался.

Он мог бы ходить в школу и один, раз может найти свой дом отовсюду, даже с края земли. А кончается она за фермой, где работают его дедушка и бабушка. Дальше фермы никто не живет. Сразу за фермой начинается лес, а за ним каменные горы до самого неба. Дом их самый крайний на улице и стоит напротив солнца. Прямо напротив их калитки, за невысокими холмами, спит ночью солнце. Бабушка уверяет Аслана, что солнце нигде не ночует, но он уже большой мальчик и знает, что ягнята спят в хлеву со своими мамами, цыплята залезают под крылышко наседки, дети ложатся спать рядом со взрослыми.

— Солнышку, что ли, не хочется спать? — рассуждал он вслух. — Его домик за холмами. Каждое утро солнышко выходит гулять, если нет на небе туч или не капает дождь. Ему не разрешают выходить из дому в сырую погоду. Боятся, что оно простудится. Понимаешь?

Гибис лежал у ног мальчика и молча слушал его.

Свой дом Аслану найти даже очень просто: на улице все дома стоят в один ряд. Выйдет из калитки и сразу видит: вдоль улицы тянется проселочная дорога, а рядом с ней канава, а по обе стороны от нее разные деревья: яблони, сливы. В канаве вода такая черная-черная, и лежат в ней свиньи и поросята. А на берегу отдыхают гуси и утки, если поленятся идти на речку.

За канавой просторная поляна. На ней пасутся овцы и телята. Дети тут гоняют футбол и затевают разные игры. За поляной протекает речка Светлая. Вода в ней зимой чистая, даже голубая, как лед. А летом вовсе она и не светлая и не чистая, особенно после дождя.

На речке стоят маленькие плетеные мельницы, накрытые соломой. Мелят на них кукурузу и солод… К такой мельничке и от дома Аслана проложена тропинка.

— Я все знаю, — опять похвастался мальчик собаке, — зря меня не записали в школу.


Обидчик | В стране сказок | Аслан и Гибис